Детективы и Триллеры : Триллер : Москва, Кремль 01 августа 1979 года : Александр Маркьянов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Москва, Кремль

01 августа 1979 года


Был первый день последнего месяца лета. Последнего лета последнего спокойного десятилетия Империи. Да, на горизонте, где-то вдалеке, так далеко, что их едва было видно, клубились черные тучи. Но империя была столь сильна и велика, что все были уверены - гроза как и всегда пройдет стороной.

Так что - в Москве убегал первый день последнего месяца лета и солнечные блики играли в лужицах, оставшихся после прошедшего ночью дождя, а тучи закрывали солнце лишь на короткий миг, уносимые порывистым ветерком. Страна жила, строилась, работала, любила. Уже вовсю шла подготовка к предстоящей в следующем году Олимпиаде - спешно возводилась олимпийская деревня, на окраинах вырастал невиданной доселе роскоши терминал "Шереметьево-два". Дороги пока не латали - все равно надо зиму пережить, и заграничный дефицит больше обычного в продажу не выбрасывали. Тоже еще рано.

Черный, грузный, словно облитый застывшим стеклом ЗИЛ по хозяйски, не снижая скорости проехал Боровицкие ворота Кремля, принял направо. Водитель сбросил скорость - пассажир терпеть не мог нарушать правила дорожного движения, а тут уже - не город. Путь его был недолгим - машина аккуратно подрулила к подъезду яичного цвета "генсековского" корпуса. Как это и полагается по инструкции прикрепленный - он был единственным, выскочил с переднего пассажирского сидения, огляделся по сторонам и только тогда открыл пассажирскую дверь огромной машины, выпуская своего пассажира - среднего роста, пожилого, в очках в роговой оправе...

Первый пост охраны миновали прямо у входных дверей - парный, состоящий из двух человек. Первый - старший лейтенант армии, второй, стоящий напротив него - равный ему по званию старший лейтенант госбезопасности. Оба - в идеально отутюженном обмундировании, рослые, крепкие, без особых примет.

Генерал армии, Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов был одним из тех немногих, кто имел право свободного, безпропускного входа в это здание. Но все это было не потому, что он был генералом и председателем КГБ - а потому, что он был членом Политбюро ЦК КПСС - первым председателем КГБ, одновременно являющимся членом Политбюро со времен Берии. До того, как стать членом Политбюро, товарищ Андропов ничем не отличался от рядового гражданина страны советов в праве входа в это здание. Хотя нет, отличался - ему не приходилось торчать в бюро пропусков Кремля - пропуск заказывал секретариат КГБ заранее и спускал вниз, на первый пост охраны. Как и любой другой посетитель, председатель КГБ предъявил при проходе не служебное удостоверение, а партийный билет - единственный документ, который признавали в этом здании. Прикрепленный остался внизу, Андропов же шел на третий этаж, к Брежневу.

Когда Юрий Владимирович появился здесь первый раз - давно, еще в пятидесятые, тогда он был еще молодым комсомольским работником из Карелии - больше всего в этом здании его поразила тишина и безлюдность. В любом обкоме и тем более райкоме партии - постоянно шум, пусть и приглушенный, полно народа в коридорах - кто-то на прием, кто-то с приема, кто-то кого-то ждет, кто-то решает какие-то вопросы, подписывает бумаги прямо в коридоре. Здесь же - торжественная тишина - ни муха не пролетит - красная ковровая дорожка, замершие друг напротив друга парные наряды охраны. Если бы не они - здание казалось бы вымершим.

Кабинет генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева был оборудован в первом, "генсековском" корпусе Кремля, в трехэтажном здании, имеющем форму треугольника - там сидели все генеральные секретари партии, начиная с Ленина. Окна его кабинета были угловыми и отстояли от кабинета его предшественника Никиты Сергеевича Хрущева на одиннадцать окон. Почему-то так сложилось, что для каждого генерального секретаря ЦК КПСС оборудовали новый кабинет, работать в кабинетах предшественников они не хотели. Кодовым обозначением кабинета Брежнева среди своих было "Высота", если кто-то шел на прием к генсеку - так и говорили - идет на "Высоту". В отличие от Хрущева Брежнев ничего не коллекционировал, в интерьере предпочитал более светлые тона, а единственной отличительной чертой его кабинета были часы в виде морского штурвала. Генсек в быту и в работе был довольно неприхотлив.

