Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 7 : Брижит Обер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Глава 7

Понедельник, 23 января – после полудня


Два счета, три рекламы. Никаких личных писем. Сказать по правде, мне не от кого ждать писем. Со знакомыми людьми я переписываюсь с помощью мэйлов или перезваниваюсь. Да и сама я никогда никому не пишу. Не важно, я бы с удовольствием получила настоящее письмо, отправленное не моим налоговым инспектором, не мистером «Пицца с доставкой на дом» или обществом любителей игры на укулеле.

Повесив сушиться промокшую от снега парку, я плеснула себе коньяку. Да, «Мисс Буп», полдень, 23 января, уже наступил.


Как обычно, столкнулась со Стивеном, который поднимался к себе, забрав почту из своего ящика. Можно подумать, что он за мной шпионил! Я столкнулась с ним на лестнице, он застыл, так и не опустив ногу на ступеньку. Он пересказал мне свою беседу с мосье Мораном, все верно, по крайней мере, он не лгун. Спросила его, возможно ли, на его взгляд, совпадение между Маню – рабочим-вуайеристом и развратником Полоумным Маню – кровавым убийцей. Он откашлялся, поправил упавшую на лоб прядь волос, посмотрел себе под ноги и наконец выдавил что-то вроде: «Все же я бы удивился, если бы рабочий месье Морана оказался нашим пациентом, подозреваемым в убийстве!»

Будто если патер Моран посещал ту же церковь, что и Мамулечка, то эта святость неким духовным рикошетом распространяется на все его окружение! Тот, кто работает на моего друга, – мой друг! Вот болван, мне хотелось спустить его с лестницы! Он кротко смотрел на меня: лицо невыразительное, живости в глазах – что у вареного лангуста, эдакий чистенький разумный переросток, ему бы отправиться на работу в коротких штанишках, не иначе!

– И вам не кажется, что это довольно странное совпадение? – заметила я, слегка поджав губы.

– Чистое совпадение, – возразил он с необычным для него апломбом.

Я бросила на него внимательный взгляд, вдруг он издевается надо мной, но нет.

– А тот факт, что Эмманюэль Равье высокий тощий брюнет с длинными волосами и это совпадает с приметами Мануэля Риверы?

– Это описание подойдет каждому второму или третьему мужчине, – ответил он, пожав плечами.

– А то, что Равье представляет анаграмму фамилии Ривера? – почти прорычала я, тесня его на лестничной клетке.

Тут он недовольно покривился.

– В самом деле? – произнес он, не замечая, что стоит на самом краю площадки, в паре сантиметров от края лестницы. – И что из этого?

Я оставила его в покое. У этого типа вместо мозгов Мамулечкино кресло. Подхватив свою жалкую почту, я поковыляла к киоску, довольно медленно, так как дорожка обледенела.


Коньяк пролился внутрь живительным теплом. Решено, звоню Спелману.

Ответит – не ответит? Ответил.

– Лейтенант Спелман, слушаю вас, – произнес он низким голосом.

– Лейтенант, это Россетти, простите за беспокойство, но у меня, возможно, есть для вас информация.

– Минутку.

Я различила скрежет электропилы, это явно вскрывали черепную коробку Натали. Шум стих, должно быть, он вышел в коридор.

– Слушаю вас.

Я выложила ему все, я думаю, что Katwoman7 и Натали – это одно и то же лицо, все свои доводы.

– Так перешлите мне ее мэйлы, – сказал он.

Наконец-то кого-то заинтересовали мои слова. Я воспользовалась этим, чтобы привлечь его внимание к рабочему месье Морана и волнующему сходству имен и внешности.

– Вы говорите, что дератизатор излил сперму на ваше белье и что его внешность соответствует приметам Мануэля Риверы?

– И имя тоже! Маню – это уменьшительное от Эмманюэль, а Равье – это анаграмма фамилии Ривера, – с жаром доказывала я.

– А Спелман – это Малеспан! – парировал он.

– Что, простите? Не понимаю, – призналась я.

– Малеспан – под этой фамилией доктор Симон записался в мотеле. Но ведь я не доктор Симон, не так ли? – усмехнулся он.

Боже, да они все просто…

– На самом деле Малеспан – это девичья фамилия матери доктора Симона, – пояснил лейтенант. – Собственно, это доказывает нам, что случайные совпадения вполне возможны.

Следует ли понимать, что ему тоже совершенно наплевать на мою историю?

