Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 10 : Питер Дойтерман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




Глава 10

Домой Джеред вернулся незадолго до полуночи. Оставив свой пикап рядом с машиной телефонной компании, прошел в трейлер, как всегда, через заднюю дверь. Вымыл руки, достал из холодильника и залпом выпил банку пива. У него мелькнула мысль быстренько сполоснуться под душем и закатиться в «Бумерс», популярную среди аборигенов забегаловку, но после недолгого размышления он решил воздержаться от ее посещения. Как раз к этому времени туда съезжается со всей округи всякая шпана на трескучих мотоциклах, и, если в заведении не окажется его дружков из «Черных беретов», наверняка предстоит отбиваться от многократно превосходящих его сил в одиночку. У этих двухколесных бандюг руки чешутся так, что им для драки и повода никакого не нужно.

Он проверил автоответчик и обнаружил на нем послание от Терри Кэй. Есть Бог на свете! Ее муж отбыл из города аж до вторника, так что не пожелает ли Джеред, интересовалась она, заскочить к ней вечерком в субботу и достойно оттянуться после трудовой недели? Возликовав душой, он стер с магнитной ленты это сообщение и полез в холодильник за второй банкой пива.

Знакомству с Терри Кэй, муж которой постоянно находился в разъездах, способствовала какая-то неполадка с телефоном в ее доме на Броуорд-стрит. А дело было так. Терри Кэй, пухленькая брюнетка лет тридцати с хвостиком и пяти футов двух дюймов ростом, встретила его на пороге во всеоружии: соблазнительно минимальная юбка, провокационно обтягивающий свитер и призывная улыбка на кокетливо надутых губах. "Миссис Олсон, — представилась она, — пишется с двумя "о", для наглядности чего Терри Кэй потянулась к нему вытянутым в трубочку сочным ртом. Возникла проблема с телефонным аппаратом в кабинете ее мужа, она предполагает, что неисправна расположенная на стене под письменным столом розетка. Когда Джеред опустился на колени, чтобы проверить справедливость ее догадки, Терри Кэй устроилась в кресле за столом таким образом, что никаких сомнений относительно подлинной природы волновавшей ее проблемы у него не осталось. Ей нравилось, чтобы все происходило бурно, грубо и быстро. Он тоже не любил терять время на всякое там сюсюканье да воркованье...

Перспектива провести субботний вечер с Терри Кэй выглядела настолько привлекательнее еще одного нескончаемого ночного бдения в компании с дедом в опостылевшем энергоблоке, что он решил немедленно позвонить Брауну. Момент был тем более подходящим, что на ночь дед отключал звонок телефона, и, таким образом, надобность вступать с ним в нудные препирательства отпадала сама собой. Можно было просто оставить сообщение на автоответчике о том, что он берет тайм-аут. К его изумлению, Браун поднял трубку.

— Ну? — лаконично спросил дед.

— Это... Тут, значит... — растерялся Джеред, — вот какое дело. Хотел сказать, я там кое-что приготовил на случай, если он заявится, когда нас не будет.

— Ну?

— Помнишь металлические люки на мостовой? Так я у одного снял стопоры с крышки. Наступит, и спикирует прямо в канаву с двадцати футов. А внизу бетон — ноги переломает как пить дать. Тут мы его за задницу и возьмем.

— Ага, годится. Какой, говоришь, люк?

— Второй от энергоблока. Чтобы он по дороге прошелся по нескольким крышкам, все в норме, он и успокоится... А тут раз! Я что еще собирался...

— Не тяни, Джеред! Поздно уже.

— Насчет завтра... У меня дел дома по горло — в прачечную заскочить, продуктами запастись, ну и вообще... По хозяйству, сам знаешь. А на вечер меня одна подружка пригласила...

— Джеред, мы почти у финиша. Завтра вечером ты мне будешь нужен.

— Да хоть когда-нибудь передохнуть я должен или нет? Пойми ты, ради Христа! — взмолился Джеред и прикусил язык, зная, что сейчас последует.

— Не смей поминать всуе имя Господа Бога нашего Иисуса Христа, мальчишка! Ведь это мы за отца твоего отомстить хотим, забыл разве?

— За отца, скажешь тоже! Надолго ли его, блин, хватило? — в сердцах ляпнул Джеред. Болезненно скривившись, он даже отвел от уха телефонную трубку, ожидая, что она сейчас взорвется громом и молниями. Но в ней царило гробовое молчание. Что было, пожалуй, еще страшнее. И он заторопился заполнить эту до жути зловещую паузу. — Послушай, всего-то один вечер... Пусть там все успокоится, глядишь, западня сработает. Пропустим субботу, чтобы сбить его с толку. А в воскресенье днем внезапно нагрянем.

— Во-первых, нам требуется еще медь, и чем скорее, тем лучше, — с пугающим спокойствием возразил дед. — Во-вторых, надо покормить девчонку.

Джеред на короткое, но мучительно-сладостное мгновение представил себе юное упругое тело Линн.

— Переживет. Она в отличной форме.

— А ты откуда знаешь, Джеред? — сразу насторожился дед.

— Да ниоткуда! Хочу сказать, за одну ночь ничего с ней не случится, вот и все, — поспешно объяснил Джеред. — Пойми, я уже обещал этой телке, что приду. Я же нормальный молодой мужик, в конце концов! Мне о своем здоровье тоже думать надо!

— Это точно, — неожиданно согласился дед. — А то у тебя мозги на член закоротило. Ничего, и без тебя справлюсь. Валяй, щенок неблагодарный. Трахай свою шлюху. Чтоб ее муж с ружьем вас в обнимку прищучил!

Браун хрястнул телефонной трубкой по рычагу так, что у внука стрельнуло в ухе. Джеред тоже повесил трубку и, вздыхая, достал с горя еще банку пива. "Да пошел он к черту, отойдет понемногу, — утешал он себя. — Сам позовет, когда тот тип попадется в ловушку. Не, но старик совсем спятил. Ему, видишь ли, память о пресвятом нашем Уильяме, упокой, Господи, его душу, дороже внука живого. Может, потому, что после того, как Уильям сбежал, все у деда пошло наперекосяк.

Жена умерла от рака. Арсенал закрыли, остался без работы. С пенсией еще эта история дерьмовая". Джеред сокрушенно покачал головой.

Отхлебнув пива, он рухнул в дряхлое кресло и включил телевизор. На сцене три толстухи в символических купальниках неумело, но усердно мутузили друг друга, телеведущий проворно уворачивался от них, наблюдая за схваткой без правил с притворным испугом, а зрители истошно вопили, требуя крови. На память Джереду почему-то пришла устроенная им ловушка, и он довольно ухмыльнулся при мысли о том, сколько дряни успело скопиться в «канаве». Старик сам небось за годы своей работы спустил туда тысячи галлонов всяческой гадости. Так там теперь от разных мутантов жутких и не протолкнешься... Экран телевизора погас.

— Какого черта? — пробормотал он в наступившей тишине, поднимаясь с продавленного сиденья. Выглянул в окно — фонарь на столбе перед трейлером по-прежнему горит. Значит, это не авария на электростанции. Теперь он обратил внимание, что не видно собак в вольере. Конечно, они могли прятаться в конурах, но одна всегда оставалась лежать снаружи. Уже ощущая смутное беспокойство, Джеред прошел на кухню, пощелкал там выключателем. Тщетно. Он пошарил в шкафчике над мойкой, нашел фонарь и вышел из трейлера. Проверил распределительный щиток и счетчик, все в порядке. Позвал собак — за проволочной сеткой ни звука, ни движения. Только теперь он заметил, что дверца вольера слегка приоткрыта. Он выругался, на этот раз в полный голос. Прекрасно же помнит, что сам замкнул ее после кормежки, собственными руками, уверен на сто процентов. На память вдруг пришли события прошедшей ночи, разбудившие его странные звуки, и Джеред заторопился назад в трейлер за оружием. Если в окрестностях действительно кто-то бродит, надо быть наготове.

Он вернулся в спальню, достал из тумбочки пистолет, проверил обойму и прокрался в кладовку в узковатом коридорчике между гостиной и кухней. Там он проверил автоматические предохранители, несколько раз подвигал их рычажки, но свет вопреки его тайной надежде не включился. До него донесся отчетливый звук уверенных шагов, кто-то, не таясь, приближался к трейлеру. Джеред на цыпочках перебежал в ванную и скорчился у притолоки. Звук шагов оборвался, кажется, прямо у стенки трейлера. Потом послышался щелчок, который ни с каким другим не спутаешь. Зажигалка «Зиппо». Чиркнуло колесико, звонко закрылась крышка. Ну, наглый совсем, закуривает! И совсем тупой, теперь у него одна рука занята. Джеред вскочил и стремительно, но бесшумно пронесся в тесную прихожую. На мгновение змеиным движением высунул голову через приоткрытую дверь. Никого и ничего. Безлюдный двор в желтом свете фонаря.

По лицу и спине обильными струями потек пот, крепко пахнувший пивом. «Деду позвонить, что ли», — мелькнула у него мысль. Придется добираться до телефона на кухне, скрипучие половицы его сразу же выдадут. За стеной трейлера громыхнул выстрел, Джеред в то же мгновение распластался на животе. Не дыша и купаясь в собственном поту, прислушался к звуку шагов — кто-то крался вдоль трейлера. Еще выстрел! Теперь он боялся даже приподнять голову. Вот оно что! Сучара этот, значит, выпустил и перебил собак, чтобы не путались под ногами. Хреново!

«Телефон, — билась у него в голове единственная мысль, — звони деду! А, к черту деда, звони в девять-один-один!» Джеред дополз до кухни, после нескольких попыток дотянулся до телефонной трубки и ткнул пальцем в красную кнопку. Послышались протяжные гудки, и он с облегчением всхлипнул.

— Девять-один-один, слушаю вас, — раздался в трубке мужской голос.

— На помощь, у меня за дверью стреляют! — горячо зашептал Джеред, прильнув губами к микрофону.

— Вас не слышно! Сообщите, что случилось, и продиктуйте, пожалуйста, свой адрес. — Голос в трубке звучал так громко, что Джеред перепугался, как бы его не услышали снаружи.

— Помогите! Трейлер номер один три восемь по окружной Лайн-роуд. В меня стреляют!

— Тогда тебе конец, — без всякого сочувствия констатировал голос, и в уши обмершего Джереда ворвался леденящий душу хохот, какой издают мохнатые чудовища в комнате ужасов.

Он, словно обжегшись, выронил трубку и, тыча пистолетом во все стороны на манер киношного копа, попятился из кухни, преследуемый раскатами издевательски-торжествующего хохота. Выбравшись в коридор, он на четвереньках пополз с необыкновенной быстротой, как умеют только младенцы, в спальню. И в этот момент позади него послышался новый звук. Какое-то движение прямо у него за спиной.

