Детективы и Триллеры : Триллер : Кабул, городок советников 22 августа 1979 года : Александр Маркьянов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Кабул, городок советников

22 августа 1979 года


Странная все-таки штука - жизнь...

Не знаю, нарочно или нет - но мне представили ту квартиру, где и происходили события, из-за которых мне пришлось в прошлый раз тайно и быстро покидать Афганистан. Квартиру, где убили Андрея Леонидовича...

Не знаю, кто мне подкинул такую подлянку. Возможно, кто-то в посольстве или в аппарате Главного военного советника. Как мне потом сказали - квартира пользовалась дурной славой, в ней никто не селился - и это несмотря на то, что квартир уже не хватало. А насчет подлянок к совзагранучреждениях были большие мастера. Загранкомандировка для советских людей, с зарплатой чеками и с возможностью покупать товары на базарах была раем и каждый стремился к этому раю как мог...

Дали мне должность, ничего не значащую, референта при аппарате ГВС, на пункте управления, который располагался совсем рядом, не то, что минобороны Афганистана, можно пешком утром дойти. Но машину тем не менее за мной закрепили, обычный УАЗ с брезентовым верхом, прыгучий и тяжелый в управлении, но надежный и неприхотливый. Должность моя была хитрой - люди, референтом у которых я был, в основном были на местах, в провинциях, в разъездах - потом я понял, что военные уже тогда на всякий случай (а может и не на всякий случай) готовились к вводу войск, проводили рекогносцировку на местности. Тогда еще было относительно спокойно и на рекогносцировку иногда ездили на простом УАЗике, имея порой один автомат на всех. При этом так ездили люди со званиями генерал-майоров и генерал-полковников, специалисты генерального штаба. Только в местах, которые заранее полагались опасными брали у Афганцев старые БТР 60 ПБ, которые им спихнули в немалом количестве в качестве военной помощи - советская армия перевооружилась на БТР-70 и полным ходом шла разработка БТР-80 с одним двигателем от КамАЗа. Хоть броня этих самых БТР-60ПБ протыкалась бронебойной китайской пулей от АК, все равно, два пулемета, да и сам грозный вид БТРа служили неплохим подспорьем, если случится наткнуться на банду. Банды тогда уже были, но того террора что начался потом тогда еще не было. В основном - на лошадях, со старыми винтовками, иногда с автоматами, китайскими Калашниковыми (они были уже тогда, Китай начал снабжать антиправительственную оппозицию оружием, намного раньше, чем США!) и русскими Калашниковыми. Русский Калашников - значит дезертир, в афганской армии дезертиров всегда было предостаточно, дезертировали целыми подразделениями. Гранатометов и ДШК тогда не было, банды бой с русскими не принимали и при наличии БТР сразу начинали отходить. Легкое тогда было время...

И вот пока все эти люди мотались по афганским горам, я сидел при аппарате и вершил бумажную работу, от которой их никто не освобождал. В любом совучреждении бумажной работы было полно и найти того, кто бы ее безропотно делал было большой удачей. Ну а я, с навыками работы в генеральной прокуратуре Союза умудрялся не только не погрязнуть в горах бумаг, но и найти время для обделывания своих дел - тех, которые поручил мне генерал Горин.

И в посольстве и в аппарате ГВС нашлись люди, которые меня помнили, за спиной не утихал шепот. Все дело было в том, что если человек вольно или невольно во что-то вляпался в предыдущей командировке, неважно виноват он был в чем то или просто случайно влип в историю - больше его за границу не выпускали. "Не оправдал возложенного доверия" - вот как это называлось тогда. Грешить дозволялось детям только очень высокопоставленных особ, не ниже министра, секретаря первостатейного обкома или кандидата в члены Политбюро - вот и начали совзагранработники выяснять, кто же я такой, что меня снова выпустили в загранку, да еще в ту же самую страну, где я влип в историю в прошлый раз. В посольстве была категория людей, которым особенно нечего было делать - вот они и начали узнавать по дружеским связям в Москве. Ничего не узнали - и от этого стали бояться еще больше...

