Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 21 : Марк Олден

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава 21

Приблизительно в то время, когда Ровену Дартиг раздавил микроавтобус из частной детской школы Сафьяна, такси везло Деккера мимо дома Кена Ёкои на Вашингтон-сквер. Было темно, шёл дождь.

Он лишь мельком успел взглянуть на дом, когда таксист, русский еврей аристократического вида, свернул налево и остановил машину рядом с магазином, торгующим оккультными книгами, благовониями и афродиазическими средствами. Расплатившись, Деккер вышел на пустой мокрый тротуар, нахлобучил шляпу и раскрыл зонт — его он купил только что, перед тем как сел в такси у больницы Сумки. Убедившись, что никто не смотрит, он переложил револьвер из поясной кобуры в карман пальто. Потом, закрывая зонтом лицо, направился к дому Ёкои.

На ступеньках дома Деккер увидел двоих мужчин и узнал их без труда. Ким Шин и его телохранитель, у Шина лейкопластырь на перебитом носе — следы драки с Деккером два дня назад. Корейский дипломат стоял под зонтом и смотрел, как его мускулистый телохранитель носит чемоданы и свёртки из дома в фургончик «Фольксваген». Очевидно, корейцы спешно убирали свои вещи из дома Ёкои. Деккер догадывался, что это за вещи.

Он шёл совсем медленно, разглядывая чрезвычайно занятых корейцев. У Деккера не было ни подкрепления, ни ордера, он не сказал своим начальникам и в казначействе, что собирается делать. Если придерживаться официальных каналов, сразу кто-нибудь сообщит Дюмасу и он перепрячет Тоуни. Так что ради Тоуни он сейчас всерьёз рисковал своей карьерой.

Была и другая причина, побуждавшая действовать быстро. Форт отказывался сдаться, пока Дюмас не будет арестован или убит. Очень уж Форт его боялся. Сейчас он носил в себе по улицам информацию, которая могла бы связать Дюмаса с похищением Тоуни, убийством Гэйл и подделками Пака Сона. Его показания помогли бы упрятать Дюмаса навсегда. Но вначале Деккер должен обезвредить Дюмаса, тогда Форт немного успокоится.

У основания каменных ступенек, ведущих в дом, Деккер, скрывая лицо зонтом, позволил телохранителю пройти впереди. Кореец, в жёлтом плаще и чёрной кожаной кепке, нёс по чемодану в каждой руке и полностью игнорировал Кима Шина, который кричал ему что-то на корейском. Деккер сделал глубокий вдох. Пора.

Он напал на телохранителя сзади. Уронив зонт, саданул ему плечом в спину, отбросив на «Фольксваген». Телохранитель ударился о фургончик лбом и левым плечом, да так сильно, что упал в полубессознательном состоянии в лужу.

Деккер сразу же повернулся, целясь из револьвера Шину в голову.

— Только дёрнись, — предупредил он, — и я раскрашу весь фасад дома твоими мозгами. А сейчас медленно спускайся по ступенькам, руки держи на виду.

Опустив зонтик, потрясённый Шин схватился одной рукой за чугунные перила.

— Что ты здесь делаешь? Ты не имеешь права вмешиваться…

— Быстрее, быстрее, — поторопил его Деккер, махнув револьвером в сторону фургончика. Шин спустился и подошёл к своему телохранителю, который уже стоял на коленях, потирая плечо. Прижав Шина к «Фольксвагену», Деккер пинком заставил его расставить ноги и быстро обыскал. У Шина ствола не было, а у телохранителя нашёлся большой «Кольт» — он не хотел с ним расставаться, пока Деккер не приставил дуло своего револьвера ему к горлу.

Деккер приказал обоим корейцам сесть на переднее сиденье, швырнул свои наручники Шину, который оказался за рулём.

— Ты должен приковать себя и своего друга к рулевому колесу. — Когда Шин это сделал, Деккер вытащил ключи из зажигания и бросил их через улицу, в парк.

Оставив Шина наедине с его тёмными мыслями, Деккер перешёл к задней части фургончика и в открытую грузовую дверь осмотрел груз. Там лежала бумага, которую, как сказал Форт, он доставил в ресторан Николаи несколько часов назад. Четыре пакета размером с подушку, завёрнутые в плотную коричневую бумагу, перетянутые стальными лентами и проштампованные «Собственность Бюро гравирования и печати США».

