Детективы и Триллеры : Триллер : 3 : Джефф Лонг

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




3

Спускаясь, он должен был следить за тем, чтобы не ускорять шаг сверх меры. Торопиться было некуда. Она была мертва. Бросившись бежать, он только изувечит колени. И все же он хотел уйти поскорее. Кстати, ничего похожего на отчаяние. Лишь естественное желание оставить смерть как можно дальше за спиной. Не впервой. В его памяти всплыла пустыня, красная пустыня в далекой стране, барханы, освещенные закатом. Энни. Да будет воля Твоя.

Для спуска у него были при себе две разборные лыжные палки. Когда-то, много лет назад, он без труда сбежал бы рысцой по склону, проворно, как горный баран. Теперь же приходилось греметь остриями по камням и цепляться за ветки.

Без рюкзака, пригибавшего его к земле, лес сделался совсем другим, намного выше. Вместо того чтобы пялиться на корни и камни, он мог смотреть по сторонам. Красные деревья вздымались к небесам, как шпили соборов. Небо было чисто синим. Великолепный день.

Он спокойно спускался по каменной россыпи. В это время года змей можно не опасаться. Опасны только ядовитые падуб и плющ. Опасность представляли собой также передняя крестообразная связка его левого колена, и постоянно ноющий порванный мениск в правом колене, и икроножная мышца, и оба бедра. Нужно беречь остатки здоровья для Капитана. Восхождение относилось к таким вещам, при которых то, что он представляет собой в целом, может далеко превозмочь все его слабости, взятые по отдельности.

Подлесок стал реже. Он разглядел человека, пробирающегося сквозь деревья. Окликнул:

– Э-ге-гей! Сюда! Вверх!

И замедлил шаг. Он снова находился среди живых. То, что он чувствовал у себя за спиной – ощущение настороженного ожидания, – исчезло.

Из-за деревьев появилась странная фигура, облаченная в странное одеяние, состоящее из каких-то лоскутов кожи, тряпок и, поверх всего, меховой парки, крест-накрест заклеенной скотчем. Он мог бы оказаться путешественником во времени из далекого прошлого и походил на героев повествований Джона Мьюра[5] – помятая шляпа с обвисшими полями и заправленным за ленту орлиным пером и черные от грязи штаны из оленьей кожи, тесно обтягивающие икры. Обут он был в кроссовки «найк» с воздухопроницаемым верхом, а в руках держал посох, украшенный рельефно вырезанными головами зверей.

Незнакомец, обернувшийся на окрик, хромая, подошел ближе. Он был тощим, но с животом, раздутым от никудышной пищи. Однако Хью настолько обрадовался возможности разделить с кем-то свое бремя, что в первый момент не обратил внимания на странный облик этого человека.

– Произошел несчастный случай, – сказал Хью.

– Вы что, слепым меня считаете? – Мужчина впился в него взглядом и закашлялся. – Что вы сделали?

Теперь Хью заметил, что странный незнакомец не слишком владеет левой половиной тела, вероятно, из-за паралича.

– Я накрыл ее.

– Это вы во всем виноваты. Все шло прекрасно. Она не упала бы. Веревка не порвалась бы. Они были уже около вершины. И тут принесло вас!

Хью всмотрелся в чудака, пораженный его ненаигранной враждебностью и пытаясь понять ее смысл и причины. Шок, подумал он.

– Вы видели, как она падала? – спросил он.

– С того места, где она была, и до самого низу, все это проклятое падение, от начала до конца. – Он оперся на палку и снова закашлялся.

– Как это случилось?

Знание не могло бы ничего изменить. Женщина была мертва. Но Хью не страдал отсутствием любопытства. А перед ним находился свидетель.

– Это вы мне сами скажите, мистер.

От липкой древесной живицы у чудака склеилась борода, к ней накрепко прилипли иглы. Кроме того, он, по-видимому, недавно задремал, сидя слишком близко к костру, и ниже подбородка у него красовалась проплешина, окаймленная закурчавившимися от огня остатками волос.

– Я не знаю, – ответил Хью. – Все закончилось до того, как я ее нашел.

– Вы говорите, что это несчастный случай? Нашли ее посреди нигде, так, что ли? Вы? Случайно?

– Я говорил о падении.

– Потому что здесь не бывает таких вещей, как несчастные случаи. Я – здесь. Вы – здесь. Она была там. Теперь она здесь, внизу. Неужели не понятно? Неужели вы не видите суть всего этого, как оно складывается? А?

– Не совсем, – сказал Хью.