Он обернулся и увидел нависшую над собой гигантскую фигуру во всем черном, на месте глаз жутко блестели ослепительно сверкающие круги. Джеред по-заячьи тоненько ойкнул, вскинул пистолет и выстрелил. Хило пшикнул пистон, из ствола пахнуло тухлятиной, но и только. И тут его всего затрясло от душераздирающего, рвущего барабанные перепонки львиного рыка, такого невыносимо громкого, что Джеред, стиснув ладонями уши, метнулся к парадной двери, которой никогда не пользовался. Чувствуя, как джинсы в промежности становятся горячими и мокрыми, опрометью вывалился через порог. Угодил в пружинящую кучу перепачканных чем-то липким бечевок, забарахтался, забился, задергался, запутываясь все больше и больше, будто попал в паутину, раскинутую пауком небывалых размеров. Когда он уже почти не шевелился, дверной проем закрыла черная фигура, протягивающая к нему ладонь, которая испускала нестерпимое сияние. Джеред знал, что смотреть туда нельзя, но отвести глаз не мог. Мир взорвался неземным пурпуром, и он потерял сознание.

* * *

Крейс сунул в карман светоизлучатель, поражающий глазную сетчатку, и стянул с себя капюшон и маску с двумя круглыми зеркальцами, какими пользуются окулисты. Взглянул на неподвижного Джереда Макгаранда, туго спеленатого специальной ловчей сетью из арсенала чистильщиков ЦРУ, перешагнул через него и размотал поливальный шланг, укрепленный на наружной стене трейлера. Открыл вентиль и окатывал похожее на кокон тело струями воды до тех пор, пока сеть не растворилась полностью. После этого он отнюдь не бережно отволок Джереда к тому концу трейлера, что стоял на шлакобетонных блоках, и засунул его под обрамленное металлической рамой днище так, что снаружи осталась одна голова. Примерно в двух футах от нее Крейс установил пятитонный гидравлический домкрат. Приподнял конец трейлера и толстым четырехдюймовым брусом выбил поддерживавшие его блоки. Потом, работая домкратом, опустил днище на грудь Джереду, буквально пригвоздив его к земле.

Вернувшись в трейлер, Крейс включил автоответчик и дважды прослушал единственное сохраненное на нем сообщение. Уже знакомый старческий голос. Крейс изъял из телефонного аппарата собственное записывающее устройство, убрал четыре спрятанных им в укромных уголках громкоговорителя, удалил временную электропроводку, которую поставил в обход щитка с предохранителями, и включил в трейлере свет. Телевизор ожил, и он поспешно убавил звук. Упаковал все свое снаряжение вместе с пистолетом Джереда, в котором заблаговременно подменил патроны, забрал и обнаруженные на кухонном столе ключи от его машины и бумажник. После этого вышел через заднюю дверь, взобрался на крышу трейлера и снял установленный там во время первого визита портативный магнитофон. Прислушался, не вернулись ли собаки, но сонный лес был спокоен и тих.

Крейс перенес все собранное снаряжение в свою машину, снял просторный черный комбинезон и остался в брюках защитного цвета и белой рубашке. Надвинул на лоб бейсболку с удлиненным козырьком, лицо прикрыл огромными очками в массивной черной оправе. Их линзы были покрыты отражающим составом, что не позволяло рассмотреть его глаза. В нагрудный карман рубашки положил искажающее голос устройство, пристроил на голове наушники с укрепленным на них миниатюрным микрофоном. Натянул резиновые перчатки и полез в багажник за фонарем. И вот тут обратил внимание, что жестянка номерного знака выглядит что-то уж очень новенькой и блестящей.

Обследовав ее повнимательнее, он длинно выругался сквозь зубы. Достал из сумки с инструментами отвертку, вывернул четыре болта и снял номерной знак. Так и есть! На обратной стороне пластины с изолирующими прокладками он обнаружил две укороченные антенны. Вот сволочи, подсунули-таки «маячок», поддерживающий, вероятно, радиосвязь со спутниковой системой ориентации и навигации. Она посылает запрос, засекает ответный сигнал устройства и определяет его местоположение. Крейс распрямил спину.

Эту штуковину он прошляпил. Теперь вопрос в том, отследили они его путь сюда или нет. А это зависит от того, в какое время был сделан первый запрос и через какие интервалы он повторяется. Скорее всего не успели, но проверить не помешает. Джеред подождет, никуда не денется. По широкой дуге он быстрым шагом прошел по лесу, высматривая признаки совсем недавнего пребывания людей, вышел на пустынное шоссе. И здесь свежих следов протекторов не нашел тоже. Тогда он вернулся к трейлеру, соорудил из шлакобетонных плит подобие скамьи и устроился на ней в ожидании, когда Джеред придет в себя. Тот вскоре открыл глаза, дернулся раз, другой, застонал, осознав, что не может двинуться с места. Крейс включил фонарь и направил его луч в лицо Джереду. Щелкнул тумблером коробочки в нагрудном кармане.

— Ты меня слышишь? — Обработанный электронным устройством голос Крейса обрел жутковатое механическое звучание без всяких оттенков.

Джеред, помаргивая и щурясь в слепящем свете фонаря, вновь дернулся, пытаясь выбраться из-под придавившей его тяжести. Крейс переместил рукоять домкрата на один щелчок, опустив трейлер еще на одну восьмую дюйма. Джеред испуганно взвизгнул и замер, уперевшись ладонями в его днище. Вывернув до отказа шею, он пытался через плечо рассмотреть Крейса.

— Ты меня слышишь? — повторил тот.

— С-слышу, — хриплым шепотом выдавил из себя Джеред, — В-вытащи меня, Христа ради... Дыша... Дышать нечем...

Крейс склонился к его искаженному лицу.

— С месяц назад исчезли трое студентов. Могу доказать, что на территории арсенала Рэмси. Говори, что тебе известно?

— А ты к-кто? Чего нужно?

— Я знаю, что вы там бываете. Ты и еще один, — настаивал Крейс. — Следил за вами. И капканы ваши нашел у ручья, и ловушку. Говори, или прикончу прямо здесь и сейчас!

Джеред прикусил губу, осунувшееся лицо окаменело.

— Не знаю, что ты, блин, городишь, — процедил он сквозь оскаленные зубы, побелевшие от напряжения ладони по-прежнему упирались в раму трейлера, руки со вздувшимися венами дрожали.

— Ты уверен? — Крейс опять взялся за рукоять домкрата.

— Н-не знаю... блин... — всхлипами вытолкнул из себя Джеред.

Крейс опустил трейлер еще на одну восьмую дюйма, Джеред хотел закричать, но не смог набрать в грудь воздуха и лишь пискнул негромко и жалко. Его ботинки конвульсивно скребли землю, руки дрогнули, трейлер угрожающе заскрипел.

— Что вы сделали с девушкой, Джеред?

Залитое потом побагровевшее лицо Джереда дрогнуло, губы шевельнулись.

— Так ты... один из... тех... Вы отца... моего убили... Чтоб ты сдох...

— Что ты там болтаешь? — недоуменно выкрикнул Крейс. — Отвечай, что вы сделали с девушкой? Где вы ее прячете? Я же тебя, как клопа, расплющу!

— Давай... Пусть она... с голоду... сдохнет, — яростно прохрипел Джеред. Выпучив в неимоверном усилии глаза, он все ускорял и ускорял рывки, пытаясь столкнуть с груди страшный груз, в ритм шумному и отрывистому дыханию с губ слетало едва разборчивое: «Чтоб ты сдох... Чтоб ты сдох... Чтоб ты сдох...» Крейс в каком-то оцепенении наблюдал за этой похожей на агонию сценой. Трейлер вновь скрипнул, чуть заметно качнулся и, прежде чем Крейс успел сдвинуться с места, соскользнул с упора домкрата и всеми своими десятью тысячами фунтов обрушился на успевшего издать дикий вопль Джереда Макгаранда.

Вне себя от ярости Крейс пнул ногой раму скособочившегося трейлера и грубо выругался. Присел на корточки, закрыл глаза. «Возьми себя в руки! — приказал он себе. — Не смей распускаться! Этот идиот убил себя, так ничего и не выдав. Но самое главное ты узнал. Линн жива! Они скорее всего заперли ее в одном из цехов арсенала. До сегодняшнего дня их было двое, теперь одного уже нет. Следовательно, надо найти того, другого, причем раньше, чем ему станет известно, что случилось с этим кретином».

Крейс взглянул на трейлер, из-под которого, как обломок кости, торчала согнутая рукоять домкрата. Давай думай, что делать. Еще один домкрат едва ли найдется, но даже если ему удастся извлечь останки Джереда, возникнет проблема, как избавиться от трупа. Если оставить все как есть, тело рано или поздно обнаружат. Вопрос в том, кто? Если предположить, что это будет его сообщник, можно устроить засаду. Тогда придется ждать, когда он появится, если появится вообще. А времени на это у него нет, Джеред же пригрозил, что Линн умрет с голоду. Значит, ему необходимо этого второго выследить. Итак, прежде всего поработать на месте происшествия, чтобы все выглядело так, будто Джеред погиб по собственной неосторожности. Инсценировать это достаточно убедительно для первоначального и, как правило, поверхностного осмотра в общем-то несложно. Другое дело, если здесь начнут копаться эксперты из научно-технической лаборатории...

Крейс взглянул на часы. Допустим, что «маячок» уже выдал, где он находится. Тогда времени у него остается не так уж много. Судя по сообщению на автоответчике, напарник Джереда отправится в арсенал только в субботу вечером. К этому времени ему надо быть уже там и вслед за ним выйти на Линн. Есть и другой вариант. Позвонить дамочке из ФБР, которая прямо предложила ему помощь. Если в ФБР Крейсу поверят, их агенты заполонят всю запретную зону и осмотрят каждое здание. А если Линн держат не в цехе? Если ее прячут в одном из бункеров, разбросанных на площади в две тысячи акров? Или в какой-нибудь из бесчисленных пещер? И сколько шансов за то, что в бюро ему поверят? Особенно если иметь в виду весьма подозрительный альянс ФБР с министерством юстиции и ЦРУ. Узнав об этом обстоятельстве, Крейс догадался, какое послание должен был передать ему Чарли Рэнсом от имени этих ведомств: «Это не мы. У нас ее нет».

Тем не менее инстинктивно он чувствовал, что не должен доверять никому из вашингтонских посланцев. И обнаруженный им в своей машине «маячок» — лучшее тому подтверждение. Это устройство из арсенала чистильщиков. У Крейса никогда не было сомнений в том, что его бывшие боссы не раздумывая откажутся от заключенной с ним сделки, как только в Вашингтоне изменится ситуация. «Довольно, Крейс, — сказал он себе, — сосредоточься, ты же чистильщик. Твоя задача выследить второго, выяснить, где прячут Линн, и освободить ее». Направляясь к своему автомобилю, Крейс вдруг подумал, что так и не узнал, чем эта пара занимается в запретной зоне. И в тот же момент понял, что ему на это наплевать. Меньше чем через сутки он установит, где находится Линн, даже если для этого ему придется кого-то резать на мелкие кусочки, и вызволит ее из плена.

Линн жива! Остальное не важно.

* * *

Дженет Картер проснулась субботним утром в том же подавленном настроении, в каком пребывала накануне. Вечером в пятницу она позвонила Фансворту и сообщила о «жучке» в своем служебном автомобиле. После неловкой паузы на другом конце провода Фансворт несколько сконфуженно признался, что это он приказал службе наружного наблюдения оснастить ее машину таким устройством.

— Эти ребята из ЦРУ совсем выбили меня из колеи, — объяснил он. — Никак не пойму, что они затевают.

— Сэр, но меня-то о «жучке» вы могли предупредить? — возразила Дженет.