Дверь в приемную генерального секретаря Андропов открыл сам. Обычно, посетители у Брежнева были - но сегодня все стулья в приемной, на которых ожидали назначенного времени посетители, были пусты. В приемной были только два секретаря и референт генсека, влиятельный Евгений Матвеевич Самотейкин. Но у Андропова с ним были хорошие отношения, гораздо хуже было бы, если бы здесь был Цуканов. Самотейкин, хоть и обладал немалым аппаратным весом - но в некоторые сферы, например в госбезопасность соваться избегал. Цуканов же, "черный ворон ЦК" был с Брежневым не один десяток лет - начинали вместе с Молдавии - совался во все, что считал нужным, и обладал таким весом, что его боялся даже Черненко. Иногда Цуканов присутствовал при разговорах Брежнева с людьми - а потом вопросы получали совершенно неожиданное, явно подсказанное Цукановым решение.

- Мне на десять - Председатель остановился у столика, за которым восседал Самотейкин

Евгений Матвеевич выдержал паузу, несколько секунд, солидно кивнул.

- Присядьте. Сейчас спрошу.

Председатель остался стоять, ожидая решения. Все это выводило его из себя - но как и всегда на вид он оставался холоден, сух и совершенно невозмутим.

Из дверей, ведущих в кабинет Генсека, показался Евгений Михайлович, дверь не закрыл.

- Леонид Ильич вас примет, товарищ Андропов...


Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев сидел не на своем рабочем месте, за столом. После семьдесят шестого года в углу кабинета появился небольшой столик наподобие кофейного, и три кресла рядом с ним. В одном из них и сидел Леонид Ильич - ноги его были накрыты пледом и на вид он вообще спал. На столике перед ним лежали очки и какая-то раскрытая книжка в красном переплете. На вид генеральный спал, даже похрапывал, словно во сне. Но у кого же тогда просил разрешения Самотейкин? Не зная, что делать Председатель остановился недалеко от двери.

- Юрий Владимирович... - Брежнев почмокал губами - проходи, чего встал. Я не сплю. Так, прикорнул маленько...

В неофициальной обстановке Брежнев называл всех по имени, или имени-отчеству. Вот и сейчас - "Юрий Владимирович". Был и Юра - муж дочери, Галины Леонидовны Брежневой, Юрий Чурбанов, ныне - генерал-майор милиции, первый заместитель злейшего врага Андропова, министра внутренних дел СССР Николая Анисимовича Щелокова...

Андропов присел в мягкое удобное кресло напротив Брежнева, положил на кофейный столик папку "к докладу" в переплете из красной кожи - но открывать ее пока не стал.

- Я к вам по международному вопросу, Леонид Ильич... - начал Андропов.

- Что на этот раз... Опять Китай? - не раздраженно, а скорее раздосадовано спросил Брежнев

С Китаем и в самом деле были проблемы. Сейчас историки, изучая 1978 и 1979 годы огромное внимание уделяют подготовке вторжения советских войск в Афганистан - но при этом проблемы рассматривают в одном, исключительно узком аспекте, акцентируют внимание на противостоянии США - СССР, старательно забывая про других игроков. А они были. В 1979 году китайские войска напали на Вьетнам - эта истерзанная американскими бомбежками, многолетней чудовищной войной страна только начала приходить в себя - как началась новая война. Причем это война с противником, у которого идеология была почти одной и той же с вьетнамской - коммунистической. Китай знал о том, что объединившийся Вьетнам пользуется поддержкой и покровительством СССР - и тем не менее напал. Блицкрига не получилось - бесчисленные полчища плохо вооруженных, почти не имеющих бронетехники китайцев столкнулись с отлично подготовленной, оснащенной советским вооружением, закаленной в многолетних боях с американской армией, армией Вьетнама. Но хуже того - с южных границ поступали донесения о том, что Китай готовит вооруженное вторжение в еще одного сателлита СССР - Монголию которая вообще считалась шестнадцатой республикой СССР. Граница Китая и Монголии был сильно уязвима - обычная степь, никаких рубежей, за которые можно зацепиться и выстроить оборону. И если полчища китайских солдат как саранча хлынут через границу...

