Детективы и Триллеры : Триллер : Глава десятая : Уоррен Мерфи

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава десятая

Разумеется, придется надеть костюм, но почему обязательно черный? Черный костюм выглядит чересчур уж… траурно, слишком подобострастно для человека, который должен стать следующим претендентом Ай-Ди-Си. С другой стороны, светлый костюм может быть воспринят Холли Брун в ее положении скорбящей дочери как проявление легкомыслия и невнимательности.

Взвесив все «за» и «против» и обдумав возможные последствия, Блейк Клам решил надеть черный костюм в синюю полоску. Черный цвет отражал скорбь, а полоска показывала, что Клам не придерживается глупых формальностей, тем более в тот момент, когда самая могущественная корпорация в мире нуждается в эффективном руководстве. Он надеялся, что Холли Брун оценит это.

Он быстро оделся, вспоминая, что ему известно о дочери Т.Л.Бруна. Ей должно быть около тридцати. Ее фотографии появлялись в разделах светской хроники. Поговаривали, что она была в неменьшей степени мозговым центром Ай-Ди-Си, чем ее отец.

Клам никогда ее не видел, однако одному из нижестоящих вице-президентов как-то довелось встретиться с Холли Брун. Зайдя в офис Клама после совещания шесть месяцев тому назад, тот отер пот со лба, вздохнул, выкурил сигарету и, выпустив дым, сказал:

– Какая сука!

Клам прекрасно знал, кого он имеет в виду, но невозможно было понять, не подстроена ли вся эта сцена, и поэтому он спросил:

– Кто?

– Холли Брун. Она только что отрезала мне яйца и поджарила их.

Этот вице-президент был руководителем небольшой программы но закупке в Европе германия для изготовления транзисторов. Сделка должна была проводиться без лишнего шума, но за день до ее заключения в «Уолл-стрит джорнэл» появилась заметка, где упоминалось о европейских поставщиках Ай-Ди-Си. Это, разумеется, мгновенно повлияло на цены, которые подскочили настолько, что Ай-Ди-Си стало невыгодно покупать сырье за границей.

Идея этой программы, очевидно, принадлежала Холли Брун. Молодой вице-президент встретился с ней в тот день в офисе Т.Л.Бруна в Мамаронеке в присутствии самого Т.Л.

Кламу показалось тогда довольно странным, что младший вице-президент ни словом не упомянул о Т.Л.Бруне. Только о Холли Брун. Она произвела на него впечатление и напугала его. Клам выслушал этот рассказ, но никак не реагировал, не желая впутываться. Позднее в разговоре с начальством он недвусмысленно намекнул на высказывания младшего вице-президента. Он знал, что эта история дойдет до Т.Л.Бруна. Вскоре младший вице-президент был уволен.

Эго было все, что знал о ней Клам, кроме, конечно же, фотографий, которые ему попадались в журналах. На них она выглядела очаровательной женщиной. Прекрасно. Он скоро увидится с нею. Одно дело на фотографиях, другое – в жизни. Ему приходилось видеть прекрасных на фотографиях женщин, которые в жизни были совсем невзрачными.

Он взглянул на часы, посмотрел в сторону спальни, где Тери валялась на кровати. На ковре темнело пятно от разлитого мартини. Клам покачал головой и вышел. Он найдет время, чтобы заняться Тери, после того как станет президентом Ай-Ди-Си.

Когда Клам проезжал на своем «кадиллаке» через ворота, он предупредил старшего охранника:

– Ко мне должна приехать мисс Брун. Пропустите ее и тут же сообщите мне.

– Будет сделано.

Клам распорядился, чтобы секретарша приготовила горячий чай и кофе и принесла бы в кабинет вместе с серебряным сервизом, когда он ей позвонит.

Он позвонил, как только охранник сообщил о приезде Холли Брун, и к тому времени, когда она влетела в его кабинет, серебряный сервиз уже стоял на краю стола. «Прекрасный стиль, – подумал Клам, посмотрев на сервиз, – президентский стиль».

Он поднялся.

– Доброе утро, мисс Брун. Не могу выразить свою…

– Не можете, ну и не надо, Клам, – сказала она. – Мы должны обсудить некоторые вопросы. – Она взглянула на серебряный сервиз. – Кофе и чай?

– Да, что вы желаете?

– У вас есть водка?

Он знал, что у него где-то есть спиртное, но мучительно размышлял, как ему быть. Он не ожидал, что она захочет с утра выпить. Клам не хотел предстать перед ней пьяницей, у которого в каждом шкафу по бутылке, а с другой стороны, если он замешкается, это может показаться нелюбезным.

Он поднял трубку и спросил у секретарши:

– На днях я заказывал спиртное, где оно? Спасибо.

Он положил трубку.