Рядом с бумагой находились пять чемоданов, два из них Деккер открыл. Один содержал новые стодолларовые бумажки, другой — ценные бумаги, выпущенные якобы западногерманскими и швейцарскими банками. По словам Рассела Форта, Сон собирался продать это дерьмо полудюжине клиентов и заработать на этом миллионы. Форт не знал всех подробностей, но, похоже, Сону было необходимо побыстрее собрать тонну денег, иначе ему пробьёт билет какой-то кореец.

Закрыв дверцы фургончика, Деккер опять подошёл к передней части и показал насупившемуся Киму Шину свой жетон.

— Детектив-сержант Манни Деккер. Вы арестованы за подделку денежных документов, а также за кражу бумаги, используемой для изготовления валюты Соединённых Штатов. — Он уже начал зачитывать по памяти арестованным их права, когда вдруг сообразил, что за ним могут наблюдать из дома. Ну, тут уж ничего не поделаешь. — Дюмас внутри? — спросил он, закончив.

Ким Шин и телохранитель смотрели прямо вперёд — две статуи, внезапно потерявшие дар речи.

— Где он держит Тоуни Да-Силва?

Не поворачивая головы, Шин нащупал пластырь у себя на носу.

— Вы перевозите товар, — задумчиво проговорил Деккер. — Значит, Сон не появится?

Корейцы продолжали молчать.

Деккер покачал головой.

— Вы, ребята, такие болтливые, слова не вставишь. — Протянув руку в кабину фургончика, он ткнул пальцем Шину в повреждённый нос. Дипломат завопил, отшатываясь от Деккера, а тот спросил: — Где Тоуни Да-Силва?

Схватив за воротник пальто, Деккер выдернул голову Шина на дождь.

— Я тебе ещё за Твентимэна должен… Ну, где Тоуни? И ещё — сколько человек в доме Ёкои?

Ким Шин плюнул ему в лицо и сказал что-то на корейском. Деккер рукою вытер слюну со щеки, руку отёр о пальто.

— Нет, по-хорошему ты не понимаешь. — И он сильно ударил Шина по носу раскрытой ладонью. Сирена проезжавшей недалеко пожарной машины заглушила вопли корейца.

Дюмас, рядом с кроватью Ёкои, перелистывал одну из записных книжек Ровены.

— Она многих могла погубить этими писульками, — заметил он. — У неё здесь все подробности — не только о Соне, тут и мы с тобой, и люди, которые покупали у неё сексуальных рабов. Показана связь Сона с корейским правительством, его посольские контакты, подделки паспортов, шпионаж и убийства — всё это Сон делал для Кореи. Вот так. Да, тебе кое-что понравится. Вероятно, ты назовёшь это главой об извращённых сексуальных вкусах богатых и знаменитых. Хочешь послушать?

Ёкои слабо улыбнулся.

— Ты же знаешь, что да.

— Я тоже хочу, — послышался мужской голос.

Повернувшись в ту сторону, Дюмас и Ёкои увидели стоящего в двери Деккера — одна рука за спиной, другая, с револьвером, свисает вниз.

У Дюмаса на лбу забилась жилка. Захлопнув записную книжку, он поднялся.

— Ты отсюда вышел, мистер, и я имею в виду прямо сейчас. Ты в частном доме, и если я не увижу ордера, должным образом подписанного судьёй, ордера, где конкретно говорится, что именно ты ищешь — всё, ты уже вышел, тебя здесь нет.

На Деккера это не произвело никакого впечатления.

— Передняя дверь была открыта, и я, как неравнодушный гражданин, подумал: вдруг сюда проник грабитель. И позвольте напомнить, что полиция имеет право входить без ордера, если есть основания полагать, что совершается преступление. Я подозреваю, что вы незаконно держали здесь Тоуни Да-Силва. Шин говорит, её перевезли в Квинс. Я хочу, чтобы вы это подтвердили.

Ёкои закашлялся. Дюмас взглянул на него, потом вернулся к Деккеру.

— Вон. И немедленно.

— Стрелки, которых ты выпустил на Форта, обгадились, — Деккер изменил тон. — Его подружка мертва, но он-то живой и почти здоровый. Разумеется, он очень хочет пройтись по тебе дорожным катком.

В другой руке Деккера, которая показалась сейчас из-за спины, была книжка — он бросил её на коврик у кровати.

— Школьный учебник. Я нашёл его внизу, в подвале. И на нём имя Тоуни Да-Силва чернилами.

Дюмас улыбнулся своей волчьей улыбкой.