– Отправьте мне его мэйлы, – уже серьезно добавил он, – а я, со своей стороны, наведу справки насчет этого Эмманюэля Равье, если он замешан в этом.

Я поблагодарила его, он тем временем, видимо, вернулся туда, где шло вскрытие, поскольку до меня снова донесся характерный шум и монотонный голос доктора Кью, которая перечисляла произведенные действия.

Мне стало немного спокойнее.


Усевшись перед монитором, я запустила Outlook Express. В моем почтовом ящике не были выделены жирным шрифтом новые письма, значит, от псевдоKatwoman7 по-прежнему ничего нет. Уф-ф. Ладно, посмотрим, я сейчас…

О нет, это невозможно!

Нет-нет-нет! Записей моих разговоров нет! Там пусто! Пусто.

Мелькает идиотская иконка – просто бомба!

«Ошибка типа G10 повторилась, сохраните открытые файлы и перезагрузите компьютер».

Чертов Мак-Шу, какие открытые файлы?! Моя почта попросту исчезла. Корзина! Я открыла электронную корзину. Пусто. Может, я сделала какой-то неверный ход? Я проверила все папки, запустила программу поиска файлов, с досадой закрыла техническую справку – они что, хотят, чтобы я вникала в этот санскрит? Куда делась моя почта? Мне хотелось завыть.

Леонардо. Моя единственная надежда.


Надежда оживляет – как любовь, как глоток свежей воды, но, увы, надежда не в силах починить компьютер. Леонардо вел себя очаровательно, он задал мне серию точно сформулированных вопросов, и я, следуя его инструкциям, озвучивала ему ответ, каждый раз загоравшийся на экране. Результат забега: в 13.11 была активирована функция «окончательно уничтожить все сообщения».

Само по себе это еще не имело бы драматических последствий, так как я могла бы восстановить их, воспользовавшись данными жесткого диска, но, похоже, я пустила в ход и «Стиратель», любезно установленный кретином Леонардо, и уж теперь все пропало и не могло быть восстановлено. Но как я могла безотчетно нажать на эту роковую клавишу? Все мои мэйлы поглотила черная информационная дыра. Мне нечего показать Спелману, теперь он решит, что я горазда плести небылицы, и ни он, ни Альварес больше не смогут воспринимать меня всерьез. Представляю себе нашу беседу:

«Хм… Лейтенант Спелман, ку-ку, это я! Я насчет тех мэйлов, полученных мной, подтверждающих мою теорию, что моя Katwoman7 – это и есть ваша Натали, ну вот… они были все стерты по ошибке! Да-да, там прошелся „Стиратель“. Конечно, это досадно, как вы говорите…»

Бордель! Ругаться по-черному вовсе не в моих привычках, но тут иначе не скажешь, говенный бордель! Жаль, что под рукой нет ничего, что можно было бы разбить, это помогло бы мне снять напряжение. Может, разбить бокал из того жуткого набора, что подарила мне Селина на день рождения? Она не слишком потратилась: это был бесплатный подарок фирмы «Товары–почтой», я видела заполненный талон заказа. Искусство перепасовывать ненужное. Кстати, на ее день рождения я преподнесла ей сундучок для косметики – подарок-бонус фирмы «Medicall»! Мы квиты. Но я не могу разбить бокал, битое стекло приносит несчастье. А что же, в таком случае, действует наоборот? Что-то не припомню такого средства.

Но почему моя судьба круто переменилась в 13.11? Что на меня нашло в тот момент? Я приняла ванну, оделась, готовясь выйти, я…

Стоп! Я вообще не прикасалась к компьютеру после… после обмена сообщениями с псевдоKatwoman7. А это было… может, это зафиксировано в памяти? Вхожу в «журнал», смотрю: последнее соединение с librespensees.com. в 11.22.

Так каким образом я могла совершить неверное действие в 13.11?

Я сверила часы: они шли верно.


Так, значит, в 13.11 меня не было перед компьютером. Следовательно, я не могла случайно стереть свою электронную почту.

В 13.11 я стояла перед журнальным киоском и покупала газеты.

В 13.11 кто-то проник сюда и целенаправленно стер все следы моей переписки с Katwoman7! Сюда, ко мне, в мою квартиру, воспользовавшись ключом, поскольку замок не был взломан.

Эмманюэль Равье.

Ключ у него был. Я уверена, что он и есть Полоумный Маню. Надо позвонить Морану.

