Детективы и Триллеры : Триллер : 22 : Джефферсон Паркер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




22

Быстро установив домашний адрес Ронни Стивенс, Мерси и Хесс немедленно отправились в путь. Убитая девушка жила в небольшом домике в стиле пятидесятых годов. Он выглядел очень уютным и тихим. Посередине дворика росла высокая цветущая акация. Хесс заметил неподалеку старую модель "шевроле". Когда-то на таких ездили служащие их департамента.

– Ненавижу такие моменты, – сказала Мерси. – Может, ты поговоришь?

Мать Ронни, высокая и темноволосая, когда-то была настоящей красавицей. Сейчас красота ее несколько поблекла, по крайней мере так показалось Хессу. Но тут же он одернул себя: не ему, шестидесятисемилетней развалине, судить о возрасте дамы. Тем более что на вид ей было не больше пятидесяти.

Она занималась уборкой. Хесс взял себя в руки и начал говорить, но лицо его горело, а голос звучал тихо и хрипло. И все же он сообщил матери: Ронни пропала без вести и считается погибшей. Хесс и сам не выносил подобные ситуации, чувствовал весь их драматизм и едва справлялся со смущением и болью. Ведь в известной мере он признавался родным жертв в собственной беспомощности и несостоятельности. А также в том, что все правоохранительные органы допустили ошибку.

Ева Стивенс слегка кивнула. Ее глаза наполнились слезами.

– Мы поймаем его, миссис Стивенс, – заверила ее Мерси.

Женщина извинилась и вышла из комнаты. Повисла гнетущая пауза. Мерси стояла у серванта, хранившего семейные фотографии и дорогие сердцу сувениры. Одна из полок пестрела сияющими кубками за спортивные достижения.

– Один брат Ронни занимался бейсболом, другой – стрельбой. А сама она была пловчихой. – Мерси вздохнула.

Хесс услышал, как спустили воду в туалете. Затем всхлипывания и снова тот же звук воды. Когда Ева вернулась, ее лицо выражало глубокую скорбь, а глаза словно выжгло слезами.

О Ронни она говорила несколько минут, после чего начинала всхлипывать. И все же Хесс был поражен ее мужеством. О своей дочери Ева отозвалась как о надежной, серьезной девушке, хорошей студентке и исправной служащей. Обеспечивать себя Ронни начала с шестнадцати лет. Окончив институт, она пошла на полную ставку в ювелирный магазин. Ронни любила путешествовать и мечтала посмотреть мир. Часть денег она откладывала, друзей имела не много, гуляла допоздна по пятницам и субботам. Постоянного парня у нее не было. По словам матери, наркотики не употребляла. По крайней мере Ева никогда не находила у дочери ничего подозрительного и не слышала упоминаний о наркотиках в ее разговорах с приятелями.

Ева замолчала. Хесс посмотрел на нее. Он не раз видел такое выражение лица и знал, что надо делать дальше.

– Можно? – робко спросила Ева.

– Конечно! – Хесс слегка обнял несчастную мать.

– Спасибо, – сквозь слезы проговорила она.

Хесс смущенно кивнул и показал Еве изображение того, кого подозревали в похищении Ронни. Ева покачала головой:

– Нет. Вообще-то ей нравились парни с аккуратными стрижками. Как мне казалось...

Тим спросил, не упоминала ли Вероника в последнее время о каком-нибудь странном мужчине, например, о покупателе, новом или старом знакомом.

– Да, два дня назад, в четверг, мы поболтали после работы. Засиделись на кухне допоздна. Говорили в основном о мужчинах, о том, как забавно они иногда себя ведут. Так вот, один такой сначала заблокировал ей выезд с парковки, а потом стал звать на свидание. Чудак.

– Этот был забавным совсем неспроста! – злобно процедила Мерси.

Хесс взглядом попросил ее остановиться, но поздно! Теперь Мерси ухватилась за новость и не собиралась прекращать расспросы, несмотря ни на что.

– Ронни описывала его внешность?

– Нет.

– Он просто поставил свою машину рядом с ее?

– Да, большой серебристый фургон.

* * *

Водитель ночного автобуса, ездивший по маршруту в субботу вечером, сразу же узнал изображенного на портрете человека. Хессу понадобилось три минуты и карта автобусных рейсов, чтобы установить следующее: согласно маршрутам, можно было легко добраться до всех трех точек, где преступник оставлял машины жертв.