— Если хочешь отнести это в суд, умник, то пожалуйста. Кто угодно мог положить это внизу. Может, ты и положил.

Деккер вошёл в комнату, сел в деревянное кресло колониального стиля, шляпу снял и водрузил на правое колено.

— Медсестра звонит в полицию, но пока они не приехали, я успею кое-что сказать.

Он помолчал, озабоченно хмурясь.

— Прежде всего в подвале будут искать отпечатки пальцев Тоуни, и я уверен, что найдут, а в деле они есть, кстати. Гэйл Да-Силва сделала то же, что делают сейчас многие матери. Сняла с неё отпечатки пальцев по всем правилам — на тот случай, если Тоуни исчезнет и появится через много лет. Пропавшие дети взрослеют, но отпечатки пальцев у них не меняются. Не сомневаюсь, мы найдём также волосы и волокна, доказывающие, что она была здесь. Ты всё ещё думаешь, что я фантазирую?

Ёкои потянул Дюмаса за брюки.

— Бен? Бен?

Не сводя глаз с Деккера, Дюмас коснулся руки своего любовника.

— Как твоя напарница, Деккер?

Деккер дёрнулся. Вот уж этого он меньше всего ожидал — вопроса, который не был вопросом. А почему психопат Бен бросил это в него так откровенно? Да чтобы вывести из равновесия. И, будь он проклят, ему это почти удалось.

Минуты две они смотрели друг на друга, тишину нарушало только тиканье викторианских часов на каминной полке и шум дождя за окном. Наконец, овладев собой, Деккер смог улыбнуться.

— Значит, это ты, гадина, стрелял в неё. Вот лицо будет у Сумки, когда я расскажу, что её чуть не убил педик из ада. Кстати, тебе ещё кое-что понравится. Она связала тебя с убийствами Да-Силва. Проблема в Джо Ло-Касио в том, что он может продать стволы любому дерьму, которое приходит с улицы.

Ёкои кашлянул, привлекая внимание.

— Господи, Бен, он знает всё. Что мы будем делать?

Деккер насмешливо улыбнулся Дюмасу.

— Мы оба знаем, что случается, когда сажают полицейского. Ты не протянешь и месяца. Как только ты окажешься в тюрьме, на тебя выдадут контракт — и меня это заранее радует. А без тебя и подружка твоя долго не проживёт.

Дюмас чуть подвинулся к ночному столику у кровати.

Деккер помотал головой.

— Я нервничаю, когда ты так делаешь. Сиди смирно. Даже если ты выберешься из комнаты, куда тебе идти? Полиция, федеральные, все тебя хотят. Внизу лежит федеральная бумага для валюты — Форт говорит, что передал её тебе и Николаи. Да и вообще ты не из тех, кто способен сбежать и оставить своего любимого. Вот почему ты никуда не денешься, кроме как в колледж.

Рукояткой револьвера Деккер стряхнул капли воды со шляпы на колено.

— Форт говорит, ты крадёшь информацию из полицейских компьютеров и продаёшь её торговцам наркотиками и прочей погани. У тебя есть полицейские, которые сообщают о налётах, следователи в прокуратуре, дающие взглянуть на секретные дела, судебные клерки, через которых ты узнаёшь о расследовании большого жюри… Ты не терял времени. Ну и ещё позволь напомнить о твоём соучастии в убийстве Сюзен Скаддер.

Деккер поднял палец.

— У тебя, как я понял, освободилось место. Форт прикончил стрелка по имени Хектор Эспиноза, он, я знаю, работал на тебя. Женщина, которая была с ним, по описанию похожа на его жену Иду. Её, кажется выгнали из полиции, потому что она слишком энергично раздевала и обыскивала женщин? Говорят, она любит…

Тут вмешался Ёкои.

— Меня засадят в какую-нибудь жуткую тюремную больницу, где весь персонал — кретины. Господи, Бен, я лучше сразу умру, чем дам прикасаться к себе этим идиотам.

Деккер вздохнул.

— Королева говорит, что она лучше умрёт. Это идея. Я взглянул на истории болезней в подвале. Интересно, что скажет о них назначенный судом медицинский эксперт? Ставлю восемь к пяти, там найдётся не один пример профессиональных злоупотреблений. А с историями болезней есть ещё и видеозаписи…

— Как ты прошёл мимо Кима Шина? — поинтересовался Дюмас.

— Произнёс волшебное слово. Он в фургоне, вместе со своей любимой гориллой. Значит, в Сумку стрелял ты?