– Месье Моран?

– Да? Плохо слышно.

Скверная линия.

– Это Эльвира, я живу у Стивена.

Шумное дыхание.

– Вы отыскали вашего рабочего? – Вопрос был задан в лоб.

– Нет, не знаю, что с ним стряслось, вот уже несколько дней никто его не видел ни там, где принимают ставки на тотализаторе, ни в кафе. Может, попал в аварию, не знаю. Я начинаю беспокоиться.

– Я тоже, месье Моран, я тоже, дело в том, что кто-то проник ко мне, пока я ходила за покупками, и испортил мой компьютер! Предупреждаю вас, я подам жалобу!

– Да вы не докажете, что это был мой парень! – запротестовал он.

– Никаких следов взлома! Значит, это был кто-то, у кого были ключи.

– Может, ваш дружок? – спросил он.

– У меня никого нет, я имею в виду – никого, у кого были бы ключи.

– Расспросите лучше Стивена, вместо того чтобы вешать мне лапшу на уши!

Стивен? Я застыла на месте. Стивен…

– Уж больно это скрытный тип, – продолжил Моран, – его бедная мать немало настрадалась от него!

На этом разговор прервался.

Это правда, что на вид Стивен довольно скрытный. Чересчур вежливый, чтобы быть честным, говаривал мой отец. И все же я как-то плохо представляю, как Стивен Притворщик проникает в мою квартиру, чтобы испортить компьютер, по его словам, он ненавидит все эти машины. «Я храню верность бумаге и чернилам». А может, он просто хотел пошпионить за мной, ведь его собственная жизнь это такая скука… Может, он проник сюда, едва я скрылась из виду, чтобы прочесть все мои маленькие секреты?.. Скажем откровенно: уж лучше это, чем Полоумный Маню. С другой стороны, не правда ли странно, что Эмманюэль Равье исчезает в тот самый момент, когда полиция начинает разыскивать Мануэля Риверу?


Авария, авария… Мог ли он попасть в аварию? Подозреваю, что полицейские распространили его фото по всем медицинским заведениям, следовательно, если бы туда доставили Риверу, об этом стало бы известно, но надо проверить, нет ли у кого-то пропуска на имя Равье. На тот случай, если это одно и то же лицо.

На сайте нашей больницы есть раздел, предназначенный только для профессионалов, недоступный для обычных пользователей. Допуск сюда осуществляется в зависимости от ваших служебных обязанностей по логину и паролю. Быстро и практично, спасибо новым технологиям.

Прием, презентация, проходим через ENTER к лекарствам, отпускаемым без рецепта, вводим код из четырех цифр, и вот централизованный регистр допуска, где информация предоставляется в зависимости от принадлежности к тому или иному городскому учреждению. Р…

Никаких следов никакого Равье.


А если поискать в высших сферах? Так я называю секторы, к которым у нас, обычных смертных без степеней, чинов и званий, нет доступа. Но когда шесть месяцев назад я, пока смотрительница Элизабет была в отпуске, выполняла ее обязанности, мне приходилось вводить ее логин и пароль, и, естественно, я их скопировала. Между конфиденциальностью и возможностями информатики существует противоречие, как любит повторять Леонардо.

Мне нравится бродить по больничным закоулкам. Кажется, что попадаешь в огромный музей Человека с его различными отделами: «Гастрология» и ее разновидности, к счастью, редкие (самоубийцы, промывкой желудка и последующим принудительным питанием приговоренные к жизни), «Кардиология», «Реанимация»: полюбуйтесь непрерывным балетом зеленых и белых халатов, вслушайтесь в симфонию мониторов, «Дерматология», ой, осторожно, «Терапия», «Онкология», бесплатная раздача бумажных носовых платков, «Гериатрия» – это в порядке размышления над смыслом жизни…

Я твердо пилотирую курсор туда, внутрь. В направлении кулис и Хроноса, служба планирования, отделение психиатрии Б1, хм-м, Натали Ропп работала в воскресенье во второй половине дня, с 13.30 до 21 часа. И что мне это дает? Не знаю. Нужно наращивать объем информации. Создастся ощущение, что ты действуешь.

