Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 17 : Уоррен Мерфи

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 17

Маршал Иосиф Стеранко отлично понимал, что, собственноручно провожая американца по имени Римо в Большой Кремлевский дворец, совершает государственную измену. Но он понимал и то, что если он этого не сделает, то этот безумец, сражающийся как тигр, не только убьет его, но и на глазах у всего мира сровняет Москву с землей, пока не добьется своего.

Маршал Иосиф Стеранко, который сражался в Ленинграде, побывал под огнем нацистов и финнов, отвечал сейчас за безопасность Москвы и всей своей родины. И он был готов на все, лишь бы только исполнить свой долг – даже если для этого надо было тайно провести в Кремль американского агента, возможно, затевающего устранение всего Политбюро.

Вожди приходят и уходят, а Москва должна стоять вечно. Стеранко провел Римо до главной лестницы Большого Кремлевского дворца. Римо был одет в серую шинель и папаху, одолженную у маршала.

Никто из встретившихся им охранников не задал ни единого вопроса. Все были уверены, что старик маршал спешит на доклад по поводу слухов о нападении на столицу.

– Охранники говорят, Генсек находится в конференц-зале на третьем этаже с каким-то азиатом. По описанию похож на того, кто вам нужен, – сказал маршал Стеранко, вводя Римо в мраморный коридор. – Ищите там. Я дальше не пойду.

– Вы в этом уверены? – спросил Римо, стаскивая с себя шинель.

– Абсолютно.

В благодарность Римо не стал убивать старика, а лишь легким толчком погрузил его в сон.

Римо стал подниматься по сырой лестнице. Его чутье не уловило ни систем электронного слежения, ни ловушек. Интересно, подумал он, в чем причина – в каменные стены Кремля невозможно вмонтировать электронику, или русские настолько уверены в своей безопасности, что не считают нужным ее ставить?

Римо вступил на третий этаж и очутился в темном коридоре с обшитыми деревом стенами. По обе стороны чередой тянулись комнаты. Коридор был странно пуст. Все двери были похожи одна на другую, а прочесть таблички на них Римо не мог. Обстановка напоминала ему годы учебы в старших классах школы в Ньюарке. Гнетущее впечатление!

Римо пошел по коридору, пробуя подряд все двери. Первые два кабинета оказались пусты, зато в третьем по счету он столкнулся с шестью охранниками, выходящими из помещения, похожего на комнату отдыха. Во всяком случае, оттуда доносился запах крепкого кофе.

– Прошу прощения, – пробормотал Римо. – Я ищу туалет.

Охранники разом повернулись, словно на шарнирах, подсоединенных к одному маховику. Тот, что стоял ближе всех, при виде странного наряда Римо не раздумывая сделал два выстрела.

Но в ту тысячную долю секунды, которая понадобилась ему, чтобы спустить курок, Римо успел схватиться за пистолет и развернуть его русскому в живот, так что тот выстрелил в себя, а заодно и в товарища, оказавшегося сзади.

Два тела, как одно, рухнули на паркет.

Но Римо еще раньше пришел в движение. Комната была небольшая, особенно не развернешься, поэтому он бросился на третьего охранника, рубанув его рукой по шее. Голова дернулась на сломанной шее. Офицер умер мгновенно, но Римо не спешил с ним расставаться. Он сгреб тело и, закрываясь им, отступил в коридор.

– Не стрелять! – рявкнул начальник караула, не отдавая себе отчета в происшедшем, так быстро все случилось. – Попадете в Илью!

Охранники повиновались.

– Выходите, где бы вы ни были, – пропел из коридора Римо. Его задачей было избежать стрельбы. Если Чиун на этом этаже, он не должен получить шальную пулю.

– Он не вооружен, – тихо произнес командир. – Вы, двое, марш за ним и пристрелите на месте.

Два офицера рванулись к двери. Начальник караула не отставал.