Разгребя за несколько дней гору бумаг и сделав первоочередные дела, я начал думать, как мне выполнить задание. Сделать это было не так то просто.

Для дурака это выглядит просто - снял трубку и позвонил из посольства или аппарата ГВС. Проше некуда - вот только рассчитывать на то, что телефон высокопоставленного офицера Царандоя не прослушивается АГСА, было, по меньшей мере, наивно. А контакт офицера Царандоя с советским сотрудником аппарата ГВС будет отслежен и приведет к провалу агента. Это только на словах СССР для Афганистана был большим старшим братом - на самом деле работа против нас шла вовсю. Иногда следили тайно, иногда почти открыто и все это делалось под предлогом охраны советских специалистов от возможного нападения бандитов. Один из сотрудников КГБ по слухам, обнаружив слежку, открыл по сотрудникам АГСА огонь, потом сказал, что принял их за бандитов. С Москвы же шли успокаивающие шифрограммы - и это в то время когда назревал взрыв. Здесь это видел любой мало-мальски здравомыслящий человек.

Очень негативно сказывалось на обстановке направление сюда большого количества военных и гражданских советников. Это должно было помочь - а на самом деле только вредило. Каждое министерство выбивало по своему направлению возможно большие советнические квоты - чтобы отправить людей в загранкомандировку и дать возможность хорошо заработать. Направляемые советники возможно были сильными специалистами в своей области, но педагогами никакими. Не хватало переводчиков, языки пушту и дари были редкими, их почти никто не изучал до того момента, как "приперло", и за год контингент переводчиков не подготовишь, даже учебных пособий нормальных не было. Низкий образовательный уровень афганцев, сложности с пониманием между подсоветными и теми кто советовал, приводили к тому, что многие советники не учили как делать - а делали за афганцев многое сами. В итоге, афганцы, предоставленные сами себе и разгруженные от повседневной текучки добрыми советниками, начинали заниматься политикой, стремясь содержательно проводить время. Все это было на уровне армии, где любой летеха или прапор мог сказать, что солдат ничем не занятый в течение дня - почти что дезертир...

Приступить к выполнению задания я решил издалека. Как и при любом афганском учреждении, при Царандое был свой советнический контингент. И как раз через "своих", советских мужиков можно было выйти на нужного мне человека. Милиции я тогда еще доверял.

Шанс выдался внезапно. Квартира досталась мне в грязном и запущенном состоянии, два вечера мне пришлось потратить на то, чтобы привести ее в возможно более приемлемый вид. И, как это полагается у русских людей при заселении - проставиться. Тем более, что я только что приехал в командировку, и у меня было еще все свое, советское, о чем мужики, отпахавшим тут по несколько месяцев, тосковали буквально до слез...

Из двенадцати собравшихся - весь наш подъезд мне не был знаком ни один из присутствующих. То ли сменили всех, то ли просто срок окончания командировок подошел, да и не сходился я особо ни с кем в первую командировку. Двое мужиков, занимающихся очистными сооружениями - в Кабуле с этим была проблема и большая, все текло в реку, откуда брали воду и для питья и для всего остального и даже не кипятили. Один чех по имени Мирослав, учившийся в МАДИ* и говоривший по-русски лучше любого русского - он налаживал станцию технического обслуживания автомобилей Татра, которые начали сюда поступать в большом количестве. Остальные все в погонах. Военные и двое - милицейские, то есть те, которые мне и были нужны...

Накатили - помалу, только для разогрева. Дальше - стандартная программа для мужиков, оставшихся без присмотра и ухода своих вторых половин. Черный хлеб - я достал в посольстве настоящий русский черный хлеб, две буханки. Пельмени - универсальное блюдо для таких ситуаций. Балтийская килька - по ней тоже скучали, и я привез много, благо ограничений по ней не было в отличие лот водки. Лаваш с зеленью - но многие как я заметил, ели простой черный хлеб даже без всего...