За Китаем и в том и в другом случае стояли Соединенные штаты Америки. С тем пор, как в 1971 году президент США Никсон "открыл" Китай - Китай, несмотря на официально провозглашаемую коммунистическую идеологию, отчетливо подыгрывал во всем американцам. А ведь есть и советско-китайская граница... В общем - надо понимать, что принятие жесткого решения по Афганистану в конце семьдесят девятого сопровождалось ростом напряженности именно на южных рубежах Империи...

- Нет, Леонид Ильич... Не Китай. Афганистан...

- Там то что... - Брежнев окончательно открыл глаза, зашарил по столику в поисках очков - там спокойно ведь было...

- Сводки местной резидентуры выглядят все более тревожными. Раскол в партии так и не преодолен, вместо этого одна группировка в партии уничтожила другую, некоторых - даже физически. Теперь раскол все более очевиден уже в победившей группировке - часть членов партии ориентируется на ее генерального секретаря, Нур Мухаммеда Тараки, часть - на его заместителя, Хафизуллу Амина. В любой момент это противоборство может перейти в острую стадию.

- Тараки...

Брежнев вспомнил Тараки - тот уже приезжал в Москву и лично встречался с Брежневым. Вообще, политика Советского союза в некоторой степени зависела от личных отношений Брежнева с тем или иным лидером. Это не значило, что Брежнев сеял вражду - наоборот. Добрый и открытый человек, он искренне старался найти друзей среди руководителей других стран и построить с ними, прежде всего личные дружеские отношения, полагая, что так проще будет решать и дела государственные. Лучше всего у Брежнева отношения складывались с генеральным секретарем компартии Чехословакии Густавом Гусаком - Брежнев даже отправлял семью на отдых в Карловы Вары. Но и с Тараки общий язык найти удалось.

Амина Брежнев лично не знал.

- А куда посол смотрит... Кто там у нас посол?

- Пузанов. И посол, и резидент КГБ генерал Иванов и главный военный советник, генерал-лейтенант Горелов, неоднократно беседовали и с Тараки и с Амином и с Кармалем, который в настоящий момент назначен послом в Чехословакию. Более того - на словах афганские товарищи неоднократно обещали добиться примирения и не раскалывать партию - но это на словах. А на деле...

- Что - на деле?

- А на деле И Амин и Тараки готовят покушения. Друг на друга....

Брежнев покачал головой. Как и почти все физически сильные и крупные люди он был добрым - не добреньким, как это принято в последние времена, а именно что добрым. Он был руководителем огромного государства, целой империи, император не может быть добрым, он должен быть порой жестоким, чтобы не потерять свое государство. Но Брежнев был добрым, и когда жизнь заставляла принимать жесткие решения - он искренне переживал и мучился из-за необходимости их принимать.

Ну-ка, скажите, обличители советского строя - что сделано злого при Брежневе? Чехословакия? Танки идут по Праге, танки идут по правде? А что было делать? Кто-нибудь задумывался над тем, что бы он лично сделал, будь на месте Брежнева? Плюнул бы на все и отпустил ситуацию на самотек? Вот так вот и теряют государство - сначала Чехословакия, потом Польша, потом... Проходили, знаем.