Дюмас ухмыльнулся.

— Ты спрашиваешь или утверждаешь?

— Ты знаешь, что в тюремных больницах персонал иногда настолько боится заражения СПИДом, что к этим больным не подходят сутками? Больной умирает и лежит там в своей грязи, тело разлагается, вонь до небес. Правда, неприятно?

Жилка забилась у Дюмаса на виске.

— Положи пистолет, и увидим, кто боится.

Деккер отрицательно покачал головой.

— Боюсь, что не смогу пойти тебе навстречу. Я бы с удовольствием, но тогда одному из нас придётся убить другого. А ты мне нужен — приведёшь меня к Тоуни и Паку Сону. К тому же мне приятно думать, что ты сядешь в тюрьму, а твоя подружка будет мучиться без тебя. Приятно думать, что ты будешь беспокоиться о ней. Может, расскажешь об этом доме в Квинсе? Ну, куда Шин сказал, что ты перевёз Тоуни?

— Я тебе ничего не скажу.

— Как хочешь. А теперь взгляни последний раз на мистера Ёкои, потому что больше ты его не увидишь. Не рассчитывай и на обмен письмами и телефонными звонками. Вы любовнички, станцевали свой последний танец. Я даже сам прослежу, чтобы последние дни мистера Ёкои на этой земле получились особенно гнусными. Хорошего ухода за ним не будет, поверь мне.

— Бен, — взмолился Ёкои, — что я без тебя буду делать?

— Хороший вопрос, — кивнул Деккер. — Что он будет без тебя делать, Бен? Мне кажется, он умрёт намного быстрее.

Неожиданно к ним присоединилась толстая медсестра, негритянка с Ямайки, она вошла с термометром, громко поскрипывая туфлями. Остановилась она прямо перед сидевшим Деккером.

— Я позвонила в полицию, как вы сказали. Скоро приедут. А сейчас, если вы меня извините, я должна заняться пациентом. Те дела пусть будут между вами и мистером Дюмасом. Меня они не касаются.

Она пошла через комнату, и прежде чем Деккер успел что-нибудь сказать или сделать, оказалась между ним и Дюмасом — а тот, увидев свой шанс, мгновенно отреагировал. Его рука метнулась к ящику ночного столика и выхватила оттуда револьвер. Деккер крикнул медсестре, чтобы отошла в сторону. Но она испугалась, замерла при виде оружия у Дюмаса.

Злясь на себя — надо было сразу обезвредить Дюмаса наручниками — Деккер выпрыгнул из кресла, приземлился на паркетный пол и покатился вправо. Ему было нужно чистое поле для одного выстрела. Сестра по-прежнему оставалась между ними. По-прежнему мешала.

Деккер прокричал:

— Чёрт возьми, женщина, двигайся!

Сестра отступила на полшага, потом ещё, повернулась и с воплями убежала в своих скрипучих туфлях. У Деккера появилось свободное поле для выстрела. Но выстрелил Дюмас — Ёкои в голову, потом засунул дуло себе в рот и ещё раз нажал на спусковой крючок.

Потрясённый Деккер медленно поднялся с пола, пытаясь убедить себя, что ничего не произошло.

— Нет, — прошептал он. — Нет, нет, нет. — И подумал: Иисусе, как же Дюмаса хватило на это? Сейчас он чувствовал смятение, шок, страх, а превыше всего — облегчение, что Дюмас не стал стрелять в него. И — ненависть к Дюмасу: он же умер, не сказал, где Тоуни.

Деккер смотрел на мёртвых любовников и думал — сбежали они от него. К нему уже возвращался контроль и поэтому он не видел причины жалеть этих двух подонков. Они украли Тоуни, убили её родителей, продавали детей… Какого же чёрта Деккеру их жалеть?

В то же время он был беспредельно рад, что остался жив. И какой-то частью своего существа понимал, что только что перед ним разыгрался акт страсти, нечто такое, о чём он не сразу сможет забыть. Со временем он поймёт, был ли этот акт самым ужасным или самым щедрым из всего им виденного. Сейчас же, от потрясения, он просто не мог разобраться.

Кто-то бегом поднимался по лестнице. Медсестра прокричала:

— У него пистолет! — значит, обращалась к полицейским. Он должен действовать быстро.

