Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 9 : Питер Дойтерман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




Глава 9

В третьем часу ночи Джеред резко повернулся на бок и спустил ноги с кровати. Несколько мгновений сидел, гадая, что могло вырвать его из крепкого сна. Окна в спальне он оставил открытыми, ночь была наполнена обычными звуками лесной жизни. Едва слышно зудели насекомые да заливались древесные лягушки. Он крепко растер лицо ладонями и вновь прислушался. А может, просто приснилось что? Но нет, вот опять — отчетливый хруст ломающейся сухой ветки, причем где-то поблизости. Одна из собак неуверенно тявкнула, но остальные ее не поддержали. Через несколько мгновений послышался явственное шуршание потревоженной чьей-то ногой пересохшей листвы, хрустнула еще одна ветка. Он тихо поднялся и подошел к окну. Зажигаемый на ночь фонарь заливал задний двор оранжевым светом, от чего тени среди окружавших его деревьев казались только гуще. Не оборачиваясь, Джеред протянул руку к тумбочке и достал из ящика пистолет.

Он полностью полагался на собак, которые в случае появления посторонних поднимали неистовый лай. Но сейчас они молчали. Он обошел весь трейлер, трогая задвижки на окнах, но никаких признаков вторжения не обнаружил. Вернулся в постель, сунул пистолет под подушку. Уже засыпая, ясно услышал приглушенный треск статических разрядов, какой часто издают транзисторные приемники. Он снова прошел по трейлеру с пистолетом в руках, проверяя, не забыл ли ненароком выключить телевизор. От внезапно пришедшей в голову догадки по телу пробежал ледяной озноб. Никакой это не приемник, работает портативная рация! Неужели копы?

Еще с полчаса он переходил от окна к окну, вглядываясь в темноту и ломая голову над тем, почему так спокойны собаки. Может, их внезапная болезнь как-то связана с тем, что сейчас происходит? Потом вернулся в кровать и сразу провалился в глубокий сон. Успел лишь подумать, что утром надо будет первым делом поставить в известность деда. Если, конечно, все это ему не приснилось.


Крейс пришел в себя и попытался поднять голову, но не смог. Придавленный неподъемной, казалось, тяжестью, он лежал, уткнувшись лицом в холодный бетон. Затылок пронизывало острой болью, по шее сочилось что-то мокрое и липкое. Правая рука не слушалась, но левая шевелилась. Подвигав ею, он нащупал цилиндрический предмет диаметром около полутора дюймов, потом еще один и еще. Понял, что лежит под грудой металлических труб. Ноги, к счастью, оказались свободны.

После нескольких минут отчаянных усилий ему удалось наконец выбраться из-под труб и перекатиться на спину. Крейс пощупал проволоку, за которую так неосторожно задел ногой, взглянул вверх на эстакаду, по которой через проулок были перекинуты технологические трубопроводы. Кто-то изрядно потрудился, подняв на такую высоту пару дюжин стальных труб и наладив потом растяжку, нехитрое, но надежное спусковое устройство. Толстая защитная прокладка капюшона и кевларовые наплечники спасли его от тяжелых травм, удар отчасти смягчили и накладные карманы на груди и спине. Если бы не они, пара сотен фунтов металлических труб, летящих с высоты в двадцать футов, запросто могла бы его убить.

Значит, они знали о его присутствии в запретной зоне. Более того, ждали его появления в совершенно определенном месте, где и устроили свою ловушку. Дело плохо. Он взглянул на часы. Пятница, половина четвертого утра. Итак, откуда же они узнали? Для проникновения на объект он дважды пользовался одним и тем же путем, ответ скорее всего надо искать именно здесь. Охая и покряхтывая, он осторожно поднялся на ноги и ощупал здоровенную кровоточащую шишку на затылке. Достал армейский индивидуальный пакет и на ощупь заклеил рану пластырем. Потом с трудом доковылял до перекрывающих узкоколейку ворот.

Инфракрасный датчик он обнаружил почти сразу. Перекрыл невидимый луч ладонью, индикатор послушно высветил цифры 001. Злорадно ухмыляясь, Крейс догнал это число до 026. Пусть теперь поломают головы... Затем, пройдя еще три мили, добрался до своей машины, уселся на сиденье и несколько минут сидел, незряче всматриваясь в ночную тьму и размышляя. Линн он не нашел. Чем занимаются эти типы в арсенале, не выяснил. Если при таких обстоятельствах он обратится за помощью к сотрудникам ФБР в Роаноке, то лишь подтвердит самые худшие подозрения жаждущих его крови шакалов из Вашингтона. Положим, с такими, как Беллхаузер и Фостер, он, если придется, как-нибудь справится. Кроме высоких должностей и привилегий, у этих кабинетных недоносков за душой ничего нет.

Да пошли они все, решил он, надо сосредоточиться на единственной цели. Установить, что же все-таки случилось с Линн. Блуждать и дальше по арсеналу — значит попусту тратить время. И потому стоит заехать к мистеру Джереду Макгаранду и соответствующим образом с ним побеседовать. Если хоть чуть-чуть повезет, Джеред выдаст ему своего сообщника. Да чего там, выдаст без всяких «если». А уж потом он непременно вытянет все, что имеет отношение к исчезновению Линн. И затем... Стоп. При стольких неизвестных в уравнении строить долгосрочные планы просто бессмысленно.

Крейс запустил двигатель и направился к своей хижине, дорога туда займет минут сорок пять. По пути остановился у круглосуточной бензоколонки, выпил чашку кофе. Пока заспанный парень в промасленном комбинезоне, искоса посматривавший на него с подозрением и испугом, заправлял машину, ему пришла в голову мысль, что сладкая парочка из Вашингтона могла вызвать себе в помощь оперативную группу, которая, вполне вероятно, поджидает Крейса у него дома. Расплатившись, он достал из бардачка и развернул карту дорог округа. Да, так оно и есть. Если проехать вот этим проселком вверх по склону, а потом свернуть с него на просеку, то можно выскочить на поляну как раз над его хижиной, где у него припрятаны некоторые полезные вещицы. Он взглянул на часы. Четверть шестого. До подножия горы ехать около получаса, как минимум минут сорок пять уйдет на то, чтобы добраться до намеченного места. Солнце встает примерно в семь. Похоже, он успеет занять позицию еще до рассвета.

Если оперативники просидели в засаде всю ночь, они наверняка должны выйти на свет божий при первых лучах солнца. А уж достойный прием Крейс им обеспечит.

* * *

Джеред позвонил Брауну в семь часов утра в пятницу и рассказал о событиях прошедшей ночи.

— Ты, часом, не перебрал лишку? Может, приснилось? — с надеждой предположил тот.

— Никак нет, сэр. Вернулся домой, выпил банку пива, навестил собачек и в койку. Вся эта чертовщина началась часа в два ночи. Или чуть позже.

— И собаки, говоришь, молчали?

— Так точно, сэр. Вот этого я никак не пойму. Ты же знаешь моих псов. За милю кто в округе появится — их не уймешь.

Браун помолчал.

— Ох, не нравится мне все это, — раздумчиво проговорил наконец он. — То в арсенале кто-то ошивается, теперь у трейлера твоего мура какая-то... Вот что я тебе скажу. Как рассветет, походи там вокруг, следы посмотри. Собаку возьми. Может, она что учует. Потом, думаю, смотаемся на объект, проверим твою ловушку.

— Если она сработала, ему крышка, — уверенно заявил Джеред. — Я такую груду труб навалил, мокрого места не останется.

— Посмотрим. Позвони мне до отъезда на работу.

* * *

Крейс успел к облюбованной им поляне как раз перед самым рассветом. Свой участок он выкупил у местного старика, владельца всего огромного холма, выговорив себе разрешение охотиться на всех его склонах и не раз обошел в поисках оленей, индеек, тетеревов и куропаток всю тысячу с лишним акров лесного массива. Во время этих походов он принял кое-какие меры предосторожности, в частности, на тот случай, если кому-нибудь придет в голову устроить в его хижине засаду. Сейчас прежде всего предстояло удостовериться в том, что таковая в данный момент имеется.

Он прокрался по гребню холма до кромки леса на восточном склоне. Отсюда вплоть до самого заднего двора его дома сбегала открытая луговина, усеянная крупными валунами. С высоты двухсот футов он вглядывался в находившуюся в трехстах футах от него хижину. Спрятавшись в траве, перекликались куропатки, высоко в небе кружил одинокий ястреб, высматривая самых ранних пташек, но даже и для них было еще слишком рано. Издав злобный клекот, ястреб заложил крутой вираж и скрылся за вершиной далекой скалы. Других признаков жизни в эти предрассветные минуты не наблюдалось. Безлюдной казалась и хижина, в ее темных окнах не мелькало ни огонька, машин поблизости не стояло. Крейс продолжил осмотр местности через мощный бинокль и на этот раз обнаружил то, что искал. В укромном месте за деревьями справа от дома стоял подальше от любопытных взглядов запорошенный дорожной пылью «форд».

«Так-так, ребята, — подумал он, — будет вам сейчас побудка». Он ползком сместился так, чтобы между ним и домом оказался гигантский валун, и, низко пригибаясь к земле, короткими перебежками рванул к нему через открытое пространство. Упав около камня и тяжело дыша, принялся осторожно прощупывать землю вокруг него, готовый при появлении змеи в тот же миг отдернуть руку. Наконец пальцы наткнулись на угол брезентового свертка. Под покрытой комками влажной земли пятнистой тканью оказался пятифутовый стальной ящик в густой смазке. Из него Крейс достал «барретт» М82А18, оснащенный мощным оптическим прицелом, дульным тормозом и сошками. В свертке хранился также пульт дистанционного управления в пластиковом корпусе и комплект батареек к нему.

Прижав к груди все это богатство, он прежним манером вернулся на исходную позицию, откуда хорошо просматривался задний двор, дом и деревья, за которыми был укрыт «форд». Там он осмотрелся, выбрал относительно ровный пятачок и тщательно установил карабин на сошках. Снарядил магазин бронебойными патронами, еще один загнал в ствол. Прижал приклад к плечу, заглянув в окуляр прицела, остановил его перекрестие примерно в центре автомобильного кузова. Потом взял в руки пульт, поместил батарейки в предназначенный для них отсек, вытянул на всю длину телескопическую антенну. Кнопками набрал команды «Включить усилитель», «Громкость 9», «Программа 1» и нажал красную кнопку.