— Кстати, а как ты его обнаружила? — увильнул от ответа на ее вопрос Фансворт.

— Никак. Мы с Крейсом договорились встретиться в баре отеля напротив университетской библиотеки. Он заранее снял там номер и следил за стоянкой из окна. Ну и заметил, как мне подсунули «жучок».

— Я же тебе говорил, это настоящий профи, — восхитился Фансворт. — Ладно, Дженет, не бери в голову. Расскажи-ка мне лучше, что у тебя там с Крейсом получилось.

Дженет до смерти не хотелось раскрывать всю правду и признаваться в полном провале.

— Сказал, что подумает, но никаких обязательств брать не стал. Для него главное — найти свою дочь.

— И где он ее ищет, не выяснила?

— В наших краях. Он не признался, что побывал в арсенале, однако, что такое объект "Р", ему и без меня известно. Тем не менее убеждена, что в запретную зону Крейс уже наведывался.

— Какие у тебя доказательства?

— Нет у меня никаких доказательств.

— И это все?

Дженет несколько мгновений колебалась, потом решилась.

— Я отдала ему свой пейджер. Сказала, на тот случай, если нам понадобится срочно связаться с ним насчет его дочери.

— И он его взял? Твой пейджер сейчас уже где-нибудь на дне реки валяется.

— Не думаю. Я же говорю вам, для него главное — найти дочь. Если у нас появятся новости, он должен их знать. Так почему бы тогда не взять пейджер?

Только потом она задумалась над тем, что Фансворт почему-то не стал напоминать ей, что в их отделении уже никто не занимается поисками дочери Крейса. Он лишь попросил Дженет держать его в курсе и повесил трубку. Она же спустилась на стоянку и после непродолжительного осмотра нашла в своем автомобиле тот самый «маячок». Он оказался гораздо больших размеров, нежели она ожидала. Повертев его в руках и вдоволь налюбовавшись, Дженет прокралась к персональной служебной машине резидента Фансворта и злорадно упрятала «маячок» за ее задним бампером. Потом, чувствуя себя отчасти отмщенной, поехала домой.

Рассеянно посидев на субботнем семинаре в техническом колледже, она наспех перекусила, заскочила на бензоколонку и, пока заправляли ее служебную машину, переоделась там в туалете в походный костюм. После этого через Крисченсберг и Рэмси направилась к мосту на Нью-Ривер. Согласно карте, оттуда до арсенала надо было проехать еще пять миль к югу. Ворота в запретную зону оказались неприступными, дорогу преграждали залитые цементом бочки. Около часа она каталась вдоль двойной ограды, но других подъездов к объекту не обнаружила. Вернувшись к воротам, Дженет, пыхтя и чертыхаясь, сдвинула одну из бочек. Протиснув автомобиль в образовавшийся просвет, она вышла из него и, пыхтя и чертыхаясь, вернула бочку на место. Проскочив вверх по склону через уютную рощицу, едва успела увильнуть от выезжающего из ворот белого пикапа, по борту которого шла горделивая надпись «ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ». Остановив машину, Дженет приблизилась к пикапу, водитель которого тоже затормозил. В нем восседали двое юных джентльменов. У одного лицо было покрыто сплошной коростой прыщей, оба уха второго были увешаны несметным количеством серег, а нижнюю губу оттопыривала железяка антисанитарного вида. "Мамочка моя дорогая, — брезгливо изумилась про себя Дженет, — этот любитель пирсинга[17] себе зуб проткнул!"

Она представилась и сообщила, что хотела бы объехать территорию арсенала с целью осмотра. Тщательно изучив служебное удостоверение и жетон агента ФБР, молодые джентльмены уведомили Дженет, что въезд в запретную зону без предварительного разрешения запрещен.

— Запросите санкцию начальства, — предложила она.

— Суббота, — лаконично, но исчерпывающе ответили они.

Стороны препирались еще несколько минут, пока не достигли компромиссного решения. Она пройдет в запретную зону пешком. Они запрут за ней ворота на кодовый замок и сообщат ей нужную комбинацию цифр, чтобы она смогла выйти. Код каждый раз меняется, многозначительно глядя ей в глаза, заявили джентльмены. Снабдив ее картой объекта, они предупредили, что находиться там в течение длительного времени без респиратора и перчаток не рекомендуется. Дженет полюбопытствовала почему.

— А там бомбы и прочее дерьмо для армии делали, — информировал ее Мистер Прыщ. — Навалом ядовитой химии еще с Первой мировой. Так что мы из машины как бы не вылезаем. И даже стекла не опускаем.

— И пыль копытами там поднимать вредно, — добавил Мистер Пирсинг, клацая железякой. — Все кругом отравлено.

— Вы сейчас всю территорию объехали? — спросила Дженет.

— Сегодня нет, — признался Мистер Прыщ, бросив на Мистера Пирсинга быстрый предостерегающий взгляд. — Только бункеры. Цеха мы как бы в прошлый раз уже осматривали.

— У нас ведь как? Чем быстрей слиняешь, тем дольше проживешь, — философически заметил Мистер Пирсинг, позвякивая удилами.

Дженет высокопарно поблагодарила их за бесценную помощь и ценные указания. Охранники нетерпеливо дожидались, пока она доставала ветровку, украшенную по спине крупной надписью «ФБР», перчатки, фонарь, бутылку с водой и запирала машину. Завороженно поглазели, как Дженет прилаживает наплечную кобуру с табельным оружием. На прощание Мистер Прыщ старательно записал печатными буквами ее имя и фамилию, а также номер жетона. Джентльмены игриво помахали ей из машины и уехали восвояси под оглушительную какофонию тяжелого рока. Если это «как бы» охранники, то доступ в арсенал «как бы» открыт, подумала Дженет, глядя вслед неотразимому дуэту.

Когда белый пикап исчез из вида, она вернулась к воротам, набрала код и распахнула тяжелые створки. Вернула все свое имущество в багажник, села в автомобиль и въехала на территорию запретной зоны. Прикрыла ворота, но замок запирать не стала, оставив его висеть на массивной цепи. Какого черта, объект находится в федеральной собственности, а она состоит на службе в федеральном ведомстве. И подчиняться недоношенным придуркам из какой-то охранной фирмы она как бы не собирается!

* * *

Крейсу пришло в голову смонтировать на магнитной ленте автоответчика сообщение, в котором Джеред своим голосом говорил бы сообщнику, что передумал и готов встретиться с ним на объекте в субботу вечером. Тогда второй будет его там ждать, и обнаружить его Крейсу будет гораздо легче. Однако он почти сразу отказался от этой идеи. Потребуется сложное оборудование, а главное, на то, чтобы набрать нужные слова и составить достаточно связный и правдоподобный текст, уйдет уйма времени. Проще приехать часа за три до заката и ждать в засаде у ворот на узкоколейке. А в самом арсенале надо держаться подальше от крышек люков, вспомнил он записанный его собственным устройством разговор Джереда с сообщником. Еще ему пришло в голову, что тот может быть родственником Джереда. Он просмотрел три местных телефонных справочника и нашел некоего Б. Макгаранда. Судя по голосу, он гораздо старше Джереда. Дед? Дядя? Проживал означенный Б. Макгаранд в Блэксберге, и Крейс решил было направиться прямо к нему домой, но, поразмыслив, передумал. Вдруг он застанет других членов семьи? Есть ли в доме дети? Много ли соседей проживает в непосредственной близости? Второй Милвуд ему совсем ни к чему, значит, придется провести тщательную предварительную разведку. Нет, куда разумнее подстеречь его под покровом ночи в безлюдной запретной зоне. Есть, конечно, риск, что этот Б. Макгаранд захочет опять позвонить Джереду в попытке уговорить его на рандеву. Но вероятность этого невелика, запись разговора свидетельствовала, что старик по-настоящему обозлился. Оставалось еще одно осложнение — кто-нибудь мог наткнуться на труп Джереда. Но в ближайшие двадцать четыре часа этого случиться не должно. Почтовый ящик находится в самом начале проселка, и если только не пожалует сам Б. Макгаранд, труп еще долгое время будет оставаться в компании одних лишь крыс.

Почти до полудня Крейс осматривал территорию своего участка в поисках последствий пребывания друзей из ЦРУ. Потом повторно проверил хижину на наличие электронных устройств с задержкой включения и свой автомобиль. Не нашел ничего, кроме полученного от специального агента Картер пейджера, который сиротливо валялся на переднем сиденье машины. Хотел его выключить, но вовремя остановил себя. Вдруг направленный сюда Вашингтоном ограниченный контингент затеет против него новую каверзу и Картер захочет его предупредить? Сейчас, когда он так близок к тому, чтобы найти и освободить Линн, Крейс сделает все, что в его силах, лишь бы избежать еще одной стычки с рыцарями плаща и кинжала. Тем не менее он упрятал пейджер в бардачок. Если в нем замаскирован передатчик, то металлическая экранировка подавит и без того слабенький сигнал до такой степени, что его хрен услышишь. В заключение он даже навестил Майку, у которого поинтересовался, не заметил ли тот в округе чего-либо подозрительного. Майка заверил Крейса, что его бдительные родичи начеку, но в лесу посторонних нет. А в случае чего Майка всенепременно его оповестит. Тогда Крейс со спокойной совестью вернулся в хижину и принялся за подготовку к ночной операции.

* * *

Дженет разъезжала по территории арсенала почти два часа. Но в поле ее зрения попадали по большей части только бункеры, еще бункеры и сосны. Если совсем точно, то сотни бункеров и тысячи сосен. Ей несколько раз пришлось форсировать ручей, и это оказалось даже приятно, поскольку вода в нем, похоже, была единственным, что двигалось в обозримых окрестностях. К четырем часам она остановилась в начале проулка, идущего к зданию, похожему на электростанцию. Вокруг нее в переплетениях улочек, тупичков и проржавевших рельсов громоздились наглухо запертые бетонные корпуса, навесы, цистерны и башни.

Ладно, размышляла она, допустим, это и есть объект "Р", Место, прямо скажем, и вправду соблазнительное для троих ребят, собравшихся на поиски приключений. А дальше что? Управление по охране окружающей среды совершенно справедливо объявило объект запретной зоной, в радиусе ста ярдов вокруг любого из зданий не росло ни единой травинки. Даже сейчас, сидя в салоне машины с включенным кондиционером, она ощущала тяжелый запах химии. Неужели ребята каким-то образом сумели проникнуть в один из цехов и не смогли оттуда выбраться? Не дай Бог! Со дня их исчезновения прошло уже четыре недели, и даже если они предусмотрительно запаслись водой и продуктами, то сейчас все равно уже превратились в иссохшие мумии. Дженет вздрогнула и подумала, что действительно стоило бы вызвать сюда армейские части и прочесать все корпуса и постройки. Перед глазами у нее всплыла фигура Эдвина Крейса, понуро сидящего на тротуаре и наблюдающего, как солдаты, громко перекликаясь, обходят одно здание за другим. Картина получилась невеселая, и Дженет тяжело вздохнула.

