Детективы и Триллеры : Триллер : 5 : Дэвид Моррелл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  9  18  27  36  44  45  46  54  63  72  81  90  99  108  117  126  135  144  153  162  171  180  189  198  207  216  225  234  243  252  261  270  274  275

вы читаете книгу




5

Когда он очнулся, оказалось, что он снова сидит вертикально, все еще привязанный к стулу. Понадобилось несколько секунд, чтобы зрение стало четким, а в голове прояснилось. Боль определенно способствовала остроте восприятия окружающего. Он не мог знать, сколько времени пробыл без сознания. В комнате не было окон. Жирный следователь был как будто все в той же пропотевшей форме. Но Бьюкенен заметил, что кровавая моча с пола исчезла. Не осталось даже влажного пятна. Должно быть, времени прошло порядочно, заключил он. Потом он заметил еще кое-что — его брюки остались мокрыми. Черт, они просто перетащили меня в другую комнату. Пытаются крутить мне мозги.

— С тобой хочет повидаться друг.

— Прекрасно. — Голос Бьюкенена сорвался. Ему стоило больших усилий держаться. — Мой клиент может поручиться за меня. Мы уладим это недоразумение.

— Клиент? Разве я говорил что-нибудь о клиенте? — Следователь открыл дверь.

В плохо освещенном коридоре стоял какой-то человек, американец, которого сопровождали двое охранников. Человек был высокого роста, с широкими плечами и массивной грудью, а его песочного цвета волосы были подстрижены ежиком. На нем были кроссовки, джинсы и слишком тесная для него зеленая тенниска — та же самая одежда, что и тогда, когда он вошел в ресторан отеля «Клуб интернасьональ» в Канкуне. Одежда была мятая, а у ее владельца был измученный вид. Лицо его было все еще красным, но не столько от солнца и спиртного, сколько от усталости. Он был небрит. Большой Боб Бейли.

Да, готов поспорить, что ты теперь жалеешь, что подошел ко мне в ресторане, подумал Бьюкенен.

Следователь сделал резкий жест рукой, и конвоиры втолкнули Бейли в комнату, направляя его твердой рукой за локти с каждой стороны. Он шел нетвердыми шагами.

Ну конечно, они ведь допрашивают тебя с тех пор, как сцапали тогда на пляже, думал Бьюкенен. Стараются выкачать из тебя любую крупицу информации, какую только могут, и давление, которое на тебя оказывают, заставляет тебя настаивать на своей версии. Если они получат то, что хотят, то извинятся и будут обходиться с тобой по-королевски, чтобы ты, не дай Бог, не передумал.

Конвоиры остановили Бейли прямо перед Бьюкененом.

Следователь концом резинового шланга приподнял голову Бьюкенена.

— Это и есть тот человек, которого ты видел в Канкуне?

Бейли заколебался.

— Отвечай, — потребовал следователь.

— Я… — Бейли провел трясущейся рукой по ежику. — Может быть, и тот. — От него несло сигаретами, а в голосе словно песок скрипел.

— Может быть? — Следователь зло сверкнул глазами и показал ему полицейский набросок. — Когда ты помогал делать этот эскиз, то, как мне говорили, не колебался в описании.

— Ну да, но…

— Но?

Бейли откашлялся.

— Я был тогда пьян. Мои способности рассуждать могли притупиться.

— А сейчас ты трезв?

— Жалею об этом, но я действительно трезв.

— Тогда ты, должно быть, уже в состоянии судить здраво. Это тот человек, который у тебя на глазах застрелил трех других на пляже позади отеля, или нет?

— Подождите минутку, — сказал Бейли. — Я вообще не видел, как кто-то в кого-то стрелял. А полиции в Канкуне я только сказал, что видел своего приятеля в компании с тремя мексиканцами. Я шел за ними от ресторана до пляжа. Было темно. Послышались выстрелы. Я бросился на землю, чтобы в меня не попали. Я не знаю, кто в кого стрелял, но мой приятель остался жив и убежал.

— Логично предположить, что тот, кто остался в живых после перестрелки, виновен в смерти остальных.