– Парень ехал позавчера вечером, после половины девятого, – рассказывал водитель. – Вышел возле торгового комплекса. А что он сотворил-то?

– Его подозревают в убийстве, – ответила Мерси.

Мужчина недоверчиво взглянул на Хесса, а затем снова на Мерси.

– Он сидел справа, ближе к началу автобуса. Помню, от него сильно пахло одеколоном. Нес пакет с ручками. Читал книжку, путеводитель, кажется. Я подумал, что он турист. Одет неплохо, в стиле кантри. На нем был вроде бы длинный плащ или пальто. Что еще? Усы и длинные волосы, прям как на вашей картинке! Я его приметил. Вообще что-то в нем было такое... Даже не знаю... странное...

– Что именно? – спросил Хесс.

Водитель задумался. Тим воспользовался паузой и внимательно рассмотрел собеседника, жилистого мужчину средних лет, похожего на выходца из Латинской Америки.

– Будто бы он ненастоящий какой-то, искусственный! – ответил водитель.

– Может, у него накладные усы? – уточнила Мерси.

– Нет, я не заметил, – отозвался водитель. – Я говорю скорее об общем впечатлении от него. Парень казался... фальшивым. Я обратил внимание кое на что еще. Вообще я люблю присматриваться к пассажирам, частенько болтаю с ними...

– Ну? – поторопил его Хесс.

– Такие парни всегда одни. С ними трудно кого-то представить рядом. У меня сложилось впечатление, что он из числа одиночек.

Мерси оставила водителю свою визитку и попросила обязательно позвонить, если он что-нибудь вспомнит или снова встретит преступника.

* * *

Хесс сидел за рабочим столом и слушал сообщения на автоответчике. Мерси показывала Камале Петерсен фотографии Пьюла и Икрода. В этот воскресный день департамент казался вымершим. Камала просматривала фотографии и каждый раз качала головой.

Звонила Барбара, осведомилась о самочувствии бывшего мужа и выразила желание встретиться и поговорить с ним. Хесс сразу же понял, что ей что-то нужно, но не догадывался, что именно.

Далее шло сообщение от доктора Рамсинджани. Он хотел узнать, как поживает пациент и что испытывает после облучения. Врач напомнил о втором курсе, назначенном на понедельник.

Хесс невесело усмехнулся – разве возможно о таком забыть? Ему сейчас очень не хватало покоя и умиротворенности. К тому же он страшно устал.

Однако следующая весточка сулила приятные новости: ответ на запрос по фургонам, зарегистрированным в их округе, придет в понедельник утром. Интересно, сколько найдется машин, похожих на описанную Евой? Десять? Или двести? А с разными шинами? Это верный след!

Затем сообщение из полиции Риверсайда. За ла Лондом ведется наблюдение, ничего особенного не произошло, будут следить и дальше.

Вдруг зазвонил телефон. Арни Пикеринг, владелец магазина товаров для охоты и спорта, сообщил Хессу, что обнаружил кое-что интересное. Неделей ранее Тим узнавал о возможной покупке, сделанной преступником. Довольно болтливый Арни все же сказал самое главное: в феврале один покупатель приобрел сани для перевозки добычи, пару мотков нейлоновой веревки, лебедку и электрический фонарь. Он также заметил, что февраль – не сезон для охоты на оленей. Хесс прекрасно знал об этом. Именно в феврале была убита Лаэл Джилсон. Сезон убийств!

– А кто из продавцов обслуживал его? – спросил Хесс.

– Мэтт. Он как раз здесь, хотите поговорить с ним?

– Дайте, пожалуйста, номер вашего факса. Я вышлю один портрет. Пусть Мэтт скажет, не этот ли человек делал покупки.

Хесс записал номер и отправил набросок, сделанный художницей.

Забрав картинку, он посмотрел на Мерси. Та уже проводила Камалу к выходу и возвращалась к своему рабочему столу. Вид у нее был недовольный, даже разозленный. Карие глаза горели от возмущения.

– Икрод, Пьюл, Колеску... все они не прошли тест! Романтичная Камала не увидела в их взгляде той особенной одухотворенности и грусти! Сожаления и раскаяния, понимаете ли! А тут еще она вспомнила, что, до того как встретить этого мерзавца, успела выпить три коктейля! В общем, поддала перед их "невербальным контактом", во время которого они якобы "общались посредством взгляда". Черт!