Теперь небольшой обход по кадровой службе, просто ради удовольствия видеть физиономии всех наших. Папка с фотографиями. Селина – на голове капустный салат, завивка в стиле семидесятых. Насера, затянутая в халат, выглядит как водитель танка в своей башне. Огюстен – косой взгляд, красный нос, отвислая нижняя губа. Улыбка Софи, эта девчушка просто конфетка. Элизабет – морщины в духе «всегда на страже», взгляд, устремленный к линии горизонта. А вот и Стивен, этот достоин некролога. Тусклая внешность, волосы зачесаны на косой пробор, рубашка застегнута наглухо, до самого адамова яблока. Просто отпрыск семейки Адамс, только что из могилы.


Кстати о покойниках, двинемся в сторону загробного мира. Там все отлично организовано. Визит в морг. Холодильные камеры. Объяснение системы сохранения тел. Просто так и тянет зарезервировать местечко. Заключения доктора Кью, должно быть, доступны лишь при введении специального пароля, допуск ограничен, только для отдельных сотрудников и лиц, допущенных к расследованию. Наверняка Леонардо позабавило бы путешествие по секретным разделам нашего сайта. Хм.

Слишком рискованно ставить препоны полицейскому расследованию, если они доберутся до меня… Давай, Эльвира, мотай отсюда.

Бэбифон извещает, что пришло SMS-сообщение.

Селина: «У меня пять минут, позвони».

Ну да, платить-то в этом случае мне!


Я не ошиблась, она тянула кота за хвост по меньшей мере минут двадцать, была очень взволнована.

– Ты представляешь, Натали, наша На-атали! Это ужа-асно.

Можно сказать, что она была на взводе, порой я просто физически ощущала, как она подпрыгивает и топает на другом конце провода. Но, во всяком случае, она-то поняла, и мне даже не пришлось повторять ей сто раз одно и то же.

– Наша Натали выдавала себя за какую-то парикмахершу по имени Katwoman7, готовую с любым пуститься во все тяжкие? Вау! И ты считаешь, что убийца писал тебе прямо из ее квартиры, рядом с изрезанной жертвой? О-ох! Как, тип, приходивший морить тараканов, дрочил на твои трусики? Вау! И ты думаешь, что убийца именно он? Вау!

Затем мы переключились на тему самого убийства.

Вскрытие дало не больше информации, чем два предыдущих. Этот тип соблюдал максимальную осторожность, он использовал лезвие, похожее на скальпель, он правша, если судить по углу, под которым сделаны разрезы, но, может, и нет, учитывая, в каком состоянии были доставлены тела. Гипотеза о том, что он подражает Джеку-потрошителю в версии XXI века, кажется, подтверждается. Психопатия, осложненная «скальпель-синдромом».

– Спелман вышел из зала, где производилось вскрытие, весь зеленый, – добавила Селина злорадно.

Пользуясь случаем, я спросила ее, имело ли место изнасилование.

– Нет, Рики был очень удивлен: ни одна из жертв не была изнасилована. Это его совершенно сбивает с толку. Он говорит, что, между тем, все указывает на преступление на сексуальной почве, он ничего не понимает, бедняга, поэтому у моего лапочки скверное настроение! К нему просто не подступиться, уж поверь мне! Знаешь, что он сказал мне утром?..

Ага, стало быть, спали они вместе?

– «…Ну почему получается так, что хорошие женщины позволяют себя прикончить?!» Нет, ты понимаешь?! Он, правда, сказал, что пошутил, но я в этом не уверена. Вид у него был такой!..

Я посочувствовала.

Потом мы долго крутились вокруг того факта, что Натали и вправду могла быть моей Katwoman7, и в таком случае я действительно «связана» с убийцей. Она сказала, что на моем месте просто померла бы от страха. Пообещала, улучив более спокойный момент, переговорить об этом с Альваресом.

– Какая жалость, что все твои мэйлы оказались стерты, – добавила она с ноткой злорадства.

Я мысленно задала вопрос: неужто разбитый бокал и впрямь бы стал роковым?


Кроме этого, она мало что могла рассказать мне: больничный комитет намеревается устроить торжественное прощание, приму ли я участие? Да, конечно. Похороны состоятся через три дня, как только доктор Кью завершит все процедуры, соберет и сошьет несчастную, придаст ей более-менее человеческий облик, гроб в любом случае закрытый, так я приду?

– Я еще не знаю.

– Все же это наша коллега, мы так долго трудились вместе, – назидательно произнесла Селина Воплощение Морали.


