Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 15 : Крис Симмс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 15

Июль 2002 г.


Как только Гес спустился по лестнице. Поганка Джордж возник из-за своей баррикады из мониторов и шагнул к окну. Увидел, как Гес вышел из подъезда и медленно направился к припаркованной машине.

Убедившись, что Гес не собирается возвращаться, Джордж расслабился — теперь офис был в его распоряжении. Вернувшись к компьютеру, он загрузил специальную программу для уничтожения всех следов поисков в Интернете. Затем напечатал адрес своего любимого портала и проверил, какие девушки в этот день помещали свои объявления на сайте. Попадались неплохие мордашки, но ничего такого, что бы его возбудило. В этом и заключалась проблема — Джорджу приходилось полагаться на чужие фотографии; он мог часами копаться в Интернете и не найти ничего идеального.

Он поставил черный кейс на письменный стол, набрал комбинированный код и открыл его. Рядом с цифровой камерой и соответствующим набором объективов лежала стопка журналов знакомств для взрослых. Взяв верхний журнал, Джордж отыскал нужный раздел и провел пальцем по квадратикам с объявлениями и адресами предпочтительно на северо-западе города. Вот подходящее объявление: рост, фигура и даже цвет волос почти такие же, как у Джули.

Трубку сняли после второго звонка. Женский голос с грубоватым акцентом. Но Джорджу было безразлично, какой у нее голос.

— Вы сегодня позируете? — негромко спросил он.

— Да. Полчаса, начало в восемь. Сорок фунтов.

Джордж решил поехать, но разговаривать с ней ему больше не хотелось. Он повесил трубку. Застегнув верхнюю пуговицу на рубашке, вытащил из нижнего ящика стола галстук и достал пиджак из шкафа. Джордж предпочитал во время таких фотосессий выглядеть аккуратно, не походить на всякий пускающий слюни сброд, который обычно собирается.

Без десяти восемь он остановил автомобиль в поселке, застроенном новыми домами. Приглядевшись, Джордж заметил баскетбольное кольцо над дверью гаража. На крошечной лужайке лежал на боку трехколесный велосипед. Шторы задернуты, телевизоры включены — самые обыкновенные люди, не имеющие представления о том, что происходит за углом.

Он достал из багажника пиджак и кейс и прошел к входной двери по дорожке, где столкнулся с мужчиной. Каждый взглянул на кейс другого: все было ясно без слов. Дверь им открыл высокий худой человек лет сорока. Он провел их в комнату, которая явно была гостевой спальней. Большую часть ее занимала двуспальная постель, покрытая только простыней, на которой лежал обязательный альбом с фотографиями, своего рода меню. В комнате находились еще трое мужчин, они уже установили свои камеры на треножники и возились с объективами и экспонометрами, стараясь не смотреть друг другу в глаза.

— Сорок фунтов, пожалуйста, господа, — сказал человек, открывший им дверь. Джордж и остальные достали деньги. — Даю вам несколько минут на подготовку. Начнем ровно в восемь. Фотографии вон там, на кровати.

Человек, пришедший с Джорджем, шагнул к кровати и взял альбом, с жадностью перелистывая страницы. Джордж остался на месте, понимая, что шансы удовлетворить здесь свои своеобразные вкусы у него минимальны.

В комнате царила тишина. Но тут открылась дверь, и вошла девушка двадцати лет. Пять пар глаз жадно уставились на нее.

— Кто-нибудь хочет, чтобы я оделась? — спросила она.

Мужчины молчали, напоминая зрителей, к которым обращаются со сцены. Женщина пожала плечами, решительно направилась к кровати и сбросила халат. Не обращаясь ни к кому в частности, возвестила:

— Если нужна особая поза — говорите. В противном случае я стану решать сама.

Она легла, и мужчины прилипли к своим видоискателям. В тишине потянулись полчаса, прерываемые щелчками камер и своеобразными просьбами присутствующих. Но Джорджа ее выступление практически не интересовало. Он сделал несколько снимков, чтобы не вызывать подозрений, и решил поберечь память своей цифровой камеры для более любопытного сценария.

