Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА 37 : Билл Нэйпир

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64  65  66  68  69

вы читаете книгу




ГЛАВА 37

— Тормози!

Дебби съехала на обочину, вдоль которой тянулся ряд прилавков. Из-за угла хижины выплыл их хозяин. Зоула побежала на хозяйственный рынок. Мы были на окраине Орокабессы. Спустя несколько минут Зоула вернулась — с тремя фонариками, связкой лопаток, киркой и, как ни странно, калькулятором. Дорога особых штурманских навыков не требовала, так как почти все время мы ехали вдоль побережья. Только однажды я предложил свернуть, чтобы срезать большой полуостров. В результате мы потерялись и минут двадцать плелись за грузовиком, у которого не горело ни одного габаритного фонаря. Дебби кипела от злости, а Зоула исходила сарказмом по поводу торговца картами, который не умеет эти самые карты читать.

Наконец мы выбрались обратно на прибрежное шоссе, и Дебби погнала так, что стало страшно. Ей приходилось то и дело вилять, чтобы не угодить в колдобину, а крупный и мелкий рогатый скот она разгоняла при помощи клаксона.

— Пусть кто-нибудь подержит фонарь, — потребовала Зоула.

Я переполз на заднее сиденье и осветил ей страницу. Зоула чертила маленькие сферы с треугольниками на них и составляла какое-то уравнение. Я узнал синусы и косинусы, знакомые еще со времен школы.

— Сферические треугольники, — сообщила она. — Узнаёшь формулу косинуса, Гарри? Вряд ли… Будем надеяться, что толку от моих вычислений будет больше, чем от твоей навигации.

Зоула начертила очередную небесную сферу и выписала несколько цифр. При взгляде на эти цифры казалось, что они написаны рукой пропойцы: трясло нас нещадно.

— Солнце оказывается в созвездии Тельца к концу мая.

Она принялась тыкать в калькулятор.

— Отлично. Альдебаран в это время — где-то между пятнадцатью и двадцатью градусами к северу. Пусть склонение равно восемнадцати градусам. Разумеется, на какой широте Ямайка, ты понятия не имеешь…

— На восемнадцати градусах северной широты, — ответил я. — Неужто не знала, навигатор ты наш?

Еще несколько цифр.

— Готово. На этой широте, когда Альдебаран появляется над горизонтом, его прямое восхождение равно примерно семидесяти градусам.

Она поглядела в темноту за окном:

— Где мы?

— Подъезжаем к Очи, — ответила Дебби; в ее голосе слышалось напряжение. — Яма!.. Поздно!

Последовал сотрясающий удар.

— Отлично, — сказал я. — Если Зоула в своих суммах ничего не напутала, мы найдем эту испанскую плантацию, поглядим, есть ли там что-либо, имеющее отношение к счетоводу, возьмем заданный азимут — семьдесят градусов — и посмотрим в том направлении.

Если увидим многоугольник, то икону мы, считай, нашли.

Из темноты возник одинокий красный стоп-сигнал. Дебби затормозила и пристроилась, исходя от нетерпения, за цементовозом, из которого капала вода.

— Как в книге про пиратов. Место отмечено крестиком. Мы и вправду ищем сокровище на Ямайке…

— Вот-вот найдем. Только не забывай про конкурентов.

— Как он меня достал!

Дебби посигналила, включила дальний свет и притопила педаль — мы буквально процарапались мимо грузовика. Не прошло и часа, как мы неслись по улицам Очо-Риоса. «Жареные цыплята», ярко освещенное круизное судно, курорты, рестораны… Этой дорогой за три дня до этого нас вез Норман Смерч, только в противоположную сторону.

Я сказал:

— Эдак мы уже минут через семь-восемь будем на месте.

Через пять минут я склонился через плечо Дебби.

— Помедленней.

И вот в свете фар мы прочитали: «Нуэва Севилья». Дебби снизила скорость до черепашьей и свернула влево.

— Выключи фары.

Месяц осветил узкую извилистую дорогу, еле заметно поднимающуюся вверх. Она вела к низкому белому зданию, залитому ровным светом прожекторов.

— Главный дом, — предположила Зоула. — На каждой плантации должен быть главный дом.

Проселочная дорога уходила влево от шоссе. Дебби проехала по ней еще несколько ярдов и встала. Мы молча озирались по сторонам.

— Никого, — сказала Зоула.

— Откуда тут кто возьмется-то? Без нас им ту загадку нипочем не решить, — неуверенно ответил я.

— Ты ведь направил их в Порт-Ройал, верно?

По голосу Дебби было слышно, что она нервничала.

— Тогда почему мы так натянуты — словно скрипичные струны? — спросила Зоула.

— Дебби… Может, тебе лучше исчезнуть? Мы с Зоулой будем ждать тебя где-нибудь на шоссе.

— Издеваешься?

По плантации были разбросаны низкие полуразрушенные строения. Местность просматривалась не дальше чем на полумилю. Мы вышли и тихонько закрыли дверцы машины. «Почему мы крадемся?» — подумал я. Дебби перегнулась через перила и посмотрела с моста вниз. Слышалось журчание воды.

