Детективы и Триллеры : Триллер : Москва, Ходынское поле Центральный аппарат ГРУ 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Москва, Ходынское поле

Центральный аппарат ГРУ

10 сентября 1979 года


- На месте?

Адъютант начальника ГРУ, подполковник Игорь Александрович Попов вскочил с места

- На месте, товарищ генерал-майор... куда вы?!

Не обращая внимания на всполошившегося адъютанта, генерал-майор Горин прошел в кабинет, с шумом хлопнув дверью...

Генерал армии Ивашутин поднял глаза от каких-то бумаг, которые он увлеченно изучал, нацепив на нос очки. Генерал Ивашутин стеснялся своего ухудшившегося зрения, и надевал очки только когда рядом никого не было.

- Игорь, все нормально... - спокойно сказал он - не пускай к нам пока никого.

- Товарищ генерал армии, как это понимать?! - начал Горин

Генерал Ивашутин снял очки, положил на стол.

- Ну, во-первых - СМИРНО!!!

Генерал Горин автоматически, не задумываясь, принял уставную стойку. Оба генерала в армии служили долго, очень долго, а полученное в армии забыть невозможно.

- Вот так - удовлетворенно сказал начальник ГРУ - а теперь вольно. Садись сюда, читай, да повнимательней...

Генерал Ивашутин протянул своему подчиненному те самые бумаги, которые до этого читал сам. В отличие от Ивашутина, Горин сохранил свое зрение, и очки дл прочтения не требовались...

- Уму непостижимо... - почти сразу же, еще с первых страниц заявил он

- Что именно?

- Уму непостижимо как у нас принимаются решения. Заседание оперативной группы было на днях, чтобы их.

- Какой оперативной группы? - с невинным лицом спросил Горин

Можно было бы, как говорят в армии "прикинуться шлангом". Ну, ошибся, товарищ генерал армии, оговорился. Нет никакой оперативной группы, и не знаю, о чем вообще идет речь. Но так нельзя поступать с людьми, которых уважаешь? А Горин Ивашутина - уважал. И не только по военным делам - оба служили в СМЕРШ. Уважал как человека.

- Извините, товарищ генерал армии - полуофициально ответил Горин - сами знаете, что не могу. Сие тайна великая есть.

Ивашутин не обиделся - он слишком много видел в своей жизни, чтобы обижаться на такое.

- Вот. А потом, Владимир Владимирович, вы говорите, что уму непостижимо как принимаются решения. Мне тоже непостижимо, в чем таком секретном участвуют мои подчиненные без моего ведома. И почему нарушается командная вертикаль?

- Это решение генерала армии Соколова. Насколько мне известно, есть прямой запрет начальника генерального штаба, маршала Огаркова на введение каких-либо подразделений Советской армии и в Афганистан. Есть решение ЦК по этому вопросу и не одно.

- Решение ЦК... Обстановка резко обострилась. Есть спецбатальон, мы его готовили как раз для возможного вмешательства в случае резкого обострения обстановки в Кабуле. Принято решение обеспечить охрану генерального секретаря ЦК НДПА Нур Мухаммеда Тараки силами дислоцирующегося в Чирчике батальона...

Складывалась совершенно безумная ситуация. Когда формировали мусульманский батальон - нужно было прикрытие. Никто не позволит формировать воинскую часть непонятно с какими целями. Вписали Афганистан - возможное вмешательство в столице Афганистана г. Кабул в случае резкого обострения оперативной обстановки и возникновения реальной угрозы революционным завоеваниям народа Афганистана. Это показалось довольно удачным ходом - Афганистан был у всех на слуху, в ЦК, в министерстве обороны работали комиссии по Афганистану, на Афганистан выделялись ресурсы, причем такие что можно было среди них замаскировать все что угодно, как то поставки спецоружия и новой боевой техники. Вот и замаскировали...

Так, что теперь получается, спецбатальон и в самом деле хотят использовать по Афганистану. Чего допустить ни в коем случае нельзя.

- Кто отдал приказ? - поинтересовался Горин

- Володя, а ты не слишком много на себя берешь? - прищурившись, спросил Ивашутин - голову ведь свернешь.

- Не слишком, товарищ генерал армии. Нужно немедленно звонить Соколову, он в курсе ситуации. Не медля!

Словно в дурной комедии, открылась дверь и робко просунувшийся в кабинет порученец объявил...

- Товарищ генерал армии, на проводе первый заместитель министра обороны, генерал армии Соколов. Срочно.

- Переключай на меня - генерал Ивашутин подмигнул - если гора не идет к Магомету, Магомет не идет к горе...

О чем был короткий разговор, генерал Горин не понял. Ивашутин в основном слушал, дважды сказал "Есть товарищ генерал армии". Закончил типичным армейским "так точно едем", положил трубку так, словно она была сделана из яичной скорлупы.

- Едем. Вызывают в Генштаб, поедешь со мной.