Женщина встала с кровати и надела халат. Пока присутствующие упаковывали оборудование, Джордж подошел к мужчине. Слегка кашлянул, чтобы обратить его внимание.

— Может, дама не откажется попозировать еще для нескольких снимков?

— Для вас одного?

Джордж кивнул.

— Что-нибудь особенное?

— Ничего такого, чего она еще не делала, по сути дела, — ответил Джордж. — Мне нравится использовать для фона свою ткань. Ей всего лишь нужно будет лечь и закрыть глаза.

Мужчина пожал плечами:

— Не думаю, что она будет возражать. Подождите.

Он шагнул к женщине и пошептал ей на ухо. Джордж, приняв согнутую, робкую позу, сделал вид, что возится с камерой. Он чувствовал, как глаза потаскушки оценивают его. Джордж хотел, чтобы она закрыла глаза, перестала его оценивать. Он старался удержать на лице бесстрастное выражение, боясь выдать свое отвращение к той власти, которой она обладала.

Мужчина вернулся.

— Сорок фунтов за десять минут.

— Хорошо, — промолвил Джордж, отдавая деньги и не поднимая головы.

Когда мужчина вывел остальных фотографов из комнаты, женщина обратилась к Джорджу:

— Что вы от меня хотите? — Руки уже начали развязывать пояс халата.

— Нет, нет, не снимайте. Просто ложитесь на постель и закройте глаза.

Она внимательно посмотрела на него, потом легла и закрыла глаза.

— Так?

Поза была слишком напряженной, но Джордж прошептал:

— Да, — и принялся щелкать камерой. После пары минут фотографирования в разных ракурсах он произнес: — Замечательно. Теперь склоните голову набок. Еще несколько снимков. Чудесно.

Она открыла глаза.

Джордж достал из кейса кусок ткани, которую он использовал как фон, когда снимал Джули. Он расстелил ее на полу рядом с кроватью.

— Не могли бы вы лечь на эту синюю ткань, пожалуйста?

— На пол?

— Да. Предположим, у вас больная спина и вы предпочитаете отдыхать на полу. Понятно?

Она легла на синий квадрат, сложив руки на груди и сжав лодыжки. И снова закрыла глаза.

— Нужно расслабиться, — уговаривал ее Джордж, стоя над ней. — Раскиньте руки в стороны. Чудно. — Он снова принялся фотографировать. — Немного откиньте голову и раздвиньте ноги. — Опять защелкала камера. Его сердце готово было выскочить из груди. — И не могли бы вы приоткрыть рот?

Почти не двигая губами и не меняя позы, женщина еле слышно прошептала:

— Будто я мертвая?

Джордж, забывший об осторожности и не услышавший сарказма в ее голосе, ответил:

— Да.

— Барри!

Дверь открылась, и мужчина почти впрыгнул в комнату. Джордж попятился, а женщина встала.

— Что случилось? Он до тебя дотронулся? — Мужчина переводил взгляд с женщины на Джорджа и обратно..

— Нет, он просто…

— Почему ты лежала на полу?

— Он хотел, чтобы я раскинула руки и сделала вид, будто я… — В ее голосе звучал страх, но когда она взглянула на Джорджа, в глазах светилось презрение.

— Он настоящий урод. Выгони его.

Мужчина повернулся к Джорджу, но тот уже скользил вдоль стены к двери, бормоча, что ему очень жаль, он огорчил леди, одновременно представляя, как женщина будет выглядеть на компьютерном экране, когда он выбелит ее кожу и сделает похожей на труп.


Он вошел через дверь черного хода и сразу услышал голос:

— Это ты, Джордж?

И он ответил так, как отвечал всегда, с детства:

— Да, мама.