Теперь ей почему-то вспомнились таинственные террористы, мастерящие в арсенале, как предполагалось, свои адские машины. Дженет огляделась. А что, агенты БАТО правы, место для такой подпольной лаборатории на самом деле идеальное. Но ведь они все проверили и ничего похожего не обнаружили. Если, конечно, принять за данность, что агенты БАТО знают, как должно выглядеть подпольное производство взрывных устройств. И уж если они не смогли, то она и подавно вряд ли найдет что-либо, до чего они не докопались. Значит, двигай домой, Дженет. Соберись с мыслями в спокойной обстановке. Придумай новый ход в хитроумной игре с Крейсом. Махни стаканчик, в конце концов. Жизнь продолжается!

Она тронула автомобиль и направилась по полого поднимающейся к энергоблоку дороге. Под колесами через каждые пятьдесят футов гулко щелкали стальные крышки люков, машину ощутимо потряхивало. Щадя ее, Дженет сбросила скорость и потянулась к сумочке. Раздался скрежет, и капот автомобиля задрался вверх под совершенно невероятным углом. Она ударила по тормозам, но слишком поздно. Машина стремительно провалилась в черную пропасть. С неимоверным грохотом жестоко ударилась днищем. Брызнули фонтаном осколков разлетевшиеся вдребезги боковые стекла. Взметнувшаяся прямо ей в лицо подушка безопасности задавила рвущийся из горла крик ужаса. Двигатель заглох, из-под днища донеслось зловещее лязганье отваливающихся металлических деталей.

Дженет с трудом перевела дыхание, выпутала руки из раздувшейся подушки, ободравшей ей кожу на лице и запястьях. До предела натянувшийся ремень безопасности только что не разорвал ее на три отдельные части. Лобовое стекло уцелело, но еле держалось на своем месте. Вокруг висели клубы пыли, однако в падавшем сверху конусе света ей удалось разглядеть бетонные стены просторного, как она предположила, тоннеля. Тупо ныли ребра, саднили ноги, но в остальном, похоже, обошлось без тяжелых повреждений. Чего нельзя было сказать об автомобиле. К тому же он застыл в весьма странном положении: багажник оказался гораздо ниже капота, и Дженет догадалась, что позади нее тоннель круто уходит вниз. На одной из стен она заметила вмурованные в бетон металлические скобы лестницы — слава Богу, значит, выбраться отсюда все-таки можно.

Дженет стала возиться с придушившим ее ремнем безопасности, машина дернулась. И покатилась назад. Она машинально придавила педаль тормоза до пола, но автомобиль под душераздирающий скрежет кардана и выхлопной трубы о бетон скользил все быстрее и быстрее. Дженет вскрикнула, автомобиль на мгновение завис в воздухе и стремительно рухнул вниз. В салон хлынула черная ледяная вода. Она успела выбраться через разбитое боковое стекло за секунду до того, как машина с жутким чавкающим звуком ушла на дно. Дженет бешено забила руками и ногами, уплывая от жадно всасывающей ее воронки. С минуту в панике барахталась и плескалась в кромешном мраке, совсем рядом всплыли и оглушительно лопнули два невидимых огромных пузыря, остро запахло бензином. Потом она пришла в себя, движения стали размереннее. Одну туфлю Дженет потеряла, решила сбросить и вторую. «Зауэр» в наплечной кобуре, всегда такой легкий и удобный, сейчас тяжеленной гирей тянул вниз. Но избавиться от пистолета Дженет не посмела. Собравшись с мыслями, она вспомнила полученные в академии уроки выживания и, держась на плаву только с помощью ног, стянула с себя брюки. Кое-как завязав каждую штанину неуклюжим узлом, она застегнула «молнию» и, собрав пояс брюк складками в обеих ладонях, поднесла их ко рту. Набрав полную грудь воздуха, резко выдохнула в оставленное неширокое отверстие. Еще раз, еще... Наконец штанины раздулись, и, затянув отверстие ремнем, она легла грудью между ними и расслабила мышцы. Что-то очень крупное мощно шевельнулось под водой совсем рядом, Дженет дико вскрикнула, но это оказался еще один пузырь. Запах бензина усилился. Откуда-то сверху донесся далекий дребезг, будто на бетон уронили большой лист металла. И наступила тишина.

Нет, не совсем. Где-то неподалеку журчала падающая вода. Не Ниагара, конечно, но, судя по всему, высота была приличной. Дженет поплыла по-собачьи на звук, однако через минуту ткнулась головой в стену. Она ощупала ее поверхность, та оказалась гладкой и скользкой, словно поросла мхом. Дженет начал бить неудержимый озноб, и она поняла, что надо как можно скорее выбираться из ледяной воды, пока не наступило переохлаждение. Найти бы скобы, ступени, трубу, любой выступающий предмет, на котором можно было бы примоститься и хотя бы немного обсохнуть. «Думай, Дженет, — приказала она себе, — думай! Итак, мы имеем тоннель, над которым я ехала вверх по склону холма. Следовательно, он уходит вниз к какому-то подземному водоему или коллектору. Такое огромное инженерное сооружение необходимо проверять и чистить. Отсюда вывод — здесь непременно должно быть предусмотрено какое-либо устройство для спуска и подъема. Твои действия — отыскать его и вылезти на поверхность, только и всего. Альтернатива — утонуть здесь в кромешном мраке, о чем никто никогда не узнает...»

Лишь сейчас до Дженет дошло, что вода опять плещет ей в подбородок, пора приводить в порядок подручные плавсредства. Она повторила процедуру надувания заметно опавших брюк, отдышалась и поплыла, как ей казалось, по прямой. Застывшие икры стали подергивать легкие пока судороги, ступней она уже не чувствовала. Прогнав мысль о том, что предвещают эти симптомы, она продолжала продвигаться вперед, пока не обратила внимание на то, что шума водопада больше не слышит. Дженет не смогла бы объяснить, почему это обстоятельство ее так напугало, но только она резко развернулась и поплыла обратно. Гребок за гребком, еще и еще, она упрямо отталкивала от себя руками и ногами черную воду, наконец где-то перед ней вновь звонко застучала торопливая капель. И опять резко запахло бензином, вода на ощупь стала маслянистой. Значит, она вернулась к тому месту, где провалился автомобиль, — это открытие ее здорово порадовало. Дженет миновала растекшееся пятно бензина и масла, шум водопада становился все ближе и ближе. А вот и он сам, падающие с высоты обжигающе ледяные струи. Дженет с облегчением подставила под них лицо и принялась ладонью смывать с него липкую и тошнотворно воняющую пленку.

Она вдруг поняла, что слышит эхо. Конец тоннеля? Дженет поплыла и почти тут же боднула лбом стену, которая над поверхностью воды оказалась сухой и шершавой. Она двинулась вдоль нее, и футов через двадцать уперлась в другую стену, отходившую под прямым углом. Продолжая перебирать ладонями, нашла еще один угол. Замкнув через некоторое время квадрат, убедилась в своей правоте — она достигла конца тоннеля. Вода плеснула ей в рот и ноздри, и Дженет вновь пришлось надувать штанины воздухом. Только сейчас она вспомнила о передатчике сигнала бедствия, бросилась ощупывать карманы, но его не было. Видимо, утопила, когда в спешке сдирала с себя брюки, поняла она. Снизу и справа послышался нарастающий утробный рокот, она инстинктивно схватилась ладонью за стену, которая дрогнула у нее под пальцами и стала уходить в сторону. «Господи, что же это такое?» — переполошилась Дженет, не сразу осознав, что движется не стена, а ее саму несет туда, где раздаются до жути пугающие звуки. Обламывая ногти, она тщетно пыталась уцепиться за все быстрее убегающую поверхность, теперь почему-то губчатую и противно-скользкую.

В тоннеле что-то происходило, вокруг нее чмокали внезапно возникающие воронки, всплывали и лопались огромные воздушные пузыри, могучее течение подхватило ее и помчало в непроглядной тьме к алчно чавкающему гигантскому водовороту. Дженет зашлась в истерическом вопле, в панике беспорядочно забила руками и ногами, полунадутые брюки хлюпнули и унеслись прочь. Она со всего размаха жестоко ударилась кистью о какой-то металлический предмет и, не обращая внимания на боль, изо всех сил вцепилась в него мертвой хваткой. Мощный поток тут же развернул ее в горизонтальное положение, затрещали суставы. Дженет зажмурилась и прикусила губу. Она не знала, сколько продолжалась ее схватка с водоворотом, только в какой-то момент заметила, что вода спала и плещется уже у нее под ногами. Осторожно разжав пальцы левой руки, она нащупала вторую вертикальную опору и поняла, что наткнулась на лестницу. Ногой нашла ступеньку, прочно укрепила на ней ступни и, приходя в себя, прижалась лбом к холодному металлу. Потом начала карабкаться вверх и через пятнадцать ступенек уперлась головой в площадку, шедшую вдоль стены наподобие галереи. К счастью, с лестницы туда вели поручни, и Дженет удалось вскарабкаться на нее почти без труда. Площадка оказалась неширокой, всего два-три фута, но, по всей видимости, оставалась над уровнем воды.

Она кое-как умостилась на площадке и несколько минут отдыхала, расслабив ноющие от напряжения и холода мышцы. Тоннель, размышляла она, видимо, представляет собой часть гигантского сифона, вода достигает определенного уровня, давление в нем превышает давление в дренажной системе, и он опоражнивается. Понять, как работает все сооружение, казалось ей очень важным, одолеть безотчетный ужас и порождаемую им панику можно лишь тогда, когда найдешь объяснение неведомым явлениям. Самый страшный момент миновал, и в голове у Дженет прояснилось, к ней постепенно возвращалась способность воспринимать окружающее. И она обратила внимание, что справа от нее вновь раздается шум падающей воды, но звук на этот раз был иной, струи звонко били в бетонное дно. Оттуда же легкое тепловатое дуновение несло с собой резкий и сильный запах бензина. Неужели течение приволокло автомобиль в этот конец тоннеля? Если вода там спала до такого уровня, что и в дренажной камере, где она оказалась, то ей, возможно, удастся достать фонарь из багажника. Однако чтобы предпринять такую попытку, надо спуститься вниз, а главное — расстаться со спасительной лестницей. А если она заблудится в этой непроглядной тьме и не найдет обратную дорогу к лестнице? При этой мысли Дженет непроизвольно вздрогнула, поскольку догадывалась, что тоннель и дренажная камера рано или поздно начнут опять заполняться водой.

«Тогда не теряй времени. Иди. Без фонаря тебе из этого кошмара не выбраться». Она нехотя взялась за поручни и стала осторожно спускаться по ступеням. Покрытый ржавчиной металл обдирал босые ступни. Спрыгнув на дно тоннеля, Дженет обнаружила, что оно уже покрыто тонким слоем воды. Запах бензина усилился, и она решила, что машина, должно быть, где-то совсем рядом. Прижавшись спиной к лестнице, Дженет лихорадочно перебирала в уме способы отметить свой путь так, чтобы потом ее отыскать. Присев на корточки, потрогала вокруг себя дно и нащупала уходящий от себя шов — похоже, бетонная поверхность дала здесь трещину, и ее заделали асфальтом. Если не отрывать от него ладонь, то можно будет тем же способом вернуться к лестнице. Дженет опустилась на четвереньки и, касаясь пальцами асфальтового шва, поползла по явно прибывающей воде. Уткнулась в противоположную стену. Автомобиля не было. Тогда она возвратилась на середину, как посчитала, тоннеля и громко выкрикнула: «Эй!» Прислушалась к эху. Словно летучая мышь, грустно усмехнулась она про себя. Повторила попытку. И на этот раз ей показалось, что слева от нее находится какой-то предмет. Она повернулась на девяносто градусов, сделала глубокий вдох, мысленно перекрестилась и шагнула прочь от путеводного шва. Ярдов через десять крикнула снова и вся обратилась в слух. Сейчас она была почти уверена, что прямо перед ней что-то есть. Вытянув перед собой руки и едва переступая ногами, Дженет, словно делающий первые шаги ребенок, засеменила в этом направлении. Всхлипнула, когда пальцы скользнули по полированному боку машины.