По всему дому он расположил двенадцать громкоговорителей, подсоединенных к установленному на чердаке раритетному ламповому усилителю мощностью 2000 ватт. К нему были также подключены проигрыватель компакт-дисков и радиоприемник, настроенный на частоту пульта дистанционного управления. Выбранная им программа содержала запись львиного рыка, громкость которого достигала ста пятидесяти децибел. Даже там, где находился Крейс, она была чудовищной, внутри же хижины барабанные перепонки должны мгновенно лопнуть. Львы рычали ровно двадцать секунд, после чего вступил пулемет, захлебывающийся длинными очередями. Не успели они смолкнуть, как с крыльца, зажимая уши ладонями, кубарем скатились два человека и опрометью бросились к «форду».

Наблюдавший за ними в оптический прицел Крейс дал им приблизиться к машине футов на двадцать и, задержав дыхание, плавно потянул спусковой крючок. Отдача от выстрела мощного, но весьма тяжелого карабина весом в двадцать восемь фунтов была не намного сильнее, чем у обычной винтовки, но вот произведенный им эффект! Пуля прошила правое крыло, моторный отсек, вышла через левую дверцу и оторвала толстенный сук у стоявшего за «фордом» в пятидесяти футах дерева. Крейс взял чуть в сторону — в правой передней дверце образовалась вмятина размером с крышку мусорного бака, пуля пролетела сквозь салон автомобиля, с визгом срикошетила от валуна и искалечила сосенку на другой стороне проселка. Третьим выстрелом он разнес в лоскуты оба задних колеса и дифференциал.

К этому моменту незваные гости уже льнули к земле и мечтали очутиться где-нибудь в Китае. Через несколько секунд один из распластавшихся на лужку приподнял голову, встал на ноги и принялся отряхивать с одежды пыль и налипшие травинки. Потом как ни в чем ни бывало зашагал в направлении, откуда прозвучали выстрелы. Второй же продолжал лежать, бережно закрывая руками голову и следя одним глазом за передвижениями напарника. Крейс сел и снял палец со спускового крючка. Он узнал поднимавшегося к нему по склону здоровенного негра. Тот, завидев Крейса, расплылся в улыбке.

— Со львами ты, Эд, неслабо придумал. А пушечка такая у тебя откуда?

— Попала ко мне чисто случайно. А выбросить забыл. Как жизнь?

Чарли Рэнсом из отдела оперативной поддержки ЦРУ уже восемь лет работал с чистильщиками, в том числе не раз помогал и Крейсу. Его внешность любого могла ввести в заблуждение, нельзя было и предположить, что этот добродушный увалень в погоне за жертвой по самым невероятным дебрям превращался в смертоносное орудие. Приблизившись к Крейсу на десять футов, Чарли показал ему поднятые ладонями вверх руки и очень медленно вытянул из нагрудного кармана сигарету. Крейс с неосознанной завистью наблюдал, как он чиркает зажигалкой и делает первую затяжку.

— Это Крошка Беллхаузер вас сюда отрядила? — сглотнув, поинтересовался он.

— Ага, — лаконично подтвердил Рэнсом, выдыхая облачко дыма.

— А как там наш Фостер? Все лижет задницу Марченду?

— Куда ж он денется.

Крейс только сейчас осознал, как невыносимо его тянет закурить. Он бросил, когда переехал в Блэксберг. Но сейчас, когда ныли затылок и шея, саднили покрывающие все лицо синяки, одна сигаретка бы не помешала. Чарли внимательно осмотрел его с ног до головы и опять широко заулыбался, будто припомнив что-то очень приятное.

— Я прямо в штаны сбрызнул, когда твои львы заревели, это ты здорово придумал, — с удовольствием повторил он.

— А что это у нас там валяется? — спросил его Крейс, поглаживая приклад «барретта».

— Славный белый парнишка по имени Джеральд Кэссиди, — ответил Рэнсом. — Малец совсем, но жаждет карьеры. Женат к тому же. Потому, думаю, и цепляется за землю. А что?

— Да просто так. По-моему, он очень трезво оценивает ситуацию. Кстати, извини за машину.

— Да ладно, — отмахнулся Чарли и шагнул ближе к Крейсу. — Мы ее в Управлении по борьбе с наркотиками одолжили. Слушай, Эд, нас послали потолковать с тобой, а не вступать в перестрелку.

— Перестрелки не было. Пока. Так что стой где стоишь, слышу я тебя прекрасно. — Крейс выразительно повел стволом карабина.

— Остынь. — Рэнсом остановился и умиротворяющим жестом поднял руки. — Что ты так раскипятился?

— А зачем вы устроили засаду в моем собственном доме?

— Беллхаузер попросила ЦРУ помочь в неофициальном порядке. Видимо, не полагалась на людей из ФБР. Либо Марченд не хотел светиться.

— Помочь в чем? — с обманчивым спокойствием спросил Крейс.

— Ну, говорят, ее начальника чуть удар не хватил, когда он услышал, что ты взялся за старое. В Роаноке один сказал другому, тот третьему, вот и до него дошло.

«Это Картер, черт бы ее побрал!» — догадался Крейс.

— У меня дочь исчезла, — нехотя сказал он. На него навалилась усталость, болело, казалось, все тело. Он и сам расслышал в своем голосе раздражение и понимал, почему Рэнсому с таким трудом удается удерживать на лице обычную для него приветливую улыбку. — Наше местное отделение ФБР прикинулось, что ведет расследование, а потом быстренько спихнуло дело в Управление по розыску пропавших без вести. Меня это не устраивает. И поисками я займусь сам. А ты передай Крошке Беллхаузер и компании, что их это не касается, так что пусть лучше мне не мешают.

— Ладно, договорились. — Рэнсом бросил на него испытующий взгляд. — Передам, конечно. Ничего хорошего из этого не выйдет, но я все передам, будь уверен.

— Передай. У меня в доме вы ничего не забыли?

— Ну, как сказать, Эд, ты же сам понимаешь...

— Даю вам пятнадцать минут. Вы возвращаетесь в дом, забираете «жучков» и прочих «насекомых». Всех до единого, ясно? Спускаетесь с крыльца и шагаете к ручью, там поворачиваете направо и выходите на дорогу. А я тем временем позвоню, чтобы за вами кто-нибудь подъехал.

— Обижаешь, Эд. Мы всякими прибамбасами упакованы по последнему слову. Сами о себе позаботимся.

Крейс молча повел подбородком в сторону дома, давая понять, что Рэнсому пора идти. Тот по-военному отдал ему честь и стал спускаться по склону, все время держа руки на виду. Мобильники, конечно, у них есть, но здесь сигнал не проходит. Ребятам предстоит длинная пешая прогулка. Тем не менее он понимал, что за провал засады двух злополучных агентов по головке и так не погладят. А уж если он сейчас позвонит в ЦРУ и попросит прислать за ними машину...

Крейс вытянул затекшую ногу и сел поудобнее, не выпуская приклад «барретта» из рук. Рэнсом и его напарник вошли в дом. Все равно придется самому каждый закоулок лично обшарить и проверить. Крейс громко выругался. Что-что, а такой поворот событий ему вовсе ни к чему. Шутка ли, второй человек в министерстве юстиции посылает свою упертую помощницу вместе с таким же раздолбаем из его бывшей конторы свернуть ему, Крейсу, шею. Интересно, откуда все же ветер дует? ЦРУ он вроде бы уже не интересен. А может, дело вовсе не в Гловере, мелькнула у него мысль, а весь сыр-бор разгорелся из-за того расследования по делу китайских шпионов? Ведь если он ухитрился поднять переполох одновременно в министерстве юстиции, ЦРУ и ФБР, значит, побеспокоил какое-то очень высокое начальство. Спору нет, случай с Гловером доставил кучу неприятностей очень многим, но его самоубийство устроило всех и давным-давно свело шумиху на нет. Неужели все дело в деньгах?

* * *

Сразу после полудня Дженет Картер вызвали к резиденту. Из приемной Фансворта звонили непосредственно ей, а Ларри Тэлбота, таким образом, опять задвинули в сторону. К величайшему удивлению, в кабинете шефа ее вновь поджидала уже знакомая пара из Вашингтона, а также двое новых участников — могучего телосложения негр и совсем молоденький белый парнишка. Столичные боссы щеголяли строгими деловыми костюмами, а незнакомцы были одеты куда демократичнее — спортивные брюки и рубашки, ветровки. Фансворт пригласил ее присесть за стол для совещаний. Негра и юнца он представлять не стал. Дженет обратила внимание, что резидент, как и в прошлый раз, явно встревожен и озабочен.

— Агент Картер, — начал он официальным тоном, — речь пойдет об Эдвине Крейсе. Мне предложено поручить вам специальное задание. Но для начала мистер Фостер хотел с вами кое-чем поделиться. Мистер Фостер, прошу вас.

Фостер несколько мгновений не поднимал глаз от лежавших перед ним в папке бумаг.

— Вы говорили, что Крейс навестил одного из свидетелей, которых вы опрашивали в связи с исчезновением его дочери...

— Нет. Я сказала, что, по-моему, это мог быть Крейс, — сразу поправила его Дженет и пересказала им историю о безголовом визитере.

— Затем свидетель признался, что рассказал Крейсу о том, что его дочь собиралась на объект "Р". Вам известно, что это такое?

— Нет, выяснить я так и не успела. Создается впечатление, что здесь об объекте "Р" никто ничего не знает.

Наступила пауза, Фостер перебирал свои шпаргалки, потом перевел взгляд на Беллхаузер. Дженет тоже взглянула на великаншу. «Крошка, — мелькнуло у нее в голове, — просто изумительно, прямо в точку».

— Мы считаем, что под объектом "Р" имеется в виду армейский арсенал Рэмси, — вступила Беллхаузер. — Правильнее называть его военным заводом боеприпасов в Рэмси. Находится к югу от одноименного города, на другом берегу Нью-Ривер. Закрыт вот уже почти двадцать лет, официально значится законсервированным.

