Детективы и Триллеры : Триллер : Чудеса случаются! : Карло Мандзони

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу




«… Истина не нуждается, ни в свидетелях, ни в коментариях, ни в причинах, ни в следствиях ни в пророках, да и о чем мы,…черви, тут пытаемся рассуждать…, она, живет в своем уникальном пространстве… гармонии, непостижимой логики и вечного молчания……………………… она абсолютно, независима от наших с вами аббераций, субъективизма, репрезентаций, от нашего болезненного самолюбия…и наконец безразмерного любопытства…» Giuseppe Melanzano

Глава 1

Привет!

Я Пэм, так меня зовут друзья, а полное имя Памела Энн Родем. Мне 26 лет и я из Бостона, штат Массачусетс. Парня у меня нет или точнее есть, в смысле, был, ну вот я и сама не знаю, что правда, а что нет. Он был, но куда то пропал и теперь его нет и мне от этого грустно. Но надеюсь, что он все таки есть… где то. Да и ну его. Речь сейчас не о нем. А хочу я, поделиться с вами историей, которая произошла со мной в канун Рождества. Но если быть полностью точной, то она началась перед Рождеством, и длится …по сей день… Работаю я в Federal Express of Boston простым клерком и несмотря на тот факт, что меня совсем недавно повысили в должности, жизнь от этого легче не стала, а скорее наоборот, работы стало больше, а оклад остался прежним. День за днем я буквально зарываюсь в инструкциях, формулярах, приказах, договорах, от монитора рябит в глазах, нос свербит от запаха бумаги, типографской краски, а при появлении шефа, я покрываюсь мелкой сыпью. И еще…, я не-на-ви-жу ….канцелярские скрепки, «Nescaffe», Дена Брауна и ванильное мороженное…

Меня все достало и я на грани срыва. И откуда только, такие мысли у нормального человека, в самый канун Рождества? Наверное я чокнулась…….

Время 19.30. Все уже разошлись и только я…как идиотка, еще вожусь с документами. Мерное гудение компьютеров, с кряхтением из факса-старичка выплывает очередной формуляр, где то звонит телефон…..

Я стою у окна с чашкой кофе в руках. Вечерний город утопает в свете гирлянд, разноцветных огней, они вспыхивают, гаснут, взлетают ввысь в низкое зимнее небо, потом, обрушиваются сверху, со шпилей небоскребов, разноцветным каскадом, мириадами сверкающих звезд на проезжающие машины и головы пешеходов. До Рождества считанные деньки. Отпив глоток горячего ароматного напитка я открываю окно. Меня оглушает шквал звуков улицы, свежий холодный воздух наполняет помещение, где то позади что то с грохотом падает на пол ……., плевать.

Снежинки, легким пухом садятся на лицо и плечи, далеко, далеко в просвете между «Траст-билдинг» и зданием биржи темнеет Атлантика, и только в гавани, повсюду, весело мигают топовые фонари на мачтах яхт миллионеров и больших коммерческих судов. Внизу подо мной течет огненная река, медленно плывут автомобили, где то за поворотом Купер-стрит воет сирена, и скоро замолкает, задушенная звуками клаксонов других машин. По телу бегут мурашки, холодно. А там… внизу… в бурном, людском коловороте, будто бы никто не замечает ни снега ни холода, там суета растревоженного муравейника и еще там, подарки, гирлянды, огни и запах пиццы, вперемешку с, выхлопными газами.

И все это там. А здесь тишина и полумрак. Я закрываю окно. Огромное желание послать всех, куда подальше……… очень хочется праздника, веселья, очень, очень…И где же ты моя добрая фея…?

На полу валяются папки с бумагами. Не буду поднимать, пусть лежат так до завтра, на сегодня все, баста, пора собираться, надо зайти в Корнер-маркет, что нибудь купить для Тобби (это моя собака).

— Пока Стен! На выходе прощаюсь с толстым(наверное это не подходящее слово, вот с охренительно жирным, вот то что надо) охранником, пожирающим «Биг-тейсти» не отрываясь от трансляции по ТВ матча Ред Сокс и Чикаго Буллз.

— Можешь даже не смотреть, твои «Красные» все равно сольют, сегодня! Стен поперхнулся и выплеснул на себя кофе из желтого картонного стаканчика, я показываю ему язык и не дожидаясь, …."досвидания Пэм, ….хорошего вечера Пэм…», вырываюсь на свободу.