Как-то я не слишком хорошо представляю, как потащусь на кладбище, это слишком далеко, это «снаружи», когда вокруг задувает холодный ветер, небо серое, порой, когда слишком много неба, дышать становится невозможно, будто воздух тебя душит, мне больше нравится ходить вдоль стен, ощущать цемент под пальцами. Когда нужно пересечь улицу, двигаться в чистом пространстве, будто броситься в пустоту, у меня начинается головокружение.

В последний момент я скажусь простуженной. Какая важность для Натали Ропп, буду я на ее похоронах или нет. Всего-навсего кучу истерзанной плоти опустят во влажную яму. Душа ее воспарила в муках, там больше никого нет.

Люди так любят кладбища, любят выказывать страдание, внешние признаки драмы и страдания, уверена, что Леонардо там точно будет!

И убийца, если верить детективам. Убийца, за которым неразговорчивые, при этом вовсе не тупые флики будут следить искоса, в то время как темная, сочащаяся дождем туча, как капюшон мрака, опустится на шеи тех, кто несет гроб, а пожилой священник, страдающий от артрита, пробормочет какие-то тексты, которых никто не слушает.


Стемнело, я зажгла свою маленькую настольную лампу под розовым абажуром, свернулась на диване, окружив себя подушками, я смотрю на снег, холодными губами ласкающий оконные стекла.

Накатывает тошнота. Ни малейшего желания что-либо делать. Слишком нервная обстановка. Я подскакиваю при любом скрипе. Чертова развалина, ненавижу этот барак! Даже не хочется включать телевизор. Но мне необходимы звуки, человеческие голоса.

Как этот пульт оказался на этажерке? Я всегда оставляю его на низком столике. Это уже Альцгеймер, дорогая Эльвира.

Паф, я перескакиваю с канала на канал, паф-паф-паф, теннис, хорошо, плок-плок-плок, монотонно, как метроном, это успокаивает.


Все-таки какое нелепое, отвратительное совпадение, что Натали, под маской Katwoman7, натолкнулась на одного из бывших пациентов, у которого совсем поехала крыша! Если это просто совпадение…

Возможно, Маню-Ривера выслеживал ее, как выслеживают добычу.

Ах да, откуда он узнал, как именно она называет себя в Интернете, а, Эльвира?

Она сама могла сказать ему.

Ладно, ну да, конечно: «Привет, дорогой друг и пациент-психопат, если вы когда-нибудь соберетесь прикончить курочку, то вот она я, мой ник Katwoman7, вот мой мэйл, до скорого!»

Первое: доктор Симон приводит одну из своих девиц – вторую жертву – в мотель, где первая жертва сталкивается с убийцей.

Второе: Полоумный Маню отыскивает Натали в Интернете.

Третье: в бардачке машины Мелани Дюма находят вещи, принадлежащие врачам нашей больницы.


Это очевидно: если Маню-Ривера действительно является убийцей, то все сходится.

Я быстро строчу:

– Он знаком с Натали Ропп, возможно, запал на нее – недоступная глянцевая медичка.

– Он случайно узнает, что она, пользуясь определенным ником, посещает сайты знакомств. Хм, вполне возможно, если она выходила в Интернет, пользуясь компьютером на отделении, он вполне мог там «поохотиться», концепция «открытого пространства» позволяет нашим пациентам слоняться повсюду.

– Он также был знаком с Мелани, поскольку она входила в ту же группу психотерапии.

– А Сандрина? Папаша Стивен, кажется, видел ее с кем-то из врачей. Может, она спала с доктором Симоном? Нет, он бы не повел Мелани в отель, где работала Сандрина. Хотя… Поди пойми этих мужиков, они такие тупые… И потом, может, он понятия не имел, что она работает именно там.

Погоди, Эльвира, ты забегаешь вперед и все путается.

Начнем сначала.


– Итак, Полоумный Маню намечал свои жертвы в нашей больнице.

О'кей. Следовательно, связь с Натали Ропп и Мелани Дюма очевидна. Но как быть с Сандриной? Если он и впрямь взял ее на заметку в больнице, то, спрашивается, что она там делала?

Если бы она была больна, то на вскрытии это не осталось бы незамеченным. Значит, она приходила повидаться с кем-то. Значит, она тоже имела любовную связь с Симоном!

Додумался ли до этого Альварес, или он поглощен своим постельным романом с Селиной?!

Ну почему я не работаю в полиции? Эх, мне бы звезду шерифа и кольт! Впрочем, это перебор.