— А откуда такое название? — полюбопытствовала Дженет.

— Придумали в Управлении по охране окружающей среды. Загрязнение территории комплекса достигает весьма высокого уровня. Однако, поскольку это оборонное предприятие, в управлении не захотели упоминать его как таковое в своих списках хранилищ токсических отходов. Туда оно занесено просто как объект "Р".

— И что дальше? — Дженет терялась в догадках относительно причин, по которым министерство юстиции могло бы проявлять столь повышенное внимание к заброшенному военному объекту.

— Не все сразу, агент Картер. Во-первых, хотелось бы спросить у вас вот что. Смогли бы вы в случае необходимости установить деловые отношения с Крейсом?

— Деловые отношения? С Эдвином Крейсом? — искренне изумилась Дженет.

— Именно. Таким, к примеру, путем, — пустился в объяснения Фостер. — Вы, скажем, захотите повидаться с ним. И как бы признаетесь, что лично очень недовольны тем, как ФБР отнеслось к розыску его дочери. Предложите помочь ему в неофициальном, что называется, порядке.

— Не пойдет, — покачала головой Дженет, вспоминая свою скоротечную стычку с Крейсом у него в хижине. — Он меня сразу расколет. Крейс много лет сам был специальным агентом, ему прекрасно известно, что мы в неофициальном, как вы говорите, порядке никогда не работаем.

— Крейс почти пять лет в отставке, — возразил Фостер. — Дайте понять, что в ФБР с тех пор многое изменилось. Убедите его в своей неопытности, это объяснит ваш поступок.

Дженет задиристо вздернула подбородок, явно собираясь послать Фостера куда подальше, и Фансворт поспешил вмешаться:

— Я объяснил мистеру Фостеру, что ваше назначение в Роанок, Дженет, имело свою предысторию. Ничего предосудительного вы, конечно, не совершали, но крепко насолили весьма высокопоставленному лицу в штаб-квартире. И за это вас решили наказать таким вот способом. Пожалуйтесь на это Крейсу и прозрачно намекните, что, распутав данное дело, вы сможете реабилитироваться.

Дженет почувствовала, как запылали ее щеки. Она откинулась на спинку кресла, негодуя, что Фансворт столь беззастенчиво обсуждает ее неприятности по службе при посторонних.

— Что, кстати, будет абсолютной правдой, — невозмутимо закончил Фансворт, ни к кому конкретно не обращаясь, потом перевел взгляд на Дженет. — Советую вам, агент Картер, не спешить с ответом и выслушать мистера Фостера до конца.

— Мы сотрудничаем с Бюро по контролю за продажей алкогольных напитков, табачных изделий и огнестрельного оружия, более известным как БАТО, — начал Фостер, и Дженет презрительно фыркнула. Не обращая внимания на ее реакцию, он продолжил: — Речь идет о серии взрывов, которая началась где-то в начале девяностых. Клиники, где делают аборты. Взрыв во время Олимпийских игр в Атланте, а также во Всемирном торговом центре и в Оклахоме. Три взрывных устройства, отправленных по почте в финансируемые федеральной администрацией университеты. И еще три потенциальных взрыва в крупных административных зданиях федерального значения, которые не удались или были предотвращены службой безопасности.

— Есть мнение, — подхватила Беллхаузер, — что протестные и антиправительственные группировки, подозреваемые в осуществлении этих терактов, не имеют технической базы для изготовления некоторых из использованных ими взрывных устройств. Еще интереснее тот факт, что примененные в ряде случаев взрывчатые вещества весьма схожи по своему химическому составу. Идентичны, можно сказать.

— Другими словами, — поддержал ее Фостер, — в БАТО считают, что существует специалист или группа специалистов, которые снабжают бомбочками эти протестующие против всех и вся организации. БАТО и ФБР удалось перехватить переписку между некоторыми из этих организаций. Сейчас мы говорим о наиболее воинствующих и склонных к насильственным действиям группировках, а также о лицах, оказывающих поддержку Рудольфу, тому самому, за которым мы все гоняемся по лесам Северной Каролины.

— То есть вы хотите сказать, что эти группировки объединились в заговор общенационального масштаба? — не поверила Дженет.

Гости из Вашингтона синхронно кивнули.

— Такую версию еще с тысяча девятьсот девяносто четвертого года разрабатывает временная специальная группа, созданная на федеральном уровне из представителей министерства юстиции, службы судебных исполнителей, ФБР и БАТО, — сообщил Фостер. — Группа сокращенно именуется КВКР, что расшифровывается как комиссия внутренней контрразведки.

Ни о какой КВКР Дженет, естественно, никогда в жизни не слышала, но прекрасно знала, что столица просто кишит временными структурами особого назначения, что является первым и самым верным признаком того, что постоянно действующие институты со своими задачами не справляются.

— А какое отношение все это имеет к нашему отделению в Роаноке? — продолжала допытываться она.

— Единственное, что комиссии удалось выяснить об этом консультанте, как вы его назвали, — мрачно констатировал Фостер, — так это то, что он предположительно базируется в юго-западной Виргинии.

Однако Дженет по-прежнему не видела здесь никакой связи.

— Вы рассказали нам, что Крейс разыскивает некий объект "Р", — издалека начал объяснять ей Фостер. — А для нас любой выход Крейса на охоту есть серьезнейший повод для беспокойства. Поэтому мы запросили в национальной базе данных сведения об объекте "Р" и получили ответ, что теперь так называется завод боеприпасов в Рэмси. То есть здесь, в юго-западной Виргинии. Наш запрос насторожил КВКР, которая стала интересоваться, что да почему мы ищем. Нам, понятно, не хотелось посвящать кого бы то ни было в наши проблемы с Крейсом, и мы предпочли дать им уклончивый ответ. Однако БАТО как полноправный член КВКР настояло на включении данного вопроса в повестку дня очередного заседания комиссии и намерено потребовать от ФБР исчерпывающих объяснений.

— К тому же в ФБР никому не хочется отдавать инициативу БАТО, — вставил Фансворт, и Дженет понимающе кивнула.

БАТО подчинялось министерству финансов, ФБР — министерству юстиции. Борьба за доллары, ассигнуемые из федерального бюджета на правоохранительную деятельность, привела к напряженности в отношениях двух ведомств, которая с течением времени переросла во враждебность. Непонятным для Дженет оставалось лишь одно обстоятельство, о чем она не преминула тут же заявить во всеуслышание:

— Так если вы и ваша комиссия считаете, что арсенал Рэм си имеет какое-то отношение к террористической кампании общенационального масштаба, пошлите туда морских пехотинцев, и нет проблем. Они же весь комплекс наизнанку вывернут!

— Дельное предложение, — не скрывая иронии, одобрил Фостер. — Только БАТО вас опередило. Два года назад оно провело проверку всех подобных объектов и ничего подозрительного не обнаружило. В Рэмси, в частности, тоже. И если сейчас ФБР выступит со своими сомнениями, все поймут, что БАТО опять напортачило.

— Но есть еще более важное соображение, — назидательно добавила Беллхаузер. — Придется признать, что основаниями для таких сомнений или обвинений послужили несанкционированные действия Крейса. Я же от имени министерства юстиции повторяю, что мы отнюдь не горим желанием посвящать кого-либо в наши проблемы с Крейсом. И уж тем более министерство финансов или БАТО.

— Это мне как раз понятно, — неуверенно проговорила Дженет, чувствуя, что концы с концами все же не вяжутся. — И что теперь?

— Мой шеф, мистер Гаррет, обсуждал данный вопрос с помощником вашего директора, мистером Марчендом. И они нашли красивый способ выйти из этой... неловкой ситуации. Через комиссию мы сообщили БАТО, что один из наших бывших сотрудников случайно наткнулся на кое-что, связанное с упомянутой версией заговора, что, возможно, подчеркиваю, имеет некоторое отношение к арсеналу Рэмси. Мы предложили БАТО какое-то время не трогать и посмотреть, что он сможет, если сможет вообще, раскопать.

— Но почему вы решили, что в арсенале что-то действительно неладно?

— Потому что недавно был зафиксирован контакт Крейса с его старинным приятелем, бывшим сотрудником службы судебных исполнителей США, — ответил за Беллхаузер Фостер. — Сейчас работает пилотом в компании, занимающейся аэрофотосъемкой. Он оказал Крейсу некую услугу, по поводу которой служба безопасности компании навела соответствующие справки и результаты доложила ФБР.

— Господи, что же это за услуга такая?

— Крейсу потребовались сделанные с воздуха снимки территории арсенала Рэмси. Своему дружку он объяснил, что там происходят странные вещи, которые могут быть связаны с исчезновением его дочери.

А вот это что-то новенькое, задумалась Дженет.

— Давайте уточним, — предложила она. — Теперь вы сами хотите, чтобы Крейс лично занялся поисками дочери. И полагаете, что он выведет вас на группу, которая в этом вашем арсенале мастерит бомбы на заказ, так?

— Совершенно верно, — согласилась Беллхаузер. — Если мы подведем вас к Крейсу, нам удастся убить двух зайцев. Во-первых, мы будем знать, что он делает. Во-вторых, сможем взять опасных террористов.

— На самом деле, пока нет свидетельств того, что антиправительственные группировки действуют в общенациональном масштабе, — деликатно кашлянул Фостер. — Но исключать такую возможность нельзя. По крайней мере в плане приобретения взрывных устройств. И если наша схема сработает, то мы накроем не только изготовителей, но и некоторых из их клиентов.

Дженет без труда разгадала ход мыслей Фостера. Если ФБР разоблачит террористическую группировку, за которой БАТО безуспешно гоняется вот уже несколько лет, то запишет себе в актив жирный плюс. За счет БАТО, конечно.

— И вы думаете, у Крейса больше шансов что-либо раскопать, чем у многочисленных участников совместной операции ФБР и БАТО?

— Одна из последних таких операций успешно провалилась, — мурлыкнула Беллхаузер.

— Неужели Крейс настолько хорош? — усомнилась Дженет.