– Я не знал, куда они его поставили, – сказал он Холли Брун. Ну вот, и трезвенником себя показал, и этикет не нарушил.

Клам подошел к шкафу, а Холли Брун опустилась на одно из кожаных кресел. Она крикнула ему вдогонку:

– Налейте двойную порцию! В большой бокал. Без льда и без соды!

Еще одна проблема. Должен ли он пить с ней? Или пусть пьет одна? Ох уж эти сложности в определении границы между корпоративным имиджем и личными привычками!

Он налил Холли Брун водки, пользуясь мерным стаканчиком, точно две унции, а сам решил выпить кофе, но в последнюю минуту передумал и налил себе чай. Кофе это… как-то по-плебейски.

Холли вяла водку, и, когда он повернулся к ней со своей чашечкой чая, ее бокал был уже наполовину пуст.

– Что вы здесь делаете? – спросила она.

Он предвидел этот вопрос и всю дорогу в офис размышлял, как отвечать на него. Несмотря на то, что Холли унаследовала десять процентов акций Ай-Ди-Си и могла помочь ему получить президентское кресло, он все-таки решил сказать ей лишь самое необходимое, чтобы выйти сухим из воды.

– Перед безвременной кончиной ваш отец, – сказал он, – назначил меня руководителем одной операции. Мы сейчас находимся в штаб-квартире этой операции.

Что ей известно? Были ли все эти разговоры о том, что в корпорации за старого Т.Л.Бруна все решает она, правдой? Если да, то, вероятно, она уже знала, что он затеял. Его ответ был достаточно нейтральным, чтобы сработать, даже если она хочет намекнуть, что ей многое известно.

Он посмотрел ей прямо в глаза, зная, что поступает правильно, и поднес чашечку ко рту, чтобы она не видела его губ. Глаза обычно могут скрыть ложь, а губам это редко удается

– Я знаю, что вас назначили руководителем. Что вы сделали за это время?

– Я работал в соответствии с личными инструкциями Т.Л., мисс Брун. Это в некотором роде новый подход к проблемам корпорации, но он имеет многообещающие перспективы, и это говорит о таланте вашего отца. Т.Л. хотел компьютеризировать всю страну, организовать взаимосвязь на всех уровнях между частной промышленностью и правительством, влияние на органы обеспечения правопорядка, суды, профсоюзы и даже преступный мир.

«По-моему, я не сказал ничего лишнего», – решил Клам.

– Зачем? – спросила она. Этот вопрос осложнял ситуацию.

– Ай-Ди-Си нуждается в надежной информации о социальной структуре страны для того, чтобы принимать разумные перспективные решения, которые основывались бы на точных расчетах.

Холли молча осушила свой стакан, протянула Кламу, чтобы тот снова наполнил его, и сказала:

– Бред собачий!

– Простите? – спросил он, прежде чем направиться за выпивкой.

– Я сказала «бред собачий». Во-первых, Т.Л. было наплевать на социальную структуру. Он хотел продавать компьютеры. Во-вторых, даже если предположить, что он вдруг этим заинтересовался, он вряд ли купил бы этот мавзолей, чтобы вы здесь валяли дурака. Почему именно этот санаторий?

Наполняя стакан, Клам усмехнулся.

– Здесь находится что-то вроде испытательной площадки новых компьютеров Ай-Ди-Си. Все наши последние модели находятся здесь, даже компьютеры нового поколения, которых пока еще нет на рынке. Я прихожу к выводу, что это место – что-то вроде правительственного центра, где скапливается информация. Большая часть данных, которые хотел иметь Т.Л., уже заложена в памяти здешних компьютеров, и он прислал меня сюда, чтобы я использовал эту информацию с максимальной выгодой.

Он протянул ей бокал. Холли взяла его и кивнула. Она держала стакан пальцами двумя руками, голова была откинута назад, глаза, опушенные длинными ресницами, смотрели на Клама, белки обольстительно поблескивали.

Клам понял этот взгляд. Она отказалась от попытки сломать его и теперь пускает в ход женское кокетство. «Почему бы и нет, она, должно быть, лакомый кусочек», – подумал он.

– Вы бы хотели стать президентом Ай-Ди-Си? – спросила она.

Он поднял, а затем поставил чашку чая, прошелся вдоль и поперек по комнате и остановился у письменного стола.

– Я не могу выразить своих чувств. Я никогда…

– Не пытайтесь морочить мне голову.

Когда утром Блейк Клам размышлял о власти, данной ему КЮРЕ, то решил, что станет президентом не только своей корпорации. Он очень осторожно выбирал слова и сделал паузу, прежде чем продолжить разговор.

– Это больше того, на что я надеялся, – схитрил он.

– Вы ведь знаете, что как наследница я являюсь обладателем контрольного пакета акций.

– Да, мисс Брун.

