Детективы и Триллеры : Триллер : 26 : Марк Олден

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




26

Нью-Йорк

В тот вечер в 8.32 ДиПалма вышел из лифта в больнице и направился к посту медицинской сестры, который находился в нескольких ярдах от лифта. Он был пуст. Медсестры нигде не было видно.

Его внимание привлекли мигающие огни на пульте – пациенты, которым требовалось подкладное судно, болеутоляющее средство или стакан воды, пытались вызвать сестру. Может, и Джан сейчас нуждается в помощи, подумал ДиПалма и бросился к ее палате.

Торопясь, насколько это позволяла поврежденная нога, он прошел в конец коридора и свернул налево, где находились четыре палаты. Палата Джан была первой справа. ДиПалма встретил высокую женщину с длинным лицом и облысевшей от химиотерапии головой, передвигавшуюся с помощью ходунков. Возле палаты Джан он заметил три букета цветов и тележку, на которой стояла еда в закрытой металлической посуде. Зато он не увидел двух полицейских в форме, которые должны были ее охранять.

С заколотившимся от волнения сердцем ДиПалма устремился вперед, стуча тростью по линолеуму. Дверь палаты Джан была открыта. Кровать пуста.

Он медленно вошел в палату и огляделся. Горел свет, телевизор был включен. На экране Билл Косби демонстрировал исключительную отзывчивость и всезнание. В шкафу возле пальто и платья, которые были на ней, когда ее положили три дня назад, висела чистая ночная рубашка – ДиПалма принес ее из дома. На подоконнике и на полу перед стеной стояли присланные ей корзины с фруктами, вазы с цветами и коробки конфет.

ДиПалма, у которого от волнения разболелся живот, открыл дверь ванной и включил свет. Он увидел полицейских. Один лежал в ванне, другой скрючился на полу возле унитаза. ДиПалма вошел в ванную, сел на корточки и попытался нащупать пульс у полицейского в ванне. Он был жив. Его партнер тоже.

ДиПалма не нашел на них пулевых или ножевых ранений, не было и следов от применения тупых предметов, Что, черт возьми, с ними произошло? Он внимательно осмотрел полицейского в ванне. Вот оно что. Ушиб на левой скуле.

Обоих полицейских оглушили. Кто-то заманил сюда этих парней и вырубил их. Потом набросились на Джан. Почувствовав тошноту, ДиПалма вернулся в палату и сел на кровать. Джан уже прошла через ад. Этого ей только не хватало.

* * *

– Грег обманул меня, – сказала она ДиПалме, когда тот пришел к ней в больницу в первый день, – этот ублюдок настоял на том, чтобы я приехала на Губернаторский остров. Боже, я и не слышала о таком. Он сказал, что не рассчитывает на быструю реакцию властей и поэтому решил обратиться ко мне. Сказал, что не обо всем может сказать по телефону, и что я должна приехать к нему. Он утверждал, что хочет спасти твою жизнь, что его отец собирается тебя убить. Сказал, что сам ты не захотел разговаривать с ним по телефону, потому что смертельно его ненавидишь.

– Насчет ненависти он был абсолютно прав, – ответил ДиПалма. – Все остальное, о чем он говорил, – ложь. Грег не пытался связаться со мной после нашего с ним разговора о Тароко.

– Откуда мне было знать, что он лжет? Он говорил так убедительно. Ну, я и подумала, что смогу узнать от него важную для тебя информацию. Сказал мне, чтобы я не рассказывала тебе о нашей с ним встрече до того, как она состоится, потому что ты можешь нам помешать. Уверял меня, что делает это только для того, чтобы загладить передо мной свою вину. И ему удалось заморочить мне голову. Я знала, что ты получаешь от него информацию, и подумала, что он может знать что-то.

– Что произошло на Губернаторском острове?

– Не прошло и двух минут, как я поняла, что он лжет. И знаешь, он сразу признал это. Сказал, что позвал меня только для того, чтобы досадить тебе. Заявил, что когда ты узнаешь о том, что я была у него, ты взбесишься. Все это он затеял только для того, чтобы отомстить тебе. Ну, тогда я и потеряла контроль над собой.

ДиПалма ухмыльнулся.

– Я знаю. Мне сказали, что твой голос был далеко слышен.