Чернокожий здоровяк, до последнего момента бесстрастно наблюдавший за происходящим, громко фыркнул. Фостер решил, что настал момент представить его Дженет:

— Агент Картер, это мистер Рэнсом. Осуществляет связь с КВКР. Джентльмен рядом с ним — мистер Кэссиди. Мистер Рэнсом имеет некоторый опыт... общения с мистером Крейсом.

— Ага, можно и так сказать, — ухмыльнулся Рэнсом. — Напомните мне, чтобы я потом показал вам наш «форд».

— На заседании комиссии мы постараемся замять это дело или в худшем случае спустить на тормозах, — важно заявил Фостер. — Сейчас нам совсем не нужно, чтобы БАТО вломилось на территорию арсенала. Потому что если там ничего нет, все непременно опять замкнется на Крейсе.

Дженет торопливо обдумывала все услышанное, явственно чувствуя какой-то подвох. Нет, здесь определенно что-то не так, решила она, и тут у нее мелькнуло чудовищное подозрение.

— Слушайте, а вы, часом, не утаиваете какую-то информацию о дочери Крейса, а? — выпалила она.

— Господь с вами! — возмутилась Беллхаузер. За столом воцарилось неловкое молчание. Фансворт укоризненно качал головой. Фостер важно надул щеки.

— Я не унижусь до ответа на подобный вопрос, агент Картер, — напыщенно заявил он. — Вам же следует помнить: Эдвин Крейс очень крепкий орешек. Несмотря на то что в отставке. Мистер Рэнсом сегодня утром смог в этом убедиться. Я попрошу его проинформировать вас после нашего совещания. Объект "Р" может оказаться пустышкой. Хотя побывавшие там сотрудники БАТО утверждают, что комплекс представляет собой идеальное место для подпольной лаборатории по изготовлению взрывчатки.

— Но они же там вроде ничего не нашли?

— Пустующие производственные помещения, надежно запертые после того, как было вывезено все оборудование. Армия заключила контракт с местной охранной фирмой, сотрудники которой регулярно проверяют территорию комплекса. Они никогда не замечали ничего подозрительного. Кроме того, местное население убеждено, что вся запретная зона отравлена, и предпочитает держаться от нее подальше. Ходят также упорные слухи, будто там хранится химическое оружие, нервно-паралитический газ и тому подобное. Мы проверяли, армия настаивает, что все это домыслы. Но чтобы отпугнуть непрошеных визитеров, командование эти слухи не опровергает.

— Учитывая репутацию Крейса, можно смело утверждать, что если там действительно что-то происходит, он обязательно это обнаружит, — твердо заявила Беллхаузер.

— А если кто-то, не дай Бог, убил его дочь и ее приятелей... Знаете, как бывает: ребята из любопытства пробрались в запретную зону, чисто случайно наткнулись на что-то, и их убрали как опасных свидетелей... Так вот, Крейс обязательно найдет негодяев, распнет их на миленькой лесной полянке и поджарит на медленном огне, — не менее твердо предсказал Фостер.

— Так им и надо, — заметила Дженет.

Рэнсом понимающе улыбнулся, Фостер и Беллхаузер, однако, обменялись взглядами, в которых сквозило неодобрение.

— Наша цель выходит за рамки проблемы Крейса, — объявила Беллхаузер. — Она состоит в том, чтобы ликвидировать всю террористическую цепочку — консультанта, его лабораторию и каналы сбыта готовой продукции антиправительственным группировкам.

— Эти подонки взрывают здания, в которых находятся ни в чем не повинные люди, — напомнил Фостер. — Как в Оклахоме.

— Ладно, мне все ясно, — решила подвести черту Дженет. — Крейс, как я понимаю, знать ничего не должен, так? Я предлагаю ему свою посильную помощь и через нашу контору информирую вас обо всем происходящем.

— А вы правы: она не такая уж и дура, кое-что соображает, — на весь кабинет прошептала Фансворту Беллхаузер.

«Ну все, сейчас я ей врежу коротким слева», — сдерживаясь изо всех сил, подумала Дженет.

— Мы исходим из того, что Крейс согласится принять мою помощь, — заметила она вслух. — Однако мне показалось, что командная игра ему не по душе.

— Он может согласиться, но может, конечно, и отказаться, — не стал возражать Фостер. — Главное выяснить, был ли он в запретной зоне. Если был, то что обнаружил. А как вы этого добьетесь, целиком ваше личное дело.

— Он отсутствовал всю прошлую ночь, — вставил Рэн-сом. — А когда вернулся, сразу понял, что в хижине его поджидают.

— Интересно, каким образом... — риторически вопросила Беллхаузер.

— Может, он и вправду настолько хорош, — с непроницаемым лицом объяснила Дженет.

— Может, и так. — Беллхаузер окинула ее нескрываемо подозрительным взглядом. — Как бы то ни было, отныне это дело совместно ведут министерство юстиции и ФБР. При некотором участии наших друзей из ЦРУ.

«А ЦРУ тут при чем?» — удивилась Дженет, не сразу догадавшись, что речь идет о Рэнсоме и Кэссиди.

— А в БАТО не подозревают, что вы что-то затеваете за их спиной? — поинтересовалась она.

— Думаю, нет, — мило улыбнулась ей Беллхаузер. — Если Крейс добудет неопровержимые улики, мы проинформируем об этом КВКР, а следовательно, и БАТО. Однако сейчас мы должны сосредоточить все внимание на Крейсе и его действиях.

— Что значит «мы», белая женщина? — буркнул Рэнсом. — Сами бы попробовали подступиться к этому чокнутому с его пушкой.

— И подступлюсь, если потребуется, — окатила его ледяным презрением Беллхаузер. — Тем более что вы основное задание провалили. Сообщение мое не передали и объяснить ему ничего не сумели.

— А что объяснять? Он на вас и так не думает, — парировал Рэнсом.

— Какое задание? — встрепенулась Дженет. — О чем это вы тут говорите?

Беллхаузер пропустила ее вопрос мимо ушей.

— Координировать наши действия будем через мистера Фансворта. Вы докладываете только ему. Мистеру Фансворту поручен оперативный контроль.

«Оперативный контроль, — мысленно закатила глаза Дженет. — Позвольте представиться. Бонд. Дженет Бонд».

— Договорились, — выдавила она и взглянула на часы. — Босс, очень вас прошу, введите Ларри Тэлбота в курс дела и дайте ему соответствующие указания, пожалуйста, а то он меня живьем съест. А мне бы надо как можно скорее связаться с мистером Крейсом. Думаете, он клюнет? Мне он показался весьма... проницательным человеком.

— Клюнет, если найдете правильный подход, — успокоил ее Фостер. — Все время держите в голове наше правило «лягушки в кадушке». Бросьте лягушонка в кипяток, и он моментально оттуда выскочит. Опустите его в холодную воду и медленно-медленно доведите до кипения... Лягушонок ваш сварится, так и не поняв, в какую беду попал. Вот так надо работать с агентурой.

Дженет лишь ошеломленно взглянула на него, но говорить ничего не стала. Хотя даже после мимолетной встречи с Эдвином Крейсом могла привести не одну сотню доводов в пользу того, что подобное правило к нему представляется неприменимым.

— Кстати, мистер Рэнсом хотел показать вам кое-какое оборудование. Вы бы пока прошли с ним, а мы тут с мистером Фансвортом согласуем вопросы связи и координации.

Дженет вопросительно посмотрела на Фансворта, который утвердительно кивнул головой. Поднимаясь из кресла, она поймала на себе изучающий взгляд Беллхаузер, и выражение ее лица вызвало в памяти Дженет сравнение с удавом, от которого только что улизнул кролик. Вслед за Рэнсомом она вышла из кабинета, аккуратно притворив за собой дверь. Чем больше она думала о полученном задании, тем сильнее росла в ней уверенность, что Крейс просто пошлет ее куда подальше. С другой стороны, она же предупредила его о намерениях ребят из ЦРУ. И теперь он, возможно, захочет ее отблагодарить. Благодарность от Эдвина Крейса? Держи карман шире...

— Ладно, — тряхнула она головой. — Что вы там говорили о его пушке и «форде»?

— Машина здесь, на стоянке. А пушка... «Барретт» пятидесятого калибра когда-нибудь видели?

— Нет, а что это за штука?

Они вышли к многоэтажному гаражу, расположенному позади административного здания. В уголке огороженного сетчатым забором пятачка скособочился изувеченный «форд». Рэнсом, как заправский экскурсовод, повел ее вокруг все еще истекающих бензином, маслом и тормозной жидкостью жалких останков.

— У карабинчика этого бой наимощнейший. Морские пехотинцы используют его для поражения живой силы на больших дистанциях. А в армии из него расстреливают минные поля противника. Вот это все он сотворил тремя выстрелами.

— Ого! А вы-то каким чудом уцелели?

— В людей Крейс обычно не стреляет. Оружием он на них только страх наводит. Мы с Джеральдом, к примеру, в землю только что не ввинтились. Когда слышишь, как палит «барретт», сразу понимаешь, что дело дрянь.

Дженет еще раз посмотрела на растерзанный автомобиль и мысленно поежилась при мысли о том, во что она ввязалась. Рэнсом не спускал с нее внимательного взгляда.

— Все же я чего-то, видно, не понимаю, — призналась она. — Попробуй кто-нибудь пульнуть в агента ФБР, так на него тут же сотня других навалится... А вы, значит, из ЦРУ? Работали вместе с Крейсом?

— Вместе с Крейсом никто не работает. На него — да, такое может быть, но вместе никогда. А что касается меня... Подсобник, рабочая лошадка.

«Скромничает, — решила Дженет, искоса бросив на него незаметный взгляд, — простачком прикидывается».

— А вот я червь кабинетный. Изучение, оценка, систематизация вещественных доказательств. Мое место в судебном заседании. Хотите, чтобы улики на суде сработали неотразимо, вам ко мне. А сюда направлена набираться опыта оперативной работы. Картина ясна?

— Как божий день. Ваш босс там наверху сказал, что вы встали поперек горла большому начальству. Что же вы такого учудили?

— Работала в лаборатории ФБР. У нас там свои проблемы, может, слышали? Начальству говорила только то, что подтверждалось вещественными доказательствами. А не то, что оно хотело услышать. Но факты зачастую опровергают предвзятое мнение, а наверху это многим не нравится.