– Но ведь и водитель, и ла Лонд узнали парня с рисунка. Камала его действительно видела! Она наверняка идентифицировала бы его. Значит, это не Икрод, не Пьюл и не Колеску. Возможно, Далтон Пейдж ошибся и нужного нам человека нет в архивах. И вообще нет никаких документальных свидетельств о нем.

Снова зазвонил телефон. Хесс поднял вверх палец, жестом прося Мерси подождать, и снял трубку. На другом конце провода раздался голос Мэтта, продавца, видевшего предполагаемого преступника.

Мэтт сказал, что в тот день торговля шла не особо бойко: почти круглые сутки лило как из ведра, к тому же до нового охотничьего сезона оставалось еще несколько месяцев. Может, отчасти из-за этого он прекрасно запомнил одного неординарного покупателя. Мэтта весьма впечатлили его длинный плащ, белокурые кудри и эффектные усы. Парень совсем не походил на обычных клиентов магазина. Мэтт сразу же узнал его на рисунке.

– Он задал мне очень странный вопрос, – рассказывал Мэтт. – Его интересовало, как понадежнее закрепить тушу оленя. Я начал ему объяснять, и тут он добавил, что не хочет повредить кожу добычи. Вообще любое приспособление для подвешивания оставляет небольшие дырочки на лодыжках животного, о чем я и сообщил покупателю. Тогда этот чудак вознамерился приобрести какие-нибудь специальные прокладки. Конечно же, не было у нас ничего подобного, ведь ни одного охотника не волнуют маленькие отверстия в лодыжках! Ноги убитого оленя сразу отрубают и выбрасывают, лишь изредка оставляя как своеобразный трофей. Но этот тип настаивал. Его очень волновало состояние конечностей оленя. Тогда я предложил ему купить особую модель.

– Вместо крючков там веревочные петли, не так ли? В них и затягиваются ноги животного?

– Именно.

Хесс сам не знал почему, но все услышанное ничуть не поразило его.

На Хесса нахлынули детские воспоминания о том, как они с отцом и дядей частенько ходили на оленя, прочесывая лес, окружавший озеро Спирит. Охотники проводили часы в поисках достойной добычи. Хесс хорошо помнил, что охота – тяжкий, изнуряющий труд, испытание силы духа. Если тебя волнует мясо убитого оленя, ты всеми правдами и неправдами попытаешься сберечь его в лучшем виде. А если в первую очередь заботит шкура, сделаешь все, чтобы не испортить ее. Слишком уж дорогой ценой достается трофей!

Похититель Сумочек не желал допустить ни малейшего уродства на теле жертвы. Он берег кожу "своих" женщин, поэтому и выбрал наименее грубое орудие. Подкладывая что-нибудь мягкое под веревки, убийца наверняка избегал повреждений, и на щиколотках убитых не оставалось никаких следов. И действовал преступник весьма оперативно.

– А что насчет купленных саней? Как они устроены? – спросил Хесс.

– К ним приделана веревка, позволяющая надежно закрепить добычу.

Хесс представил себе охотничьи сани, спрятанные на заднем сиденье серебристого фургона.

– А колеса там есть?

– Нет. Поверхность гладкая, великолепно скользит. К тому же их можно сворачивать наподобие спального мешка. Это одна из торговых "фишек", гордость фирмы! Сани очень компактны, удобны и легки.

– Может, парень интересовался разделочными ножами или чем-нибудь в этом роде?

– Да нет...

Хесс поблагодарил Мэтта и вежливо попрощался с ним. Мерси стояла на месте. Она в упор смотрела на Хесса, и глаза ее выражали нескрываемую злобу.

– Клерк из магазина узнал мужчину с наброска, – сказал ей напарник. – Тот купил кое-какие вещи для охоты в феврале, за девять дней до исчезновения Лаэл Джилсон. Он приобрел сани для того, чтобы тащить тело, и веревки, чтобы его подвешивать. Платил, естественно, наличными.

– Я должна была отправить портрет раньше! Просто обязана была взять этого подонка два дня назад! Тогда Ронни Стивенс осталась бы жива! – Лицо Мерси выражало упрямое отчаяние.

– Ни ты, ни я не виноваты в смерти Ронни. Злиться бесполезно. Не суди себя строго, Рэйборн. Неужели ты собираешься всю жизнь мучиться раскаянием?