– Ничего вам не обещаю, но полагаю, что, благодаря моим акциям и влиянию на правление, я могла бы сделать президентом даже Микки Мауса, если бы захотела.

Клам кивнул. Комментарии, по-видимому, были излишни.

– Я только хотела убедиться, что вы не Микки Маус, – сказала она. – Выслушав ваш нелепый рассказ, я так и не поняла, то ли вы и в самом деле Микки Маус, то ли принимаете за него меня.

Она потягивала водку в ожидании ответа. На минуту в комнате повисла тишина. Собеседники холодно меряли друг друга взглядами. Наконец Клам произнес:

– Поймите, мисс Брун, я нахожусь здесь меньше десяти дней. Этого недостаточно, чтобы во всем разобраться и сделать именно такие выводы, которых ожидал покойный Т.Л.Брун.

Они еще минуту пристально смотрели друг другу в глаза. Холли была явно не удовлетворена ничего не значащим ответом. Зазвонил телефон на письменном столе Клама. Не отводя глаз от Холли, Клам медленно протянул к нему руку.

В Кливленде доктор Харолд Смит вошел в телефонную будку на углу улицы, посмотрел на недавно купленные часы, а затем набрал номер.

Он вынул из кармана пиджака секундомер и произнес:

– Я хотел бы поговорить с городом Рай в штате Нью-Йорк. – Он продиктовал телефонистке номер телефона.

– Это будет стоить три доллара и двадцать центов, – сказала телефонистка.

– Я собираюсь разговаривать три с половиной минуты. Сколько будет стоить каждая лишняя минута?

– Один момент… Семьдесят центов.

– Хорошо, я сейчас заплачу, подождите немного, пожалуйста. – Он повесил трубку на крючок под телефоном и начал вынимать двадцатипятицентовые монеты из монетницы. Достал четыре штуки, опустил их в автомат, проделал это еще дважды, затем вынул еще три двадцатипятицентовика, монету в десять центов, еще один пятицентовик и тоже опустил в телефон-автомат.

– Спасибо, – сказала телефонистка, – соединяю.

Смит услышал сигналы на линии. Это была линия, которую он использовал только для своих частных разговоров. Он надеялся, что ее не отключили. Смит услышал гудок и быстро нажал на кнопку секундомера. Трубку подняли после первого гудка.

– Алло, – ответил четкий, решительный, хорошо знакомый Смиту голос с небольшим акцентом, происхождение которого невозможно было определить.

Смит подождал несколько секунд, пока снова не услышал «алло» Клама.

– Клам? – спросил Смит.

– Да.

– Это Смит. – Смит посмотрел на часы. Прошло двадцать секунд. Он услышал вздох на другом конце провода.

– Ну, здравствуйте, доктор. Где вы находитесь?

– Это не имеет никакого значения, – сказал Смит. – А вы, как видно, неплохо устроились в Фолкрофте?

– А почему бы и нет? Кто-то ведь должен управлять делами.

– Я позвонил, Клам, чтобы призвать вас к разуму.

Смит понимал, что к этому моменту Клам должен был оправиться от шока и сейчас, вероятно, уже протягивает руку к кнопке, приводящей в действие систему определения телефонного номера, установленную в КЮРЕ.

– О чем это вы? – послышался голос Клама.

«Прекрасно, – подумал Смит. – Задает вопросы, Чтобы потянуть время».

– Я хотел призвать вас отказаться от безумного предприятия, которое вы затеяли.

– Не понимаю, почему вы считаете его безумным, доктор. Все очень разумно с точки зрения корпорации. Вы не согласны?

– Нет, не согласен, – сказал Смит. – Я разговариваю с вами только как американец. Разве вы не понимаете, что подвергаете риску саму структуру нашего общества? То, что вы делаете, может привести к очень опасным последствиям.

– Не разбив яиц, нельзя сделать яичницу, – сказал Клам. – Лично я считаю, что цель стоит затраченных усилий. Вы можете себе представить, какой огромной властью я буду обладать?

Они продолжали разговаривать. Смит задавал вопросы, Клам возражал и задавал свои.

Когда его секундомер отсчитал три минуты, Смит сказал:

– Клам, я только хотел кое о чем вас предупредить.

– О чем же?

– Я собираюсь убить вас.

Клам рассмеялся:

– Я боюсь, что у вас ничего не выйдет, доктор Смит. Вам не удастся меня убить.

Секундная стрелка пробежала еще двадцать секунд.

– Посмотрим, – сказал Смит. – Кстати, вы видели Римо?

– Да.

– Вы напрасно надеетесь, что он убьет меня по вашему приказу. Он слишком предан мне.

Клам рассмеялся.

– Предан? – переспросил он. – Он даже вашего имени уже не помнит.