— Ха, у нас такой проблемы нет.

— Да что вы!

— Начнем с того, что у нас в ЦРУ факты вообще никого не интересуют. Значит, и предвзятые мнения опровергать нечем. Все очень просто, никаких трений.

— Да, уж куда проще, — улыбнулась Дженет и кивком головы указала на несчастный «форд». — Как бы то ни было, мне кажется, я не в той весовой категории, чтобы тягаться с таким специалистом.

— То же самое можно сказать о каждом из нас, специальный агент Картер. В ЦРУ он был на две головы выше всех.

— Одного я не понимаю. Если Крейс вам так досаждает, почему бы не устроить ему какую-нибудь подставу, чтобы он больше вообще не возникал?

— По многим причинам. Во-первых, это же Эдвин Крейс! А кто мы с Джеральдом, скажем, против него? Судите сами. Вчера нас послали с ним переговорить. Просто потолковать, больше ничего. Дома его не застали, прождали всю ночь. Утречком собираемся попить кофейку. Открываю сервант, а туг львы как зарычат!

— Львы, — эхом повторила Дженет.

— Львы! Штук сто или двести! Ревут на весь дом так, что аж стены трясутся. А потом пулемет. Окна вдребезги, пули крошат мебель, осколки посуды летят во все стороны... Грохот стоит такой, что я сам своих воплей не слышу...

— Стрелял по собственному дому! — изумилась Дженет.

— Да не стрелял он! Концерт нам устроил. И ведь я понял, что это запись, а перепугался до потери сознания. А Джеральд мой со страху просто обкакался.

— Какая запись? — даже растерялась Дженет. — Магнитофон, что ли?

— Спецэффекты. Коронный номер Крейса. Одному парню он как-то подсунул такую кассетку в автомобильную магнитолу. Гремучая змея. Хвостом стрекочет, шипит, чешуей все ближе шуршит по сиденью, все натурально, как положено. Машину от дерева потом тягачом отделяли. Ну а мы с Джеральдом пулей вылетели из дома, рванули к «форду», и тут... ба-бах! Двигатель в куски!

— Ладно, допустим, Крейс обнаружил засаду и вышел из себя...

— Кто, Крейс? Вышел из себя? Шутница вы, агент Картер! Юмористка! Когда я поднялся к нему поздороваться, спросить, ну, знаете, просто из вежливости, как он себя чувствует, Крейс был спокойнее мороженого хека. Как всегда, когда он работает. Хотя у нас поговаривали, что иногда на него находит, и в такие моменты он от ярости сам себя не помнит. Ходили слухи, что именно поэтому его и отправили в отставку. Неужели не в курсе?

— Насчет отставки? Слышала краем уха о случае с Гловером, если вы это имеете в виду.

— Тогда я вам должен сказать вот что. После того как Крейса отовсюду поперли, он, говорят, стал доказывать, что был прав насчет Гловера. И в подтверждение этого приводил тот факт, что Гловер порешил себя и всю свою семью, лишь бы его не притянули к ответу. У нас многие думают так же, только вслух не говорят, потому как это вредно для продвижения по службе.

— Мой босс рассказывал, будто Крейс настаивал на том, что расследованию в лаборатории министерства энергетики мешал кто-то еще. Из другой структуры.

— В том-то и дело. Поэтому никто и не рискует предпринимать против него какие-либо шаги. Есть негласное мнение, что Крейс заготовил доказательства в поддержку своих обвинений. Неопровержимые улики, понимаете, не мне вам говорить, вы же у нас дока по этой части... Я что, простой работяга, однако сдается мне, что многие начальники и в вашей конторе, и в моей тоже здорово побаиваются Эдвина Крейса.

— Твою мать... — растерянно пробормотала Дженет.

— Слышу речь не мальчика, но мужа! — одобрительно ухмыльнулся Рэнсом. — Пардон, конечно, барышня, просто поговорка такая...

Они не спеша направились к административному зданию. Дженет не оставляла мысль, что в полученном ею от Беллхаузер и Фостера задании кроется какой-то подвох, но вертевшаяся где-то совсем рядом разгадка все время от нее ускользала.

— А каким же образом бывший агент ФБР смог раздобыть такое оружие? — вздохнув, поинтересовалась она.

— Карабин у него скорее всего остался с той поры, когда он служил в ЦРУ. Не забывайте, он работал с чистильщиками, а это народ очень серьезный. Они имели возможность получать любые игрушки из арсенала отдела тайных операций. Слышал, что многие из них прикупают кое-что и на стороне, ведь за наличность на оперативные расходы они не отчитываются. Когда наступает время уходить в отставку, казенное имущество чистильщикам положено сдавать, но кто знает, что возвращено, а что оставлено про запас. Да их никто и не спрашивает.

— Наверное, лучше пойти к Фансворту и признаться, что такое дело мне одной не под силу, — остановившись у входной двери, нехотя процедила Дженет.

— А кто сказал, что вы будете заниматься им одна, агент Картер? У вас будет группа поддержки высшего класса.

Она вскинула голову, Рэнсом расплылся в белозубой улыбке.

— Вы с Джеральдом, что ли?

— Нет, только я. Собственной персоной. Джеральд, по-моему, решил сменить специализацию. Хочет вернуться к своим компьютерам в информационно-аналитическом центре. Карабинчик на него, видно, произвел неизгладимое впечатление. А может, львы. Трудно сказать, что больше.

— Ну, Бог с ним. А что за сообщение вы должны были передать Крейсу? Беллхаузер еще обозлилась, что вы ему чего-то не объяснили...

— Не скажу. Не имею права. Не наш с вами уровень. Лучше пойдемте посмотрим мои игрушки.

* * *

Остаток дня Крейс провел в хлопотах по хозяйству. Обошел окрестности, подогнал машину, потом решил почистить и перезарядить карабин. Как раз в это время к нему пожаловал его сосед, Майка Уолл, пожелавший удостовериться, что с Крейсом все в порядке. Увидев «барретт», смешно выпучил глаза.

— Сто лет не слышал, как он палит. — Сосед повел взглядом по сторонам, высматривая валяющиеся вповалку трупы. — Ну что, братскую могилу рыть будем или как?

— Да нет, — рассмеялся Крейс. — Маленькие неприятности. Уже уладили. На данный момент, во всяком случае.

Майка уставился на забинтованную шею Крейса, пожевал губами, ехидно ухмыльнулся.

— Ах вот как... Тогда, сосед, остается молить Бога, чтобы у тебя крупных неприятностей не случилось. Да, вот еще... Собачки мои насчет львов интересуются...

— Чудеса современной науки и техники, Майка.

— Ну-ну, — задумчиво покивал головой Уолл. — Ты вот что. Если понадобится, чтобы я с родичами иногда прошелся по лесу посмотреть, что и как, только свистни. О Линн что-нибудь слышно?

— За предложение спасибо. А насчет Линн... Власти молчат. Я, правда, сам сумел кое-что выяснить. — Крейс рассказал, как нашел бейсболку Линн на территории арсенала Рэмси, не стал скрывать и своих подозрений, что там творится неладное.

— Это в каком же смысле?

— Сам не знаю, Майка. Думаю, лабораторию там устроили. Наркоту какую-то гонят тяжелую. Во всяком случае, у них, видимо, есть серьезные причины сначала стрелять, а потом задавать вопросы. Одного из них я, к слову сказать, вычислил. Собираюсь с ним немного потолковать.

— Предполагаешь, ребята забрели в запретную зону и напоролись там на этих типов?

— Вполне возможно, — подтвердил Крейс и тяжело вздохнул. — Мысль, сам понимаешь, не из приятных.

— Слушай, а давай-ка мы с родичами притащим этого, ну, которого ты вычислил, сюда. Пещер подходящих у нас хватает. Пусть посидит, подумает на досуге. Дозреет, ты с ним и потолкуешь с глазу на глаз, а?

— Спасибо, Майка, но лучше я сам. Кое-кого сильно интересует, где я гуляю по ночам, и тебе попадать в поле их зрения совсем ни к чему.

— Это вроде тех двоих, что утром хромали к дороге?

Крейс кивнул. Майка задумался.

— Легавые? — решил уточнить он.

— Не совсем. Хуже. С одним из них мы вместе работали.

Уолл сквозь зубы цыкнул в кузнечика длинной и черной от жевательного табака струей слюны и попал точно в цель.

— Ладно, смотри сам. Где меня искать, ты знаешь. Станет туго, только позови, понял?

Крейс поблагодарил его еще раз, и Майка неспешно заковылял к лесу, настороженно выглядывая среди кустов затаившихся львов. А Крейс подумал, что предложением соседа, возможно, придется и воспользоваться. Если Крошка Беллхаузер и его бывшие коллеги из ФБР снюхаются с ЦРУ, число приставленных к нему шпиков возрастет многократно. Семейный клан Уоллов, за десятилетия изучивший эти холмы вдоль и поперек, запросто с ними разберется. Особенно если одолжить им запись рева гризли[15], с треском проламывающегося сквозь кусты и деревья. Наиболее сильное впечатление эта кассета производила в местах, изобилующих лесами и пещерами, особенно если в погоне участвовали собаки. Их проводники, конечно, могли распознать, что слушают всего лишь запись, но собаки неизбежно давали деру, частенько унося поводки вместе с руками злосчастных кинологов.

Крейс тщательно обследовал весь дом на предмет «жучков» и других электронных «тварей», проверил телефонный аппарат и линию, а также электропроводку, индукционным током которой могли запитываться подслушивающие устройства. С компьютером возиться не стал, поскольку пользовался им преимущественно как средством общения, а Интернет в этом смысле открыт и доступен для всех и каждого, сиди и почитывай все, что идет через сеть. Потом взялся за автомобиль. Пару «жучков» его сканер засек моментально. Они были спрятаны так нарочито небрежно, что он сразу понял: где-то есть третий. Покряхтывая, лег на спину и заполз под машину. В конечном итоге нашел и его. С внутренней стороны правого заднего колеса. Питался «жучок» от индуктора, образованного двумя закрепленными на ободе магнитами. Пока колесо не вращалось, он не излучал никаких сигналов, и сканер его обнаружить не мог. Надо отдать должное, придумано умно.