– Мне тогда было все равно. Я разошлась не на шутку. Обозвала его всем, как только могла. Даже дала ему пощечину. В общем, вела себя, как безумная. Неожиданно мне стало плохо, и я почувствовала, что теряю сознание. Грег давал мне что-то выпить, кажется, джин. В общем, очнулась я уже в больнице.

– Кто-то подсыпал яд в бутылку. Грег тоже выпил с тобой, и, видимо, немного больше.

Джан, сидевшая на больничной кровати, закрыла лицо руками.

О ребенке вспомнила, подумал ДиПалма. Она не только лишилась ребенка, которого ждала, но и не знала, кто его отец.

ДиПалма взял ее за руку.

– Тодд сказал, что ребенок был мой. Она посмотрела на него. Он так сказал? – Джан вытерла мокрые глаза рукой. – Передай своему сыну, нашему сыну, что я его очень люблю. Очень, очень люблю.

– Скажи ему об этом сама.

– И скажу. Боже, у меня камень с души свалился. Если бы Тодд не вернулся в Нью-Йорк, я бы никогда не узнала...

Она вновь закрыла лицо руками. Спустя некоторое время сказала:

– У тебя с ФБР уже все закончено?

– Почти. Кому-то из них ненадолго пришла в голову блестящая мысль, что я порешил ван Рутена и заодно попытался избавиться от тебя. Ревнивый муж и все такое прочее. В конце концов здравый смысл восторжествовал.

– И мы платим этим людям за то, чтобы они нас защищали. Кого они теперь подозревают?

– Линь Пао. Живым Грег был для него очень опасен. Показания Грега ударили Пао по карману, но не очень сильно. Он как действовал в Америке, так и продолжает действовать. Более того, он теперь может появиться на своей гонконгской встрече с улыбкой на лице и блеском в единственном глазу.

Джан сказала:

– А как насчет Тодда и Линь Пао?

– Ты знаешь Тодда. Он привык держать слово.

– И ты поедешь с ним.

– Он мой сын.

* * *

В больнице, на кровати, Джан ДиПалма пытался сохранить спокойствие. Ее не могли увезти далеко. Они разговаривали с ней по телефону не больше двух часов назад. Все эти три дня он приходил к ней в больницу, иногда два раза в день. Боже, она так не любит лежать в больнице.

ДиПалма потянулся к телефону. Он должен позвонить в полицию. Должен сообщить им об исчезновении Джан, чтобы они немедленно занялись ее поисками.

В этот момент зазвонил телефон. ДиПалма поднял трубку и прислушался.

– Алло, мне нужен Фрэнк ДиПалма.

– Кто это говорит?

– Гектор Чакон. Федеральный маршал. Я позвонил вам домой и взял номер у парня по имени Бенджи. Я сказал ему, что обязательно должен поговорить с вами. Мы с вами встречались, когда...

– Я вас помню. Сейчас я не могу поговорить с вами. Мою жену похитили. Я хочу позвонить в полицию.

– Я знаю, где находится ваша жена.

ДиПалма встал. Трость скатилась с колен и упала на пол.

– Я слушаю.

– Ее хотят вывезти из страны. Возможно, уже вывезли.

– Из страны? О чем, черт возьми, вы говорите? Вы можете знать это только в том случае, если сами в этом участвуете.

– Я не имею никакого отношения к похищению вашей жены, но знаю, кто это совершил. Помогите мне, и я помогу вам. Сегодня ночью меня пытались убить. Я уверен, они будут продолжать попытки, пока не добьются своего. Я уже сказал, помогите мне, и...

– Чакон, кто похитил мою жену?

– Вы теряете время, мистер ДиПалма, а его у вас очень мало. Чем скорее мы с вами встретимся, тем скорее вы узнаете все о своей жене.

ДиПалма закрыл глаза.

– Когда мы сможем встретиться?

– Сейчас самое подходящее время.

* * *

Через девятнадцать минут ДиПалма и Чакон стояли друг против друга в винном погребке на перекрестке 105-й стрит и Лексингтон-авеню. Вокруг них одна на другой громоздились картонные коробки с ананасами, корнями растения таро, покрытыми коричневой кожурой, волосистыми кокосами и полуспелыми бананами. Запах фруктов мешался с запахом вяленой трески. Чакон пожелал встретиться с ним на своей территории в Восточном Гарлеме.