Судя по всему, автомобиль не перевернулся, стоял на всех четырех колесах. Чтобы открыть багажник, надо было нажать кнопку, расположенную под подлокотником водительского сиденья. Она на ощупь добралась до правой передней дверцы, дернула за ручку, но та не поддавалась. Замок заклинило. Дженет потрогала торчащие осколки выбитого стекла, как могла осторожно просунула в салон голову и плечи, дотянулась до коврика под пассажирским сиденьем. Накрыв им острые, как бритва, зазубрины, стала протискиваться внутрь машины, зацепилась за что-то ремнем кобуры, рванулась и упала лицом в кожаную обшивку. Полежав так несколько мгновений, она поползла по сиденью к кнопке. До нее оставалось не более шести дюймов, когда машина качнулась и стала крениться на левую сторону. Вскрикнув от неожиданности, Дженет отпрянула к правой дверце и, не думая уже о том, что может порезаться, рыбкой вынырнула наружу. Автомобиль выровнялся.

Она присела на корточки под выбитым стеклом, тяжело дыша и пытаясь собраться с мыслями. Машина, очевидно, повисла над какой-то пустотой. Вопрос в том, каких размеров эта яма и может ли автомобиль провалиться туда целиком. Без фонаря ей не найти ответа на этот вопрос, не говоря уже о путях к спасению. Выход один: дотянуться до этой проклятой кнопки и открыть багажник. Дженет набрала полную грудь воздуха, задержала дыхание и начала дюйм за дюймом пробираться на пассажирское сиденье. Достала из кобуры пистолет и, до предела вытянув сжимавшую его ладонь, поползла к дверце водителя. Еще несколько дюймов, и она принялась наугад тыкать стволом пистолета в складки опавшей подушки безопасности. Машина чуть качнулась, и Дженет мгновенно очутилась снаружи. Легонько ощупывая борт автомобиля, она дошла до багажника, отметив про себя, что вода достигает ей почти до колен и продолжает подниматься. Крышка багажника по-прежнему не поддавалась: то ли замок заело, то ли она не попала по кнопке. Придется попробовать еще раз. Пробовать, однако, пришлось еще четыре раза, и лишь после пятой попытки она услышала знакомый щелчок. Забыв об осторожности, Дженет заторопилась к багажнику и, конечно, тут же здорово приложилась лбом о его автоматически поднявшуюся крышку. Внутри царил неописуемый кавардак. Но в конце концов она дрожащими от нетерпения пальцами наткнулась на облитый резиновой оболочкой фонарь. Воззвав мысленно к Богу и затаив дыхание, Дженет сдвинула выключатель, ослепительный свет больно резанул глаза. Тем не менее ее ликованию не было предела, она видит! Поводив лучом фонаря по сторонам, обнаружила, что оказалась в просторной бетонной камере, тоннель, которым она сюда попала, находился от нее слева, там уже плескалась черная вода. Потом в пятно света попала спасшая ее лестница и площадка над ней; все, что было выше, терялось в непосильной для фонаря тьме. Переместив подрагивающий луч света вниз, Дженет заглянула под кузов машины, сердце екнуло и ушло в пятки. Спущенная покрышка заднего колеса каким-то чудом цеплялась за край огромной ямы, наполненной вровень с ним отливающей агатовой рябью водой.

Поеживаясь в нервном ознобе, она вернулась к багажнику и достала из него еще один фонарь, аптечку и пластиковую упаковку «Химсвета». Завернула эти сокровища в промокший плед и направилась к стальным скобам лестницы. Дженет надеялась, что, поднявшись по ней, сумеет выйти к тому месту, где автомобиль провалился в тоннель, а там найти способ выбраться на поверхность. Но прежде всего ей необходимо отдохнуть. От холода и страха она еле держалась на ногах, все тело сотрясала крупная дрожь. «Теперь у меня есть плед, — успокаивала себя Дженет, — пусть мокрый, но все лучше, чем ничего; завернувшись в него, может, удастся хоть немного согреться». «Химсвет» позволит экономить батарейки в фонарях, и, главное, она будет видеть. Сейчас свет для нее все... Ну или почти все.

Ледяные щупальца с тихим всплеском тронули ее бедра, напомнив Дженет, что вода прибывает, а время уходит. Решительно тряхнув головой, она перехватила шершавые скобы и пустилась в длинный путь наверх.

* * *

Браун Макгаранд прибыл на объект сразу после захода солнца. Он все еще не отошел от приступа ярости, в которую его привел внук. Даже сейчас, когда они так близки к завершению великого проекта, одного дня не может обойтись без своих шлюх. Давление в цистерне растет, теперь и часа лишнего терять жалко. Намеченная жертва, конечно, может и подождать, деваться ей некуда. Однако появление постороннего создавало нежелательные осложнения. Если кто-то шпионит за ними в запретной зоне, все предприятие может пойти насмарку. Подъехав к воротам, он, как обычно, выключил фары и свернул на просеку. Внезапно охватившее его беспокойство заставило резко нажать на педаль тормоза. Он тут же понял: с воротами что-то не так.

Включив заднюю передачу, подал машину ближе к воротам, оставил мотор работать на холостых оборотах, потянул рукоятку ручного тормоза. В неярком свете габаритных огней и стоп-сигналов осмотрел тяжелые створки. Как всегда, они были закрыты и заперты. А вот и нет, не заперты. Цепь с висевшим на ней амбарным замком болталась на одной из центральных стоек. Это он и засек боковым зрением. Что за черт? Неужели эти уроды из охранной фирмы все еще в запретной зоне? Ночью? Браун вернулся к автомобилю и заглушил двигатель. Приставил ладонь к уху. По опыту он знал, что, когда охранники разъезжают на пониженной передаче по территории объекта, их слышно издалека. Ни звука. Уехали, не закрыв ворота на замок? Черта с два, так они никогда не поступали.

Чужак? Тот самый? Забыв об осторожности, Браун включил фонарь и тщательно проверил замок, цепь и петли на створках. Никаких следов взлома. Кто бы ни отпирал ворота, код ему был известен. Значит, все-таки охранники, больше некому. То ли с проверкой припозднились сегодня, а может, машина у них сломалась, всякое бывает. В любом случае, решил он, надо воспользоваться удобной возможностью и пройти на территорию здесь, а не ковылять и ковылять по шпалам узкоколейки. Браун достал из машины пакет с едой для девчонки и собственную сумку с припасами и припрятал их в кустах у ворот. Потом проселком вырулил к шоссе, проехал по нему около мили и тормознул у закусочной. Он безбоязненно оставил автомобиль на стоянке — заведение работает круглосуточно, перед ним всегда стоит несколько машин, и на еще одну никто внимания не обратит. Зато если за ним следят с территории объекта и слышали, как он подъезжал, то теперь подумают, что он уехал.

Затем Браун пешком вернулся к воротам, подобрал оставленный скарб и тронулся в путь, останавливаясь через каждые несколько минут послушать, не едет ли навстречу автомобиль охранников. В глубине души он не верил, что они остались в запретной зоне на ночь, однако осторожность никогда не помешает. А вдруг эти недоноски заподозрили неладное и засели в засаде? Может, вернуться домой, пока не поздно? Ага, и признать, что Джеред был прав, когда предлагал выждать пару дней... Нет, терять на это время он не может. Просто в непосредственной близости от энергоблока придется удвоить бдительность... Браун встал как вкопанный. Ловушка! Джеред же там ловушку устроил!

Черт бы его побрал! Эти придурки вполне могли провалиться в «канаву». Тогда всему конец. Если охранники, раненые или мертвые, в тоннеле, придется сворачивать операцию и сегодня же переводить все предприятие в другое место. Как только обнаружится, что патруль не вернулся с объекта, сюда моментально нагрянут толпы копов. Ой ли? Сегодня ночью их не хватятся: завтра воскресенье. Значит, в запасе у него сутки, а то и больше. Слегка успокоенный, Браун торопливо зашагал по темной дороге.

* * *

Крейс слышал, как по просеке проехала машина. Он оборудовал себе наблюдательный пункт позади трансформаторной будки близ ворот, перегораживающих узкоколейку. Рассчитывал застичь сообщника Джереда врасплох, когда тот будет занят проверкой показаний инфракрасного датчика. Шум двигателя смолк в том самом месте, где эта пара обычно оставляла свой автомобиль. Он замер и стал прислушиваться в ожидании шороха приближающихся шагов. Так прошло минут пятнадцать. Чем, к чертовой матери, они там занимаются? Теперь уже не они, а он, поправил себя Крейс. Сегодня он был одет в тот же самый комбинезон, что и во время первой вылазки. Поначалу хотел было захватить пистолет Джереда, но раздумал. Лишний груз, а с одним стариком он и без оружия как-нибудь справится. Время шло, но вокруг по-прежнему стояла тишина, нарушаемая лишь обычными для ночного леса звуками. Может, отправиться прямо на объект? Крейс решил выждать еще, сосредоточив все внимание на узкоколейке, со стороны которой должен был появиться напарник Джереда. Если, конечно, тот не передумал и не уехал.

* * *

Дженет в призрачном зеленоватом мерцании «Химсвета» вернулась к лестнице, вскарабкалась на площадку и, к своему полному разочарованию, обнаружила, что та расположена как минимум на десять футов ниже свода тоннеля. Никаких скоб, ступеней или каких-либо других видимых средств для дальнейшего подъема в поле зрения не попадало. Она горестно вздохнула и, завернувшись в мокрый плед, устроилась на площадке. Внизу, в нескольких футах под ее ногами, плескалась невидимая поднимающаяся вода. Дженет очень надеялась, что прилив ее не захлестнет.

Через несколько минут, как ей показалось, она очнулась и взглянула на часы. Почти семь вечера. Значит, она проспала около двух часов! А если бы она во сне кувырнулась с площадки... От этой мысли ее пробрала дрожь. Подняв «Химсвет» над головой, Дженет испуганно ойкнула. Ровная гладь воды мерцала всего дюймах в двух от площадки. Она поспешно включила фонарь и направила его луч в сторону дренажной камеры. Там вода стояла почти вровень с ее краями, следовательно, выше, надо понимать, подняться не должна. «Будем надеяться, что не должна...» Дженет выключила фонарь, сбросила плед и на четвереньках поползла по площадке, освещая себе путь «Химсветом». Футах в пятидесяти она наткнулась на уходящую вертикально вверх трубу диаметром в два-три дюйма. Подняла спичку повыше, но рассмотреть ничего не смогла, труба просто растворялась в непроницаемом мраке. Она покачала ее, подергала, держится вроде крепко. Взобраться по ней наверх? И что дальше? Упрется в свод, а ей надо попасть в тот тоннель, куда автомобиль свалился до второго падения.

