Детективы и Триллеры : Триллер : Президент : Александр Ольбик

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




ПРЕЗИДЕНТ — в отпуске? Так говорят средства массовой информации. Такова ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ. Но — ГДЕ СЕЙЧАС ПРЕЗИДЕНТ на самом деле?

Там, где пылает в бесконечной войне Кавказ.

Там, где ПРЕЗИДЕНТУ придется сражаться с боевиками-террористами.

Там, где для победы ему понадобятся весь его опыт, вся отвага, все умение рисковать…

России повезло — наконец-то у нас не просто президент, а — НАСТОЯЩИЙ МУЖИК! Мужик, умеющий выполнять свою трудную «мужскую работу»…

Всякий дракон порождает своего Георгия и гибнет от его руки. Д.Джебран

1. Москва, Кремль.

Город накрыли обложные дожди. Мутные потоки неслись вдоль бортиков тротуаров, не успевая сливаться в бурлящие водостоки. «Мерседес» полковника Платонова на повороте к Боровицким воротам немного занесло, но опытный водитель, с которым полковник выполнял специальные задания в Таджикистане, а затем в Чечне, удачно выровнял машину и благополучно въехал на горбатый мостик. Шлагбаум был закрыт и его конец почти доставал до брусчатки. К ним подошел милиционер и очень внимательно проверил удостоверение полковника. Затем — козырнул и они проехали под поднявшийся шлагбаум на территорию Кремля.

Машина подкатила к первому, президентскому, корпусу и припарковалась среди десятка иномарок. Платонов выделил номера машин своих коллег из Службы контрразведки и МВД. Как раз напротив входа — хорохорясь лаком и элегантными обводами, мокла новая «волга» министра обороны, который принципиально не менял эту марку на иностранную.

Полковника встретил помощник президента Тишков, который работал еще с Ельциным — приветливый, коренастый, с непомерно широкими плечами человек.

— Немного придется подождать, — сказал он, — Владимир Владимирович сейчас разговаривает с регионом по телефону.

В приемную вошел маршал Сергеев и полковник отметил, что министр обороны волнуется, о чем говорило его покрасневшее, покрытое капельками пота лицо. Фуражку он держал на согнутой в локте руке и Платонову показалось, что ее непомерно высокая тулья живет какой-то своей обособленной от хозяина жизнью.

Они поздоровались. Сергеев, положив головной убор на журнальный столик, а сам как-то по-стариковски, с примеркой, уселся на стул.

— Мы, наверное, с вами сюда по одному и тому же вопросу? — спросил он у Платонова.

— Возможно, — Платонов не разговорчив по природе, да и не знал он, по какому именно вопросу его срочно вызвали к президенту. Во всяком случае, думал он, не ради того, чтобы обменяться рукопожатием.

В приемную вошли еще двое: директор Службы внешней разведки Затонов и министр внутренних дел Рушайло. Оба чиновника были в цивильной одежде, причем, у обоих — одинаковые, желтые, в коричневую крапинку, галстуки. Однако эта пустяковая деталь осталась незамеченной — они были собраны и, видимо, тоже волновались в преддверии президентского кабинета.

Подошедший помощник предложил им что-нибудь попить, указав рукой на стоявший в углу столик, уставленный всевозможными напитками. И Сергеев, буркнув «это не помешает» , тяжело поднялся и направился к столику с напитками. Неожиданно громко зазвонил хрусталь, наступила неловкая пауза, словно в музее, когда кто-нибудь из посетителей некстати чихает. Но эту неловкость покрыл мелодичный звон, раздавшийся на одной из колоколен кремлевских церквей…

Наконец, дверь президентского кабинета широко распахнулась, на пороге показался помощник Тишков, за ним — президент, вышедший в приемную своей несколько развинченной походкой. Он поздоровался со всеми за руку, но Платонову показалось, что его рукопожатие с президентом было на несколько секунд продолжительнее других.

