Детективы и Триллеры : Триллер : 49 : Деон Мейер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  83  84  85  87  90  93  96  99  102  105  108  111  112  113

вы читаете книгу




49

— Знаешь, ван Герден, я очень тебя уважаю, — сказал Матт Яуберт.

Он не ответил, гадая, куда клонит его собеседник.

— Лично я по-прежнему считаю тебя одним из нас. Одним из лучших. — Яуберт передвинулся на край стула и заговорил серьезно: — Но сегодня утром все изменилось. Под угрозой оказалась жизнь мирных граждан.

Ван Герден кивнул.

— Так что… нам придется взять руководство в свои руки.

Ван Герден кивнул. «Руководство» — понятие относительное.

— Мы не хотим отстранять тебя. Дело ведет Нуга. Будешь работать с ним. Делиться информацией.

— Вы уже и так все знаете.

— Ты уверен? — подозрительно осведомился О'Грейди.

— Да.

Они действительно в курсе всего, кроме человека, который обещал перезвонить в два. И бумажника у него в кармане.

— Та женщина, Каролина де Ягер… Она его мать?

— Да.

— Я хочу с ней поговорить.

— Я отведу тебя к ней.

— И мне нужны фотографии.

— Да.

О'Грейди смерил его недоверчивым взглядом, как будто сомневался в его искренности.

— Извини, ван Герден, — сказал Яуберт, как будто угадав его разочарование.

— Я понимаю, — кивнул он.

— Как поступим с журналистами?

Ван Герден задумался. Несколько минут назад он собирался с помощью средств массовой информации сломить Бритса, воспользоваться естественной агрессивностью репортеров как тараном, чтобы добыть все сведения о таинственной операции. Но сейчас, увидев, какая внутренняя борьба происходила в полковнике, он больше не был уверен, что поступает правильно.

— Скажем, мы все сотрудничаем. Все, в том числе и военные. Мол, расследование вступило в критическую фазу, и некоторые сведения мы просто обязаны пока не раскрывать. Но прорыв неизбежен. Подержим их на голодном пайке.

Яуберт едва заметно улыбнулся:

— Тебе надо вернуться к нам, ван Герден. — Он встал. — Пошли покормим дракона.

Они вышли за дверь, встали на крыльце. Детективы из отдела убийств и ограблений направились к тому месту, где столпились репортеры; те подались ближе, замерли в предвкушении. И вдруг ван Герден увидел еще один кортеж машин, который медленно полз к дому со стороны шоссе. Впереди, в белом «мерседесе», ехал Орландо Арендсе.

— Я не успел вас предупредить, — сказал у него за спиной Крошка Мпайипели. — Босс звонил и сказал, что едет.


Вся сцена была какой-то фантастической. Давая указания стекольщикам, ван Герден все время озирался. Перед домом матери стояли «бойцы» Орландо Арендсе, спрятав оружие под одеждой. Им было неловко; они чувствовали себя не в своей тарелке в компании полицейских, которые окружили весь участок цепью. В дальнем углу стояли солдаты из отборного отряда сил национальной обороны ЮАР, подразделения по борьбе с террором. Еще одна группа, состоявшая из представителей СМИ, значительно поредела — остались лишь самые терпеливые репортеры криминальных отделов, которым не терпелось побеседовать со знаменитой Джоан ван Герден.

Напротив Нуга О'Грейди беседовал с Каролиной де Ягер. В гостиной Джоан ван Герден беседовала о южноафриканском постмодернизме с главным криминальным авторитетом Западной Капской провинции. А в спальне врач осматривал Вилну ван Ас, у которой был шок.

Ван Герден покачал головой. Ну и дела! Сейчас ему необходимо побыть в тишине и подумать. Он хотел перечитать письма Рюперта де Ягера, прочесать их в поисках сведений о Вентере и Верготтини. Их надо срочно найти! Но с письмами придется подождать.