— Что ищешь, Гарри?

— Что-нибудь имеющее отношение к счетоводу.

— Счетовод? Откуда здесь взяться счетоводу, будь он неладен?

— Где бы он ни был, нам надо поторапливаться.

Мы разделились. Лучи наших фонариков ощупывали пядь за пядью. Я уже подбирался к главному дому и начал беспокоиться, нет ли тут охраны, когда услышал сдерживаемый крик откуда-то снизу холма. Радостный голос Дебби:

— Сюда! Нашла!

И вправду. Табличка гласила:

«ДОМ СЧЕТОВОДА

Испанская кладка. Счетовод надзирал за работами.

В больших поместьях — таких, как это — держали обычно двух надсмотрщиков: один наблюдал за рабочими в поле, а другой — на фабрике».

Прибежала Зоула. Она громко шептала:

— Наконец-то! Наконец-то!

Отсюда мы видели море. Небо усыпали звезды, раскинулся от края и до края Млечный Путь. Великолепная красная звезда так и бросалась в глаза. Ничего удивительного, что Огилви воспользовался ею как естественным ориентиром.

— Это и есть Полярная звезда? — спросила Дебби, показывая на Арктур.

— Нет. Ее можно найти с помощью Большой Медведицы. Полярная звезда вон там.

Она висела над морем, чуть выше линии горизонта. Я вытянул руку:

— А это — наш азимут, семьдесят градусов.

Тут Дебби изящной рысью разбежалась по траве и перепрыгнула через низкую ограду. Сердце у меня забилось. Мы и вправду искали клад. Чудеса!

Следуя указаниям, мы вернулись к дороге, на которой Дебби оставила машину, перешли мост, и вот…

«НУЭВА-СЕВИЛЬЯ. ЦЕРКОВЬ 1524–1534

В 1524 году по распоряжению аббата Петера Мартира началось возведение каменной церкви. Вот как описывает эту церковь Ганс Слоун, видевший ее в 1688 году:

„В церкви три нефа с рядами колонн. Очень хороши западные врата“. Церковь выстроена в готическом стиле, так что в ней применены контрфорсы. Форма — многоугольник. Найдено несколько фрагментов здания, в том числе лепнина, фестоны, херувимы».

— Это оно! Правда, Гарри? — прошептала Дебби.

Ярдах в тридцати стоял ряд домов. Сквозь шторы пробивался свет.

— Многоугольник.

— И я готова поспорить, что икона закопана как раз посредине, — добавила Зоула, тоже шепотом.

— Ее, возможно, оттуда давным-давно забрали. Сколько-то веков тому назад какие-нибудь работяги взяли и выкопали.

— Ах, Гарри! Только не после всего того, что нам пришлось перенести, — услышал я рядом голос Дебби.

Мы крались вдоль развалин. Ночной скрип насекомых уже начался. Зоула посветила фонариком в дверной проем и крикнула:

— Эй!

Археологический раскоп. Все как положено: брезент, ступенчатые склоны, ведра, лопатки и веревки, натянутые в виде аккуратной прямоугольной решетки.

Мы обалдело водили фонариками, освещая каждый угол. У меня кружилась голова.

— Дядя! — раздался местный говор. — Что надо?

Дебби тихонько взвизгнула, а я так чуть из шкуры не выпрыгнул. Рядом стоял мальчик лет четырнадцати. В руках он держал банку из-под варенья, в которой плавали большие прозрачные креветки.

— Ты меня испугал, — сказала Дебби.

Испугал! Да я со страху чуть не помер!

— Археологи здесь давно работают? — спросила Зоула.

— Теперь мой дедушка тут все купил. Я отведу.

Мы пошли за мальчиком. В поле стоял одинокий дом с крыльцом и крышей из гофрированного железа.

— Дед здесь?

В глубине дома кто-то закашлялся. К нам вышел старик с палочкой. Из его приветствия мы не поняли ни слова, но он доброжелательно помахал нам, чтоб входили. Мальчик прошел вперед и исчез в доме. Пахло едой.

Гостиная была тесной. Комнату освещала свисавшая с низкого потолка лампочка без абажура. В одном углу стоял телевизор, в другом — несколько ящиков с подушками и одинокое кресло. На буфете выстроились семейные фотографии и пара свечек. Над буфетом висело зеркало, слева от него — прикрепленный к стене упаковочной клейкой лентой портрет Хайле Селассие[23] (вырезанный из журнала), а справа висел на гвоздях Подлинный Крест.

Из кухни донесся постепенно нарастающий женский крик.