Пиджак и галстук он снял заранее, поставил кейс на нижнюю ступеньку лестницы и заглянул в гостиную. Она сидела на своем обычном месте, вязала что-то для богадельни, в углу играло радио. За тридцать лет не изменилось ничего: те же кружевные салфеточки на спинках кресел, тот же ковер из овечьей шкуры перед уродливым газовым камином, перед ним грубые плитки на полу.

— Тебе там посылка, лежит в прихожей. На ней мексиканские штампы.

Джорджа охватило волнение.

— От кого? — спросила она.

— Это по работе, — произнес он, подходя к столику и беря пакет. Таможенных штампов на нем Джордж не обнаружил. Он повернулся и поспешил в свою комнату.

Она с трудом вышла из комнаты, повторяя тот же вопрос, который задавала много лет:

— Когда я смогу пропылесосить у тебя в комнате? Этого не делалось уже много недель.

Он никогда не впустит ее в свою комнату.

— Я все сделаю в выходные, мама.

Она безнадежно махнула рукой и вернулась в гостиную. Джордж достал из кармана ключ и открыл замок, запирающий дверь снаружи. Войдя внутрь, он закрыл дверь на щеколду, сел у письменного стола и включил настольную лампу. Лампа немного разогнала тени, но недостаточно, чтобы хорошо осветить фотографии женщин, которыми были увешаны стены комнаты. Джордж взял скальпель из ящика с инструментами, разрезал пакет и вытянул оттуда пластинку с таблетками. Он не верил, что когда-нибудь их получит. Веб-сайт был американским, но там имелось предупреждение, что в связи с американскими законами против торговли наркотиками таблетки пошлют через Мексику, чьи правила относительно данного успокоительного средства значительно мягче.

Он смотрел на них так, словно они были чем-то священным. Да, по сути, так оно и было: они обладали властью осуществить его мечты.


Слай посмотрел на неподвижного паука, скорчившегося в углу своего стеклянного дома. Согнутые лапки, возвышающиеся над телом, напомнили ему восемь распорок крыши, окружающих только что построенный стадион, который после окончания Игр станет новым спортивным центром Манчестера, особенно когда эту идиотскую беговую дорожку сроют и добавят еще несколько рядов мест для зрителей. Слай поднял сжатый кулак в знак победы — наконец-то «Синие» получат стадион, соответствующий их статусу в городе. Нечто поновее и грандиознее, чем есть у этих поганцев «Красных».

Он захлопнул за собой дверь и осмотрел двор. Эта мерзкая парочка сидела на солнышке на скамейке около сада. У них на коленях лежали развернутые воскресные газеты. Рядом стояли две чашки и чайник со свежим кофе. На солнце хорошо был виден пар, идущий из носика.

Чтобы нарушить мирную атмосферу, Слай громко зевнул, фыркнул и направился к ним. Они пытались не обращать на него внимания, но он зашел им за спину и, наклонившись над плечом женщины, проговорил:

— Грязная шлюха. — Слай специально усилил свой манчестерский акцент.

Она резко повернула голову:

— Простите…

— Эта пташка. — Он показал на фотографию телевизионной ведущей в газете на ее коленях. — По одному виду можно определить. — Он взглянул на мужчину, сидящего рядом: — Готов поспорить, ты бы с удовольствием ей засадил, хотя никогда в этом не признаешься. Во всяком случае, пока твоя мадам тут сидит. Я прав? — Слай громко рассмеялся и продолжил свой путь, воображая, как парочка трясется от злости.

Он сел в машину, надел солнцезащитные очки, опустил стекла и нажал кнопку магнитофона. Загрохотали «Стоун роузез», и он улыбнулся, вспомнив о ночах, когда был в таком улете, что и говорить не мог.

Добираться до маленького террасного дома бабушки было всего ничего. Выйдя из автомобиля, Слай сразу увидел ее в окне: она ждала его, даже пальто уже надела. Он подвел ее к дверце машины и помог сесть на пассажирское сиденье, затем поехал назад в центр и поставил автомобиль на парковку.

Она взяла его под руку, и они направились вверх по Маркет-стрит, причем старушка притормозила, чтобы полюбоваться парком Пиккадилли.