— Не знаю. — Бейли потер затылок. — Американский суд может и не согласиться с такой логикой.

— Сейчас мы в Мексике, — оборвал его следователь. — Это тот человек, который сбежал, или нет?

Бейли сощурился и посмотрел на Бьюкенена.

— На нем другая одежда. В волосах у него кровь. Лицо в грязи. На губах запекшаяся корка. Он небритый и вообще выглядит дерьмово. Но все-таки он похож на моего приятеля.

— Только похож? — Следователь насупился. — Вы вполне могли бы выразиться более определенно, сеньор Бейли. Ведь чем скорее мы это уладим, тем скорее вы сможете вернуться к себе в отель.

— Ладно. — Бейли прищурился еще больше. — Да, я думаю, что это мой приятель.

— Он ошибается, — возразил Бьюкенен. — Я никогда в жизни не видел этого человека.

— Он утверждает, что знает тебя по Кувейту и Ираку, — настаивал следователь. — Во время войны в Заливе.

— Ага. Ну да, конечно. — Боль у него в животе усилилась. Он закусил губу, потом с усилием продолжал: — А потом он по чистой случайности наткнулся на меня в Канкуне. Говорят вам, я никогда не был ни в Кувейте, ни в Ираке и могу это доказать. Далеко ходить не надо, стоит только посмотреть на штемпели у меня в паспорте. Могу поспорить, что этот парень даже не знает, как меня зовут.

— Джим Кроуфорд, — выпалил Бейли, внезапно разозлившись. — Только ты соврал мне, сказал, что тебя зовут Эд Поттер.

— Джим Кроуфорд? — Бьюкенен состроил гримасу и посмотрел на следователя. — Эд Поттер? Хватит фантазировать. Этот парень в курсе, что меня зовут Виктор Грант? Покажите ему мой паспорт. Вы же слышали — он сам это признал — он был настолько пьян, что просто удивительно, почему он не утверждает, будто видел Элвиса Пресли. Я не тот человек, за которого он меня принимает, и ничего не знаю о трех убитых.

— В Канкуне, — произнес следователь, — мои коллеги в полиции занимаются Эдом Поттером. Если допустить, что ты не лгал, назвавшись сеньору Бейли этим именем, ты должен был оставить какой-то след в округе. Тебе надо было где-то жить. Где-то держать одежду. Где-то спать. Мы найдем это место. Найдутся люди, которые тебя там видели. Мы привезем сюда этих людей, и они опознают тебя как Эда Поттера, и таким образом будет доказано, что сеньор Бейли прав. — Следователь помахал отрезком шланга перед лицом Бьюкенена. — И тогда тебе придется объяснять не только, за что ты убил тех троих, но и почему при тебе паспорт на другое имя, почему у тебя так много имен.

— Да. Например, Джим Кроуфорд, — заявил Бейли. — В Кувейте.

Теперь, когда Бейли снова начал с ним сотрудничать, следователь казался чрезвычайно довольным.

Все время, пока это происходило, единственной внешней реакцией Бьюкенена был усугубляемый болью гнев. Но его мозг, несмотря на дикую головную боль, работал безостановочно. Надо было вычислить, достаточно ли хорошо он защищен. Он воспользовался услугами почты, чтобы договориться об аренде офиса и вносить арендную плату. Те несколько раз, что он говорил с домовладельцем, он делал это по телефону. Точно так же он действовал, снимая квартиру в центральной части Канкуна. Все это зарекомендовавшие себя профессиональные приемы. Пока все хорошо. Еще одно преимущество Бьюкенена состояло в том, что полиции потребуется немало времени, чтобы опросить всех управляющих отелями и всех домовладельцев в Канкуне. Но в конце концов они это сделают, и, хотя никто из домовладельцев не сможет дать его описания, они скажут в полиции, что знают имя Эд Поттер, а полиция начнет расспрашивать людей, которые часто бывают в районе, где Эд Поттер работал и жил. Под конец приведут кого-то, кто согласится с утверждением Большого Боба Бейли, что человек, называющий себя Виктором Грантом, очень похож на Эда Поттера, и тогда очень сильно запахнет жареным.