Внезапно в дверях показалась голова, и охранники не раздумывая выстрелили. Голова метнулась назад за какую-то долю секунды до выстрелов.

– Кто это был?

– Похоже на Илью. Илья, в чем дело?

Голова показалась опять. Да, это был Илья. Только его широко открытые глаза не мигали, как у куклы.

– Все в порядке, – проговорила голова странным голосом. – Выходите, сыграем!

– Да он мертв! – догадался один. – Этот безумец орудует им как манекеном!

От жуткой сцены оба застыли. Один позеленел.

– Идиоты! – прокричал начальник охраны. – Чего вы испугались? – И влепил две пули в мертвое лицо Ильи. – Ну, вот. А теперь хватайте этого хулигана!

Римо швырнул труп поперек дороги, а сам стал ждать в стороне.

Первым из двери показалось дуло «ТТ». Рука Римо метнулась навстречу, ствол переломился надвое, и его часть со звоном упала на пол. Охранник с глупым выражением лица смотрел на свое изуродованное оружие. Потом он поднял глаза на Римо: тот стоял, выставив вперед палец, как делают дети, когда играют в войну.

– А у меня все в порядке, – небрежно произнес Римо.

Охранник все же выстрелил. Пуля выскочила из зияющей казенной части, но в отсутствие дула не набрала ударной силы и закувыркалась в воздухе.

Римо поймал ее.

– Пригодится! – сказал он и бросил пулю.

Она ударила охранника в лоб с такой силой, что тот повалился с ног.

Римо перепрыгнул через тело, пинком отбросил его в коридор и ринулся на последнего охранника – начальника караула.

«ТТ» произвел несколько выстрелов. От первых трех Римо увернулся, потом вильнул в другую сторону, давая и еще одной пуле просвистеть мимо.

– Остался один выстрел, приятель, – сказал Римо. – Считать надо!

Начальник караула так и сделал. Он приставил пистолет к виску и, прежде чем Римо сумел его остановить, снес себе половину черепа.

– Кажется, русские стали другими, – удивился Римо.

* * *

Полковник Виктор Дитко был доволен. Пока все идет отлично.

Начиная с перелета Пхеньян-Москва и по дороге из аэропорта Шереметьево в Кремль Мастер Синанджу не произнес ни слова. В полете он все время смотрел в окно, за которым находилось крыло самолета, с таким выражением лица, будто он сомневался в прочности конструкции.

Полковник Дитко лично ввел Мастера Синанджу в богато декорированную дверь Владимирского зала Большого Кремлевского дворца. Этот восьмигранный зал с низкими сводами был излюбленным местом Генерального секретаря для определенного рода встреч.

Генсек поднялся из-за необъятного рабочего стола и расплылся в лучезарной улыбке.

– Добро пожаловать в нашу страну, – обратился он к Мастеру Синанджу. – Вы, полагаю, владеете английским?

– А также русским, – сухо произнес по-русски Мастер Синанджу. – Жаль, что вы – нет.

Улыбка сползла с лица Генерального секретаря.

– Я буду беседовать с Мастером Синанджу наедине, – сказал он, повернувшись к полковнику Дитко.

– А как с моим назначением в «девятку»? – робко напомнил полковник, опасаясь, что его дело затеряется в бесконечной бюрократической машине Политбюро.

Генсек нахмурился: ему не понравилось упоминание столь незначительного вопроса в этот исторический момент.

– Хорошо. Считайте, что оно уже состоялось. И вот вам первое задание встать за этой дверью и никого сюда не впускать.

– Есть, товарищ Генеральный секретарь! – отчеканил полковник Дитко, поняв Генсека буквально.

Вот почему, когда спустя несколько минут личная секретарша Генсека попыталась пройти в кабинет, полковник Виктор Дитко преградил ей путь.

– Генеральный секретарь просил его не беспокоить.