У Сандрины вполне могло быть свидание с этим трахалыциком Даге. Даге – Симон – дьявольский тандем. Команда, которая уничтожает девиц после употребления?

Вернемся к Ривере.

Он мог взять Сандрину на заметку, пока она ждала своего дружка, кем бы он ни был.

Вывод: если Маню-Ривера действительно является серийным убийцей, который жестоко расправлялся со своими жертвами, то:

– он делал свой выбор в больнице;

– он и Эмманюэль Равье, который уже являлся ко мне и пытался достичь оргазма, используя мое белье, – это один и тот же человек;

– он досаждал мне порнографическими посланиями как Latinlover;

– он писал мне непосредственно во время расправы над Натали Ропп.

Так каков процент вероятности – ведь в этом случае не стоит употреблять слово «шанс», правда, Эльвира? – процент вероятности, что я являюсь следующей в его списке?

Ну, дорогая Эльвира, я бы определила его как сто процентов.

Звоню Спелману.

– Лейтенант Спелман, отдел по расследованию убийств, слушаю.

– Лейтенант, это Россетти. Я очень боюсь стать следующей кандидатурой, необходимой для работы вашего отдела.

– У вас странное чувство юмора!

– Это вовсе не юмор, лейтенант. Послушайте…

Я выкладываю ему свою теорию, основанную на том, что Ривера и Равье – это одно и то же, и что у меня были контакты с обоими, что превращает меня в нежелательного свидетеля. Он не прерывает меня, это уже добрый знак. Ждет, когда я закончу. Глубокий вздох. Флики профессионалы по части вздохов.

– Эмманюэль Равье и Мануэль Ривера – мы изучали эти версии в ходе расследования, но на сегодняшний день у нас нет никаких данных о том, что это одно и то же лицо.

– Но вам должно быть известно, похож ли Равье на Риверу!

– Его работодатель не смог предоставить нам фото, он даже не знает, была ли у него семья. Этот тип работал на него время от времени. Думаю, работал по-черному, что объясняет отсутствие информации. Что касается названного Мораном адреса, то этот самый Равье съехал оттуда полгода назад, никого не предупредив и не оставив своих координат. Расследование идет своим ходом.

– Но Моран, по крайней мере, смог вам его описать?! – Я почти прорычала это.

– Высокий, тощий, темноволосый.

– Как Ривера!

– Именно. Поэтому мы его и разыскиваем, – мягко добавил он.

– А Сандрина Манкевич? Вы установили, с кем она была связана в больнице?

– Она приходила на консультацию к доктору Симону.

– Ах вот как! – восклицаю я (как глупо с моей стороны вообразить здесь любовную связь).

– Она страдала стойкой ипохондрией, каждую неделю у нее появлялась новая смертельная болезнь. По правде сказать, Симон намекал, что она просто втрескалась в него. То и дело крутилась рядом под различными медицинскими предлогами.

Ага, стало быть, между ними точно что-то было!

– Надо полагать, что Симон, конечно, спал с ней!

– На эту тему мне нечего вам сказать. – Доблестный Спелман уклонился от ответа.

– Следовательно, это означает «да».

– Думайте, что хотите, – буркнул он.

– После разрыва он приводит в мотель, где она работает, своих новых девиц? Чтобы унизить ее?

Новый вздох самца.

– У мотеля хорошее расположение и так далее. Практично. Он полагал, что это просто прихоть, она чувствовала себя одинокой, ей хотелось, чтобы кто-то занимался ею, столько женщин проводят время у врачей, чтобы избежать одиночества, смотрите на рост потребления психотропных препаратов, – заключил он с явным неодобрением.

Вот как, тем лучше для вас, Реджи Скала, если у вас не бывает так скверно на душе, что вам не нужны транквилизаторы. «А душа-то у вас есть вообще?» – хотелось мне спросить.

Вместо этого я сказала:

– Ну и хам этот Симон, переспать с девушкой разок-другой, бросить ее и потом маячить у нее перед носом с новыми пассиями! Да это ей следовало его прикончить, а не ему под тем предлогом, что она его достает.

– Не говорите ерунды! Она его не доставала, это было всего лишь мимолетное увлечение, женщин не убивают зверски, после того как у вас был легкий роман! – выкрикнул он.

Мне удается любого довести до крика, это просто дар.

– О'кей. Во всяком случае, Полоумный Маню взял ее на заметку именно в больнице.

– Вот именно. – Это прозвучало куда более любезно.