В здании Генштаба, на Шапошникова, всего в пятистах метрах от Кремля царила суета, было видно что произошло что-то неладное. Ивашутин сразу зашел в кабинет начальника Генштаба, маршала Огаркова, расположенный на пятом, последнем этаже, генерал Горин остался ждать в как всегда переполненной приемной.

Вышли из кабинета почти сразу же - Огарков, Соколов, Ивашутин. С ними были начальник Главного оперативного управления Генерального штаба, генерал-полковник Варенников Валентин Иванович и начальник десятого управления Генерального штаба генерал-полковник Зотов Николай Александрович. Из высших офицеров генерального штаба не хватало только заместителя начальника генштаба, генерала армии Ахромеева и главкома сухопутных войск генерала армии Павловского. Ахромееву в этих стенах не доверяли, знали что это протеже министра Устинова и все о чем сказано при нем немедленно узнает и Устинов. Павловский же был в Афганистане, в служебной командировке.

Было видно, что Огарков, Варенников, Зотов и Иванов собирались куда то ехать, вышли уже одетыми. Соколов моментально заметил Горина среди прочих просителей.

- Генерал-майор... вас ищут уже больше часа

- Виноват! - вытянулся Горин

- Уже неважно. Если вы здесь - поедете с нами. Партийный билет с собой?

- Так точно.

- Фамилия!? - вклинился в разговор начальник генерального штаба

- Горин Владимир Владимирович, генерал-майор, Главное разведывательное управление, товарищ маршал!

Маршал Огарков повернулся к своему адъютанту.

- Закажи еще один пропуск в Кремль. Пусть как хотят выписывают. Но чтобы когда мы приедем - пропуск на вахте был...


Тронулись в путь - короткий путь, пешком можно пройти было на трех машинах. Маршал Соколов поехал на своей Чайке один, во вторую Чайку сели Огарков, Зотов и Варенников, в третью.- Ивашутин и Горин. Небольшая кавалькада, с трудом развернувшись в тесноте проулка, тронулась к Кремлю...

- Петр Иванович что происходит? - негромко спросил Горин

Ивашутин провел ладонью по волосам, так как будто у него не было не было расчески

- Заварил кашу... теперь не расхлебаем... - сказал он, будто в происходящем в Афганистане был виноват лично Горин - и крепко, по-деревенски выругался...


Кремль не менялся. Все та же торжественная тишина, все те же красные дорожки в коридорах, все те же парные наряды - сотрудник госбезопасности, а напротив него равный ему по званию армейский офицер. Только и в Кремле сейчас отчетливо витало ощущение чего-то серьезного, чего то такого что может изменить жизнь страны на поколение вперед. Н зная как другие - генерал Горин это чувствовал. Этакое предчувствие беды...

Их ждали на втором этаже, за дверью без таблички с именем. За ней оказалась приемная - очень большая, размером побольше чем иной начальственный кабинет, обставленная в подлинном духе соцреализма - карельская береза на стенах и жесткие канцелярские стулья для ожидающих. Ожидающих уже было пятеро или шестеро - среди них Горин знал только одного человека. Генерал-полковник Крючков, начальник Первого главного управления КГБ СССР. Мрачный, в черном костюме, белой рубашке и в черном галстуке, в очках в дешевой оправе, он сидел с таким видом, будто проглотил школьную указку. Никого другого Горин не знал, все были штатские.

В начальственный кабинет зашли без доклада Огарков и Соколов, чуть позже вызвали Ивашутина. Варенников и Зотов остались сидеть вместе со всеми, дожидаться вызова - видимо их взяли с собой на случай, если вопросы пойдут совсем уж конкретные и нужно будет мнение узких специалистов. Но время шло - а их не вызывали. Варенников и Зотов смотрели на Горина с любопытством, как на единственного военного, но ни тот ни другой разговор завязать не пытались. Да и не о чем было особо разговаривать...

Совещание закончилось через час с лишним. Первым вышел из кабинета Андропов - какой-то осунувшийся, совсем полысевший, с желтоватым цветом лица (Горин отметил про себя что слухи о проблемах с почками у Председателя КГБ не лишены оснований). Ни с кем не заговаривая, сделав какой-то неопределенный знак рукой он быстро прошел к выходу, за ним поднялись со своих мест трое, в том числе и Крючков.

За Андроповым появились и все остальные, в том числе Огарков, Соколов и Ивашутин. Обособившись от всех остальных - видимо тут были люди из Международного отдела ЦК, Горин узнал одного из вышедших, похожего на профессора, с благородной сединой, в очках. Ростислав Ульяновский, ученый-востоковед, заместитель Заведующего Международным отделом ЦК - генералы быстро пошли на выход, к машинам...