— Ты что, совсем балбес?! Кыш! Воды принеси! Указанной в средневековом описании серебряной отделки не было. В древесине остались углубления — судя по всему, от драгоценных камней. Но сам триптих сохранился. На двух створках проглядывались изображения: мать и дитя — на левой, распятый Христос — на правой. Увеличенные глаза, удлиненные лица, заостренные подбородки… Так писали в Византии. В центральную же часть был вделан прямоугольный кусок дерева, где-то шесть дюймов на двенадцать. Сучковатая древесина казалась старой, ее словно из воды выловили. Или этому куску просто-напросто было две тысячи лет… Если не считать серебра и камней, предмет перед нами точь-в-точь совпадал с тем, что описал Огилви.

Наши вытянувшиеся лица заставили мужчину перейти в оборону:

— Это не из той ямы! Это наше! Очень давно!

— Я хотела бы его у вас купить.

— Сколько дашь?

— Сотню американских долларов.

— Он дедушкин… Во как!

«А то и прапрадедушки», — подумал я.

— Двести долларов, но больше не просите.

— Триста! За триста — отдам.

— Договорились, — невозмутимо сказала Дебби.

Она отвернулась и полезла под свитер, а когда опять встала к нам лицом, то держала в руке пачку американских долларов. Мы с Зоулой едва заметно переглянулись. Ее лицо было белым, а по моему градом катился пот.

Дедушка ухмыльнулся:

— Нехорошая штука. Она мне не нравилась.

Гвозди, на которых висел триптих, были вбиты в углубления из-под камней. Дедушка прислонил палку к буфету, снял со стены икону и протянул ее Дебби. Складывалась она легко. Отсчитывая деньги, девушка сунула ее под мышку. В дедушкину ладонь ложились купюра за купюрой. Длилось это лет сто, не меньше. Я только к концу понял, что все это время не дышал, и начал ловить воздух ртом.

Дедушка махал нам, стоя в дверях.

— Вот так купила! Вот так молодец! — выкрикивал он в темноту.

Огилви назвал бы это иронией в духе Сократа.

— Нехорошо получилось, — раздался голос Зоулы. — Выходит, мы его обманули.

— Я — Дебора Инеса Теббит! Триптих уже тысячу лет принадлежит моей семье! Это моя собственность. Он — мой.

Меня бросает в пот. Все никак не может дойти… Просто не верится, что икона у нас в руках! Осталось лишь добраться до машины и сбежать отсюда. Еще несколько секунд — и все!

У других на уме то же самое. Сначала мы идем быстрым шагом, потом переходим на рысь, потом бежим.

Только я открыл рот, как кто-то заговорил на хорошем средиземноморском английском. Голос раздавался из маленькой церкви, мимо которой мы только что пронеслись.

— Спасибо! От всей души вас благодарю. Сам бы ни за что не нашел.

Нас освещает свет четырех фонариков, с четырех сторон света: с севера, юга, запада и востока.


Содержание:
 0  Икона и крест Splintered Icon : Билл Нэйпир  1  ГЛАВА 1 : Билл Нэйпир
 2  ГЛАВА 2 : Билл Нэйпир  4  ГЛАВА 4 : Билл Нэйпир
 6  ГЛАВА 6 : Билл Нэйпир  8  ГЛАВА 8 : Билл Нэйпир
 10  ГЛАВА 10 : Билл Нэйпир  12  ГЛАВА 12 : Билл Нэйпир
 14  ГЛАВА 14 : Билл Нэйпир  16  ГЛАВА 16 : Билл Нэйпир
 18  ГЛАВА 18 : Билл Нэйпир  20  ГЛАВА 20 : Билл Нэйпир
 22  ГЛАВА 22 : Билл Нэйпир  24  ГЛАВА 24 : Билл Нэйпир
 26  ГЛАВА 26 : Билл Нэйпир  28  ГЛАВА 28 : Билл Нэйпир
 30  ГЛАВА 30 : Билл Нэйпир  32  ГЛАВА 15 : Билл Нэйпир
 34  ГЛАВА 17 : Билл Нэйпир  36  ГЛАВА 19 : Билл Нэйпир
 38  ГЛАВА 21 : Билл Нэйпир  40  ГЛАВА 23 : Билл Нэйпир
 42  ГЛАВА 25 : Билл Нэйпир  44  ГЛАВА 27 : Билл Нэйпир
 46  ГЛАВА 29 : Билл Нэйпир  48  ГЛАВА 31 : Билл Нэйпир
 50  ГЛАВА 33 : Билл Нэйпир  52  ГЛАВА 35 : Билл Нэйпир
 54  ГЛАВА 37 : Билл Нэйпир  56  ГЛАВА 39 : Билл Нэйпир
 58  ГЛАВА 41 : Билл Нэйпир  60  ГЛАВА 33 : Билл Нэйпир
 62  ГЛАВА 35 : Билл Нэйпир  63  ГЛАВА 36 : Билл Нэйпир
 64  вы читаете: ГЛАВА 37 : Билл Нэйпир  65  ГЛАВА 38 : Билл Нэйпир
 66  ГЛАВА 39 : Билл Нэйпир  68  ГЛАВА 41 : Билл Нэйпир
 69  Использовалась литература : Икона и крест Splintered Icon    



 




sitemap