Он сказал ДиПалме, что лавка принадлежит его дяде. Четверо латиноамериканцев, стоявших за дверями с пистолетами и мачете, были его кузенами. У Чакона хватало телохранителей, но он все равно боялся власти и денег Нельсона Берлина. Он был в той же коричневой куртке летчика-бомбардировщика и тех же черных ковбойских сапогах с серебряными наконечниками, что были на нем, когда они десять дней назад впервые встретились на Губернаторском острове. Только сейчас он не был таким самоуверенным. Он казался очень испуганным.

– Где моя жена? – спросил ДиПалма.

Чакон расстегнул молнию своей летчицкой куртки, и ДиПалма увидел у него за поясом «кольт» 45-го калибра.

– На пути в Тайвань. Около двух часов назад люди Пао увезли ее из больницы и посадили на самолет. Я должен был лететь этим же самолетом – вот откуда я знаю об этом. И речь шла о поездке в одну сторону, откуда не возвращаются.

– Но при чем здесь Джан?

Чакон пожал плечами.

– Вот этого я не знаю. Похоже на то, что вы насолили Линь Пао, и он теперь сводит с вами счеты таким образом.

ДиПалма нахмурился, задумавшись. Опять дело личного характера, только вместо ван Рутена ему теперь противостоит Черный Генерал. ДиПалма и Черный Генерал. Их связывает сугубо личное дело. Неужели из-за дискеты? Если да, то почему он не направил свой удар против ДиПалмы? Чем, черт возьми, он спровоцировал Пао на такой поступок? Впрочем, это сейчас не важно. Главное – это вернуть Джан.

ДиПалма сказал:

– Что вам от меня нужно?

Чакон пожал плечами.

– Мне нужна ваша помощь, чтобы остаться в живых. Этой ночью Нельсон Берлин пытался меня убить. Убрать меня хотел, сукин сын.

ДиПалма сказал:

– Вы слишком много знаете об убийстве ван Рутена.

Удивленное лицо пуэрториканца сказало ДиПалме, что он прав.

– Единственное, что связывает вас с Берлином, – продолжал ДиПалма, – это ван Рутен. Почему еще он захочет убивать вас? Зачем ему убивать своего? А вы по своей наивности думали, что это вам так сойдет? Сколько вам заплатил Берлин за убийство своего сына?

Чакон покачал головой.

– Я здесь ни при чем, приятель. Поговорите со Стэммом. Это он дал мне бутылку. Я только зашел в комнату этого парня, взял одну бутылку и поставил на ее место другую. Вот так, приятель. Я понятия не имел о том, что должно произойти.

– Ну, конечно, вы ни о чем не знали и ни о чем не ведали. Зашли, оставили и вышли. Сама невинность. Вы что же думаете, что кто-то поверит вашей басне?

– Я знаю, как играть в эти игры. Побеждает тот, кто действует быстрее. Через денек-другой я могу сдаться, признаться в совершении какого-нибудь мелкого преступления – и порядок.

– Ты и ван Рутен. Два сапога пара. Гении подтасовок. Рассказать как все было на самом деле? Вы решили, что есть возможность завести собственное дело. Сколько они вам ни платили – все было мало. В конце концов алчность заставила вас потребовать большего.

Чакон опустил глаза на свои ковбойские сапоги.

– Иногда попытка не пытка. Разве не так?

– С Берлином шутки плохи. Но теперь, я думаю, вы сами это поняли.

Чакон положил руку на ящик с кокосами.

– Я шел на свидание к своей девушке. Она живет на Западной 23-й стрит, рядом с парком. Возле ее дома меня поджидали трое парней. Это были люди Стэмма. Чертовски остроумные ребята. Заявили, что я выиграл первый приз – бесплатную поездку на Тайвань. Поездку в одном направлении. Вместе с вашей женой. Сказали, что экипаж самолета состоит из одних китайцев и что имя пилота Вон Хун Лоу. Веселые ребята.

Он ухмыльнулся.

– Знаете, чем хороши сапожки? Когда ударишь кого-нибудь, то сразу чувствуется удар, Я с четырнадцати лет занимался каратэ. Сетокан. Отличный стиль. И удар у меня хороший. Удар – что надо. Эти трое парней начали теснить меня к машине. Ну я и дал одному в пах, так что у него глаза из орбит повылазили. Отключил второго и забрал обратно свой пистолет. Нацелил его на третьего подонка. Прямо ему в нос прицелился. Видели бы вы, как он перетрухал. Он чуть штаны не обмочил от страха.