Он хотел что-то добавить, но не успел. Стрелка секундомера приближалась к четырем минутам, и Смит повесил трубку.

Он вышел из телефонной будки и огляделся. Поймав на себе взгляд старика из химчистки, которая находилась рядом с телефонной будкой, он пристально посмотрел на него, а затем спустился по лестнице, которая вела в метро. Он остановился у кассы и купил один жетон, заплатив за него без сдачи монетами, которые достал из кармана пиджака.

– Когда следующий поезд в сторону центра? – спросил он.

Скучающий продавец жетонов ответил:

– Поезда идут через каждые пять минут.

– С какого пути? – спросил Смит.

– Вон с того. – Кассир раздраженно поднял голову, чего и добивался Смит.

– Благодарю.

Смит взял жетон, прошел через турникет и вышел на платформу, с которой отходили поезда в город. Он прошел по платформе, стараясь не привлекать к себе внимания. Выйдя на другом конце платформы, прошел через турникет и, пройдя лестничный марш, опять оказался на улице.

Смит, стараясь остаться незамеченным, сел за руль незапертой машины, оставленной им несколько часов тому назад на другой стороне улицы, на которой стоял телефон-автомат, откуда он звонил Кламу.

Смит тяжело опустился на сиденье и нахлобучил шляпу. Он посмотрел на часы. Кажется, уже пора.

Отслеживание телефонного звонка в пределах городской черты у сложной электронной системы КЮРЕ обычно занимает семь минут. Но междугородный разговор через телефонистку засекают в течение трех минут и двадцати секунд. Смит дал Кламу достаточно времени. Остается только ждать, чтобы узнать, насколько хорошо Клам руководит операциями КЮРЕ.

Смит закурил. Хотя он ненавидел вкус табака и считал курение отвратительной привычкой, он обнаружил, что никотин – довольно эффективное болеутоляющее средство. Смит не бросал курить, хотя боль уже ни так мучила его и он был в состоянии передвигаться, опираясь на правую ногу почти в полную силу.

Едва он успел в третий раз затянуться, как у телефонной будки остановился золотисто-бежевый «шевроле-седан» без номера. Двое мужчин в светло-серых костюмах вышли из машины и оглядели улицу. Один из них вошел в телефонную будку, и Смит увидел, что он осматривает пол и выступ под аппаратом.

У Смита засосало под ложечкой: ФБР. По виду этих людей сразу можно определить, кто они такие. Один из них вышел из будки и направился в химчистку, а другой наблюдал за улицей.

Через минуту первый выбежал из химчистки, подавая знаки своему напарнику, и они спустились в метро.

Смит подождал, пока оба скрылись из виду, и завел машину, купленную утром. Он пересек перекресток и через два квартала повернул в сторону, противоположную от центра города.

Смит сомневался, что агенты поверят его уловке с выяснением расписания поездов в центр. Но это уже не имело значения. Через несколько минут он выедет из города. Важно было то, что Клам знал, как работает система отслеживания телефонных номеров и как гигантский механизм приводится в действие. Понадобилось не более восьми минут, чтобы у телефона-автомата появились агенты.

Смит вел машину, но мысли его были заняты вовсе не дорогой. Он размышлял о том, что должен был чувствовать доктор Франкенштейн, когда его творение вышло из повиновения.

У Клама была КЮРЕ, он знал, как приводить ее в действие, и, если он сказал правду, – а врать ему не имело никакого смысла, – у него был Римо. «А у меня, – с горечью размышлял Смит, – лишь неполные четыре тысячи долларов, монетница, секундомер и линейка».

Может быть, этого и достаточно.


Содержание:
 0  Судный день : Уоррен Мерфи  1  Глава вторая : Уоррен Мерфи
 2  Глава третья : Уоррен Мерфи  3  Глава четвертая : Уоррен Мерфи
 4  Глава пятая : Уоррен Мерфи  5  Глава шестая : Уоррен Мерфи
 6  Глава седьмая : Уоррен Мерфи  7  Глава восьмая : Уоррен Мерфи
 8  Глава девятая : Уоррен Мерфи  9  вы читаете: Глава десятая : Уоррен Мерфи
 10  Глава одиннадцатая : Уоррен Мерфи  11  Глава двенадцатая : Уоррен Мерфи
 12  Глава тринадцатая : Уоррен Мерфи  13  Глава четырнадцатая : Уоррен Мерфи
 14  Глава пятнадцатая : Уоррен Мерфи  15  Глава шестнадцатая : Уоррен Мерфи
 16  Глава семнадцатая : Уоррен Мерфи  17  Глава восемнадцатая : Уоррен Мерфи
 18  Глава девятнадцатая : Уоррен Мерфи  19  Глава двадцатая : Уоррен Мерфи
 20  Глава двадцать первая : Уоррен Мерфи    



 




sitemap