Оставив свой револьвер на полу, Деккер подбежал к кровати, схватил записные книжки, которые читал Дюмас, и сунул себе в пальто. Затем вытащил полицейский жетон, оставил свисать с шеи, и повернулся лицом к двери. Едва он успел поднять руки, как в комнату ворвался плотного сложения ирландец полицейский в длинном чёрном пальто и сразу пригнулся в традиционной стойке, целясь Деккеру в голову. Его партнёр, чёрный, с длинным лицом и большими зубами, тоже пригнулся — он целился Деккеру в пах.

Ирландец проорал:

— Замри!

Деккер замер.

В девять сорок две тем же вечером Деккер, на заднем сиденье «Бьюика», стоявшего под дубом в Кью Гарденз, всматривался сквозь моросящий дождь в двухэтажный оштукатуренный дом неподалёку. Дом, спереди хорошо освещённый, был одним из четырёх, которые образовывали уютный анклав на усаженной деревьями улице. Охраняли дом двое мужчин в красной «Тойоте».

На переднем сиденье «Бьюика» Йел Сингулер прервал обсуждение университетского футбола с худощавым чёрным агентом, сидевшим за рулём, и повернул всю свою тушу к Деккеру.

— Не соскучился?

— Почему задерживается твой человек? — спросил Деккер.

— Ну, ты же знаешь, сколько нужно времени, чтобы получить ордер. Хорошо, если судья сговорчивый, не очень смотрит на бумажку, которую подписывает. Судья, который нам был нужен, ушёл в оперу. Оставалось найти его там, испортить ему вечер, и надеяться на лучшее.

— Эти ребята в «Тойоте» — бывшие полицейские, — напомнил Деккер. — Может, у них и преступные наклонности, но в голове не пусто. Рано или поздно они нас высчитают.

— Ты молодец, что нашёл бумагу и фальшивки Сона, — проговорил Сингулер. — Теперь не устраивай мне истерику. Чтобы войти в этот дом и забрать девочку, нам нужен ордер. У тебя ордера не было, когда ты пошёл за Дюмасом. Спасло нас то, что он взял и проглотил свою пушку. И если ты поймал Кима Шина с краденой бумагой, это вовсе не значит, что он сядет, потому что, опять же, ордера у тебя не было. Странно, что я вынужден тебе об этом напоминать. Ну а раз уж ты пришёл ко мне за помощью, будем делать по-моему. Ждать ордера.

Деккер недовольно нахмурился.

— Если бы мне не была нужна поддержка, а бы пошёл туда один.

— И тебе могли отстрелить голову. Насколько я знаю, яйца тебе чуть не отстрелили.

— Этот адрес идёт по всем записям Ёкои. Хороший дом в хорошем районе. Идеально для продажи сексуальных рабов. Может, объяснишь, почему Дюмасу, Ёкои и Ровене как-её-там, это сходило так долго? Шин говорит, что Тоуни здесь. Очень надеюсь, этот сукин сын прав. Дюмас этого не подтвердил, но, логически рассуждая, должно быть так. Куда ещё могли её увезти в спешном порядке?

— В южнокорейское посольство, может быть, — предположил Сингулер.

— Не исключается. Однако бумагу и поддельные деньги Шин вёз тоже сюда.

Сингулер кивнул.

— Если Смехотун здесь, я уже умер и на небе. Как я хочу его сломать, вы и представить не можете. Возрадуйтесь, ребята, это, кажется, тот человек, которого мы ждём.

Мигая фарами, к ним медленно приближалось такси.

— Да, это он, — подтвердил Сингулер. — Начинаем.

Деккер, Сингулер и чёрный агент вышли на дождь. Сингулер начал говорить в ручное радио, а чёрный агент побежал к такси, оно уже остановилось. Через несколько секунд он вернулся к Сингулеру и подал ему конверт. Сингулер подал по радио общую команду.

Агенты Секретной службы и полицейские, прятавшиеся в стоявших неподалёку машинах, выскочили на мокрую улицу и, разбрызгивая лужи, побежали к дому. Трое полицейских с ружьями остались на улице, они держали под прицелом «Тойоту». Деккер — он сразу достал свой револьвер — держался поближе к Сингулеру, который, несмотря на свои размеры, двигался быстро и грациозно. У дома Деккер оказался первым. Тоуни. Сейчас мучения Деккера кончатся. Он её найдёт.