- Товарищ генерал-майор! - раздалось за спиной, когда все уже вышли из здания ЦК к машинам

Никого другого с таким званием здесь не было. Генерал-майор Горин обернулся, посмотрел на Соколова

- Прошу! - Соколов указал на подкатившую Чайку

Спиной чувствуя скрестившиеся на нем взгляды, генерал-майор Горин прошел к Чайке...


Прошли Боровицкие ворота, пересекли площадь. Маршал Соколов опустил прозрачную перегородку, отделяющую пассажирский салон от водительского отсека

- Павел, на Ходынку, к зданию ГРУ. Подвезем человека...

И снова поднял перегородку...

Помолчали. Молчал Соколов, молчал и Горин - никто не хотел начинать первым. Наконец Соколов криво усмехнулся

- Держите удар, Горин. Прекрасно...

Горин молча ждал продолжения. И дождался - зачем-то оглядевшись по сторонам, маршал продолжил.

- Андропов настаивал на увеличении присутствия. Тряс данными резидентуры.

- Резидентуры? Товарищ маршал, почему же резидентура дала эти данные только сейчас? Следовало бы ввести спецбатальон много раньше, если бы была такая потребность и было бы принято решение. Много раньше! Тогда бы ситуация не дошла до того состояния, в каком она находится сейчас. А сейчас... это все равно, что бензином в огонь плеснуть

- Вот и спросил бы! - внезапно огрызнулся маршал.

- И спросил бы, товарищ маршал! - отрезал Горин

Какое-то время Соколов рассматривал Горина так, словно первый раз в жизни его видел.

- Да... Ты спросил бы... - наконец сказал он

А ведь и в самом деле следовало спросить! Мало задавали КГБ вопросов, мало! Никто не проверял, никто не задавал вопросов. Вот и получили - то что получили!

- Вмешательство признано нежелательным. Батальон возвращается в ППД, есть информация о том что самолеты с десантом будут сбиты на подлете к Кабулу. Принято решение... сегодня прилетает... - Соколов не стал упоминать кто именно - вот и дать ему при встрече в присутствии Брежнева хороший нагоняй. Вот и все!

Генерал Горин понял. Понял и оценил. Ситуация была патовая, и на ложь Андропова можно было ответить только своей ложью. Вот и взял грех на душу первый заместитель министра обороны Маршал Соколов Сергей Леонидович. На ложь Андропова он ответил своей ложью, потому что только так можно было сохранить операцию "Молот" в тайне. От всех - и в особенности от Андропова. Так вот почему Андропов вышел из кабинета в таком состоянии, того и гляди в больницу везти! Сущность Андропова уже ни у кого, тем более у таких осведомленных людей как Горин, Соколов, Ивашутин - никаких вопросов не вызывала.

Враг!

Но было наверное еще кое-что. Не могло не быть! Информацию Соколова должен был подтвердить начальник ГРУ, генерал армии Ивашутин. Потому что никак иначе, если не через Ивашутина информация об угрозе советским самолетам с десантом к Соколову попасть не могла.

И Ивашутиин подтвердил! Подтвердил, даже зная что с этого момента становится врагом Андропова. Подтвердил, даже сам не зная чего и для чего, не будучи посвящен в суть стратегической операции "Молот". Подтвердил, поставив на кон свою репутацию и карьеру. В одну секунду забыв свои личные обиды - подтвердил.

Молчал Горин, молчал и Соколов. Потому что для таких ситуаций слов еще не придумали. Да и не нужны они были, слова то.

Машина приближалась к стеклянному зданию на самом краю Ходынского поля...


Содержание:
 0  Предчувствие беды (Агония 4) : Александр Маркьянов  1  Предчувствие беды Иран, Тегеран Конец января 1979 года : Александр Маркьянов
 2  Джорджтаун Вечер 17 февраля 1979 года : Александр Маркьянов  3  ЧССР Хостивице, окрестности Праги 05 августа 1978 года : Александр Маркьянов
 4  Ленинград 15 августа 1979 года : Александр Маркьянов  5  Кабул, Новый город Дворец народа 20 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 6  Кабул, Аэропорт 23 августа 1979 года : Александр Маркьянов  7  Кабул, район Вазир-Акбархан Вечер того же дня : Александр Маркьянов
 8  Картинки из прошлого Узбекская СССР Май 1979 года : Александр Маркьянов  9  Москва, Кремль 01 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 10  Кабул, городок советников 22 августа 1979 года : Александр Маркьянов  11  Кабул, базар Шар Шатта 25 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 12  Кабул, городок советников 26 августа 1979 года : Александр Маркьянов  13  Кабул, городок советников 27 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 14  Кабул. Аэропорт 30 августа 1979 года : Александр Маркьянов  15  j15.html
 16  Кабул 05 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  17  Москва Академия Генерального штаба 08 сентября 1979 года : Александр Маркьянов
 18  Узбекская СССР Чирчик 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  19  вы читаете: j19.html
 20  Москва, Кремль 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  21  Кабул 11 сентября 1979 года : Александр Маркьянов



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.