ДиПалме было не до подвигов. Мысли его были заняты Джан. Ей угрожала смерть, и он ничем не мог ей помочь. Ничем. Боль в животе стала невыносимой. Он сказал:

– Что вы еще можете сказать о Джан?

Чакон покачал головой.

– Ничего. У меня создалось впечатление, что Берлин здесь ни при чем. Судя по некоторым репликам тех парней, операция эта чисто китайская. Включая самолет. Во всяком случае они собирались передать меня китайцу. Это странно, поскольку Берлин сегодня вечером сам вылетает на Тайвань. Может быть, ваша жена полетит с ним в одном самолете.

ДиПалма взглянул на него из-под полуопущенных ресниц.

– Откуда вам известно, что Берлин летит на Тайвань?

– Мне об этом сказал Стэмм. Он полетит вместе с Берлином. Несколько дней назад он сказал мне, что скорее отрежет себе руку, чем поедет на Тайвань. Но в любом случае он поедет. Мне кажется, он боится Линь Пао.

ДиПалма щелкнул пальцами.

– Берлин должен вылетать из аэропорта Кеннеди. Где здесь телефон?

– А как же наше Соглашение? Я хочу полностью довериться вам. Сейчас я уже никому не доверяю. Берлин богат. Кто знает, кого этот сукин сын купил в ФБР и АБН.

– Одного федерального маршала он точно купил.

– А вы поставьте себя на мое место. У меня украли машину, а домовладелец грозит выгнать на улицу, если я с ним не расплачусь.

– Не надо оправдываться, Чакон, – сказал ДиПалма. – Ты переметнулся на их сторону, и нет тебе прощения.

Пуэрториканец опустил глаза. ДиПалма сказал:

– Сейчас меня беспокоит судьба моей жены. Веди меня к телефону и немедленно. Сперва я сделаю несколько звонков, а затем позвонишь ты. Я хочу, чтобы ты поговорил с Нельсоном Берлином.

Глаза Чакона расширились.

– Вы что, серьезно?

– Если мне удастся свалить Берлина, у тебя появится шанс остаться в живых. Ты, кажется, для этого ко мне обратился.

– Да, но...

– Никаких «но». Позови Берлина к телефону и поговори с ним.

– Но он уже в аэропорту или в воздухе.

ДиПалма кивнул.

– Я знаю. Поэтому ты мне и нужен. Я сейчас сделаю несколько коротких звонков, а потом позвонишь ты. Во что бы то ни стало постарайся дозвониться до Берлина. Когда он возьмет трубку, говори как можно дольше. Что бы ни случилось, ты должен говорить. Ни в коем случае не клади трубку. Ты понял меня?

* * *

Нельсон Берлин сидел за столом в комнате отдыха для высокопоставленных лиц на территории посадочного терминала за большим грузовым складом и смотрел на телефон. Когда телефон зазвонил, он взглянул на Дейва Стэмма, сидевшего на углу стола. Они были одни в комнате. Берлин улыбнулся, но трубку не стал брать. Телефон продолжал звонить. Он поднял трубку только через минуту.

– Да, мистер Чакон?

– Вы что, дразните меня? Почему так долго не подходили к телефону?

Берлин, коренастый шестидесятилетний мужчина с выцветшими голубыми глазами и носом в синих прожилках легонько потянул клок оставшихся седых волос возле уха.

– Это вы почему-то повесили трубку, молодой человек. Я-то думал, что вы хотите прийти со мной к некоему соглашению.

– Ваши люди пытались меня убить, приятель, и мне это не нравится. Извините, но я вам, денежным мешкам, больше не доверяю.

Берлин продолжал улыбаться.

– Минуту назад вы повесили трубку, сказав, что за вами следят. За вами действительно следили, мистер Чакон?

Стэмм покачал головой. Берлин кивнул как бы в знак того, что понял его. Нам нужно поймать этого придурка, поэтому давай играть в его игру.

Чакон сказал:

– Имейте в виду, что меня убить нелегко.