После второй - на восьмерых, появилась гитара. Как могли - неумело но искренне пропели обычный репертуар, три раза спели подмосковные вечера. Аж защемило... все таки не наша это была страна, не наша... и чувствовали здесь многие не в своей тарелке... даже когда не стреляли. Зачем ехали? Да из-за денег, или потому что приказом послали вот и все, какое там чувство пролетарского интернационализма, ко всем чертям...

Улучил момент, когда вышли покурить на балкон. Подъезд был угловой, с балкона было видно здание Радио Афганистана и оживленная в любое время дня и ночи Биби Махро - дорога в аэропорт...

Милицейских было двое, один постарше лет пятьдесят - кряжистый, черноусый, с красным как у алкоголика лицом, он курил жадно затягиваясь, будто курит последний раз в жизни. Другой - повыше и потоньше в кости, но все равно крепкий на вид, гладко выбитый и уже с проседью в густых черных волосах...

- Красиво... - начал я заход. Ни один не отреагировал, черноусый курил, а второй просто стоял и смотрел куда то на улицу...

Мда... Вот тебе и вся психология. Если человек не хочет идти на контакт - он на него и не идет. А то что их двое, а я один - для них серьезное преимущество...

- Не земляки, случайно...

Милицейские переглянулись...

- Так вот ты чего на нас косился... Ты откуда?

- Город-герой Москва

Черноусый присвистнул

- Получается и впрямь земляки. Со мной, он то из Куйбышева**...

Я протянул руку

- За землячество...

Черноусый на мгновение замер - но руку пожал. Руки ус него были сильными и набитыми - явно каким-то видом рукопашного боя занимается. Серьезный дядя, серьезный...

- А тебя как звать то, мил человек... А то нехорошо как то...

- Капитан Белов. Сергей Владимирович.

- Капитан... - неопределенно хмыкнул усатый - ну, будем знакомы. Меня, например почти как тебя зовут - Сергеем Витальевичем, только по званию я подполковник. А вот Валера - он кивнул на второго - он пока до майора только выслужился. Рот не умеет на замке держать, когда стоило бы...

С этими словами усатый странно на меня посмотрел, почему - я не понял

- А ты капитан то, в каких войсках будешь?

- Да вроде как в пехоте подвизался...

Сергей Витальевич покачал головой

- А народ другое гутарит. Ты извини, я по прямому...

- А что гутарят то...

- Да про петлицы васильковые...

Болтливый у нас народ, болтливый - сколько не вешай плакатов на стену, все равно болтают. Даже в посольстве - и то, получаются, болтают.

- А ты их видел?

- Кого?

- Ну петлицы эти. Васильковые...

Подполковник замялся

- Сделаем вот как. Ты раз с Москвы - МУР знаешь?

- Еще бы...

- А полковника Глазко там знаешь?

- Из убойного что ли? Да как не знать... - широко улыбнулся подполковник - отечественный Эркюль Пуаро

Ну я бы так не сказал, конечно...

- Ну так ты и справься у него. Есть мол такой Сергей Владимирович. По убою на Арбате несколько лет назад с ним работал, работал и еще кое-кто из генеральной. Вот он тебе и скажет - можно тому самому Сергею Владимировичу доверять - или все-таки не стоит. Петлички мои петлички... Васильковые...

Я рисковал. Очень. Если этот самый хмурый московский подполковник работает на КГБ - задание считай провалено. Вариант маловероятный Щелоков борется с агентурой КГБ в своем ведомстве - но всякое может быть. Остается только надеяться. И ждать...


* МАДИ - московский автодорожный институт

** Куйбышев - так раньше называлась Самара


Документ подлинный


Подлежит возврату в течение 3-х дней

ЦК КПСС (Общий отдел 1-ый Сектор)

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!