На улице вдыхаю полной грудью морозный, ядовитый бостонский воздух и смешиваюсь с толпой. Какое наслаждение, свобода (по крайней мере до завтрашнего утра), впереди уйма свободного времени. Ртом ловлю снежинки и рассматриваю свое отражение в витринах, пробегая мимо, празднично украшенных магазинов. Как же все сказочно красиво! И, настроение приближающегося праздника, окатывает меня горячей, возбуждающей волной. На углу Малколм и Паркер-стрит мимо проходит огромный черный полицейский с большим пакетом, из которого торчат несколько хот догов, завернутых в цветную бумагу, а за ним вдогонку, запахи …, поджаренных пряных колбасок с кетчупом и горчицей.

Как хочется есть, я совсем забыла что со вчерашнего вечера питалась только кофе и недовольным ворчанием начальства.

Тобби бедненький, он тоже наверное голодный, мой мальчик. В это время у меня в сумке зазвонил телефон и одновременно где то рядом, грохнула петарда. Пестро разодетый клоун с красным носом из папье-маше протянул мне розовый листок и я машинально его взяла и не читая бросила в сумку.

— Алло, да что такое, молния на сумке не хочет застегиваться.

— Алло, привет Барби, Рада тебя слышать.

— Я собираюсь перекусить, потом, зайти в магазин и домой.

— Что, что, кто приглашает? Несколько петард взорвались одновременно почти под ногами.

— ААА!! Барб, кто приглашает не поняла, что?

— Сюзан и Боб, что? Поехать к ним, сегодня?

— Но я не могу!

— Сюзан приглашает, нас, что, где я? Я на Паркер стрит около пиццерии.

— Но у меня Тобби голодный один дома, что, не слышу, ок, буду ждать в пиццерии «МАММА МИА».

— Барб мне надо будет заехать домой покормить Тобби.

— ОК буду ждать, пока.

Стеклянная дверь пиццерии открылась, вверху над головой зазвенели колокольчики. Запахи итальянской кухни, завораживали, манили, щекотали нос.

Я прошла вдоль зала и уселась за дальний столик, и едва успела сбросить пальто, как передо мной возник чернявый камериеро.

— Так, я возьму пиццу Prosciutto e funghi,….ммм… апельсиновый сок…, кусочек тирамису и caffe ristretto.

— Пожалуйста!

Официант исчез и за то время пока я достала и убрала косметичку, поправила make up все было уже на столе. Я набросилась на еду, с ужасом понимая, что готова съесть бегемота без соли. Очень скоро я уже пила кофе, лениво ковыряя тирамису маленькой ложечкой. Зал кафе все больше заполнялся праздничным людом, гул голосов усиливался. С моего места было видно всех входивших и выходивших, а также то что происходило на улице.

Мимо окон шли люди, двигались машины, проплывали огоньки. Два фантастически огромных негро-полицейских жевали свои хот-доги и притопывали ногами. А вот и моя дюймовочка, улыбнулась я. Желтый HUMMER на 27-ми дюймовых дисках из вороненого титана вальяжно пришвартовался около кафе.

Барб ворвалась в зал, как ураган, с пылающими, как у медузы Горгоны глазами, она едва не сбила с ног группу осторожных китайцев, а они, словно рыбки гуппи в аквариуме, стайкой, испуганно метнулись с сторону, как, словно увидели перед собой, зубастую пиранью. Обведя присутствующих, взглядом терминатора, она наконец то, зафиксировала его на мне (мне почему то захотелось спрятаться под стол) и тут же расплылась в улыбке, демонстрируя безупречную стоматологию. Она галопом бросилась ко мне. (Иисусе, только бы никто не пострадал, взмолилась я).

Барби моя лучшая подруга еще с детства, она была самой высокой в классе (5 футов 9 дюймов) и рядом с ней я всегда чувствовала себя в безопасности. Сейчас же это «существо», ростом более 6 футов(182 см примерно) с мощной челюстью, огромными ручищами, рыжими волосами заплетенными в косички, которые торчали в разные стороны, перетянутые ярко красными резинками, с глазами, как у Джона Малковича и улыбкой Тайсона, всеми движениями, похожая на бульдозер, надвигалась на меня.

— Ой мама, тихо прошептала я когда она «элегантно» покачивая безразмерным задом, проходила мимо одного из столиков и явно не рассчитав, амплитуду колебаний, нечаянно зацепила официанта с подносом. И только благодаря чуду, бедняга, совершив несколько головокружительных кульбитов, удержался на ногах и не опрокинул содержимое подноса на одного из посетителей. Брависсимо!!!

— Эй ты, осторожней.

— Извини-ТЕ небрежно бросила Барб, кладя задницу сразу на два стула передо мной.

— Привет подруга, отлично выглядишь, Барб улыбалась во все 32 зуба!

— Привет Барб проблеяла я и скривила подобие улыбки. И ты тоже само очарование!