– В стране кризис! Москва подверглась нападению! Политбюро собирается на экстренное совещание.

– У меня совершенно ясные указания, – повторил полковник Дитко, расстегивая кобуру.

В обязанности секретарши отнюдь не входило любоваться дулом пистолета, и она бросилась вон. Та же участь постигла и всех последующих гонцов.

Непрерывно заливались телефоны. На звонки никто не отвечал.

Военные и политики, не имея возможности связаться с Генеральным секретарем, решили, что он либо мертв, либо сражается с убийцами. По Кремлю поползли слухи о государственном перевороте. Охранники, секретарши и прочие функционеры потихоньку покинули здание.

Итак, Москва фактически оказалась захвачена врагом, а полковник Виктор Дитко единолично препятствовал тому, чтобы информация о чрезвычайной ситуации в городе достигла ушей единственного деятеля, который был наделен полномочиями принять адекватное решение.

Более часа никто не решался приблизиться к Владимирскому залу. Но вдруг в коридоре, ведущем к золоченой двери, показалась странная фигура.

Освещение в коридоре было довольно тусклое, и полковник Дитко прищурился. Что за странный наряд! Не костюм и не униформа, а нечто похожее на упадническое западное одеяние типа пижамы. Только эта пижама была из черного шелка. На ногах у незнакомца были мягкие сандалии, что позволяло ему двигаться совершенно бесшумно, не лишая, однако, его походку уверенности. И полковник Дитко нутром почуял, что пришел тот, которому придется подчиниться.

Лицо показалось полковнику знакомым, но лампы в коридоре висели так далеко друг от друга, что разглядеть его было трудно. Стоило полковнику сфокусироваться на лице загадочного посетителя, как оно опять попадало в тень.

Полковник Дитко взвел курок.

– Кто вы такой? – спросил он.

Таинственный незнакомей вновь оказался на свету, и в глазах его вспыхнул гнев. И раздался голос, от которого содрогнулись стены:

– Я Шива-Дестроер; сама Смерть, ниспровергатель миров. Мертвый ночной тигр, воскрешенный Мастером Синанджу. А ты, смердящий пес, как осмелился мне перечить ?!

Полковник Дитко узнал наконец это лицо – американец Римо! Но узнавание пришло слишком поздно. Поздно было и пускать в ход пистолет. Поздно нажимать спусковой крючок.

Ибо американец уже действовал. Полковник даже не почувствовал, как мощная рука отшвырнула его пистолет и как тисками зажала ему запястье.

– Где Чиун?

– Не скажу, – прохрипел Дитко. Римо сжал пальцы. Рука Дитко побагровела, а кончики пальцев раздулись, как маленькие воздушные шарики. Потом кожа лопнула и брызнула кровь.

Полковник Дитко закричал. Он выкрикнул одно слово. И это слово было «Внутри!»

– Благодарю, – сказал Римо Уильямс и ребром ладони ударил полковника по кадыку.

Перешагнув через труп, Римо взялся за ручку двери.

* * *

Генеральный секретарь ЦК КПСС пытался связаться по телефону с Вашингтоном. Ему мешала телефонистка, которая повторяла, что в стране кризис.

И что его советники отчаянно рвутся переговорить с ним. Не сочтет ли он возможным ответить на звонки, пока в стране еще существует правительство?

– К черту! – поднял голос Генеральный секретарь. – Освободите линию. Мне нужен Вашингтон!

Он до боли сжал в руке трубку. Боль стала невыносимой – что было довольно странно, ибо старик-кореец, известный как Мастер Синанджу, всего лишь коснулся длинным ногтем мочки его правого уха. Почему же тогда боль пронизала все тело, как миллион раскаленных иголок?

Наконец, слава Богу, в трубке зазвучал знакомый голос президента Соединенных Штатов.

– Скажите ему, что пленки уничтожены! – зашипел прямо в ухо Мастер Синанджу.