Под взглядом маленькой телевизионной камеры, установленной для проверки посетителей, Деккер и Сингулер ворвались в освещённое розовым фойе, где коротко остриженный молодой кубинец в свободном жёлтом костюме схватился было за наплечную кобуру, но в следующую секунду поднял руки. Он сидел на металлическом столе и разговаривал с высоким латиноамериканцем средних лет, у которого в распахнутый халат виднелись зажимы на сосках и кожаный собачий ошейник с шипами. Он проверял имена посетителей на маленьком компьютере, а в перерывах гадал кубинцу на картах таро.

Латиноамериканец собирался спросить у Деккера и Сингулера документы, однако заметил у них револьверы. При виде оружия и полицейских значков он упал с воплем на четвереньки, халат задрался, обнажая волосатую задницу. В задницу Сингулер его и пнул, свалив на красночерепичный пол.

Стремясь как можно быстрее найти Тоуни, Деккер побежал вперёд, по устланному коврами коридору, где на стенах висели эротические картины и пахло марихуаной. В конце коридора он откинул занавес из бус, за которым открылась большая комната, декорированная под средневековую темницу. Это был сексуальный супермаркет. Блестящий шар у потолка и звуки Вивальди из невидимых репродукторов не могли скрыть, что сцена отвратительная, ничего столь отвратительного Деккер ещё не видел за годы работы в полиции.

Две дюжины хорошо одетых мужчин, относящихся к самым разным расам, рассматривали коллекцию голых подростков, мальчиков и девочек, которые были прикованы к стенам. Их изучали так, будто они банки с консервами. Деккер сразу увидел, что Тоуни среди них нет.

Справа от него свисала головой вниз с «виселицы» чёрная девочка, рот у неё был заклеен лентой, чтобы заглушить крики. Некоторые клиенты держали на поводке только что купленных рабов.

Покупатели увидели Деккера. Увидели револьвер и полицейский значок на шее. Увидели и других полицейских, которые ворвались вслед за ним. Запаниковав, некоторые пытались убежать, но Деккер схватил одного из них, приземистого араба с жирными волосами и лицом в форме лопаты. Ударив сначала локтём в лицо, Деккер втащил его обратно. И сразу продолжил поиски Тоуни.

В комнате рядом с «темницей» он обнаружил ритуальный крест, ритуальный столб, на стене цепи, трости, хлысты, зажимы для сосков, искусственные члены и кожаные маски. Жан-Луи Николаи, в белом костюме, зелёном галстуке и тёмных очках аукционировал подростков. Увидев Деккера, он задышал часто-часто. Покупатели вокруг него стали искать выход. Слишком поздно. В комнату входили один за другим полицейские и агенты Секретной службы, с криками и руганью они выстроили покупателей и рабов вдоль стены.

Деккер схватил Николаи за его дорогой галстук.

— Где Тоуни?

— Тоуни? Я не знаю, о чём вы говорите.

Деккер стал закручивать галстук, отчего Николаи стало дышать ещё тяжелее.

— Дюмас и Ёкои мертвы, — сообщил ему Деккер. — Теперь всё упадёт на тебя и Ровену Дартиг, или мистера Фокса, как она себя называет. Вы с ней теперь одни в деле. Мы взяли Архив Ёкои, и у нас Рассел Форт, который готов тебя сдать. Рассказывай мне полезные вещи, пока я ещё в настроении слушать. Например — где Тоуни и Пак Сон?

Задыхаясь, Николаи проговорил что-то, но Деккер не расслышал.

— Громче, — потребовал он.

— Я сказал, поздно уже. Они сейчас на пути в Корею.


Содержание:
 0  Женщины для развлечений : Марк Олден  1  Глава 2 : Марк Олден
 2  Глава 3 : Марк Олден  3  Глава 4 : Марк Олден
 4  Глава 5 : Марк Олден  5  Глава 6 : Марк Олден
 6  Глава 7 : Марк Олден  7  Глава 8 : Марк Олден
 8  Глава 9 : Марк Олден  9  Глава 10 : Марк Олден
 10  Глава 11 : Марк Олден  11  Глава 12 : Марк Олден
 12  Глава 13 : Марк Олден  13  Глава 14 : Марк Олден
 14  Глава 15 : Марк Олден  15  Глава 16 : Марк Олден
 16  Глава 17 : Марк Олден  17  Глава 18 : Марк Олден
 18  Глава 19 : Марк Олден  19  Глава 20 : Марк Олден
 20  вы читаете: Глава 21 : Марк Олден  21  Глава 22 : Марк Олден
 22  Глава 23 : Марк Олден  23  Глава 24 : Марк Олден



 




sitemap