Орландо вернулся из больницы, сказал, что Билли в реанимации и прогнозы не лучшие. Крошка Мпайипели покачал головой и объявил, что происходящее похоже на Англо-бурскую войну: в середине оказались цветные, которые не имеют к проблеме никакого отношения, но погибают чаще других.

— Билли — боец. Он справится, — сказал Орландо.

Ван Герден позвонил Хоуп еще до того, как Яуберт и остальные самовольно заняли его гостиную. Он сообщил, что отныне дело официально ведет ЮАПС. Но им неизвестно о двухчасовом звонке. Она должна снять трубку. А потом перезвонить ему на номер Крошки.

— Хорошо, — ответила Хоуп.

Заговорщики!

Ван Герден предупредил, что фамилия человека, который ей позвонит, Вентер или Верготтини.

Остальные мертвы.

Шесть из восьми.

На том конце линии наступила тишина. Потом она сказала, что перезвонит.

Что же случилось двадцать лет назад? Почему сейчас погибают выжившие тогда?

Приехал бригадир Валтер Ределингёйс, подошел к Бестеру Бритсу. Они долго совещались, а потом направились к нему. Он вышел им навстречу и услышал сзади чей-то голос:

— Я не останусь внакладе, и не смотрите на меня так.

Ван Герден пожал плечами.

Из его дома вышли Яуберт, О'Грейди и Петерсен, увидели вновь прибывших, направились к ним. При виде Орландо Арендсе глаза у них едва не вылезли из орбит.

— Орландо! — без всякой радости воскликнул Матт Яуберт.

— Бык! — Орландо назвал Яуберта кличкой, какую он заслужил, когда работал в Кейп-Флэте.

— Что он здесь делает? — спросил Яуберт у ван Гердена.

— Там, в больнице, мой человек.

— Кто вы такой? — осведомился Валтер Ределингёйс.

— Ваш самый страшный сон, — ответил Орландо.

Матт Яуберт нахмурился:

— Ван Герден, что ты вытворяешь?

— Я делаю то, что должен.

— Я хочу знать, как мы будем сотрудничать, — сказал Валтер Ределингёйс.

— С ним я работать не буду, — заявил Яуберт, кивая в сторону Арендсе.

— Я тоже, — отозвался Арендсе. — Иначе потеряю свой авторитет.

— Орландо и его люди внесли ценный вклад в расследование, — произнес ван Герден, хотя ему было не по себе.

— Ты один из нас, ван Герден. Сказал бы, что тебе нужно прикрытие, мы бы помогли.

— Не задавая лишних вопросов?

Все замолчали.

— Бригадир, расследование ведем мы при поддержке ван Гердена.

— Чушь! — возразил Ределингёйс.

Яуберт проигнорировал бригадира.

— Оставлю здесь десять полицейских, — сказал он ван Гердену. — Орландо тебе не нужен.

Нет, нужен. Из-за долларов. Но про доллары ван Герден сказать не мог.

— Мне нужен Крошка Мпайипели.

— Он тоже работает на Орландо?

Ван Герден кивнул.

Валтер Ределингёйс вмешался:

— Бестер тоже участвует.

— Нет, — возразил ван Герден.

— Почему? — набычился бригадир.

— Он постоянно шныряет вокруг, как тать в ночи. Пытался отстранить меня от дела, врал как заведенный. Он утаивает важные сведения, подвергая опасности жизнь людей. Вставляет нам палки в колеса! Прослушивает мои разговоры! Нет, Бестер не участвует. Мы спасли вас от СМИ, но на большее не рассчитывайте. Пусть ползает поблизости и дальше, если хочет. Он ничем нам не помог, только мешал.

— Я делал все, что от меня зависело.

— Бритс, ты сообщил в отдел убийств и ограблений о трупе в Хаут-Бэй?

— Чьем трупе, Бритс?

— Схлебюса.

— Господи! — Яуберт повернулся к своим: — Тони, Леон, нам пора.

— Вам там ничего не осталось, — сказал Бритс.

— Вы что же, нарочно затоптали все следы? Уничтожили улики?