– Но это ничего не меняет для меня, мне явно грозит опасность. Если Равье – это Ривера, то я нежелательный свидетель. И убийца открыто угрожал мне в Интернете.

Покашливание. Я предпочла бы новые вздохи.

– Ну да, пресловутые мэйлы, к несчастью – стертые… – пробормотал он.

– Именно так. Кто-то проник ко мне и уничтожил мои сообщения. Отдайте мой компьютер на экспертизу, и вы убедитесь.

– У нас три нераскрытых убийства, мы в полной запарке, или, если хотите, дел выше крыши. У нас нет времени, чтобы отдавать на экспертизу, как вы сказали, вышедшие из строя компьютеры.

– Он не вышел из строя, его испортили. Это злой умысел.

– И все же это не столь тяжкое преступление, как зверское убийство, правда? Ладно, послушайте, Россетти, я напишу рапорт Альваресу, о'кей?

– Что такое «о'кей»? Так вы не пришлете флика или еще кого-либо?

– Все «кто-либо» в полицейской форме в настоящий момент заняты. Если Равье это Ривера и он скрывается, то вряд ли он настолько глуп, чтобы заявиться к вам! По нашей информации, – сказал он, понизив голос, – тип, похожий по описанию на Риверу, сегодня в полдень пересек на поезде испанскую границу. Так что успокойтесь (с нажимом), хорошо?!

Клик.


Стоит ли в это верить? Я на месте Полоумного Маню тоже бежала бы в Испанию. И сидела бы тихо, пока Интерпол надрывается, обшаривая Пиренеи. «Он вряд ли настолько глуп, чтобы заявиться к вам». Ему следует спрятаться. Но где найти лучшее убежище, чем в доме будущей жертвы, ведь так?

Еще раз, стоп! Стоп, Эльвира, не давай воли разыгравшемуся воображению, как говаривала мама. Тебе надо отдохнуть, утро вечера мудренее.


Увы, не для всех…


Кто-то пришел. Прикоснулся.
Посмотрел. Повсюду ее запах.
Отвратительный. Как тот, другой.
Как все. В моих пальцах стынет кровь.
Мои ледяные пальцы пылают.
Кожа моего лица растрескивается и опадает.
Я подбираю ее.
Я натягиваю ее на костяк. Я подстраиваю свою улыбку,
Чтобы она не походила на открытую рану,
Кишащую червями.

Они сейчас ее В-скрывают.
Вскрытие не нуждается в помощи.
Зашить. Залатать. Я хотел бы себя
Зашить, но дыра в затылке, через которую
Улетучивается моя душа, слишком велика,
Я только могу заткнуть ее комком их плоти,
Но ее надо все больше и больше,
Чтобы она не рассыпалась по полу,
Превратившись в маленькую кучку вязкой слизи.

Кто-то пришел. Извилины их взглядов как липкая слизь.
Глаза-нити, приклеенные к моему «Я», я вырву их,
Нет больше глаз, подсматривающих за мной,
Нет вовсе глаз, россыпь из их глаз засыпана снегом,
Падает ласковый снег.

Пойду ли я на похороны?

Содержание:
 0  Лишняя душа Une ame de trop : Брижит Обер  1  Глава 1 : Брижит Обер
 2  Глава 1 : Брижит Обер  3  Глава 2 : Брижит Обер
 4  Глава 2 : Брижит Обер  5  Глава 3 : Брижит Обер
 6  Глава 3 : Брижит Обер  7  Глава 4 : Брижит Обер
 8  Глава 4 : Брижит Обер  9  Глава 5 : Брижит Обер
 10  Глава 5 : Брижит Обер  11  Глава 6 : Брижит Обер
 12  Глава 6 : Брижит Обер  13  вы читаете: Глава 7 : Брижит Обер
 14  Глава 7 : Брижит Обер  15  Глава 8 : Брижит Обер
 16  Глава 8 : Брижит Обер  17  Глава 9 : Брижит Обер
 18  Глава 9 : Брижит Обер  19  Глава 10 : Брижит Обер
 20  Глава 10 : Брижит Обер  21  Глава 11 : Брижит Обер
 22  Глава 11 : Брижит Обер  23  Глава 12 : Брижит Обер
 24  Глава 13 : Брижит Обер  25  Глава 12 : Брижит Обер
 26  Глава 13 : Брижит Обер  27  Использовалась литература : Лишняя душа Une ame de trop



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.