Да и что - много людей погибло в Чехословакии? Разрушения, может быть большие были? Прагу ракетами и бомбами накрыли как образцы демократии поступили в Багдаде в двухтысяч третьем? Или долбали почти два месяца как по Югославии в девяносто девятом? Нет? Ну, вот и помалкивайте. Брежневу даже в голову не пришло бы - понимаете, просто в голову не пришло бы совершить даже сотую долю из тех злодеяний, что совершили вашингтонские ястребы в бывшей Югославии и Ираке. Просто в голову не пришло бы.

Диссиденты? Ну да. Теперь эти диссиденты добились, чего хотели - нравится? Нет? Вот от этого нас и охраняли - от самих себя.

Афганистан? А кто думал, что так получится?

Происходящее в Афганистане не укладывалось в сознание - есть противоречия, так собрали Политбюро, посоветовались. А они вместо этого ... К социализму идут. Как же так можно? А если они, например, с Сусловым друг на друга будут убийство готовить? И самое главное, Амин то ладно, но Тараки... Генеральный секретарь партии...

- Что ты предлагаешь?

Андропов помедлил.

- Нужно принимать решение, Леонид Ильич. Иначе мы можем потерять все завоевания афганской революции...

Принимать решение Брежневу не хотелось - он вообще не был сторонником каких-то жестких решение, твердого выбора "или-или". Но обстановка складывалась так, что решение принимать и впрямь было нужно.

- А сам-то ты что думаешь, Юрий Владимирович - Брежнев испытующе глянул на Председателя

- Амин более работоспособен, это отмечают все. Работает до часу ночи, до двух. Но как человек...

Председатель знал, что именно хотел услышать Брежнев...

Брежнев по-старчески пожевал губами.

- Ты вот что... Такие дела надо обдумать, обсудить - потом решать. А то один придет, второй... (Председатель отметил - значит, кто-то уже приходил). Напишите записку докладную... на Политбюро. Перед этим проработайте все как надо. Вместе с Громыко, Устиновым и ... Суслова еще попросите. Как будет готово - на Политбюро выносите и ... обсудим. А Тараки на днях будет здесь... я с ним поговорю... Нельзя так.


Разговор этот имел последствия, о которых наверное не предполагал ни один из его участников. Именно по результатам этого разговора впоследствии родилась знаменитая, совершенно секретная докладная записка "О положении в А", подписанная Андроповым, Сусловым, Громыко и Устиновым. Она родится уже тогда, когда не будет в живых Тараки - и именно на ее основании будет принято решение о вооруженном вмешательстве во внутриафганское противостояние. Так начиналась война...


Содержание:
 0  Предчувствие беды (Агония 4) : Александр Маркьянов  1  Предчувствие беды Иран, Тегеран Конец января 1979 года : Александр Маркьянов
 2  Джорджтаун Вечер 17 февраля 1979 года : Александр Маркьянов  3  ЧССР Хостивице, окрестности Праги 05 августа 1978 года : Александр Маркьянов
 4  Ленинград 15 августа 1979 года : Александр Маркьянов  5  Кабул, Новый город Дворец народа 20 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 6  Кабул, Аэропорт 23 августа 1979 года : Александр Маркьянов  7  Кабул, район Вазир-Акбархан Вечер того же дня : Александр Маркьянов
 8  Картинки из прошлого Узбекская СССР Май 1979 года : Александр Маркьянов  9  вы читаете: Москва, Кремль 01 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 10  Кабул, городок советников 22 августа 1979 года : Александр Маркьянов  11  Кабул, базар Шар Шатта 25 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 12  Кабул, городок советников 26 августа 1979 года : Александр Маркьянов  13  Кабул, городок советников 27 августа 1979 года : Александр Маркьянов
 14  Кабул. Аэропорт 30 августа 1979 года : Александр Маркьянов  15  j15.html
 16  Кабул 05 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  17  Москва Академия Генерального штаба 08 сентября 1979 года : Александр Маркьянов
 18  Узбекская СССР Чирчик 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  19  j19.html
 20  Москва, Кремль 10 сентября 1979 года : Александр Маркьянов  21  Кабул 11 сентября 1979 года : Александр Маркьянов



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.