В этот момент Дженет услышала уже знакомое утробное урчание, сифон вновь опорожнялся. Она облегченно перевела дух. Теперь вода начнет спадать. Она пристально разглядывала трубу, и в голове у нее мелькнула очень заманчивая идея.

* * *

Браун углубился в рощицу на окраине производственного комплекса. От самих цехов его отделяло примерно триста ярдов открытого пространства. Прежде чем пересечь его, он решил затаиться на опушке и понаблюдать. В неярком мерцании звезд сероватые глыбы зданий казались городом призраков. Впрочем, так оно и было на самом деле — после того, как правительство без всякого предупреждения закрыло предприятие. Может ли быть, что там, в каком-нибудь темном проулке, его стерегут в засаде эти недоумки из охранной фирмы? Или они сгинули в расставленной Джередом ловушке?

Он мысленно попенял себе, что не предусмотрел подобную возможность и не предложил внуку выбрать для нее другое место. Каждый из восьми основных цехов был соединен с «канавой» двадцатичетырехдюймовым трубопроводом экстренного слива, в действительности она представляла собой сооруженную под комплексом систему гигантских бетонных тоннелей, ведущих в естественную подземную пещеру. В официальных бумагах указывалось, что ее глубина превышает пятьсот футов, так что куда потом девается вся попадающая в нее дрянь, можно было только гадать. «Куда-то», как туманно пояснил Брауну один из управляющих заводом в первый день его работы. Он и по сей день прекрасно помнит ту ночь, когда самолично распорядился сбросить в нее шесть тысяч галлонов метилбензола — на линии по производству тринитротолуола вышел из-под контроля температурный режим. То было задолго до того, как начали говорить об экологии, в те дни потребности страны в оружии задвигали заботу о качестве воды и воздуха далеко на задний план.

* * *

Браун закрыл глаза и стал вслушиваться в ночь, стараясь уловить посторонние звуки. Если охранники провалились в «канаву», у него есть тридцать шесть часов в лучшем случае. Хватит ему этого времени, чтобы заполнить цистерну водородом? Если поработать без перерыва до утра понедельника, должно хватить. А там он перегонит автоцистерну к трейлеру Джереда. И уже оттуда к цели. По крайней мере эта часть операции спланирована им уже давно.

А что делать с девчонкой? Бросить здесь? Или забрать с собой? Этот вопрос он еще не продумал. Он считал ее своим страховым полисом, но вот на какой случай? Заложница, когда придется уходить после взрыва? У него была не совсем оформившаяся мысль посадить ее с собой в автоцистерну. Если в его планах что-то сорвется, у него будет о чем поторговаться. До взрыва, во всяком случае. А после него все эти очень специальные агенты вряд ли останутся в подходящем для переговоров настроении. "Те, кто останется в живых, — подумал он, кривя губы в ухмылке. — Ладно, сначала закончим с бомбой, тогда и обмозгуем насчет девчонки. К тому же посмотрим, что там у нас в «канаве».

* * *

Через полчаса Крейс решил переместиться в производственный комплекс. Сообщник Джереда, предположил он, либо не придет сегодня вовсе, либо уже проник на его территорию другим путем. Он намеревался взобраться на крышу одного из зданий неподалеку от того места, где на него обрушились трубы. Крейс собрал свое снаряжение и быстро, но бесшумно зашагал вдоль узкоколейки. Свернув в проулок позади первого на его пути цеха, прислушался. Только потрескивание остывающего бетона зданий и металла соединяющих их трубопроводов.

Крейс приник к еще теплой стене и осторожно выглянул за угол. Пространство между цехами было пустынно, в отбрасываемой ими густой тени едва просматривались стальные крышки люков, через равные промежутки пятнающие дорожное покрытие светлого бетона. Но что это? Если зрение его не обманывает, на месте третьего от него люка по направлению к электростанции черной пустотой зияет огромный провал. Крейс вспомнил, как Джеред описывал сообщнику свою ловушку. Вторая от энергоблока крышка, наступи на нее — и полетишь с высоты в двадцать футов в какую-то канаву, костей не соберешь. Милые люди, ничего не скажешь. И Линн попала к ним в руки. Хотя, образно выражаясь, один из них к нему в руки тоже попал.

Крейс отыскал ведущую на крышу цеха лестницу. Поднялся и пробрался по асфальтовому покрытию к фасаду здания сквозь путаницу проволочных растяжек, которыми крепилось множество разбросанных там и тут вентиляционных коробов. Установил рупор прослушивающего устройства и провел акустическую разведку. Со стороны провала в сотне ярдов от него доносился едва слышный звук, классифицировать который он не смог. Поводил рупором из стороны в сторону, но и это не помогло. «Ладно, на все, что не напоминает звуки шагов приближающегося человека, внимания не обращать, — приказал он себе. — Сосредоточься на том, чтобы обнаружить похитителя номер два. И Линн». Он разобрал аппарат и спрятал его в накладной карман.

* * *

Дженет стояла на дне дренажной камеры и под звуки размеренно срывающихся со стен капель столь же методично раскачивала из стороны в сторону обнаруженную ею трубу. Дождавшись, когда спадет вода, она спустилась по лестнице, вернулась к тому месту, где, как она и надеялась, труба уходила в пол камеры, и без особого труда выломала ее нижний конец из разъеденного ржавчиной кольца. Сейчас она пыталась вырвать кусок трубы из потолка, что, похоже, ей удавалось. Болтающийся в наплечной кобуре «зауэр» с каждым движением ободряюще похлопывал ее по боку, и Дженет, даже несмотря на ситуацию, весело хихикнула, представив себе, как она смотрится со стороны — без штанов, но с пистолетом под мышкой. Впрочем, она была рада, что у нее хватило ума не расстаться с оружием. Если она сумеет выбраться отсюда, то еще неизвестно, кто или что подстерегает ее там, на поверхности.

Ледяная вода лизнула ей щиколотки, и Дженет заторопилась. Раскачивая трубу с удвоенной силой, она почувствовала, как все больше поддается ее теряющийся в темноте над головой верхний конец. Вдруг раздайся треск, труба вырвалась из ее рук и, чуть не отдавив ноги, покатилась по дну, сердито лязгая металлом о бетон. Раздвинув большой и указательный пальцы, Дженет прикинула ее длину — примерно двадцать футов, должно хватить. Приподняла один конец, попробовала пошевелить. Отлично, поднять трубу ей вполне по силам. Теперь остается затащить ее по лестнице на площадку, доставить к месту, где упала машина, и по ней выбраться в тоннель. Самое трудное будет заключаться в том, чтобы достаточно прочно укрепить нижний конец. Дженет покрепче перехватила покрытый ржавчиной металл и поволокла трубу к лестнице.

* * *

Браун очнулся, услышав какой-то непонятный звук. Открыл глаза, сконфуженно осознав, что ухитрился уснуть. Что это было? Он приставил ладонь к уху. Для его возраста слух у него был нормальный, однако многие годы работы в зашумленных цехах все же не прошли даром. Он посмотрел на часы.

Восемь вечера. Черт, теряет время, пора браться за дело. Тем не менее он решил подождать еще пятнадцать минут. Если разбудивший его шум не повторится, он пойдет проверить крышку люка. Если и там все окажется в порядке, он направится прямо в энергоблок и примется наконец за работу.

* * *

Крейс насколько мог тихо спустился с крыши и стал передвигаться короткими перебежками от здания к зданию, стараясь все время держаться в тени. На каждом углу он останавливался и вслушивался в обступившую его темноту. Ни звука, лишь шелест легкого ветерка. Когда между ним и электростанцией оставалось два цеха, он услышал негромкий скрежет, словно металлом о бетон. Он собрался было подняться на крышу ближайшего здания и установить там прослушивающее устройство, когда до него дошло, что звук идет откуда-то снизу. Точно, из той огромной дыры на дороге. Значит, напарник Джереда все-таки пришел сюда другим путем и сейчас занят чем-то внизу, под землей. Или угодил в собственную ловушку?

Крейс подбежал к краю провала. В глубине его определенно что-то происходит. Но не рядом. Судя по разносившемуся эху, под ним пролегал тоннель, причем гигантских размеров. Он направил луч миниатюрного фонарика в зияющую зловещей чернотой пропасть, но тот едва доставал до ее дна. Там что-то ярко сверкнуло, будто осколок стекла на солнце. Крейс переместил фонарик, в пятно света попали металлические скобы укрепленной на стене тоннеля лестницы. Не раздумывая, он решил спускаться. Но в этот момент заметил в бетоне над самой лестницей рваные дыры. Здесь, видно, были вмурованы петли крышки, теперь вывороченные с корнем. Крейс задумался. Под весом человека, наступившего на крышку со снятыми стопорами, такого произойти просто не могло. Он обошел люк и почти сразу нашел то, что искал. Глубокие царапины и следы ободранной резины на одном из краев провала. На дно тоннеля рухнул автомобиль. Но тогда куда же он подевался?

Крейс начал спускаться по лестнице, останавливаясь на каждой ступеньке и прислушиваясь к едва уловимому подвыванию сквозняка. Спрыгнул с последней на дно тоннеля, под ногами захрустели осколки стекла, во множестве усыпавшие две большие лужи маслянистой жидкости с радужным отливом. Еще он заметил глубокие неровные царапины, уходящие по бетонному полу туда, где тоннель резко обрывался вниз. Пока понятно. Здесь машина провалилась в тоннель, ударилась о дно и скользнула с обрыва... Куда? Пока Крейс ломал голову над этой загадкой, до него донесся тот же звук, что он слышал на крыше, только на этот раз гораздо явственнее и ближе. Он шел откуда-то снизу, где стоял пугающе черный мрак.

Осторожно ступая по битому стеклу, он пошел в том направлении, подсвечивая себе фонариком прямо под ноги. Через пару сотен ярдов ему показалось, что он видит вдалеке перед собой слабое зеленоватое свечение. Потом услышал шум падающей воды. Теперь Крейс крался, придерживаясь рукой за стену. Зеленый свет становился все ярче и ярче, сейчас он слышал, как кто-то, пыхтя и покряхтывая, ворочает тяжелый металлический предмет. Он упал животом на дно тоннеля и пополз на эти звуки. Почти достигнув обрывающегося вниз края, застыл в оцепенении. Прямо перед ним, покачиваясь из стороны в сторону в исходящем снизу зеленоватом мерцании, поднимался силуэт, похожий на невиданных размеров кобру.

* * *

Браун крался, прижимаясь к стенам зданий и на каждом шагу выбирая место, куда поставить ногу, чтобы не нашуметь. Часто останавливался, оттопыривая ладонью ухо и напрягая слух. Обычная ночная тишина, ничего похожего на вырвавшие его из сна загадочные звуки. Неужто почудилось? Приблизившись к провалу на дороге, сокрушенно помотал головой. Включил мощный фонарь, осмотрел края люка, глубокие борозды и оставленные протекторами черные полосы на бетонном покрытии. Направил луч света на дно тоннеля — там среди битого стекла валялась сорванная с петель стальная крышка. Он выругался сквозь зубы. Значит, охранники все-таки свалились в «канаву». Браун выключил фонарь и присел на корточки. Он знал, что здесь должна быть лестница. Может, спуститься вниз и посмотреть самому все на месте? А если они живы? Вряд ли. Судя по тому, что их автомобиля под люком не видно, он сорвался с обрыва в дренажную камеру. Так что даже если охранники и уцелели после падения, теперь их, считай, в живых нет. Плавают где-нибудь в бездонных пещерах под арсеналом. Ему показалось, что из тоннеля доносится какой-то неясный шум. Он насторожился. Да нет, мерещится на нервной почве.