Коммунистическая партия Советского союза, Центральный комитет


Совершенно секретно


Особая папка


N П152/159


Т.т. Брежневу, Косыгину, Андропову, Громыко, Суслову, Устинову, Пономареву, Байбакову, Патоличеву, Скачкову, Сербину, Смиртюкову


Выписка из протокола N 152 заседания Политбюро ЦК КПСС от 24 мая 1979 года


Об оказании дополнительной военной помощи Демократической Республике Афганистан


-- Одобрить проект распоряжения Совета министров СССР по этому вопросу (прилагается)

-- Поручить Госплану ССР и Министерству внешней торговли в двухнедельный срок рассмотреть просьбу о поставе Демократической Республике Афганистан 1500 автомобилей и внести соответствующее предложение

-- Утвердить текст указаний совпослу в Демократической Республике Афганистан по данному вопросу (прилагается)


Секретарь ЦК


Распоряжение СМ СССР N 1147рс от 24.05.1979 г.


К пункту 159 протокола N 153


Совершенно секретно


Особая папка


Кабул Совпосол


Посетите Н.М. Тараки и сославшись на поручение сообщите ему что просьбы афганского руководства об оказании дополнительной военной помощи Демократической Республике Афганистан внимательно рассмотрены

Скажите что в Москве разделяют озабоченность афганского руководства в связи с активизацией контрреволюционной деятельности реакционных сил в Афганистане. Советское правительство, руководствуясь стремлением оказать дальнейшую интернациональную помощь в деле стабилизации положения в Демократической Республике Афганистан, приняло решение поставить в Афганистан в 1979-1981 годах безвозмездно специмущество на сумму 53 млн. рублей, в том числе 140 орудий и минометов, 90 бронетранспортеров (из них 50 в порядке ускорения), 48 тысяч единиц стрелкового оружия, около 1000 гранатометов, 680 авиационных бомб, а также направить в порядке ускорения в мае - июне 1979 года медикаменты и медицинское оборудование на сумму 50 тысяч рублей. В порядке первоочередной помощи в мае с.г. поставляются 100 зажигательных баков и 160 разовых бомбовых кассет. Поставить газовые бомбы с нетоксичным отравляющим веществом не представляется возможным.

Что касается просьбы афганской стороны о направлении в ДРА вертолетов и транспортных самолетов с советскими экипажами и возможной высадки нашего воздушного десанта в г. Кабул, то вопрос об использовании светских воинских подразделений был детально и со всех точек зрения обсужден во время посещения Москвы т. Тараки в марте с.г. Такие акции, как мы глубоко убеждены, сопряжены с большими осложнениями не только во внутриполитическом, но и в международном плане, что несомненно будет использовано враждебными силами прежде всего в ущерб интересам ДРА и закрепления завоеваний Апрельской революции

Исполнение телеграфируйте.


Содержание:
 0  Предчувствие беды (Агония 4) : Александр Маркьянов  1  Предчувствие беды Иран, Тегеран Конец января 1979 года : Александр Маркьянов
 2  Джорджтаун Вечер 17 февраля 1979 года : Александр Маркьянов  3  ЧССР Хостивице, окрестности Праги 05 августа 1978 года : Александр Маркьянов
 4  Ленинград 15 августа 1979 года : Александр Маркьянов  5  Кабул, Новый город Дворец народа 20 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 6  Кабул, Аэропорт 23 августа 1979 года : Александр Маркьянов  7  Кабул, район Вазир-Акбархан Вечер того же дня : Александр Маркьянов
 8  Картинки из прошлого Узбекская СССР Май 1979 года : Александр Маркьянов  9  Москва, Кремль 01 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 10  вы читаете: Кабул, городок советников 22 августа 1979 года : Александр Маркьянов  11  Кабул, базар Шар Шатта 25 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 12  Кабул, городок советников 26 августа 1979 года : Александр Маркьянов  13  Кабул, городок советников 27 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 14  Кабул. Аэропорт 30 августа 1979 года : Александр Маркьянов  15  j15.html
 16  Кабул 05 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  17  Москва Академия Генерального штаба 08 сентября 1979 года : Александр Маркьянов
 18  Узбекская СССР Чирчик 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  19  j19.html
 20  Москва, Кремль 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  21  Кабул 11 сентября 1979 года : Александр Маркьянов



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.