— Ну и пусть занимаются, — сказал Бьюкенен. — Пусть сколько угодно разбираются с этим Эдом Поттером, кем бы он ни был. Мне все равно. Потому что я не Эд Поттер. — Боль грызла его внутренности. Ему опять надо было опорожнить мочевой пузырь, и он опасался, что моча окажется еще более красной. — Беда в том, что, пока они теряют время, здесь, черт побери, из меня вот-вот дух вышибут. — Его передернуло. — И это дело не прекратится, потому что, клянусь Богом, я не собираюсь признаваться в том, чего не делал. — Он со злостью посмотрел на здоровенного техасца, который явно нервничал. — Как, этот коп сказал, тебя зовут? Бейли?

Бейли пришел в раздражение.

— Кроуфорд, тебе прекрасно известно, черт подери, что меня зовут…

— Перестаньте называть меня Кроуфордом. Перестаньте называть меня Поттером. Вы совершили ужасную ошибку, и если не разберетесь со своей памятью, то…

Бьюкенен не мог больше зажимать свой мочевой пузырь. Да и не хотел этого делать. В это мгновение он решил поменять тактику. Он расслабил брюшные мышцы, и струйка мочи потекла на пол. Ему не надо было смотреть вниз — он и так знал, что в ней была кровь.

Потому что Бейли побледнел, поднес руку ко рту и забормотал:

— Господи… Смотрите… Ведь он… Ведь это же…

— Да, Бейли, смотрите хорошенько. Они так славно надо мной потрудились, что даже повредили мне что-то внутри. — Бьюкенену не хватало воздуха, приходилось собираться с силами для каждого слова. — Что будет, если они убьют меня, а потом окажется, что вы ошиблись?

Бейли побледнел еще больше.

— Кто тебя убьет? Это просто смешно, — вмешался следователь. — Очевидно, у тебя есть и другие повреждения, помимо раненого плеча и разбитой головы. Я этого не знал. Теперь я вижу, что ты нуждаешься в медицинской помощи. Как только сеньор Бейли подпишет вот этот документ, где подтвердит, что ты тот самый человек, которого он видел убегающим с места убийства, он сможет уйти, а я — послать за доктором.

Следователь протянул Бейли ручку и отпечатанный на машинке текст показаний.

— Ну да, давайте, подписывайте, — хрипло пробормотал Бьюкенен. — А потом молитесь Богу, чтобы полицейские обнаружили ошибку… прежде чем изобьют меня еще сильнее… прежде чем я истеку кровью… — Бьюкенен перевел дыхание. — Потому что если они убьют меня, то следующим будете вы.

— Что такое? — Бейли нахмурился. — Что ты болтаешь?

— Не будьте ослом, Бейли. Раскиньте мозгами. Именно вам и придется расхлебывать эту кашу. Речь идет о смерти американского гражданина в мексиканской тюрьме. Уж не думаете ли вы, что этот коп признается в случившемся? Мой труп исчезнет. Мой арест запротоколирован не будет. А единственный, кто может опровергнуть их версию, это вы.

Бейли вдруг подозрительно посмотрел на следователя.

Следователь схватил Бейли за руку.

— Очевидно, арестованный бредит. Ему надо дать отдохнуть. Пока вы подписываете этот документ в другой комнате, я позабочусь о том, чтобы ему была оказана медицинская помощь.

Не зная, как поступить, Бейли позволил следователю повернуть себя к двери.

— Ага, — сказал Бьюкенен. — Медицинская помощь. Он имеет в виду, что мне еще раз врежут вон тем резиновым шлангом за то, что я объяснил вам, в какую большую неприятность попали вы. Подумайте же, Бейли. Вы сами признались, что были пьяны. Почему бы вам не признать, что вероятнее всего, я не тот человек, которого вы видели в Канкуне?

— С меня довольно. — Следователь ткнул Бьюкенена в больное плечо. — Каждому дураку ясно, что ты виновен. Как ты объяснишь эту пулевую рану?