Браун распрямился, вздохнул. Жаль, конечно, что крышку с петель сорвало, сразу в глаза бросается. Но что уж теперь рассуждать... Он решительно тряхнул головой: хватит терять время. В понедельник утром, это самое позднее, охранников начнут искать. У него есть от суток до полутора, чтобы закачать цистерну водородом и вместе с ней исчезнуть. Он подхватил пакет с пайком для девчонки и заторопился к энергоблоку.

* * *

Вода в дренажной камере медленно, но неуклонно поднималась. Дженет отчаянно сражалась с тяжеленной трубой, все время опасаясь ее уронить. Она дошла почти до полного изнеможения, поднимая ее по лестнице на площадку, и теперь пыталась поставить вертикально и одновременно попасть верхним концом в люк, ведущий в тоннель над ее головой. Опираясь спиной о ржавые поручни, она с трудом балансировала на узкой площадке, с тревогой отмечая, как немеют застывшие ноги. Ее покидали последние силы, а нужно ведь еще вскарабкаться наверх.

Наконец ей удалось уложить конец трубы на край люка, и она решила немного передохнуть. Придерживая трубу ладонью, закрыла глаза, присела на корточки, расслабила мышцы, стараясь дышать глубоко и ровно. В этот момент труба дрогнула, ее верхний конец покатился по ободу люка. Дженет вспрыгнула на ноги в попытке удержать ее, но слишком резко: потеряла равновесие и обеими руками ухватилась за трубу, чтобы не кувырнуться через поручни в дренажную камеру. Поняла, что через мгновение полетит туда вместе с трубой, и пронзительно вскрикнула. Неожиданно труба, будто обретя опору, застыла на месте как вкопанная. И Дженет прильнула к ней лицом и грудью, крепко обняв руками, как самое дорогое на свете. Не отрывая щеки от покрытого колючей ржавчиной металла, подняла глаза. В призрачном зеленоватом сиянии «Химсвета» на нее из люка уставилась жуткая черная маска с овальными прорезями для глаз. Вылитый ниндзя. Бог ты мой, это же Крейс!

— Специальный агент Картер, — позвал Крейс, — какого черта вы там делаете?

Дженет закрыла глаза и разразилась громким хохотом, который даже ей самой показался очень похожим на истерику.

* * *

Чтобы запустить реакцию, Брауну понадобилось не более пятнадцати минут. Он дождался момента, когда давление в реторте начнет расти, и вышел к автоцистерне. На переднем сиденье нашел зарядное устройство, размотал шнур и воткнул вилку в розетку. Машина стояла здесь уже давно, аккумуляторы наверняка сели, а ему жизненно важно, чтобы движок запустился с полоборота. Потом проверил манометр, тот показывал сорок два фунта. Неделями он не регистрировал вообще ничего, теперь давление в цистерне должно повышаться быстрее. Меди у него в достатке, а в случае чего он всегда может разобрать контактные пластины рубильников в турбогенераторной. Единственное, чего ему не хватает, так это времени.

Он вернулся к радостно булькающей реторте, из которой автоматически включившийся насос качал теплый чистый водород в автоцистерну. В соседнем помещении глухо урчал дизель-генератор. Сейчас ему остается только ждать, когда будет переработана эта порция меди, потом он запустит вторую реторту, а эту вычистит и перезагрузит. Затем перейдет на большой насос, тогда объем металла можно будет довести до трехсот, а то и четырехсот фунтов. Все, однако, зависит от того, когда в охранной фирме хватятся пропавшего патруля и поднимут тревогу. Он был почти уверен, что это случится не раньше понедельника. Если до этого времени удастся проработать без перерыва, все в порядке, нужное давление в цистерне он обеспечит. Вот только как бы опять не заснуть...

Браун взял пакет с едой для девчонки, выключил свет и выскользнул на улицу. Постоял, чтобы глаза привыкли к темноте. Потом пошел к нитрокорпусу. Он так и не решил, что делать с девчонкой. В конечном итоге можно просто бросить ее здесь.

* * *

Крейс крепко держал конец трубы и ждал, пока агент Картер, отсмеявшись, придет в себя. А сам думал: что ей понадобилось в этом тоннеле, черт побери? Или вообще в арсенале, если на то пошло? Слегка успокоившись, Дженет подняла голову, мертвенно-бледное лицо человека на грани обморока. На ней были только трусики, блузка и наплечная кобура.

— У меня тут веревка, — обратился к ней Крейс. — Вы не искали другого пути наверх?

— Нет здесь никакого другого, — безжизненно-тусклым голосом ответила Дженет.

— Ладно. Сейчас завяжу петлю на веревке и сброшу ее вам. Проденьте петлю под мышками, трубу обхватите ногами, и я буду тащить вас вверх.

Она молча кивнула, но продолжала держаться за трубу мертвой хваткой. Крейс достал из нагрудного накладного кармана широкую плотную, но мягкую тесьму, связал из нее петлю, к которой прикрепил конец пятидесятифутового нейлонового шнура, выдерживающего груз в шестьсот фунтов. Аккуратно опустил его вниз, уложив петлю на площадку прямо у ее ног. Следуя его инструкциям, Дженет неуклюже продела в петлю руки и голову, движения ее были неестественно замедленными.

— Теперь обхватите трубу ногами и руками, подтягивайтесь вверх, перехватывайте сначала руками, потом ногами, — скомандовал он. — Если труба начнет падать, бросайте ее и хватайтесь за веревку. Понятно?

Дженет промолчала. Крейс не был уверен, что на наклонном дне тоннеля у него хватит сил удержать ее на весу. Хорошо, конечно, что на нем сапоги с рифленой резиновой подошвой, но все равно без ее помощи ему не справиться. Он повторил все указания еще раз. Едва слышным голосом Дженет проговорила, что готова.

— Тогда поехали! — бодро воскликнул он.

Крейс несколько раз обернул конец шнура вокруг бедер и перекинул его через правое плечо. Как только натяжение шнура падало, он выбирал слабину, пятясь по предательски скользкой поверхности. При этом старался не столько тащить наверх Дженет, сколько не дать упасть трубе. Отступив от края люка футов на десять, он почувствовал, что движение внизу прекратилось.

— Сколько осталось? — крикнул он.

— Две трети, — всхлипнула в ответ Дженет.

— Доберетесь до половины, и отдыхать. Держаться руками и ногами. Остальные мышцы расслабить. Глубокий вдох и выдох.

Дженет молчала.

— Подтвердить! — рявкнул он.

— Понятно. На полпути отдыхать.

Крейс думал также и о том, чтобы сохранить собственные силы на тот случай, если она сорвется. По возобновившейся вибрации шнура он догадался, что Дженет опять начала карабкаться по трубе.

— Полпути, — донесся снизу ее плаксивый голос. — Дальше не смогу.

— Отдых две минуты. Дышать глубоко и ровно.

Крейс лихорадочно соображал, как ей помочь. Труба стоит под восемьдесят градусов, почти вертикально. Самое страшное, если Дженет перевернется на ней спиной вниз. У него самого нет надежной опоры для ног. Он повертел головой по сторонам в поисках какого-нибудь предмета, чтобы закрепить конец шнура, но ничего подходящего не обнаружил.

— Труба хорошо держится? — спросил Крейс.

— Пока держится.

— Продолжать сможете?

— Сил уже нет, боюсь сорваться.

— Тогда попробую вытащить вас сам. Готовы?

— Еще как!

Хорошо, подумал он: если может шутить, значит, собралась с духом и вполне владеет собой. Пошире расставив ноги, он уперся ступнями в коварно скользкий бетон, откинувшись всем корпусом назад и попятившись, потянул шнур. Весит она фунтов сто сорок — сто пятьдесят. Плюс трение шнура о кромку люка. Крейс переступил ногами, шнур подался, по его натяжению он понял, что Дженет пытается ему помогать. Через пятнадцать минут неимоверных усилий ему удалось подтащить ее к краю люка. Но это было еще не все. Напротив, наступил самый трудный и опасный момент: Крейсу предстояло перевалить все ее тело через кромку люка.

— Хватайтесь руками за конец трубы, — распорядился он. — Держитесь крепче. Когда скажу, попробуйте подтянуться.

— Из...де...ваетесь? — с натугой выдавила из себя Дженет, вцепившись сначала одной рукой, потом другой в конец трубы, выступающий над ободом люка фута примерно на четыре.

— Нет. Надо! Вы сможете. Когда я дерну шнур, труба упадет. Оттолкните ее ногами, остальное я сделаю сам. Сейчас вдох, выдох, вдох, выдох. Полной грудью. В течение минуты.

— Дышать мне или вам? — уточнила Дженет.

Крейс не рискнул засмеяться — от усилий удержать ее дрожали все мышцы, натянутый до отказа шнур жег ладони даже сквозь перчатки. Кстати, она права. Ему тоже не мешает восстановить дыхание. Сделав несколько глубоких вдохов, он собрал все силы.

— Так, приготовились! — выкрикнул он. — Подтянитесь на руках к концу трубы, оттолкните ее и вытяните ладони далеко перед собой, как будто ныряете ласточкой!

Дженет никак не реагировала, голова ее упала на грудь, обхватившие конец трубы пальцы побелели от напряжения. Все, сдалась, мелькнуло у Крейса в голове. Теперь нельзя терять ни секунды.

— Подтягивайтесь! — скомандовал он. — Подтягивайтесь!

Руки Дженет слабо шевельнулись. Крейс, откинувшись под невероятным углом, попятился и вытянул ее по грудь, но на этом все кончилось. Труба звякнула обо что-то твердое и с громким всплеском упала в воду. Дженет висела мертвым грузом, и Крейс не мог сдвинуть ее с места ни на дюйм. Потом он почувствовал, как шнур едва заметно, но неумолимо стал тянуть его по наклонному дну тоннеля к обрыву, в черную бездну.

* * *

У металлической двери в нитрокорпус Браун совершил привычный ритуал. Приказал девчонке завязать глаза и отвернуться. Подождал, открыл замок, распахнул створку и направил на нее луч фонаря. Вот и она, сидит где положено. Он вошел и положил на пол пакет с продуктами. Воздух в просторном помещении был затхлым и спертым, запах нечистот заметно усилился.

— Скоро конец, — сказал Браун, сам не очень хорошо понимая, что имеет в виду. — Есть два варианта. Либо взять тебя с собой как заложницу, либо просто здесь бросить.

— А с собой это куда? — спросила она.

Пленница заговорила с ним впервые, и Браун поразился ее тону. Спокойный уверенный голос, в котором звучит не просто превосходство, но даже вызов. «Ишь ты, может, вообще с ней не объясняться?» — раздраженно подумал Браун. Хотя какая разница? Она или согласится беспрекословно ему подчиняться и поедет с ним, или останется гнить в этом бетонном каземате. Нет, в живых оставлять ее нельзя. Если начнут искать пропавших охранников, перетряхнут весь комплекс, каждое здание. У него мелькнула мысль просто вытащить пистолет и пристрелить ее прямо на месте. Нет, лучше все же взять ее с собой как заложницу.