– Пленки уничтожены! – прокричал Генсек.

– Что? – переспросил президент. – Не надо так кричать.

– А теперь скажите, что вы расторгли контракт с Мастером Синанджу.

– Мы расторгли контракт с Мастером Синанджу!

– И что отныне Мастер Синанджу не работает ни на кого, включая Америку.

– Отныне Мастер Синанджу не работает ни на кого, включая Америку, – выдохнул Генеральный секретарь. От боли в глазах у него помутилось. Ему казалось, он сейчас умрет. Это было бы избавлением.

– Вам конец, – подсказал Чиун.

– Мне конец! – послушно повторил Генеральный секретарь и повесил трубку. Со лба его струился пот, как вода из поломанного питьевого фонтанчика.

Римо Уильямс ворвался в кабинет Генерального секретаря и замер.

– Чиун! – воскликнул он.

Чиун стоял над русским лидером, удерживая его в кресле легким касанием изящного ногтя. Мастер Синанджу больше не выглядел старым и немощным. В его карих глазах светилась жизнь. И удивление, вызванное внезапным появлением Римо.

– Римо, – проскрипел он. – Что ты тут делаешь?

– Тебя спасаю.

– Меня не надо спасать. А кто охраняет золото моего селения?

– Смит.

– Тьфу! – сплюнул Чиун. – Тогда надо поспешить домой.

– А как твой контракт с русскими?

– Этот русский кретин не удосужился прочитать текст. Контракты Синанджу нельзя переуступать никому. Статья пятьдесят шестая, пункт четыре.

После неудачного опыта Мастера Типи такой пункт фигурировал во всех контрактах Синанджу. Если бы ты взял на себя труд прочесть оставленный мною свиток, ты бы тоже это знал.

– То есть ты все равно бы вернулся?

– Разумеется.

Римо был озадачен.

– Ничего не понимаю.

– А, вот еще. – Чиун через комнату бросил Римо два бесформенных комка черной пластмассы. – Это кассеты, которыми русские пытались шантажировать Смита.

– Они больше ни на что не годны. Но этому все известно, – кивнул Римо на Генерального секретаря.

– Он милостиво согласился принять в дар амнезию, которая входит в число оказываемых Синанджу услуг, – ответил Чиун, неожиданно отводя свой ноготь. Генеральный секретарь встрепенулся.

– Теперь нам остается только выбраться отсюда живыми, – заметил Римо.

Чиун фыркнул.

– Мастерам Синанджу никогда не составляло труда пересечение границ.

Все государства будут счастливы предоставить нам дипломатический иммунитет.

Римо повернулся к советскому лидеру.

– У вас, надеюсь, не возникнет с этим проблем?

Конечно, никаких затруднений не предвиделось. Генсек был счастлив предоставить им свой личный самолет для полета в Пхеньян – если только ему освободят наконец эту треклятую государственную телефонную линию.


Содержание:
 0  У последней черты : Уоррен Мерфи  1  Глава 2 : Уоррен Мерфи
 2  Глава 3 : Уоррен Мерфи  3  Глава 4 : Уоррен Мерфи
 4  Глава 5 : Уоррен Мерфи  5  Глава 6 : Уоррен Мерфи
 6  Глава 7 : Уоррен Мерфи  7  Глава 8 : Уоррен Мерфи
 8  Глава 9 : Уоррен Мерфи  9  Глава 10 : Уоррен Мерфи
 10  Глава 11 : Уоррен Мерфи  11  Глава 12 : Уоррен Мерфи
 12  Глава 13 : Уоррен Мерфи  13  Глава 14 : Уоррен Мерфи
 14  Глава 15 : Уоррен Мерфи  15  Глава 16 : Уоррен Мерфи
 16  вы читаете: Глава 17 : Уоррен Мерфи  17  Глава 18 : Уоррен Мерфи
 18  Использовалась литература : У последней черты    



 




sitemap