— Все так переменилось, — заметила она больше с удивлением, чем с сожалением. — Заведения «У Льюиса» нет. — Бабушка уставилась на противоположную сторону улицы, на богато украшенный фасад универсального магазина. Над дверями сияли яркие неоновые вывески. — Когда ты был маленький, мы тебя сюда с собой брали. Мы с твоим дедушкой ходили на танцы, на верхний этаж.

— Какие танцы?

— Бальные. Ты, наверное, не знаешь, но там, наверху, были прекрасные деревянные полы.

Слай покачал головой:

— Действительно не знаю, ба.

— Что это за дурацкая громадина? — спросила она, указывая на серую бетонную стену за парком.

— Какой-то дизайнер придумал, — небрежно ответил Слай. — Считается, что это выполнено в китайском стиле — ее поставили, чтобы заглушить шум и вонь от автобусного депо, которое находится за ней.

— По мне, вы глядит чертовски скверно, — промолвила она. — Больше похожа на Берлинскую стену, чем на Китайскую.

Он усмехнулся, направляя ее по пешеходной улице к новому магазину «Маркс энд Спенсер».

— Но мне очень нравятся эти свисающие корзины, — произнесла она, с удовольствием глядя на множество цветов, обрамляющих путь вперед. — И флаги красочные. Почему бы им не оставить все в таком красивом виде навсегда? Даже мусора нет, — добавила она, глядя под ноги. — А плиты когда уложили? — спросила она, кивком показывая на ржавого цвета плиты под ногами.

— Недавно.

— По этой улице раньше ходил трамвай. Прямо там, где мы сейчас идем.

— Ну что же, все меняется, так ведь?

— Совершенно точно, — ответила она, глядя на многочисленные магазины, торгующие мобильными телефонами и одеждой для отдыха и кафе.

На другом конце улицы высился «Маркс энд Спенсер», соединенный наверху галереей с прозрачной крышей с центром «Арндейл».

— Мы вон там с тобой пообедаем, ба.

Он провел ее по ровной брусчатке, затем через площадь к торговому центру «Треугольник». Когда они проходили мимо гигантского экрана, установленного к Играм Содружества, из динамиков раздался громкий комментарий. Рассказывалось о спортсменах, повторялось, где будут происходить различные события. Она слегка съежилась от шума, и они двинулись дальше, к столикам напротив «Цинка».

— Что это за штука? — Она смотрела на музей «Урбис», который поднимался вверх из бетона, подобно подводной лодке, всплывающей на поверхность.

— Не знаю. — Он закурил сигарету. — Наверное, какая-нибудь художественная галерея.

Выбрав столик, откуда им было видно всех проходящих и всем видно было их, Слай протянул старушке меню. Она читала его, шевеля губами в попытке произнести незнакомые названия: брушетта, паппарделле, антирасто, арансини.

Появилась официантка. Слай подозвал ее и внимательно следил за ней, по мере того как она приближалась к их столику. Он хотел, чтобы она обратила внимание, что он привел обедать бабушку, приняла его за приличного человека. Заботливого. Может, даже привлекательного.

— Кофе, ба?

— Да, пожалуйста.

Официантка посмотрела на нее:

— Эспрессо, с молоком, капуччино, мокко?

— Обычный, дорогуша. И пожалуйста, стакан воды.

— Газированной или простой?

— Просто из-под крана, дорогуша.

Официантка скупо улыбнулась и повернулась к Слаю.

— Чай с двумя кусочками сахара, пожалуйста.

— А есть будете?

— Ба?

— Ой, я не знаю. Выбери за меня. — Она подвинула блестящий алюминиевый стул, чтобы солнце не слепило в глаза.

Слай знал, что не сумеет правильно произнести названия иностранных блюд, поэтому заказал две порции копченого лосося с яичницей и откинулся на стуле, наблюдая за проходящими мимо людьми.

— Когда я позавчера была у твоей матери, позвонил кто-то из твоих друзей, — сообщила бабушка. — Мне не нравится, когда они называют тебя Слай. Почему? Твое имя Эшли.