— Заходите, располагайтесь, — жест рукой в сторону открытых дверей, через проем которых хорошо был виден огромный рабочий стол и по бокам — два символа власти: слева знамя РФ, справа — штандарт президента. — Лев Евгеньевич, — обратился Путин к помощнику, — свяжитесь, пожалуйста, с директором ФСБ, пусть он тоже подъедет…

Когда все расселись за столом, на котором также гнездились бутылки с минеральной водой и хрустальными бокалами, президент расположился в торце, положив сцепленные руки на край стола. Обвел всех взглядом, и полковнику показалось, что в этом взгляде было что-то необычное, какая-то мальчишеская насупленость…

— Догадываетесь, мои дорогие силовики, за чем я вас сюда пригласил? — Путин пристальным взглядом обвел присутствующих.

Никто не отреагировал. Лицо у Сергеева приобрело почти нормальный цвет.

— Сегодня исполняется ровно год, как мы начали антитеррористическую операцию в Чечне, — продолжал глава государства, — и мне, увы, не с чем вас и себя поздравить… Да, войсковая часть операции вроде бы закончилась, — взгляд в сторону Сергеева, — но получается, что этого мало. Не проходит и дня, чтобы Чечню не сотрясали взрывы фугасов… но вы учтите: взрывается в Шали или Гудермесе, а все самые масштабные разрушения происходят здесь… Я имею в виду, политические… внутренние и международные аспекты этой проблемы… — Последовала непродолжительная пауза. — Я с каждым из вас, накануне операции, разговаривал и все вы меня заверили, что к весне с этим будет покончено… Никто никого за язык не тянул… А я смотрю, уже и лето на исходе, а калека Тайпан все еще жив, бодр и командует, а это сильная объединяющая личность… Символ, как мой штандарт, — все повернули головы к триколору с золотым гербом. — Барс, как имел колоссальное влияние у международного терроризма так и имеет до сих пор… Это своего рода магнит, к которому тянутся и наемники и огромные деньги… И пока они есть, мира и спокойствия в Чечне не будет. Не будет мира и в Дагестане, и в Осетии, будут продолжать взлетать на воздух многоэтажки, гибнуть наши конвои… Впрочем, вы сами не хуже меня это знаете. — Президент, сделал паузу, опустив глаза к лежащему перед ним листу бумаги.

И каждый из сидящих за столом, его слова принял в свой адрес. Всем стало неуютно и неловко. Словно их поймали с поличным на чем-то некрасивом.

— Разрешите, сказать, товарищ президент, — Сергеев тяжело поднялся, задев животом полированный край столешницы.

— Обязательно… За тем мы здесь и собрались, чтобы обменяться мнениями. И, конечно, принять решения…

Сергеев платком вытер снова вспотевший лоб.

— Не хочу оправдываться, — начал маршал, — но придется. — По моим подсчетам, на каждого боевика было выпущено по сотне артиллерийских снарядов, по пять тысяч патронов, и использовано полтора гранатомета… Я не говорю об авиационной, артиллерийской и бронетанковой поддержке… Выходит, что мы воюем с призраками, а не с телесными существами. По идее, все бандформирования должны быть давным давно уничтожены, но… вы правильно сказали, все продолжается…

— А что вы предлагаете? — спросил президент.

— Танк в горы не пошлешь, авиация что могла, сделала, и я думаю, что претензий к армии быть не должно…

Путин расцепил руки и поправил несколько широковатый галстук, выехавший на лацкан пиджака.

— Я готов, Игорь Дмитриевич, с вами согласиться, если бы не одно «но»… Моим Указом от 25 августа 1999 года, ответственным за проведение антитеррористической операции были назначены вы. Значит, вся ответственность ложилась и на армию и на весь силовой блок, которым управлять было приказано министру обороны…

И снова лицо вставшего на вытяжку Сергеева покрылось пунцовым колером. И снова его спасло отвлечение: в кабинет вошли директор ФСБ Патрушев и глава контрразведки Петраков. С извинениями, на цыпочках, словно в театре опоздавшие, они прошли к столу и заняли пустующие места. Президент между тем последовательно продолжал начатый разговор:

— Я это к тому говорю, Игорь Дмитриевич, что мой Указ в отношении вас никто не отменял и потому вся ответственность за итоги операции в основном ложится на министра обороны. И в том числе, за уничтожение главарей бандформирований… Вместе с тем я не снимаю ответственности с ФСБ, МВД и нашей славной разведки. Садитесь…

Сергеев тяжело и как-то неуклюже опустился на стул. Его короткая шея налилась кровью и создавалось впечатление, что еще немного и из нее брызнет багровая струя. Он взял в руки лежащий на столе чистый лист бумаги и шариковую ручку. И решительно начал писать. Рука, держащая «шарик» , заметно подрагивала. Написав, маршал передал бумагу рядом сидящему Платонову и кивком головы указал на президента. Платонов жадный и внимательный к деталям, ухватил глазом размашисто написанные слова «Рапорт… Прошу уволить меня… по состоянию здоровья…»

Когда лист с текстом попал в руки президента, тот не стал сразу его читать. Он все понял и не спешил знакомиться с тем, что потребует незамедлительной реакции. Он ценил Сергеева как военачальника, хотя понимал, какую колоссальную нагрузку несет этот уже немолодой человек. И отдавал должное его решимости в сохранении ядра армии — ракетных войск стратегического назначения. Тогда, в начале 90-х годов, когда все валилось и рушилось, этот человек сделал все возможное, чтобы сберечь в боевой готовности ядерный зонтик страны. «Я вас, Игорь Дмитриевич, так просто не отдам, — подумал президент. — В конце концов, мы все отвечаем за то, что произошло…»

И он начал читать рапорт Сергеева. И что-то вроде улыбки отразилось в его голубых глазах, правая рука, как бы защищая написанное, легла на бумагу.

— Ну, я думаю, мы не будем доставлять удовольствие сепаратистам… Как вы думаете, Игорь Дмитриевич? — слова Путина разрядили атмосферу, и Платонов почувствовал облегчение не столько за себя, сколько за этого седовласого маршала. — Глупо, черт возьми, сейчас пороть горячку! — Президент на глазах суровел, — террористы только этого и ждут, чтобы мы тут между собой устроили борьбу в партере… — взяв из стаканчика синий карандаш, президент уверенными движениями крест на крест перечеркнул рапорт. — А если, действительно, вы неважно себя чувствуете, возьмите на пару недель отпуск и поезжайте в Карелию на рыбалку… Хотя бы в мою резиденцию…

— Есть, — тихо произнес Сергеев, опять вставший на вытяжку. — Иногда, особенно, когда приходится подписывать сводки о потерях в войсках, нервная система не держит… Лучше самому подохнуть, чем подписывать похоронки…

— Верю… Поэтому надо сделать все возможное, чтобы побыстрее с этой партизанской вакханалией покончить, — и президент обратил свой взор на главу Службы контрразведки Петракова. — Сколько опергрупп, Борис Ильич, ваше ведомство послало в стан врага? И какие потери?

Петраков тоже не молод, но в отличие от Сергеева богатырски здоров. По утрам делает шестьдесят отжимов и двадцать минут играет двухпудовыми гирями. Он сед, лицо в мелких морщинах… Ветеран взятия дворца Амина…

Вопроса президента он, конечно, ждал, чертовски нервничал, хотя вида не показывал. Да и похвастаться нечем: из двенадцати разведывательно-розыскных групп ни одна не вернулась на базу в Ханкалу. Ни одна.

— К сожалению, товарищ президент, итоги неутешительные. Несем тяжелые потери…

— Причины?.

— Недоступность главарей.

— Они что — в джунглях Амазонки прячутся? — явная ирония сквозанула в словах главы государства.

Пауза. Морщинок на лице Петракова поубавилось. Кожа на висках натянулась до глянца, седой бобрик волос как будто стал еще ершистее.

— Нет, конечно, не в джунглях, в своей зеленке… В пещерах, которые, как пчелиные норы, натыканы на отвесах ущелий… Кстати, под тридцати пяти метровым слоем скальных пород, где ни одна бомба да и, пожалуй, атомная ракета их не возьмет… В живую к ним пока тоже не подступиться, — Петраков почувствовал смущение, когда произнес спасительное для себя слово «пока».