— Я проводил военную операцию.

Сначала ван Гердену показалось, будто Матт Яуберт собирается ударить офицера сил национальной обороны, но Яуберт просто глубоко вздохнул.

— В субботу я женюсь, а в воскресенье уезжаю в свадебное путешествие на Сейшелы. Остается два дня, и я использую все доступные мне каналы, чтобы отстранить вас от дела, Бритс…

— Возражаю! — сказал бригадир.

— Бесполезно, — вмешался Орландо Арендсе. — Вы не знаете Быка.

Ределингёйс открыл было рот, но его опередил безумный женский крик:

— Это ты!

Из дома вышла Каролина де Ягер; она указывала пальцем на кого-то из них.

— Это ты, — повторила она надтреснутым голосом, направившись прямиком к Бестеру Бритсу, и ударила его в плечо. — Это ты… Ты отнял у меня сына! Что ты сделал, что ты сделал с Рюпертом? — Она била полковника в грудь, а он стоял, словно громом пораженный, и даже не пытался прикрыться. Каролина де Ягер молотила его кулаками и рыдала.

Наконец вмешался ван Герден.

— Успокойтесь, — тихо сказал он.

— Это он!

— Знаю.

— Это он сообщил нам о его гибели!

Ван Герден оторвал Каролину от Бритса, прижал к себе.

— Я знаю.

— Двадцать лет… А лица его я никогда не забуду!

Он крепко обнимал плачущую женщину.

— Это он отнял у меня Рюперта! — Слезы градом лились из ее глаз; она выплакивала свое самое огромное горе. Ван Герден понял, что больше не выдержит. Бестер Бритс развернулся и, не говоря ни слова, зашагал прочь.

Он ничем не мог утешить Каролину де Ягер.


Около часу дня ван Герден запер дверь в своем доме, разложил на столе перед собой несколько разрозненных листков бумаги, приготовил ручку и достал из кармана бумажник. Вытертая кожа, вместо замка — гвоздик. Двести пятьдесят рандов и мелочь. Банковские карты. «Мастеркард», открытая банком «Абса» на имя В. А. Потгитера. Карточка для получения денег из банкомата на то же имя. Чеки и квитанции, выданные на прошлой неделе. Таверна «Ван Хункс», Моубрай, счет на шестьдесят пять рандов восемьдесят пять центов. Ресторан «Мексиканский чили», магазин «Пик энд Пэй» — чек на продукты (сто сорок два пятьдесят пять), слип от кредитки за услуги девушек по вызову из агентства на Двенадцатой авеню — шестьсот рандов.

Больше ничего.

Ван Герден разочарованно оглядел кучку бумажек. Не очень-то они ему помогли. Их нужно обработать. Он взял телефонный справочник, нашел номер клиентского отдела «Абсы», позвонил.

— Художественная студия «Столовая гора», — шепотом произнес он в трубку. — К нам пришел один клиент, но я не совсем уверен, что он…

— Слушаю вас, сэр.

— Клиент хочет купить картину почти за тысячу рандов. Номер его карты: 5417 9113 8919 1030, на имя В. А. Потгитера. Срок действия — до 2006 года.

— Секундочку!

Он ждал.

— Сэр, владелец карты не заявлял о пропаже.

— Какой у него адрес? Хочу убедиться.

— Сейчас… вот, сэр: Брайанстон, Вилдебест-Драйв, 177.

— Йоханнесбург?

— Да, сэр.

— Большое вам спасибо, — прошептал он и отключился.

Тоже не слишком много.

Но только вот чем занимается этот В. А. так далеко от дома? Почему болтается в южных пригородах Кейптауна? Ван Герден откинулся на спинку кресла и попытался сплести воедино сегодняшние события, добавив то, что он только что узнал.

Так много убитых. А сейчас остались только Вентер и Верготтини.