Покончив с делами, долго стоял под обжигающе горячими струями душа, сменил повязку на ободранной трубами шее, съел сандвич и прилег отдохнуть. Уже задремывая, подумал, что через сутки надо бы еще раз проверить дом — могли еще оставаться устройства с задержкой включения. Он поймал себя на мысли о том, что неплохо было бы действительно найти нечто подобное. Тогда можно было бы сливать слухачам дезинформацию. В половине четвертого его разбудил телефонный звонок. Леди из ФБР, Дженет Картер.

— У вас новости насчет Линн? — даже не поздоровавшись, спросил он.

— К сожалению, нет, мистер Крейс. Мне бы надо с вами повидаться. Если можно, сегодня, до выходных.

— Сегодня день почти на исходе. А дни недели для меня значения не имеют, агент Картер. Цель нашей встречи?

— Это не телефонный разговор, мистер Крейс.

Он задумался, потирая кулаком заспанные глаза. Все тело ныло от принятого в арсенале душа из стальных труб. Сегодня вечером он планировал заняться Джередом Макгарандом. Если у дамочки из ФБР нет новостей о Линн, вряд ли стоит тратить на нее время.

— Ого, вы меня заинтриговали. Но сегодня вечером я, к сожалению, занят. Может, как-нибудь в другой раз?

— Кажется, я могу помочь вам отыскать объект "Р". Тот самый, что назвал Барри Кларк, помните?

От неожиданности он чуть не упал с кровати. А дамочка, оказывается, не промах. Допросила этого урода еще раз и заставила его все выложить. Пожалуй, следует ее выслушать.

— Хорошо. Где и когда?

— Университетскую библиотеку знаете? Напротив, через дорогу, отель.

— Знаю. Бывал. — Воспоминание больно кольнуло сердце, они там обедали с Линн за неделю до ее исчезновения.

— В баре, в семь. Устроит?

— Договорились. — И он повесил трубку.

«Какого же черта все это значит?» — задумался он. Сначала она его предупреждает о прибытии в город гостей из Вашингтона. Теперь вот говорит, что хочет помочь найти Линн, несмотря даже на то, что ее боссы дело закрыли. Он откинулся на спинку кровати. Неужто ЦРУ и ФБР действуют заодно? Нет, это маловероятно. Особенно после случая с Гловером. Тогда встает вопрос: что привело Крошку Беллхаузер и Вождя Краснорожих в этот очаровательный городок Роанок в штате Виргиния? Ответ: только нечто, связанное с ним, Эдвином Крейсом. Появление Чарли Рэнсома с напарником подтверждает эту мысль. Но что именно? Картер упомянула Барри Кларка... Знать, что навестившим трусоватого студентика безголовым монстром был он, дамочка не могла, но вполне допустимо, что она доложила по инстанциям об этом инциденте и назвала Крейса в качестве наиболее вероятного подозреваемого. Нельзя исключать, что это и вызвало в Вашингтоне столь повышенный интерес к его персоне.

Он поднялся с кровати и взглянул на часы. Скоро четыре. Джеред скорее всего еще на работе. Крейс набрал номер его домашнего телефона. Выждав, пока тот прозвонит три раза, одновременно нажал кнопки "7" и "5", включив установленное на другом конце провода записывающее устройство на воспроизведение. Прослушал разговор Джереда с неизвестным абонентом, нажал кнопки "6" и "9". Механический голос назвал ему номер, по которому звонил Джеред. Записав его на листе бумаги, Крейс вновь набрал "7" и "5". Входящий звонок был только один. Тот же старческий голос, что и у предыдущего собеседника, которому звонил Джеред. Разговор шел о поездке сегодня вечером на объект, где они собирались выследить непрошеного визитера. Крейс прослушал его несколько раз, запоминая характерные особенности голоса старика. Затем трижды нажал кнопку "О" и повесил трубку.

После этого позвонил в отель, где у него была назначена встреча с агентом Картер, и заказал себе номер, особо оговорив, что его окна должны выходить на автомобильную стоянку.

* * *

Дженет Картер прибыла к месту встречи в половине седьмого на принадлежащем ФБР автомобиле без опознавательных знаков, который оставила на стоянке перед отелем. Она успела заехать домой и переодеться в темную блузку и брючный костюм из тонкой шерсти. До этого она целый час провела с Рэнсомом, знакомясь с различными приборами скрытого наблюдения и связной аппаратурой. Дженет также встретилась с Фансвортом и обговорила с ним детали задания.

Фансворт твердо стоял на том, что все сведения, касающиеся Эдвина Крейса, она будет передавать исключительно и непосредственно ему по защищенным каналам, желательнее всего через скремблер[16] по подземному кабелю. Никаких сотовых телефонов или портативных раций, за исключением разве что безвыходной ситуации. Рэнсом будет осуществлять тактическую поддержку, но держать при этом дистанцию; другими словами, Крейс ни в коем случае не должен догадаться, что Рэнсом работает с ней в паре. Дженет не должна оставаться с Крейсом наедине без особой на то санкции резидента. Если запахнет жареным, ей следует немедленно укрыться в местном отделении ФБР и связаться с Фансвортом вне зависимости от времени суток. Она должна постоянно иметь при себе оружие и миниатюрный передатчик сигнала SOS. В заключение Фансворт предупредил Дженет о возможности того, что вашингтонская парочка оставила здесь, помимо Рэнсома, еще кое-кого из своих людей. Если она их обнаружит, то должна немедленно свернуть операцию и явиться к месту службы.

— И последнее, Дженет. — Фансворт смотрел ей прямо в глаза. — Я знаю, что у тебя есть опыт оперативной работы, но не очень богатый.

— Так точно, сэр. Выполняла задание в Чикаго, но, если честно, работать в поле пока не привыкла.

— Именно к этому я и веду. Этот Крейс — оперативник от Бога. Ты, конечно, молодец, но только, ради всего святого, не пытайся его перехитрить. Будь осторожна, ничего не выдумывай и не усложняй, договорились?

И вот она здесь. Стоянка была почти заполнена, новоприбывшие постояльцы суетливо выгружали багаж из автомобилей, вереницей выстроившихся перед входом в отель. А что, если Крейс сейчас исподтишка следит за ней из какого-нибудь укромного уголка неподалеку... «Ага, — рассмеялась она про себя, — надвинутая на глаза коричневая шляпа, бежевый плащ с поднятым воротником. Ах да, еще развернутая газета, чтобы прятать лицо. Для полноты картины». Дженет намеренно выбрала весьма скромный наряд, чтобы исключить даже намек на романтический элемент, ничего похожего на свидание, сугубо деловая встреча. Почему-то вспомнился рассказ Рэнсома об акустической атаке в хижине Крейса. Почти забавно, даже смешно... Если бы не одно обстоятельство. Рэнсом и его напарник были по-настоящему напуганы. Она закрыла глаза и попыталась представить, как бы сама повела себя, услышав рычание льва на уровне ста пятидесяти децибел. Взрыв светошумовой гранаты, рассчитанной на полную дезорганизацию человеческой психики, оценивается в сто семьдесят пять децибел. Да что там, она бы тоже пулей вылетела из хижины!

Дженет вышла из машины и направилась к входу в отель. В руках она держала кожаную сумочку с документами, небольшой «зауэр» в поясной кобуре спрятан под полой жакета. В кармане брюк лежал генератор размером с крошечный кошелек для мелочи. Если стиснуть его ладонью, он начинает излучать кодированный сигнал на частоте спутниковой поисково-спасательной службы, который принимается в штаб-квартире ФБР. Указать ее точное местоположение генератор не мог, но позволял определить, какой именно объект требует помощи. Они с Рэнсомом договорились, что он будет сопровождать ее в поездке, но у отеля не покажется. Дженет очень надеялась, что ее напарник себя не обнаружит, иначе вся их операция провалится, не успев даже начаться.

Она вошла в бар. Традиционная стойка вдоль одной стены, отдельные кабинки у противоположной, небольшие столики в центре. Мужчины за стойкой беззастенчиво уставилась на нее раздевающими взглядами, и Дженет выразительно посмотрела на часы, чтобы пресечь их поползновения к знакомству. «Давай, Крейс, где тебя носит?» — чертыхнулась она про себя и только тут вспомнила, что пришла раньше назначенного часа.

* * *

Тремя этажами выше Крейс продолжал следить из окна за гостиничной автостоянкой. Свет у себя в номере он не включал, так что заметить с улицы его не могли. Он видел, как Дженет подъехала к отелю в явно служебной машине с торчащим из крышки багажника прутиком антенны. После того как она, просидев почему-то в автомобиле минут десять, скрылась в дверях отеля, он продолжал так же внимательно наблюдать за появляющимися на стоянке машинами. Вообще говоря, он занимался этим с пяти часов, поджидая прибытия автомобиля, пассажиры которого высаживаться не станут. Свою машину он предусмотрительно укрыл в темном переулке почти в миле отсюда на тот случай, если агента Картер будет сопровождать группа наружного наблюдения. Оставь он ее на гостиничной стоянке, и они наверняка попытались бы подложить ему какую-нибудь электронную гадость.

Просьба Дженет о встрече вызывала у него сильное подозрение. Шла она, конечно же, не от доброго ее сердца, а была продиктована какими-то другими причинами, связанными скорее всего с той бучей, которую он поднял, покидая государственную службу. Крейс выругался; если это действительно так, то жизнь его сильно осложняется. И поиски Линн тоже.

В этот момент он заметил микроавтобус, медленно объезжающий стоянку с потушенными фарами. Возможно, он бы и не обратил на него внимания, если бы водитель не оставался равнодушным к идеальным для парковки местам — сначала миновал одно, второе, потом третье и четвертое... Крейс схватился за бинокль, стараясь рассмотреть цифры на номерном знаке, но лампа его освещения не горела тоже. Микроавтобус поравнялся с машиной Дженет, мимолетно сверкнули тормозные огни, потом водитель вновь набрал скорость, выехал с автостоянки в узкий переулок и там остановился. Вот и они, мелькнуло в голове у Крейса. Из микроавтобуса вышел долговязый парень и решительным шагом направился прямо к автомобилю Дженет. Там он воровато огляделся по сторонам и, согнувшись пополам, сунул руку под левое заднее крыло. Выпрямился и заторопился к микроавтобусу. Скрипнула дверца, машина рванула с места и стремительно укатила прочь.