Совсем крыша съехала, подумал он. Таких полным-полно в городах, они крутятся на вентиляционных решетках, пытаясь согреться, и выглядывают из мусорных баков. А это всего лишь йосемитский вариант. Они собирались в долину из больших и малых городов, и у каждого были свои демоны. Среди них были ветераны войн, мучимые кошмарами, и наркоманы, и беглецы из колледжей, сдвинувшиеся на книге «Черный Лось говорит».[6] Теперь Хью разглядел у него под паркой ожерелье – несколько костяшек и амулетов. Очень маловероятно, чтобы он когда-то учился в колледже.

– Вы мне не верите. Теперь все происходит в точности так, как я себе представляю.

– Мы должны сообщить рейнджерам, – сказал Хью. – У вас есть автомобиль? Меня подвез друг. Я собирался идти назад.

– Вы меня что, обмануть хотите? – надрывным голосом провозгласил анахорет. Его речи выглядели натуральным бредом. – Я все про вас знаю. Вы с приятелем спрятали снаряжение и харчи у подножия. Я знаю, что вы собрались лезть на гору.

Замечательно! – сказал себе Хью.

Значит, мистер Мьюр следил за ними. Не было никакого смысла пытаться выяснить, не украл ли он чего-нибудь, и если да, то что именно: он просто наврал бы в ответ. Значит, теперь им предстояло потратить немало времени впустую, чтобы пересмотреть рюкзаки и узнать, чего там не хватает.

– Большие парни. Большие стены, – продолжал бредить незнакомец. – Большая ошибка.

Хью обратил внимание, что он становился все агрессивнее. Конечно, парень сильно хромал и казался не слишком ловким, но он был крупнее Хью, и его посох был достаточно толст, чтобы перебить кости. Но если дело дойдет до бега наперегонки, решил Хью, он сможет выиграть забег, несмотря даже на покалеченные ноги и лыжные палки. И внезапно он понял, что ему очень не хочется допускать этого человека к телу.

– Пойдемте со мной, – сказал он. – Сделаем это вместе.

– Что?

– Необходимо сообщить рейнджерам.

– Отдать ее им? Вам? – Под обвисшими полями шляпы словно сгустилась тень. – Она вовсе не ваша.

Дело плохо, подумал Хью. Но что он может сделать? Уволочь его с собой? Привязать к дереву? Интересно, чем? Их веревка лежала в тайнике вместе со всем остальным. К тому же она предназначалась для восхождения.

– Нельзя оставлять ее здесь, – сказал Хью. – Ее найдут звери. Нужно убрать ее отсюда до темноты.

– То, что вы лазаете на стены, вовсе не значит, что это место принадлежит вам!

– И никому. Не мне и не вам. – Хью ткнул рукой в сторону Эль-Кэпа, где находились или могли находиться другие альпинисты. – И не им.

По блестящему от сала, грязному лицу вдруг побежали слезы.

– Я знал их. Добрые леди. Они принесли мне еды. Да. Они знали, где мой лагерь. У нас с ними были свои секреты. Я приглядывал за ними. Они говорили мне, что я свой парень.

Хью не поддался на эти слезы.

– Что ж, мне очень жаль.

– Если бы вам было жаль, ничего этого не случилось бы. А теперь поздно говорить.

– Посмотрите на меня, – потребовал Хью. – Мне в глаза. Вы когда-нибудь видели меня? Лично я вас никогда не видел.

Мужчина скорчил рожу.

– Черный пес. Собака дьявола. А ее вы когда-нибудь видели?

Все равно что с ветром разговаривать, подумал Хью. Потеряно слишком много времени. Он двинулся с места, намереваясь обойти отшельника кругом.

Отшельник поднял свой посох, как будто хотел преградить дорогу.

– Теперь весь ад вырвался на свободу! Это из-за вас. – Изо рта у него смердело, как от трупа сбитой машиной собаки, пролежавшей на дороге сутки-другие.

Хью знал, что такое безумие. Ему пришлось наблюдать за ним вплотную. Он видел, как оно превращало Энни в совсем другого человека. Оно лишило ее души. Он смотрел, как она увядала разумом и телом до тех пор, пока не почувствовал, что его сердце вот-вот разорвется. Страдание многократно усиливалось тем, что он мог лишь стоять рядом и наблюдать. А потом идти дальше. Такова воля Божья.

– Мой друг, – сказал он, – это не имеет к нам никакого отношения.

– Лжешь! – выкрикнул мужчина сквозь рыдания.

– Дайте мне пройти. Пожалуйста.

Хью позволил палке уткнуться в его грудь. Через посох он ощущал дрожь, бившую сумасшедшего. Мужчина не представлял опасности.