Бестер Бритс сообщил родителям Рюперта де Ягера о гибели сына. Он с самого начала замешан в этом деле. Но видимо, не до конца замешан. Иначе он знал бы все. Например, он знал бы, кто за всем стоит, кто главный герой, так сказать. Один из них перезвонит в два часа, один из них хочет встретиться и поговорить, один из них уверял, что он тут ни при чем. А второй послал четверых подручных убить его мать. Что он за человек? Какую страшную тайну скрывает? Может быть, все дело в деньгах, в огромной куче американских долларов? А может, он любой ценой хочет скрыть то, что случилось двадцать три года назад?

Схлебюс. Зачем убивать прежнего командира, если он на твоей стороне?

И если не Схлебюс за всем крылся, тогда кто? Кто?!

Время.

Бритс сказал, Схлебюса убили потому, что его снимок появился в газете. Но ведь у них почти не было времени. «Бюргер» вышел в пять или шесть часов, а им с Хоуп позвонили совсем рано. У них почти не было времени на то, чтобы убить Схлебюса, разработать план, заманить его, ван Гердена, в Хаут-Бэй, а вооруженную четверку отправить в Морнинг-Стар.

Нет, что-то не сходится.

Ван Герден посмотрел на часы. 13.12. Еще есть время до двух съездить в район Обсерватории. Придется позвонить Крошке. Он сложил в бумажник все, что там было, застегнул, положил в карман. Подошел к двери. «Хеклер-кох» стоял у стены. Он посмотрел на него. Слишком большой. Такой не спрячешь. Будет выпирать.

Он задумался.

Может…

Нет.

Как сказал Матт Яуберт Бестеру Бритсу? «Облегчи душу».

Секундные колебания, внутри все сжалось — знакомое ощущение. Ван Герден вспомнил о пистолете Z-88. Пошел в спальню, открыл шкаф, сдвинул стопку свитеров, за которыми пряталась дверца сейфа, набрал нужную комбинацию, открыл замок. Вытащил старый полицейский табельный пистолет с обоймой, вставил обойму в рукоятку, приказав себе ни о чем не думать, сунул пистолет за пояс, поверх натянул свитер, подошел к парадной двери, взял «хеклер-кох» — надо вернуть его Крошке, — открыл дверь.

— Привет, Затопек, — сказала Кара-Ан Руссо, отдергивая руку; видимо, как раз собиралась постучать. Она покосилась на пистолет-пулемет. — Ты все еще любишь меня?


Содержание:
 0  Смерть на рассвете Dead at the Daybreak : Деон Мейер  1  1 : Деон Мейер
 3  3 : Деон Мейер  6  6 : Деон Мейер
 9  9 : Деон Мейер  12  12 : Деон Мейер
 15  9 : Деон Мейер  18  12 : Деон Мейер
 21  15 : Деон Мейер  24  18 : Деон Мейер
 27  21 : Деон Мейер  30  15 : Деон Мейер
 33  18 : Деон Мейер  36  21 : Деон Мейер
 39  24 : Деон Мейер  42  27 : Деон Мейер
 45  25 : Деон Мейер  48  День третий Понедельник, 10 июля : Деон Мейер
 51  31 : Деон Мейер  54  34 : Деон Мейер
 57  30 : Деон Мейер  60  33 : Деон Мейер
 63  36 : Деон Мейер  66  День первый Среда, 12 июля : Деон Мейер
 69  40 : Деон Мейер  72  37 : Деон Мейер
 75  40 : Деон Мейер  78  День Д Четверг, 13 июля : Деон Мейер
 81  46 : Деон Мейер  83  48 : Деон Мейер
 84  вы читаете: 49 : Деон Мейер  85  50 : Деон Мейер
 87  52 : Деон Мейер  90  55 : Деон Мейер
 93  58 : Деон Мейер  96  44 : Деон Мейер
 99  47 : Деон Мейер  102  50 : Деон Мейер
 105  53 : Деон Мейер  108  56 : Деон Мейер
 111  59 : Деон Мейер  112  61 : Деон Мейер
 113  Использовалась литература : Смерть на рассвете Dead at the Daybreak    



 




sitemap