— В Вашингтон, — ответил наконец он.

— Зачем?

— Взорвем там водородную бомбу.

— Бред какой-то. Водородную бомбу в одиночку не сделать.

— А я сделал.

— Ну-ну... А зачем вам я?

— Заложницей будешь. На всякий пожарный.

— Интересно получается. Собираетесь взорвать кучу народа, а меня одну пожалеете. Думаете, я поверю?

— В Вашингтоне дело у меня исключительно личное. С тобой все по-другому. Ты вообще вляпалась чисто случайно. Только поэтому до сих пор и жива.

— А где же второй? — вдруг поинтересовалась она. — Ну, тот, что заставлял меня раздеваться?

Браун с трудом сдержал охватившее его бешенство. «Ну, Джеред, гнида этакая, ты у меня дождешься!»

— Теперь уже не заставит, не беспокойся. Он свое дело сделал, больше ты его не увидишь. Бомбу в Вашингтон я доставлю сам, лично.

— Я хочу есть. Уходите, я буду есть.

Просьба была высказана таким повелительным тоном, что Брауна передернуло от раздражения, но он вновь сдержался.

— Сейчас пойду. Учти, нам скоро ехать. Будешь вести себя тихо — останешься жить. А если меня загонят в угол, предложу тебя в обмен на свою жизнь. Попробуешь обмануть, словчить по дороге, перережу глотку и выброшу на шоссе. Решай сама.

Он тщательно запер за собой стальную дверь и прислушался. Ночную тишину нарушало лишь едва слышное нестройное жужжание насекомых в окрестных лесах. Браун взглянул на часы. До смены реторт оставалось несколько минут. Он вышел проулком к огороженному колючей проволокой пустырю. Почти в самом его центре стоял врытый в растрескавшуюся глину приземистый бункер, по стене которого шли огромные буквы: «ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ! ЗАГРЯЗНЕНИЕ ПОЧВЫ РТУТЬЮ». В бункер вели ворота для въезда автопогрузчиков и дверь для прохода обслуживающего персонала. Он отпер дверь и уверенно шагнул в темноту. Включил фонарь и стал перебирать припрятанное снаряжение. Здесь был один из двух тайников, которые он устроил в арсенале. О нем не знал даже Джеред. Деньги, пистолет, бланки накладных на доставку горючего, которые они выкрали в той компании, откуда угнали автоцистерну. Кое-какая одежда в матерчатой спортивной сумке. Браун собрал нужные вещи и вернулся в энергоблок. Жаль, конечно, что Джеред, бабник хренов, так и не появился, даже покараулить некому. Хотя, судя по всему, здесь, кроме него и девчонки, ни одной живой души больше нет.

* * *

Дженет почувствовала, как слабеет натяжение шнура. Ее попытка подтянуться на руках окончилась полным провалом. Кромка люка врезалась в грудь как раз под солнечным сплетением, каждый вдох отдавался резкой болью, глаза заливал едкий пот, мышцы превратились в трясущееся желе. Все, сейчас она сорвется на дно дренажной камеры, где уже призывно плещет черная вода.

— Ноги поднять можете? — окликнул ее сквозь стиснутые зубы Крейс?

— Ч-что? — по-идиотски переспросила Дженет. Она прекрасно расслышала, что он сказал, но не поняла, чего он от нее хочет.

— Попробуйте закинуть ногу на обод!

Она послушалась, но лишь расшибла колено о металлическую кромку, а спину о безжалостно твердый бетон. Поняла, что сил перевалиться через край люка у нее нет. Но эта попытка навела ее на отчаянную мысль.

— Сейчас упрусь ногами в стену, — крикнула она в надежде, что Крейс ее поймет. — Буду переступать по ней вверх, может, что получится.

— Идет, постараюсь помочь, — после некоторой паузы ответил он.

Дженет уперлась ступнями в стену и, прикусив губу, стала распрямлять согнутые в коленях ноги. Так, сначала левую... Есть! Теперь правую... Порядок! Вцепившись в шнур левой рукой, она трижды обмотала шнур вокруг правого запястья. Так, теперь то же самое с левым. «Господи, да что же я наделала!» — мелькнуло у нее в голове, лишь сейчас Дженет осознала, что допустила страшную ошибку. Сама себе жгут наложила, через минуту-другую кисти просто отнимутся. Поздно, ничего уже не поделаешь. Ну и черт с ним, с кровообращением. Ладно, поехали. Дженет скользнула правой ступней вверх по стене дюйма на два. Потом левой. Получается вроде, но боль нестерпимая, запястья как огнем жжет, ладони ничего не чувствуют... «Только не забывай дышать, — напоминала она себе, каждой клеточкой ощущая за спиной бездонную пучину. — Правой ступней вверх, хорошо, левой, все снова...» Она вдруг поняла, что до края люка осталось всего ничего, фута два, не больше. Так, ступня скользит вверх, уперлась, теперь согнуть ногу в колене, спина еще чуть-чуть распрямилась... «Только держи этот чертов шнур, Крейс, смотри держи его крепче... Слава Богу, что я босиком...» Пальцы ее правой ноги коснулись гладкого металла кромки люка. И она тут же попыталась перекинуть через нее ногу. «Ну и дура же ты, Дженет, набитая, — выругала она себя, — сначала надо было подтянуть к ободу вторую ногу и просто подтянуться на руках». Но руки ее были обмотаны шнуром, да и совсем онемели...

Дженет в отчаянии всхлипнула. Зацепившись пальцами ног за край люка, она повисла на шнуре, как альпинист, любующийся над пропастью открывшейся ему живописной картиной. Крейс, видимо, понял, что она оказалась в безвыходном положении. Откинулся, едва не падая спиной на дно тоннеля, шагнул назад. Еще раз, еще... И вот Дженет уже стоит коленями на скользком бетоне, который ее так и тянет расцеловать. Она упада на четвереньки, а Крейс с размаху шлепнулся на бетон.

— Неплохо смотритесь! — проговорил он. — И пистолет весьма кстати!

— Нас учили никогда не расставаться с оружием! — гордо ответила Дженет.

Она попыталась распрямиться, но не смогла. Нижние ребра отозвались пронзительной болью, свело, казалось, каждую мышцу. Потом ее затрясла неудержимая дрожь, Дженет вдруг поняла, что описалась, и разрыдалась. Крейс обнял ее сзади, крепко прижав к своей теплой груди. Спиной Дженет чувствовала какие-то жесткие застежки и пряжки у него на комбинезоне и еще с палящим стыдом ощущала, как липнут к телу горячие мокрые трусики.

— Не переживайте, это совершенно естественно, — словно прочитав ее мысли, прошептал ей в ухо Крейс. — Главное, все уже позади. Ну, скажите: «Все позади».

В полуобморочном состоянии Дженет едва понимала, чего он от нее добивается, однако Крейс продолжал уговаривать до тех пор, пока ей не удалось протолкнуть сквозь выбивавшие барабанную дробь зубы нужные слова. Он поднялся, крепкие сильные руки подхватили ее под мышки и бережно поставили на ноги.

— Пошли, — сказал Крейс. — Остался последний бросок.

* * *

Через полтора часа Крейс остановил машину перед ее домом. Всю дорогу до Роанока Дженет проспала на переднем сиденье, приходя в себя на несколько мгновений только для того, чтобы сквозь сон объяснить ему, куда ехать дальше. Сейчас, потирая кулачками припухшие глаза, она растерянно оглядывалась по сторонам.

— Приехали? — уточнил он.

— Да, — ответила она, подавляя зевок. — Вот здесь я и живу. Спасибо. Спасибо вам за все.

— Там, в тоннеле, разбилась служебная машина? А другие колеса у вас есть?

— Есть. Свою я на стоянке у конторы оставила. Черт, теперь горы бумаги исписать придется...

Крейс молчал, капюшон и перчатки он снял, чтобы не привлекать внимания прохожих. Ждал, что она выйдет из машины, но Дженет не двигалась.

— А что вы делали в запретной зоне? — не глядя на него, спросила она.

— Сами знаете. — Крейс был готов к вопросу. — Туда отправилась моя дочь с приятелями.

— Думаете, она там?

Крейс не собирался ни с кем делиться своими соображениями, во всяком случае, до того, как выследит сообщника Джереда и вытрясет из него все, что тому известно. К тому же теперь возникло небольшое осложнение в виде самого Джереда, расплющенного собственным трейлером.

— Это у меня единственная зацепка. Буду искать, пока не обнаружу каких-нибудь следов. Или не смогу убедиться в том, что их там не было.

— Мы могли бы вам помочь. Особенно после того, как...

— Нет, — перебил Крейс. — Станете мне помогать, в Вашингтоне сразу насторожатся. Им ведь нужен я, а всю эту чушь про террористов и бомбы они скорее всего выдумали для предлога. И потом. Один я лучше справлюсь.

— Ладно, согласна, я вам не помощник. Но у нас наверняка найдутся более подготовленные люди.

— Сильно в этом сомневаюсь, агент Картер. Нынче в ФБР любят брать числом, а не умением. Как бы то ни было, сегодня вечером я опять собираюсь в запретную зону. У меня нет другого выхода. Если что найду, сообщу... Вас проводить до двери?

— Спасибо, я дойду. — Дженет посмотрела на свои голые ноги. — Надеюсь, никто из соседей не увидит меня в таком... наряде.

— Боюсь, мой наряд их удивил бы еще больше. Кстати, буду очень признателен, если вы не станете упоминать обо мне в своем донесении. Напишите, что сами выбрались из тоннеля.

Дженет задумалась.

— Попробую, если вам так угодно, — поколебавшись, согласилась она. — Но ведь вы спасли мне жизнь. И это должно быть где-то отмечено. В вашем послужном списке, например.

— Мой послужной список давно закрыт. Сейчас я просто отец, который ищет свою пропавшую дочь. Не более того.

— А все-таки, что за сообщение должен был передать Рэнсом? — обернулась она к нему.

— Не скажу. Не могу. — Всего не объяснишь, подумал Крейс, к тому же если его догадка правильна, то времени у него в обрез. Если он хочет найти Линн, надо сделать это прежде, чем Вашингтон пошлет по ее следу чистильщиков.

— Странно, Рэнсом мне так же ответил, слово в слово.

— Вот видите, — пожал он плечами.

Дженет помедлила, будто собиралась сказать что-то еще, но потом решительно выбралась из машины и хлопнула дверцей.


Содержание:
 0  Сезон охоты : Питер Дойтерман  1  Глава 1 : Питер Дойтерман
 2  Глава 2 : Питер Дойтерман  3  Глава 3 : Питер Дойтерман
 4  Глава 4 : Питер Дойтерман  5  Глава 5 : Питер Дойтерман
 6  Глава 6 : Питер Дойтерман  7  Глава 7 : Питер Дойтерман
 8  Глава 8 : Питер Дойтерман  9  Глава 9 : Питер Дойтерман
 10  вы читаете: Глава 10 : Питер Дойтерман  11  Глава 11 : Питер Дойтерман
 12  Глава 12 : Питер Дойтерман  13  Глава 13 : Питер Дойтерман
 14  Глава 14 : Питер Дойтерман  15  Глава 15 : Питер Дойтерман
 16  Использовалась литература : Сезон охоты    



 




sitemap