Корчась от боли под врезающимися в тело веревками, которыми он был привязан к стулу, Бьюкенен сказал сквозь стиснутые зубы:

— Это не пулевая рана.

— Но врач сказал…

— Откуда ему это известно? Он не исследовал рану на следы пороха. Он только снова зашил ее, вот и все. — Бьюкенен поморщился. — И эту рану, и рану на голове я получил в результате несчастного случая в море. — Он опять почувствовал сильное головокружение и испугался, что потеряет сознание, не успев закончить. — Я свалился за борт яхты моего клиента, когда мы выходили из бухты. Головой ударился о корпус… Одним из винтов мне рассекло плечо… Мне просто повезло, что я не погиб.

— Это выдумка, — отрезал следователь.

— Ладно. — Бьюкенен сделал глотательное движение. — Докажите это. Докажите, что я лгу. Ради всего святого, сделайте то, что я умоляю вас сделать. Пригласите сюда моего клиента. Спросите, знает ли он меня. Попросите его объяснить, как я поранился.

— Да, наверно, это неплохая мысль, — подал голос Бейли.

— Что? — Следователь резко повернулся к массивному техасцу. — Вы хотите сказать, что описание, которое вы дали в Канкуне, что этот сделанный в полиции рисунок — сделанный с вашей помощью — не похож на арестованного? Вы хотите сказать, что опознание, сделанное вами пять минут назад…

— Я только сказал, что он похож на человека, которого я видел. — Бейли задумался, потирая здоровенной мозолистой ручищей свой заросший щетиной подбородок. — А теперь я не так уверен. Память уже не та. Мне нужно время подумать. Тут очень серьезное дело.

— Кто угодно может ошибиться, — заметил Бьюкенен. — Ваше слово против моего. Больше ничего тут не сделаешь, пока не свяжутся с моим клиентом, который поручится за меня.

Бейли покосился на лужу кровавой мочи на полу.

— Я не буду ничего подписывать, пока клиент этого человека не докажет, прав я или нет.

Охваченный радостью Бьюкенен смог, невзирая на боль, выдавить еще несколько слов:

— Чарльз Максуэлл. Его яхта пришвартована возле Колумбова дока в Канкуне.

С этими словами Бьюкенен перестал сопротивляться продолжающемуся головокружению. Он сделал все, что мог. Проваливаясь в забытье, он слышал яростную перебранку между следователем и Большим Бобом Бейли.


Содержание:
 0  Человек без лица : Дэвид Моррелл  1  Глава 1 : Дэвид Моррелл
 9  Глава 2 : Дэвид Моррелл  18  11 : Дэвид Моррелл
 27  9 : Дэвид Моррелл  36  1 Балтимор, штат Мэриленд : Дэвид Моррелл
 44  4 : Дэвид Моррелл  45  вы читаете: 5 : Дэвид Моррелл
 46  6 : Дэвид Моррелл  54  6 : Дэвид Моррелл
 63  7 : Дэвид Моррелл  72  16 : Дэвид Моррелл
 81  7 : Дэвид Моррелл  90  16 : Дэвид Моррелл
 99  10 : Дэвид Моррелл  108  10 : Дэвид Моррелл
 117  7 : Дэвид Моррелл  126  4 : Дэвид Моррелл
 135  Глава 8 : Дэвид Моррелл  144  11 : Дэвид Моррелл
 153  5 : Дэвид Моррелл  162  16 : Дэвид Моррелл
 171  9 : Дэвид Моррелл  180  1 Сан-Антонио, Техас : Дэвид Моррелл
 189  11 : Дэвид Моррелл  198  2 : Дэвид Моррелл
 207  12 : Дэвид Моррелл  216  8 : Дэвид Моррелл
 225  3 : Дэвид Моррелл  234  12 : Дэвид Моррелл
 243  6 : Дэвид Моррелл  252  15 Полуостров Юкатан : Дэвид Моррелл
 261  9 : Дэвид Моррелл  270  7 : Дэвид Моррелл
 274  11 : Дэвид Моррелл  275  Использовалась литература : Человек без лица



 




sitemap