– Мне уже сказали это. Ну что ж, давай теперь поговорим о деле. Ты своими непонятными выходками задержал мой вылет на двадцать минут. Боюсь, что если в следующие несколько секунд мы с тобой ни о чем не договоримся, мне придется предоставить тебя самому себе.

– Все дело в деньгах, приятель. Я хочу, чтобы вы поделились со мной своими денежками.

Берлин поджал губы и начал чертить невидимые круги на столе ухоженным указательным пальцем.

– Продолжайте.

– Я хочу, чтобы мне заплатили за работу.

– Тебе уже заплатили.

– За такое дело мало. Очень мало. Умер человек, которого я должен был охранять, и это стоит гораздо больше того, что вы мне заплатили.

– На сколько больше?

– На сто тысяч.

Брови Берлина поползли вверх, к лысине.

– Дорого же мы себя ценим, молодой человек. Стэмм, не выдержав, соскочил со стола.

Берлин тоже вскочил на ноги, и схватил трубку обеими руками.

– Послушай меня, испанский ублюдок, меня еще никто не осмеливался шантажировать, ты понял? Стоит мне замолвить слово, и ты моментально исчезнешь с лица земли. Никто о тебе и не вспомнит.

– Лучше вам остыть, мистер Берлин. Так или иначе, а свое я получу.

– Ты видимо, ни черта не понял, о чем я тебе говорю. Какие вы все непонятливые. Я заплачу тебе, а где гарантия, что завтра ты снова не потребуешь денег? Где гарантия, что ты снова не залезешь в мой карман?

– Да я и сам хочу, чтобы это все скорее закончилось, – сказал Чакон. – Я из-за вас сунул голову в петлю, а теперь хочу, чтобы вы расплатились. Черт, они ведь догадываются, что это свои постарались. Всех, кто дежурил в тот день, допросили уже по меньшей мере два раза и продолжают допрашивать. Я...

Лицо Берлина стало пунцовым.

– Меня не интересуют твои проблемы. Я уже сказал, что ты меня задерживаешь. Теперь извини, но меня ждут дела.

Он бросил трубку и посмотрел на Стэмма.

– Ты должен был убрать этого болвана.

– Мои люди недооценили его. Он...

Берлин, как обычно, не стал себя сдерживать.

– Тебе платят не за оправдания. Если ты не справляешься, я найду того, кто справится. Я тебе обещаю.

Чувствуя себя несправедливо униженным, Стэмм аккуратно надел шляпу на свой седой парик и вслед за Берлином вышел из комнаты отдыха в холодную ночь. Он делал все для Берлина, разве что в носу за него не ковырял, и вот благодарность.

Их лимузин был одним из трех, припаркованных возле здания, где находилась комната отдыха. Людей возле здания не было. Возле машин стояли два водителя в форме. Один стоял к ним спиной, а другой присел на корточки, разглядывая колесо своей машины.

Шофер Берлина из машины не вышел. Стэмм прошел вперед, открыл дверцу и подождал, пока Берлин сядет в машину. Чем скорее они взлетят, тем лучше, подумал Стэмм. Ближе к Тайваню старик забудет о нем и будет думать только о Линь Пао.

Стэмм сел в машину, закрыл дверцу, повернулся и увидел, что рядом с ним на откидном сиденье сидит ДиПалма, в левой руке, опущенной на колени сжимает «смит-и-вессон», а в правой – черную дубовую трость.

Стэмм посмотрел через плечо ДиПалмы. На переднем сиденье сидели двое мальчишек-китайцев. В одном из них он узнал сына ДиПалмы.

Дверца машины открылась и внутрь скользнул Бенджи в отвратительно сидевшей на нем шоферской форме. Усевшись на откидном сиденье напротив Берлина, он снял фуражку, бросил ее на пол и вытащил из-под куртки «узи». Стэмм кивнул.

– Фрэнк.

– Привет, Дейв. Как здоровье жены?

– Теперь хорошо. На яичнике у нее обнаружили, несколько узелков. Главное, яичник спасли.

– Я рад за тебя. Если ты не против, мы полетим на Тайвань вместе с тобой и мистером Берлином.

Стэмм осклабился.

– Я не против. А как вы смотрите на это, мистер Берлин?

Берлин обратился к ДиПалме:

– Почему вы думаете, что я допущу вас в свой самолет?

ДиПалма наклонился поближе к нему.