– Вы убили ее.

– Хватит, – не повышая голоса, сказал Хью.

– Я должен был остановить вас. Хватит.

Повалить его оказалось очень просто: схватить за палку и дернуть. Мужчина упал на больную сторону. Хью услышал, как его череп, словно кокосовый орех, стукнулся о камень. Отшельник тонко вскрикнул, и Хью почувствовал приступ болезненного сожаления к его боли и удивлению. Но тут же напомнил себе, что имеет дело всего лишь с жалким, но все же опасным животным. Хью не стал протягивать ему руку.

– Убирайтесь отсюда, – приказал Хью.

– Моя палка, – умоляюще проговорил мужчина.

Хью держал ее так, чтобы тот не мог дотянуться. Палка представляла собой истинное произведение искусства, была порождением многих дней и ночей любовного внимания. Утолщения были изукрашены вырезанными лицами и картинами природы; в руке Хью оказалось, вероятно, изображение не чего-нибудь, а самого настоящего рая.

– Я сейчас ее сломаю. А если увижу вас где-нибудь поблизости от этого места, то переломаю вам еще и ноги.

Христос! Гласс, что такое ты несешь? Он ни за что на свете не мог бы сделать ничего подобного. Впрочем, смог бы. Поднять камень, резко опустить его и покончить со зверем раз и навсегда.

– Не надо.

Шляпа свалилась, и отшельник сразу утратил свой опасный облик. Лоб, изборожденный морщинами от постоянных забот, переходил в обширную белую лысину, казавшуюся мягкой на вид. На ней лежало несколько прядей спутанных волос. Голова больше всего походила на гриб, растущий в неприметном месте на нижней стороне трухлявого бревна.

Вид этой обнаженной головы вновь пробудил в Хью сострадание. Причинять вред этому жалкому созданию? Ему вредно солнце. И луна – тоже. И у него не было ничего, кроме этой палки, которой он мог отгонять одолевавшие его кошмары.

– Убирайтесь отсюда, – сказал Хью.

Он снова не стал протягивать ему руку помощи – не из подлости или жестокости, а из элементарной предосторожности. Чем-то этот человек должен был вырезать себе палку. А значит, в его лохмотьях почти наверняка был спрятан нож.

– Моя палка!

Хью поднял руку и запустил посох далеко в лес, как копье.

Безумец поспешно поднялся на колени, чтобы заметить направление. Палка исчезла из виду, и Хью надеялся, что она не запуталась в ветвях на недосягаемой высоте.

Мужчина не без труда встал на ноги, нахлобучил на голову шляпу и лишь после этого побрел неуверенными шагами за своей палкой.

– Эй, там ядовитый плющ, – крикнул ему вслед Хью.

Это был самый малый акт милосердия, единственное, что он мог себе позволить. Жизнь у дурака и без того была тяжкой, и лишние страдания ему вовсе не требовались.

Незнакомец оглянулся на него.

– Мы еще увидимся, – угрожающе проговорил он. – На том самом месте, где вы ее оставили.

Хью наклонился, будто намеревался поднять камень, – так во всем мире пугают собак. Но мужчина уже углубился в чащу. С минуту слышался треск сучьев, а потом все стихло.


Содержание:
 0  Стена The Wall : Джефф Лонг  1  2 : Джефф Лонг
 2  вы читаете: 3 : Джефф Лонг  3  4 : Джефф Лонг
 4  5 : Джефф Лонг  5  6 : Джефф Лонг
 6  7 : Джефф Лонг  7  8 : Джефф Лонг
 8  9 : Джефф Лонг  9  10 : Джефф Лонг
 10  11 : Джефф Лонг  11  12 : Джефф Лонг
 12  13 : Джефф Лонг  13  14 : Джефф Лонг
 14  15 : Джефф Лонг  15  16 : Джефф Лонг
 16  17 : Джефф Лонг  17  18 : Джефф Лонг
 18  19 : Джефф Лонг  19  20 : Джефф Лонг
 20  21 : Джефф Лонг  21  22 : Джефф Лонг
 22  23 : Джефф Лонг  23  24 : Джефф Лонг
 24  25 : Джефф Лонг  25  26 : Джефф Лонг
 26  27 : Джефф Лонг  27  28 : Джефф Лонг
 28  29 : Джефф Лонг  29  30 : Джефф Лонг
 30  31 : Джефф Лонг  31  32 : Джефф Лонг
 32  Послесловие : Джефф Лонг  33  Использовалась литература : Стена The Wall



 




sitemap