Крейс задернул шторы. Картер заявилась не одна, но не факт, что сопровождающая ее компания работает с ней или на нее. Он натянул спортивный пиджак и спустился в вестибюль отеля.

* * *

Дженет увидела его на пороге бара и помахала рукой. Крейс был одет в брюки защитного цвета, белую сорочку с распахнутым воротом и темно-синий пиджак спортивного покроя. Тронутые сединой волосы, короткая холеная бородка — вылитый университетский профессор. Вот только широкий разворот массивных плеч и особенно выражение глаз понуждали толпящихся в проходах посетителей поспешно уступать ему дорогу. Пробравшись к столику, он кивнул Дженет, сел и попросил официантку принести стакан минеральной воды.

— Специальный агент Картер, вы мне звонили, — сухо проговорил он.

— Звонила, — покорно согласилась она.

Бар был уже переполнен, становилось шумно. Сейчас, с близкого расстояния она рассмотрела, что одна щека у него припухла, а из-под воротника сорочки выглядывает краешек бинта.

— Поранились? — участливо спросила Дженет, останавливая взгляд на повязке.

— Ближе к делу, — потребовал Крейс, игнорируя ее вопрос. — Я хочу найти свою дочь. А вы чего от меня хотите?

— Я еще раз побеседовала с Барри Кларком и выяснила, что ваша дочь с приятелями собиралась на объект "Р". Думаю, могу помочь вам определить, что это такое.

— Сам знаю. Это арсенал Рэмси. Итак, что вам нужно?

Дженет была настолько ошеломлена, что не могла вымолвить ни слова. «Черт, ведь надо было предусмотреть и такую возможность», — запоздало подумала она.

Крейс пристально смотрел ей прямо в глаза.

— Слушайте меня очень внимательно, специальный агент Картер. Я хочу найти свою дочь. Три папки с никчемными бумажками, которые сейчас пылятся в Управлении по розыску пропавших без вести лиц, этому не помогут. Я сделаю то, что считаю нужным, и плевать я хотел на ваше ФБР. Если я установлю, что ее похитили и ранили или убили, я найду тех, кто это сделал, и выставлю колья с их отрубленными головами на автостраде.

Дженет только растерянно моргала глазами, тщетно стараясь отыскать какие-нибудь подходящие слова. С самого начала все пошло совсем не так, как она предполагала. «Сосредоточься, — приказала себе она, — соберись, думай, думай же, черт тебя побери!» Тем временем он преподнес ей еще один сюрприз.

— Как считаете, кому нужен «маячок» в вашей служебной машине?

— Ма... Что? К-какой?

— Я видел, как вы въехали на стоянку. Через десять минут после того, как вы вошли в отель, мимо вашей машины проехал неприметный микроавтобус, который встал в переулке неподалеку. Вышедший из него высокий белый парень вернулся к вашему автомобилю и подсунул что-то под левое заднее крыло. Кому нужно отслеживать маршрут машины ФБР?

— Я вас не видела. Откуда же вы за мной следили? — только и нашла что сказать Дженет. В голове у нее беспомощно билась одна мысль: «Что же, черт возьми, происходит, что это все значит...»

— Из своего номера, специальный агент, — объяснил он.

— О! — промолвила она, про себя восхищаясь Крейсом — успел-таки снять здесь номер, хитер, и крыть нечем.

Он откинулся на спинку кресла и отпил несколько глотков из стакана.

— Вы явно не оперативник. Ваша специализация? — Он посмотрел на нее холодным оценивающим взглядом.

— Изучение, оценка, систематизация вещественных доказательств. — Дженет решила играть в открытую. — По большей части выполняла задания в интересах оперативного управления в самом Вашингтоне. В поле работала только однажды, в Чикаго.

— А что, здесь, в нашем очаровательном Роаноке, не продохнуть от дел по вашей специальности?

— Начальство в штаб-квартире решило, что мне пора набираться опыта оперативной работы.

— Имеется в виду, что, честно выполняя свои обязанности, вы огорчили многих прокуроров, вынужденных менять уже сложившееся мнение по тому или иному делу, и заботливое начальство решило убрать вас на пару лет от греха подальше.

Она залилась румянцем, потом нерешительно кивнула. Пытаясь скрыть смущение, отхлебнула кока-колы, она показалась ей водянистой и безвкусной.

— И что привело Крошку Беллхаузер и Вождя Краснорожих в наши прекрасные края?

— Похоже, это все из-за меня.

— А точнее?

— Я направила самый обычный запрос... Послушайте, боюсь, вам будет не очень приятно...

— Как-нибудь переживу.

Дженет пересказала ему свой разговор с психоаналитиком. Крейс молча кивнул. До этого момента он разговаривал как следователь во время допроса. Теперь выражение лица его и тон заметно смягчились.

— Но каким образом о вашем запросе стало известно в министерстве юстиции? — попросил уточнить он.

— Этого я и сама не знаю, — ответила Дженет. — И почему в министерстве им так заинтересовались, тоже не понимаю. Запрос касался вашей бывшей жены, отнюдь не вас лично.

Крейс взглянул на часы, и Дженет запаниковала.

— А вы уже побывали в арсенале? — выпалила она неожиданно для самой себя.

— А кому какое до этого дело? — вскинул голову он.

— Да я просто так спросила, что тут особенного, — стала оправдываться Дженет.

— Не знаю, как вы, а я не верю в то, что два высокопоставленных чиновника из столицы проделали такой путь, чтобы потрудиться над делом об исчезновении студентов. Бьюсь об заклад, они хотят выведать, что я задумал. И для этого решили подвести ко мне вас, так?

Вопрос был задан неожиданно и прямо. Дженет не уследила за выражением своего лица, и Крейс скучающе усмехнулся, поняв, что его догадка была правильной.

— Их же насквозь видно. Годами просиживают задницы в Вашингтоне, развлекаются подковерными играми. И воображают, что оперативники верят всей чепухе, которую изобретают их давно распрямившиеся извилины.

— Здесь вы не совсем правы, — возразила Дженет. — Они предполагают, что в арсенале группа террористов тайком делает бомбы...

— Бомбы? — презрительно фыркнув, перебил ее Крейс. — ФБР не имеет дела с бомбами. По взрывным устройствам работает БАТО. И если бы там заподозрили, что в арсенале производят взрывчатку, они бы спустили свору своих агентов, и привет. Нет, тут дело не в бомбах. Эта парочка заявилась сюда по мою душу. Именно поэтому сегодня утром я и застал у себя дома агентов ЦРУ.

— А где вы были всю ночь, мистер Крейс? — напрямик спросила Дженет.

— Это мое личное дело, агент Картер, — грубовато отрезал он. — Повторяю, я хочу найти свою дочь. Вы мне в этом помочь никак не можете. Признателен за предупреждение о том, что в Вашингтоне проявляют ко мне интерес, но это касается только их и меня. Если я найду Линн, дам знать. Если не найду, но установлю виновных в ее исчезновении, вы об этом тоже узнаете.

— Понятно, — усмехнулась Дженет. — Отрубленные головы на кольях вдоль автострады.

— Для разнообразия. А то рекламные щиты надоели до полусмерти. — Он тоже улыбнулся, но только губами, взгляд оставался тяжелым и мрачным.

— А вы действительно всегда работаете в одиночку? — Она сама не понимала, почему вдруг решила задать такой вопрос.

— Да, — замешкавшись на несколько мгновений, ответил Крейс. — Поддержку мне оказывали, но чисто техническую, напарников у меня никогда не было. Когда выхожу на след, мне больше никто не нужен.

— Но почему же? — искренне удивилась Дженет. — Как можно отказываться от нашего главного преимущества? От численного превосходства, от базы данных, от наружного наблюдения за объектом и всего прочего, что есть в нашем распоряжении?

— А нас не интересовали «объекты», агент Картер. Мы имели дело с глубоко законспирированными профессиональными разведчиками, с нелегалами. Числом их не возьмешь. Здесь действуют иные принципы.

— Какие например?

— Личный сыск. Один на один. Это придавало делу личностный характер, позволяло спровоцировать эмоциональную реакцию.

— А зачем?

— Эмоции отвлекают. Заставляют ошибаться. Ошибки обрекают на провал. Вам это внове?

— Основной курс обучения я прошла, — пожала плечами Дженет. — Просто в поле работать еще не приходилось.

— Возможно, и не придется. Хлипковаты вы для такой работы.

— Вам-то откуда знать, мистер Крейс? — Она почувствовала, как от обиды начинают жарко гореть щеки.

— Знаю. В человека выстрелить сможете?

— Да. Ну, мне так кажется, — сразу поправилась Дженет. — Чтобы спасти жизнь. Себе или напарнику.

— Уверены? Спокойно нажмете на спусковой крючок, зная, что сейчас размажете чьи-то мозги по стенке?

— Если честно, не знаю. — Она начала злиться. — И, вероятно, не узнаю, пока такой момент не наступит.

— Что ж, по крайней мере вы достаточно умны, чтобы в этом признаться. Думаю, нам пора закругляться. — Он вновь посмотрел на часы, и это напомнило Дженет озадачивший ее фрагмент совещания у Фансворта.

— Эта тетка из Вашингтона, мистер Крейс, набросилась на Рэнсома из-за того, что он не передал вам какое-то сообщение. А когда я поинтересовалась, что это значит, ни она, ни Рэнсом не захотели ничего объяснять.

— Я тоже не в курсе. — Крейс отвел глаза. — Она же сказала что Рэнсом мне ничего не передавал...

Он поднялся и отодвинул кресло. Дженет не могла так просто позволить ему уйти.

— Погодите! — попросила она. Лихорадочно пошарив в сумке, выудила оттуда полученный в ФБР пейджер и протянула ему. — Возьмите, пожалуйста. На тот случай, если мне понадобится срочно связаться с вами. Ну, знаете, вдруг у нас появятся новости насчет Линн.