Искренне веря, что ему нет равных по пусканию пыли в глаза, Слай улыбнулся и загасил сигарету.

— Прозвище. Знаешь, как в школе.

— Да, но ведь это даже не часть твоего имени. Оно тебя принижает. Твоя мать дала ему твой новый номер телефона. Сказала, что ты переехал в собственную квартиру.

— Спасибо.

— Как твоя работа?

Таковой не существовало в природе, но у Слая ответ был наготове:

— Замечательно. Я вот это получил в качестве премии. — Он провел рукой по рукаву своего костюма от Дольче и Габбана. — Босс говорит, что я один из лучших работников, какие у него когда-либо были.

Она улыбнулась:

— Ты за кем-нибудь ухаживаешь?

Он едва не рассмеялся, услышав это старомодное выражение.

— Ты спрашиваешь, встречаюсь ли я с кем-нибудь? — Он снова соврал: — Есть парочка девушек, с которыми я дружу. Но ничего серьезного.

— Парочка, — недовольно повторила бабушка. — Почему же не с одной? Ты бы тогда смог узнать ее получше. Какие все стали ветреные.

Слай снял табак, прилипший к его слегка выступающим вперед верхним зубам.

— У меня еще много времени, ба.

Она старалась съесть принесенную еду. Но яйца показались ей непрожаренными, рыба почти сырой, а хлеб жестким.

Наконец Слай спросил:

— Пойдем дальше? — Он заметил, что бабушка склоняется в сторону, стараясь спрятаться от солнца.

— Да, пожалуйста.

Увидев стоящую недалеко официантку, он громко произнес:

— Давай сходим в «Маркс энд Спенсер». Я куплю тебе новый плащ.

— Зачем? Разве этот плохой? — возразила она, глядя на свой старый бежевый плащ с отворотами и клапанами на карманах.

— Нет, но ведь ты так давно его носишь.

Бабушка наклонилась вперед:

— Зачем тогда менять, если с этим все в порядке? Вы все такие сегодня — покупаете, потом через несколько недель выбрасываете.

— Ладно, твоя взяла, — улыбнулся Слай, поднимая руки. — Давай тогда сходим в твое местное кафе и выпьем там чаю с тортом?

— Замечательно!

Он жестом подозвал официантку и вытащил из кармана толстую пачку денег. Взяв верхнюю купюру, Слай протянул ее официантке и небрежно промолвил:

— Сдачи не надо. — Он внимательно вгляделся в ее лицо, ожидая реакции на его щедрость. Но получил лишь безразличное «спасибо».


Содержание:
 0  Убить зверя Killing the Beasts : Крис Симмс  1  Пролог : Крис Симмс
 2  Глава 1 : Крис Симмс  3  Глава 2 : Крис Симмс
 4  Глава 3 : Крис Симмс  5  Глава 4 : Крис Симмс
 6  Глава 5 : Крис Симмс  7  Глава 6 : Крис Симмс
 8  Глава 7 : Крис Симмс  9  Глава 8 : Крис Симмс
 10  Глава 9 : Крис Симмс  11  Глава 10 : Крис Симмс
 12  Глава 11 : Крис Симмс  13  Глава 12 : Крис Симмс
 14  Глава 13 : Крис Симмс  15  Глава 14 : Крис Симмс
 16  вы читаете: Глава 15 : Крис Симмс  17  Глава 16 : Крис Симмс
 18  Глава 17 : Крис Симмс  19  Глава 18 : Крис Симмс
 20  Глава 19 : Крис Симмс  21  Глава 20 : Крис Симмс
 22  Глава 21 : Крис Симмс  23  Глава 22 : Крис Симмс
 24  Глава 23 : Крис Симмс  25  Глава 24 : Крис Симмс
 26  Глава 25 : Крис Симмс  27  Глава 26 : Крис Симмс
 28  Использовалась литература : Убить зверя Killing the Beasts    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.