К напарникам быстрым шагом приближался молодой полисмен. В руках он держал вместительную коробку. Весь его вид говорил: "Спешу сообщить вам пренеприятное, но интереснейшее известие".

Кивнув Мерси и Хессу, он поставил коробку на стол. Даже его усы, казалось, трепетали от волнения.

– Простите, сержант Рэйборн, но полтора часа назад ребята из дорожной службы Ирвина обнаружили кое-что достойное внимания. Я ехал по делам и заодно заскочил к ним забрать находку. Как только увидел это, сразу подумал... ну, вы сами знаете, о чем. Парни, конечно, все перетрогали, но чем черт не шутит?! Вдруг остались нужные отпечатки?!

Хесс опустил взгляд: в коробке лежали три дамские сумочки.

– Одна из них открылась на лету, – продолжал полицейский, – многое вывалилось на дорогу. А в двух других лежали паспорта, кредитки, личные вещи и документы. Не было лишь водительских прав и наличных.

Мерси многозначительно посмотрела на коллегу:

– Молодец, Казик!

– Сержант, я давно мечтаю работать с вами в отделе убийств, поэтому проявил инициативу и изучил папки с данными о пропавших без вести. Две женщины исчезли бесследно. У одной сломалась машина на пятьдесят пятом километре, и она отправилась за помощью. Больше ее никто никогда не видел. Случилось это около двух лет назад. Три недели спустя другая делала покупки в одном из местных супермаркетов. Полиция вытащила ее автомобиль из озера Мэтьюз через неделю после исчезновения. Понятия не имею, где все это время были найденные сумочки и принадлежат ли они пропавшим женщинам, но чутье редко меня подводит. Я уверен – все взаимосвязано!

– Возможно, – заметила Мерси.

– Да, и еще! В сумках успели порыться, часть содержимого просто бросили в коробку. Я не удержался и посмотрел. Кое-что привлекло мое внимание. Посмотрите на газетную вырезку, лежащую сверху.

Мерси взяла со стола пинцет и аккуратно подцепила тонкий листок. Оба напарника застыли от изумления.

Это была статья со снимками из "Джорнал". Номер вышел ровно шесть дней назад, как раз тогда, когда Хесса прикрепили к делу о Похитителе Сумочек. Обычный газетный материал сопровождался несколькими фотографиями Мерси и Тима. Кстати, последний терпеть не мог сниматься для прессы. На всех изображениях у полицейских были выжжены глаза, словно к бумаге в этих местах поднесли зажженную спичку. Вокруг дырок темнели коричневатые круги, и листок напоминал подпаленную пиратскую карту, которые так часто делают дети.


Содержание:
 0  Час печали : Джефферсон Паркер  1  2 : Джефферсон Паркер
 2  3 : Джефферсон Паркер  3  4 : Джефферсон Паркер
 4  5 : Джефферсон Паркер  5  6 : Джефферсон Паркер
 6  7 : Джефферсон Паркер  7  8 : Джефферсон Паркер
 8  9 : Джефферсон Паркер  9  10 : Джефферсон Паркер
 10  11 : Джефферсон Паркер  11  12 : Джефферсон Паркер
 12  13 : Джефферсон Паркер  13  14 : Джефферсон Паркер
 14  15 : Джефферсон Паркер  15  16 : Джефферсон Паркер
 16  17 : Джефферсон Паркер  17  18 : Джефферсон Паркер
 18  19 : Джефферсон Паркер  19  20 : Джефферсон Паркер
 20  21 : Джефферсон Паркер  21  вы читаете: 22 : Джефферсон Паркер
 22  23 : Джефферсон Паркер  23  24 : Джефферсон Паркер
 24  25 : Джефферсон Паркер  25  26 : Джефферсон Паркер
 26  27 : Джефферсон Паркер  27  28 : Джефферсон Паркер
 28  29 : Джефферсон Паркер  29  30 : Джефферсон Паркер
 30  31 : Джефферсон Паркер  31  32 : Джефферсон Паркер
 32  33 : Джефферсон Паркер  33  34 : Джефферсон Паркер
 34  35 : Джефферсон Паркер  35  36 : Джефферсон Паркер
 36  37 : Джефферсон Паркер  37  38 : Джефферсон Паркер
 38  39 : Джефферсон Паркер  39  40 : Джефферсон Паркер
 40  41 : Джефферсон Паркер  41  42 : Джефферсон Паркер
 42  43 : Джефферсон Паркер    



 




sitemap