— Вы и вправду надеетесь, что я стану таскать с собой ваш пейджер? — насмешливо склонил голову к плечу Крейс.

— О Господи, что же вам повсюду шпионы мерещатся! — торопливо проговорила Дженет, слишком торопливо, пожалуй. — Это же не «маячок», а самый обычный пейджер!

— Ну естественно! — язвительно бросил он, но пейджер взял. — Доброго вам вечера, специальный агент Картер. И не забудьте поинтересоваться тем высоким белым парнем.

Он положил на стол пятидолларовую купюру и направился к выходу. Дженет опять обратила внимание, как толпа подвыпивших мужчин, толкающихся в баре, услужливо уступает ему дорогу. Расступаются, как Красное море перед Моисеем, мелькнуло у нее в голове. Она сделала еще глоток кока-колы, поморщилась и пошла прочь из бара. «Классно ты сработала, — издевалась она сама над собой, проходя вестибюлем, — молодец. Самого Крейса приручить собралась, чтобы у тебя с ладони кушал! Стыд-то какой: тот, за кем тебя послали следить, сообщает тебе о „жучке“ в твоей машине... Боже милостивый, Дженет, детка, каким же местом ты думала? Что ты там о себе воображала?»

Она вышла из отеля и направилась прямо к своей машине. Собралась было поискать «маячок», но решила, что лучше будет отогнать машину к себе в контору и попросить заняться этим кого-нибудь из технарей. «Ну, погодите!» — подумала Дженет. Если это Рэнсом или кто-то из его дружков подложил ей такую свинью, она тут же из этой грязной игры выходит. Дженет запустила двигатель и несколько минут сидела, не трогая машину с места. Спросив, сможет ли она выстрелить в человека, Крейс попал в больное место. Конечно, не сможет. Даже на стрельбище при виде поднимающейся перед ней фанерной фигуры «противника» Дженет колебалась и медлила с выстрелом. Взгляд инструктора по окончании зачетных стрельб был красноречивее всяких слов. Крейс действительно видел ее насквозь. Может, и сейчас за ней наблюдает. Она не без труда подавила желание тут же осмотреть окна отеля. Потом пришла еще одна неприятная мысль: как все происшедшее изложить Фансворту.

* * *

— Постой-ка минутку! — окликнул внука Браун Макгаранд.

Стоял прохладный ясный вечер. Луна появится не раньше полуночи. В сотне ярдов перед ними тускло поблескивали металлом преграждавшие узкоколейку ворота. Джеред остановился и оглянулся на деда, который рассматривал в бинокль обступивший их темный лес.

— Что там? — тревожно спросил он.

— Пока ничего. А проверить не мешает.

— Счетчик в случае чего покажет, — напомнил Джеред.

— Ладно, пошли. Посмотрим, что он там тебе покажет. Склонившись к счетчику, внук тут же резко распрямился и выругался в полный голос. Браун поспешил к нему, взглянул и шумно выдохнул.

— Обнуляй, — распорядился он.

— А дальше что? — вскинулся Джеред. — Двадцать шесть! Это ж значит, тринадцать вошло, тринадцать вышло. Не иначе как копы!

— Или один умник, который помахал ладошкой двадцать шесть раз. Разуй глаза-то, — спокойно посоветовал дед. — Копы толпой ходят, следы оставляют. Трава примятая, отпечатки протекторов, окурки — ты их здесь видишь? Давай-ка лучше твою ловушку проверим.

Они некоторое время стояли у рассыпанного штабеля труб. Потом Браун на четвереньках исползал весь бетон вокруг них, пока не обнаружил засохшие пятна крови там, где Крейс лежал без сознания.

— Его ранило, — сообщил он внуку. — Но он сумел выбраться.

— Так ведь не меньше двухсот фунтов металла, — изумился Джеред. — Я ж на себе их наверх таскал.

— Один, а не тринадцать. Один он был, — не слушая внука, размышлял вслух Браун. — С местностью не знаком. И копов почему-то не привел. Кто ж он такой, интересно?

— Черт, после такого он вряд ли вернется, — усомнился Джеред.

— Как знать... Вполне возможно, он уже здесь и сейчас следит за нами. Вот что. Надо проверить все эти крыши: для наблюдения нет лучшего места.

— А как с девчонкой? — Джеред встряхнул пакет с водой и продуктами.

— Подождет. Оставь посреди улицы, чтобы не забыть. А то у нее уже вода небось кончилась.

— Крысы растащат, — предупредил внук.

— Эта химия всех крыс двадцать лет назад извела, — ухмыльнулся Браун. — Здесь ни одной живой твари не осталось. Пошли.

* * *

Первым делом Крейс выпустил собак. Не обращая внимания на неистовствующих зверюг, он взобрался на стенку вольера и дунул в специальный свисток, издающий звук сверхвысокой частоты, который неслышен для человеческого уха, но непереносим для собачьего. Собаки моментально умолкли и в поисках спасения заметались по вольеру. Он ногой отодвинул щеколду, распахнул дверцу вольера и вновь дунул в свисток что есть мочи. Поскуливая, собаки бросились к лесу, и больше он их не видел.

Спрыгнув на землю, Крейс направился к трейлеру. Неподалеку от него стояла машина телефонной компании, но автомобиля Джереда видно не было. Исходя из этого, Крейс решил, что хозяин и его компаньон, как и планировали ранее по телефону, находятся в запретной зоне. Ему требовалось около часа, чтобы соответствующим образом подготовить трейлер к встрече его обитателя. Потом он дождется возвращения Джереда и выяснит, что ему и его сообщнику известно о Линн и ее приятелях. Возможность того, что эта парочка ничего не знает об обстоятельствах их исчезновения, он отвергал напрочь.

* * *

В половине одиннадцатого Браун решил закругляться. Они осмотрели несколько зданий, но ничего подозрительного не нашли. Брауну, правда, однажды показалось, что ржавчина на некоторых ступенях металлической лестницы поцарапана, но полной уверенности у него не было. Очевидными оставались два факта: и счетчик, и ловушка сработали, что выдавало присутствие на объекте постороннего.

Неудача с ловушкой привела Джереда в полное недоумение.

— Ума не приложу, как же это его не убило! — искренне горевал он.

— Видно, успел отскочить, — предположил дед. — Судя по пятнам крови, рана у него пустяковая.

Джеред все никак не мог успокоиться, бормотал что-то себе под нос и негодующе тряс головой. Браун принял решение, что в субботу днем они воздержатся от посещения запретной зоны, пусть там все устаканится и успокоится. А вот вечерком еще раз обследуют территорию, после чего сам он будет всю ночь гнать водород, а внук — либо патрулировать производственный комплекс в пешем порядке, либо вести наблюдение с одной из крыш. Браун хотел было оставить трубы валяться на улице, однако Джеред резонно возразил, что на них во время очередной проверки могут обратить внимание охранники. Так что минут пятнадцать они перетаскивали стальную груду в ближайший проулок. Затем разделились, договорившись встретиться у ворот через двадцать минут. Внуку дед поручил проверить энергоблок, а сам понес девчонке еду и воду. Уже направляясь к электростанции, Джеред предложил соорудить новую западню. — На этот раз не уйдет, — зловеще пообещал он.

* * *

Дженет вернулась к себе в контору и остановила машину на охраняемой стоянке возле бокса технического осмотра. Шансы найти в пятницу вечером кого-нибудь из специалистов были практически равны нулю. Она подумывала поискать «маячок» самостоятельно, но по здравом размышлении решила поручить это профессионалам. Если устройство найдется, она будет обязана доложить резиденту. Тот, естественно, сразу поинтересуется, как прошла встреча. «Ох, вы знаете, просто замечательно, сэр. Он любезно отказался от моей помощи и отметил, что такую неумеху нельзя отпускать одну даже на улицу. А насчет так называемого заговора террористов не поверил ни единому слову. Если не считать подобных мелочей, встреча прошла в дружественной обстановке полного взаимопонимания и привела к установлению партнерского сотрудничества. А еще мне удалось уговорить его поносить в кармане мой пейджер, вот вам!»

Она откинулась на спинку сиденья и задумалась. Крейс обмолвился, что сегодня вечером занят делами. Какими и где? На объекте "Р"? А что ему делать в арсенале Рэмси в пятницу вечером? Или это самое подходящее время для ликвидации подпольного производства бомб по заказу Лиги против абортов? Помилуй Бог, речь идет о законсервированном оборонном предприятии. Спрашивается, какого черта Фансворт и его новообретенные соратники из Вашингтона просто не пошлют туда армейское подразделение?

Ответ: Фостер и Беллхаузер решили напустить туману. Крейс прав: их интересует он, а не какой-то мифический заговор. Здесь нечто большее. И именно поэтому они так старательно избегают привлекать к этому делу БАТО. Эти изворотливые столичные штучки знают, что Крейс исполнен решимости найти свою дочь, и спекулируют на отцовской трагедии.

Дженет со злостью стукнула кулаком по баранке. Она никак не могла придумать, что предпринять. Вспомнила распоряжение Фансворта: «При первых признаках участия в операции третьих лиц выходить из игры и немедленно доложить мне». «Не знаешь сама, как поступить, делай, как босс приказал. Богатая мысль, главное, очень творческая», — попеняла самой себе Дженет и стала искать в сумке пропуск в здание.


Содержание:
 0  Сезон охоты : Питер Дойтерман  1  Глава 1 : Питер Дойтерман
 2  Глава 2 : Питер Дойтерман  3  Глава 3 : Питер Дойтерман
 4  Глава 4 : Питер Дойтерман  5  Глава 5 : Питер Дойтерман
 6  Глава 6 : Питер Дойтерман  7  Глава 7 : Питер Дойтерман
 8  Глава 8 : Питер Дойтерман  9  вы читаете: Глава 9 : Питер Дойтерман
 10  Глава 10 : Питер Дойтерман  11  Глава 11 : Питер Дойтерман
 12  Глава 12 : Питер Дойтерман  13  Глава 13 : Питер Дойтерман
 14  Глава 14 : Питер Дойтерман  15  Глава 15 : Питер Дойтерман
 16  Использовалась литература : Сезон охоты    



 




sitemap