— Причина? — снова спросил Президент.

— Система оповещения… я бы сказал, непроходимая. Сочетание современных радиоэлектронных новинок с феноменальной способность боевиков к маскировке на местности… Все завершается еще на дальних подступах… Только наше ведомство потеряло семьдесят два человека, — наконец-то страшные слова были произнесены вслух.

— Не просто семьдесят два человека, а семьдесят два спецназовца… красы и гордости наших служб… — Президент обратился к листам бумаги, лежащим перед ним. — Вот передо мной сводка погибших, вернее, не вернувшихся с задания: семьдесят два человека из контрразведки, восемьдесят девять бойцов СОБРа, двенадцать — разведка, шестьдесят потерял антитеррористический центр… Не много ли на нескольких главарей? Скоро про нас будут складывать анекдоты… Кстати, Юрий Алексеевич, — Президент обратился к главе внешней разведки Затонову: — В прошлый раз вы говорил о засылке в лагерь боевиков своих людей… Что о них известно?

Затонов — среднего роста, невзрачной наружности человек. Мочка левого уха несколько оттянула вниз, из-за его привычки в трудных ситуациях подергивать за нее. На волевом подбородке едва заметный рубец — след от кинжала душмана.

— Речь идет о наших людях, пытающихся внедриться в разные орггруппировки. И один из них, по прозвищу Сайгак, которого мы нацелили на проникновение в отряд Барса. Надеюсь, вы понимаете, о ком я веду речь…

Все, разумеется, понимали: Затонов имел в виду главаря бандформирований, на которого охотились все секретные службы России, и который по агентурным делам проходил под псевдонимом Снежный Барс.

— Известна ли судьба вашего агента? И есть ли на него выход? — президент особенно был внимателен к этой части разговора, поскольку сам из разведки и понимает, насколько важна своевременная связь с агентом.

— Пока нет. Но у Сайгака довольно надежная легенда и его индивидуальные действия ориентированы исключительно на поиск берлоги Барса и его устранение… В Грузии по этой же теме работает еще один наш агент… Султан…

— Ясно, садитесь… Хочу, чтобы вы все отдавали себе отчет в том, что происходит. А происходит следующее: пока живы и функционируют главари, будут жить и функционировать их отряды. Времени у нас больше нет. Народ ждет решительных действий, а я от своих обещаний отказываться не могу. К зиме в Чечне доложен наступить мир. Вот поразмышляйте над этим и через неделю — прошу снова за этот стол…

Путин поднялся, давая понять, что разговор окончен. Но когда Платонов уже направился в сторону дверей, президент его остановил:

— Вадим Николаевич, задержитесь на минутку. Сядьте.

Когда они остались одни, Путин, глядя своими голубыми глазами куда-то в пространство, изрек:

— Мы сейчас здесь одни: я — президент страны и вы — глава антитеррористического Центра… С нас особый спрос. Скажите, положа руку на сердце, неужели у нас не хватает воли и сил нейтрализовать этих… ребятишек из зеленки?

Платонов не из тех, кто торопится. Хотел подняться, но широкая ладонь президента легла ему на плечо.

— И воля есть, и силы немалые, но тут действует эффект спартанцев, — сказал Платонов. — Не будем скрывать, мы для чеченцев — захватчики…

— Я понял вас, но давайте исходить из другой ситуации… Спартанцы никому не отрезали головы, не похищали даже своих врагов и уж тем более не взрывали жилища мирных жителей, не убивали женщин и детей… Есть разница?

— Безусловно! Но у сепаратистов другая психология, совсем другая…

— Хорошо, согласен, но что делать? Мы же с вами не психотерапевты… Впрочем, может быть, как раз этого нам и не хватает. Наши СМИ на каждом углу должны кричать: войну ведет не Россия, войну ведут против России. И это надо донести до сознания каждой чеченской матери, каждой сестры и жены, чтобы они остановили своих воюющих мужиков. — Путин сделал паузу и обратился к собеседнику: — Карта Чечни у вас с собой?