— Спасибо прогудела Барби и хлопнула меня по плечу ладошкой. В глазах, как то сразу потемнело.

Тем временем моя подруга схватила со стола чашку с недопитым кофе и опрокинула ее себе в пасть, а вот куда и когда со стола успел исчезнуть, тирамису я не успела заметить, но, догадываюсь, туда же.

Барби оскалилась в улыбке, потом надула щеки, смачно рыгнула и перегнувшись через стол чмокнула меня в щеку.

— Ну что поехали, а по дороге расскажу тебе новости, а то мы так редко видимся, и знаешь, эти мужчины, буквально отнимают, все мое время, и так трудно, бывает, вырваться к любимой подруге, понимаешь…. Барби многозначительно вздохнула…, и снова расплылась в лучезарной улыбке, а я, глядя на нее, тоже не смогла не улыбнуться.

— Я по тебе так соскууучилась, Барби!

Она была одета в зеленую пуховую куртку военного образца, повязанную оранжевым шарфом на котором, огромный круглый значок с надписью «Я НЕНАВИЖУ ЧАКА НОРРИСА», предупреждал окружающих о суровом нраве своей хозяйки, такого же оранжевого цвета, были и толстые шерстяные гетры. Ножки «золушки», обуты в десантные ботинки на мягкой каучуковой подошве с заклепками(предполагаю что это трофей от убитого в бою зеленого берета).

Ее лицо, вернее нос лица, тьфу ты, просто нос (Скорее НОСЯРА или на худой конец НОСИЩЕ, но останемся политкорректными) с широкими ноздрями украшало кольцо из белого металла, а щеки и лоб сплошь были усыпаны трогательными веснушками.

Барби — дочка, полицейского, ирландца, которого в чайна-таун, звали не иначе, как горилла Хью, и она во всем была похожа на своего отца.

— Барби ты…..просто чудо, сказала я улыбаясь.

— Ты хотела сказать чучело! И она захохотала раскатистым басом, так что люди за ближайшими столиками стали пугливо поворачиваться и шептаться.

— Да ну тебя, всегда ты …, я засмеялась, а моя собеседница, тем временем скосила на нос глаза, выпятила губы и раздула ноздри и стала похожа, на боевого зулуса, исполняющего брачный танец. У меня от смеха из глаз брызнули слезы.

— Ты невыносима Барб, люблю тебя! А она, стала ерзать на стульях, двигаться, как самка носорога, во время спаривания..

— ПРЕКРАТИ!!! Я держалась за живот от смеха… и боялась, что не смогу удержать там свой ужин.

— ПРЕКРАТИ!!! Слезы застилали глаза, ВДРУГ, что то грохнуло, треснуло и моя Барб, уже распласталась на полу, среди того, что осталось от двух стульев, а заодно прихватила с собой скатерть и все что на ней было. Не буду описывать, как мы разобрались с администратором, могу лишь сказать, что все, прошло мирно и было не очень для нас разорительно.

Через 10 минут мы уже неслись на HUMMER Барби по Бостонскому Бродвею в сторону Чайна-Таун.


Содержание:
 0  вы читаете: Чудеса случаются! : Карло Мандзони  1  Глава 2 : Карло Мандзони
 2  Глава 3 : Карло Мандзони  4  Глава 5 : Карло Мандзони
 6  Глава 7 : Карло Мандзони  8  Глава 9 : Карло Мандзони
 10  Глава 11 : Карло Мандзони  12  Глава 13 : Карло Мандзони
 14  Глава 15 : Карло Мандзони  16  Глава 17 : Карло Мандзони
 18  Глава 19 : Карло Мандзони  20  Глава 21 : Карло Мандзони
 22  Глава 23 : Карло Мандзони  24  Глава 25 : Карло Мандзони
 26  Глава 28 : Карло Мандзони  28  Глава 30 : Карло Мандзони
 30  Глава 32 : Карло Мандзони  32  Глава 34 : Карло Мандзони
 34  Глава 36 : Карло Мандзони  36  Глава 38 : Карло Мандзони
 38  Глава 40 : Карло Мандзони  40  Глава 42 : Карло Мандзони
 42  Глава 44 : Карло Мандзони  44  Глава 46 : Карло Мандзони
 46  Глава 49 : Карло Мандзони  48  Глава 51 : Карло Мандзони
 50  Глава 53 : Карло Мандзони  52  Глава 55 : Карло Мандзони
 54  Глава 57 : Карло Мандзони  56  Глава 59 : Карло Мандзони
 58  Глава 61 : Карло Мандзони  59  Глава 62 : Карло Мандзони



 




sitemap