– Потому что моя жена у Линь Пао. И я убью вас на месте, если не будете в точности выполнять мои приказания.

Берлин посмотрел на Стэмма, который не сводил глаз с ДиПалмы.

– В самолете есть охрана? – спросил ДиПалма.

Стэмм покачал головой.

– Это же не увеселительная прогулка. Мы летим налегке. Пилот, его помощник – и все.

Он посмотрел в окно справа и увидел стоявших на тротуаре шестерых ребят-китайцев. Они внимательно следили за машиной. Один из них был в форме шофера и пальто, явно не подходивших ему по размеру.

– Твои молодцы? – спросил Стэмм.

ДиПалма кивнул.

– Все мои.

Несколько приунывший Берлин сказал:

– ДиПалма, даже если мы пустим вас в самолет, и вы окажетесь на Тайване, то все равно вам не сдобровать. Насколько я понял, вы едете туда, чтобы дать бой Линь Пао. Допустим, вы останетесь в живых, что весьма маловероятно. Как вы рассчитываете выбраться из этой страны? Вы подумали об этом?

ДиПалма сказал:

– Сорок с лишним лет назад вы изнасиловали и убили свою сестру. Несколько дней назад вы убили родного сына. Лучше побеспокойтесь об этом. – ДиПалма вздохнул. – На пути сюда я думал над тем, почему вы не взяли Джан с собой, и я понял. Однажды вы убили женщину, и с тех пор Линь Пао располагает вами. Вот вы и решили, что умнее будет не связываться с убийством другой женщины, чтобы не попасть в еще большую зависимость от Черного Генерала.

Голова Берлина упала на спинку сиденья.

– Вам не понять, что я пережил за эти годы. Я не мог позволить ему снова сделать это со мной. Просто не мог.

– Кроме вас, никому не понять, – ДиПалма протянул руку Дейву Стэмму, который очень медленно сунул руку под пальто, вытащил, держа большим и указательным пальцем, пистолет «беретта» и отдал его ДиПалме.

Стэмм сказал:

– Он прав, Фрэнк. Попасть туда будет легко, а вот выбраться чертовски сложно. Что-то вроде женитьбы.

ДиПалма открыл дверцу, бросил пистолет одному из китайских ребят и снова закрыл.

– Давайте не будем загадывать вперед. Поживем – увидим. Расскажи лучше, как нас будут встречать на Тайване.

Стэмм пожал плечами.

– Мы приземлимся в закрытом секторе аэропорта. Никакой тебе таможни, ничего. Мы будем контактировать только с людьми Пао, которые будут ждать нас с машинами. Они отвезут нас к нему домой. Вот и все.

Берлин схватил Стэмма за руку.

– Черт возьми. Я плачу тебе за то, чтобы ты делал что-то. Так сделай что-нибудь.

Стэмм опустил глаза на свою шляпу, которую спокойно вертел в руке.

– Лучше не драться с Фрэнком ДиПалмой, мистер Берлин. Лучше уступить ему, тем более что он с оружием. – Стэмм усмехнулся. – С одной стороны, мы имеем Черного Генерала, а с другой – Фрэнка ДиПалму и его банду из китайского квартала. Лучше нам с вами расслабиться, мистер Берлин, и посмотреть, чем это все обернется. Вам это может показаться интересным. Мне-то уж точно.


Содержание:
 0  Власть : Марк Олден  1  2 : Марк Олден
 2  3 : Марк Олден  3  4 : Марк Олден
 4  5 : Марк Олден  5  6 : Марк Олден
 6  7 : Марк Олден  7  8 : Марк Олден
 8  9 : Марк Олден  9  10 : Марк Олден
 10  11 : Марк Олден  11  12 : Марк Олден
 12  13 : Марк Олден  13  14 : Марк Олден
 14  15 : Марк Олден  15  16 : Марк Олден
 16  17 : Марк Олден  17  18 : Марк Олден
 18  19 : Марк Олден  19  20 : Марк Олден
 20  21 : Марк Олден  21  22 : Марк Олден
 22  23 : Марк Олден  23  24 : Марк Олден
 24  25 : Марк Олден  25  вы читаете: 26 : Марк Олден
 26  27 : Марк Олден  27  Эпилог : Марк Олден
 28  Использовалась литература : Власть    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.