— Так точно… — Платонов из стоящего у ножки стула кейса достал вчетверо сложенную крупномасштабную карту. Разложил на столе.

— Покажите мне, где по-вашему, находится логово этого Барса?

Взяв со стола шариковую ручку, Платонов, как-то по-ученически повел ею вдоль зеленых обводов границы республики.

— По разведданным… а это сводная информация, полученная от военной разведки, федеральной контрразведки и ФСБ, Барс со свои штабом прячется где-то здесь, на юго-востоке республики, в нескольких километрах от грузинской границы. Недалеко от Панкисского ущелья. У нас это место закодировано, как «красный квадрат»…

— Почему красный?

— Возможно, разведчики это место ассоциировали с количеством крови, которую пролил этот Барс… «Красный квадрат» , а если ориентироваться по этой карте, «квадрат Е-9».

Президент внимательно отслеживал движения по карте «шарика» и мысленно делал какие-то свои расчеты.

— Какова площадь этого квадрата? — спросил Путин.

— С учетом дальнего оповещения, которое у боевиков очень хорошо отлажено, это площадь равняется примерно шести квадратным километрам. Вот в этих местах все наши разведывательно-поисковые группы провалились, как сквозь землю. Недаром, это ущелье еще называется Гнилая яма

Наступило молчание. Платонов постукивал кончиком ручки по карте, президент внимательно рассматривал прилегающую к «красному квадрату» территорию.

— Значит, при спокойном темпе этот квадрат можно пройти за час? С учетом резко пересеченной местности — за три часа. Учтем еще «чеченский коэффициент» и помножим на десять… Как вы думаете, Вадим Николаевич — за тридцать часов управимся?

Платонов не из тех, кого можно чем-то удивить, но при этих словах президента у него на загривке побежали холодные мурашки. Он тупо смотрел на карту, а точнее в одну точку, от которой отходило слово «Урус-Мортан»…

— Теоретически, пожалуй, можно.

— Вот и хорошо. Подберите человек десять-двенадцать надежных ребят… Кстати, как вы их подбираете — лично или по анкетным данным?

— И так и так. Но каждый раз перед операцией я лично с каждым из них беседую… Извините, товарищ президент, из какого числа подбирать — чистую разведку или смешанную группу, помаленьку из каждого подразделения… то есть ФСБ, разведки, спецназа МВД…

— Каков будет состав — это на ваше усмотрение, но с одним условием… Это, действительно, должны быть спартанцы — и по умению сражаться, и по силе духа. Сколько для этого вам потребуется времени?

— Пару недель, не больше… У нас отличный резерв. Многие из хлопцев просто рвутся в дело. Один дагестанец Махмут Изербеков каждый день приходит с рапортом, просится в тыл к чеченцам.

— Почему не посылаете?

— И так много потеряно отличных бойцов, но не только в этом дело. У Изербекова в дагестанскую кампанию погибла семья из восьми человек… Мщение не всегда лучший поводырь…

— Всегда! — президент сложил карту. — Если оно справедливое — всегда и это могучая движущая сила… Зачисляйте это парня, ему надо помочь облегчить душу.

— Есть, — Платонов поднялся, ожидая реакции президента. — Что-нибудь еще, Владимир Владимирович?

— Нет, пока все.. Составьте подробный план-маршрут и вероятные, на ваш взгляд, пути проникновения в «красный квадрат «… И, разумеется, пути отхода…

— Есть, товарищ президент. Такой план уже существует… в шести вариантах…

— Составьте седьмой, а там посмотрим…

— Есть! Могу идти?

Президент протянул полковнику руку и они расстались.

«Не был ли я слишком категоричен насчет мщения? — спросил он себя, когда остался один. — Боевики тоже многие свои преступления объясняют якобы благородной местью, иногда кровной… Не уподобляюсь ли я им? Не хотелось бы становится с ними на одну ногу… Но а все же, будь последователен: иногда месть может быть неплохим средством в достижении цели… Кажется, что-то об этом говорил двадцатый президент США Гарфилд… Не кокетничай, ты же помнишь его крылатую фразу дословно: „Я не стал бы ничего предпринимать ради мести. Но ради уверенности в будущем я готов сделать что угодно“.

Агентурное сообщение, принятое на оперативный телефонный номер в Душанбе.

Захару


По информации Пуштуна, из Кандагара в район Чечни, намечается инспекционная поездка Первого лица. Сроки — с 10-го по 15-е августа с. г. Цель — инспекционный смотр боевиков под началом Барса и Тайпана, а также ознакомление с их действиями на территории Чечни. Вероятный маршрут: Кандагар — Тебриз — Артвин (Иран). Транзитный путь — через Грузию. Конечный пункт — штаб-квартира Барса. Средства передвижения — летательный аппарат (вертолет, авиетка, и что маловероятно — использование мотодельтаплана). Дополнительная информация по данному контексту Вам будет передана не позднее 30-31 июля.

Дервиш

Содержание:
 0  вы читаете: Президент : Александр Ольбик  1  2. Волгоград. Тревожный сигнал. : Александр Ольбик
 2  3. Волгоград. Визит полковника Платонова. : Александр Ольбик  3  4. Москва. Приглашение к дуэли. : Александр Ольбик
 4  5. Воронеж. Вероятный объект нападения — АЭС… : Александр Ольбик  5  6. Москва. Тест для разведчика. : Александр Ольбик
 6  7. Волгоград. Подозрительный фотограф. : Александр Ольбик  7  8. Воронеж. На заброшенной армейской автобазе. : Александр Ольбик
 8  9. Москва, Кремль. : Александр Ольбик  9  10. Волгоград. Разыскивается человек в черной бейсболке. : Александр Ольбик
 10  11. Волгоград. Следователь Вронский выходит на след. : Александр Ольбик  11  12. Москва. Путин выбирает оружие. : Александр Ольбик
 12  13. Воронеж. Бдительный прораб. : Александр Ольбик  13  14. Воронеж. Бывшая армейская автобаза. : Александр Ольбик
 14  15. Воронеж защищается. : Александр Ольбик  15  16. Москва. Ночное совещание в резиденции Путина. : Александр Ольбик
 16  17. Волгоград. Сбор террористов. : Александр Ольбик  17  18. Москва. Резиденция Путина : Александр Ольбик
 18  19. Воронеж. Перед штурмом. : Александр Ольбик  19  20. Воронеж. Штурм автобазы. : Александр Ольбик
 20  21. Гибель Платонова. : Александр Ольбик  21  22. Свой среди своих… : Александр Ольбик
 22  23. Москва. Ночной разговор с Патрушевым. : Александр Ольбик  23  24. Москва. Неожиданный альянс. : Александр Ольбик
 24  25. Москва. Ретроспекция: Вызволение первого президента России из рук заговорщиков. : Александр Ольбик  25  26. Москва. Свято-Данилов монастырь, Благословение. : Александр Ольбик
 26  27. Аэродром Чкаловский , 10 августа. : Александр Ольбик  27  28. Бочаров ручей. : Александр Ольбик
 28  29. Сочи — Грозный (Ханкала). : Александр Ольбик  29  30. События в ретроспективе: ГРУ, особое задание. : Александр Ольбик
 30  31. Высадка на 502-й высоте. : Александр Ольбик  31  32. Там же, 11 августа. Разговорчивый язык. : Александр Ольбик
 32  33. Гнилая яма. На солнцепеке. : Александр Ольбик  33  34. Бочаров ручей. 11 августа. : Александр Ольбик
 34  35. Гнилая яма, 11 августа. : Александр Ольбик  35  36. Ущелье. После захода солнца. : Александр Ольбик
 36  37. Бой в ущелье в ночь с 11-го на 12-е августа. : Александр Ольбик  37  38. Москва, Белый дом, 13 августа. : Александр Ольбик
 38  39. Гнилая яма. 13 августа, вторая половина дня. : Александр Ольбик  39  40. Бочаров ручей, 14 августа. : Александр Ольбик
 40  41. Заключительная, Бочаров ручей, 14 августа. : Александр Ольбик  41  Эпилог : Александр Ольбик



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение