Детективы и Триллеры : Триллер : 5 : Джефферсон Паркер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




5

Мерси отвела Айка в сторону и попросила поскорее выяснить, каким образом взломщик вывел из строя противоугонную систему. Айк нравился ей, поскольку был примерно ее возраста – чуть за тридцать, – а значит, олицетворял собой будущее департамента, как и сама Мерси.

Ей казалось очень приятным, еще не достигнув сорокалетнего рубежа, метить на престижное место. По крайней мере хоть кому-то из этой молодой поросли удастся занять важный пост.

Айк с воодушевлением работал на Мерси: в свое время она способствовала тому, что ему увеличили зарплату.

Он улыбнулся, когда Рэйборн уходила, а она слегка махнула ему рукой. У машины Лаэл Джилсон Мерси вдруг отчетливо вообразила человека, спрятавшегося ночью на широком заднем сиденье. Представила себе, что под покровом темноты он забирается и в ее собственный автомобиль. Чувствуя себя в полной безопасности, ни о чем не подозревая, ощущая лишь усталость после рабочего дня, она садится в удобное кожаное кресло, включает свет, вставляет ключ в зажигание и... От одной мысли о том, что могло бы случиться дальше, у нее по спине побежали мурашки.

На улице Мерси несколько умерила шаг, чтобы Хесс успевал за ней. Она ходила быстро и уверенно, и ее раздражал медленный темп пожилого полицейского. То, что Хесс боролся с раком, усложняло и без того нелегкое дело. В расследовании убийства нет места сантиментам и сопереживанию. Мерси взглянула на Тима, думая, как бы сохранить хорошие, но жестко профессиональные отношения с новым напарником. Она смотрела на его бледно-голубые глаза, волевой подбородок и густые короткие волосы с небольшим седым хохолком, поднимавшимся надо лбом подобно волне. Наверное, когда-то Хесс выглядел вполне авантажно.

– Я съем свой завтрак в машине, – сказала Мерси, удивившись резкости, с которой прозвучали ее слова.

Она знала, что не слишком вежлива. Вчера на работу ей пять раз звонили репортеры по поводу иска, еще пять – домой. Она была раздражена и измучена. Может, ей стоило так и объяснить?

Мерси повернулась к Тиму. Он казался вдвое мощнее и сильнее ее отца. Глаза его выражали глубокую усталость.

– Вот чем ты займешься в ближайшие четыре часа, – промолвила Мерси. – Проверь банковские счета. Если этот парень снимал наличные с карточки жертвы, я хочу знать, где именно. Еще попытайся побольше узнать о женщинах. Если он выбирал их заранее, может, ты наткнешься на что-нибудь интересное. Я пока позвоню в отделы торговли и рекламы двух супермаркетов: вдруг он участвовал в каких-нибудь мероприятиях или его привлекла какая-нибудь акция, ну... рекламная ерунда для раскрутки товаров? Как только получим результаты исследования "БМВ", сравним их с предыдущими и посмотрим, что выйдет. Гильям обещал закончить через полчаса. Если сдержит слово, начинай без меня. Еще он сказал, что к полудню будет точно знать, сколько крови впитала земля на каждом из участков, – для нас это уже кое-что. Он работает с твоими образцами. Наконец, один из нас должен пустить собак рыскать дальше. Ничего не найдут – придется погружаться в лагуну или чистить ее. Знаю, ты раньше нырял, поэтому сам выбирай, что лучше. Еще осмотри места, где обнаружили машины. С этим можешь повременить, но не до скончания века. Ладно?

– Хорошо.

Мерси задумалась на минуту, с отсутствующим видом глядя под ноги.

– Ты ведь уверен в том, что он убил их, да? – чуть печально спросила она.

– Уверен.

– Убил там же, где мы нашли кровь?

– Думаю, там.

– Но почему ты так полагаешь?

– Слишком много крови. Я понял это, только когда сам увидел.

– Но вещей никаких нет. Плоти нет, костей нет. Только кровь и чертовы сумки. Нам остались на память сумки, ему – водительские удостоверения.

– А внутренности?

– Ты прочитал в деле, сколько их? Общий вес – не больше трети грамма! Гильям вообще сомневается, что они принадлежали человеку.

– Ну а кому же еще?

– Животным каким-нибудь.

Хесс промолчал.

– Как по-твоему, что он с ними делал в лесу?

– Удобрял ими почву.

Хесс пояснил свою версию. Мерси вздрогнула, и мурашки вновь побежали у нее по спине. Она представила себе, как истекает кровью молодая женщина, свисающая с ветки дуба, представила всю конструкцию, при помощи которой ее тело крепилось к дереву.

– Но если он потрошил их, то почему не нашли больше внутренностей?

– Их съели звери. Они сейчас голодные, лето ведь жаркое.

– Тогда в лагуне и в лесу нечего и искать. Вряд ли он где-то там бросил останки женщин.

– Верно, но искать все равно надо, на всякий случай. Сначала пустим собак, потом разберемся с лагуной.

Мерси знала, что самое худшее для следователя – отстаивать свою точку зрения, а потом убедиться в ее ошибочности. Поэтому вечно приходится доказывать очевидное, слишком дорога цена ошибки.

– Ты в нормальных отношениях с Макнолли?

– Мы работали вместе, – ответил Хесс.

– Тогда уладь все. – Мерси с облегчением вздохнула: теперь ей не придется самой общаться с Майком.

– Идет.

Вдруг она заметила какую-то наигранную серьезность в лице Хесса, и злость захлестнула ее. Злость – сильное чувство, которое Мерси не научилась контролировать.

– Ты уже говорил с ним! – с яростью воскликнула она.

– Это было до нашего уговора, – невозмутимо ответил Хесс. – Майк готов взяться за работу, как только ты скажешь.

– Я не шутила насчет правил, Тим!

– Да я просто потрачу время зря, если каждую свою мысль стану согласовывать с тобой.

– Хесс, все основные решения принимаются главным следователем в соответствии с полномочиями, данными ему департаментом.

– Я в курсе, сам писал этот устав с Брайтоном миллион лет назад.

– Он все еще в силе. – Мерси не желала отступать.

Хесс призадумался.

– Значит, так, – сказал он, – мне нужны обе ветви, к которым привязывались веревки: там могли остаться волокна. Я хотел сам их отломать, но не взял с собой инструмента.

– Хорошо.

Мерси дала ему номер сотового телефона и попросила звонить по нему только в случае крайней необходимости.

– Все звонки за мой счет! У департамента денег не хватает, чтобы оплачивать нам разговоры. Я беру на себя лагуну и привезу твои ветви. К тому же мне еще раз надо побывать там, где нашли сумки.

Хесс смотрел на нее в упор. Мерси находила необычными его колючий взгляд и немного хищное лицо.

– Так что решим с Макнолли и собаками? – спросил он.

– Пусть начинают сейчас же. Я подъеду позже.

– Да, кое-что еще! Начинай отпиливать сучья до следов на коре, – добавил Хесс.

– Знаю.

* * *

Мерси заказала большой кофе в закрытом пластиковом стаканчике и двинулась в сторону Коста-Меса. Она положила девятимиллиметровый "хеклер" на соседнее сиденье, так как он упирался ей в левую руку и мешал вести машину. По вечерам, когда движение становилось менее интенсивным, Мерси нравилось рулить одной правой: так управлял семейным автомобилем ее отец. Единственная разница заключалась в том, что отец ехал медленно, а Мерси гоняла на бешеной скорости.

Девушка-косметолог, к которой направлялась Мерси, жила в хорошеньком маленьком доме, вполне приличном, но вместе с тем доступном по цене молодой особе со сравнительно небольшим заработком.

Камала Петерсен делила крышу с двумя своими коллегами. В день исчезновения Джанет Кейн Камала находилась в том же супермаркете и видела кое-кого подозрительного. Она сама сообщила об этом, как только узнала о том, что Джанет пропала без вести.

Мерси уже беседовала с Камалой два дня назад и отметила, что та отличается повышенной возбудимостью, неуравновешенностью и неспособностью сконцентрировать внимание на одном предмете. К тому же мисс Петерсен явно что-то недоговаривала. Теперь Мерси решила выяснить всю правду.

С одной стороны, гипноз давал неплохие результаты, поэтому полицейские нередко прибегали к его помощи. С другой, показания загипнотизированного человека по закону Калифорнии не подшивались к уголовному делу. Два прокурора округа и заместитель шерифа выступили против применения этого метода. Взвесив все "за" и "против", Мерси пришла к выводу, что игра стоит свеч. Конечно, она рисковала потерять потенциального свидетеля, но зато могла получить описание подозреваемого. В конце концов найдутся и другие свидетели – их-то она и вызовет в суд.

Камала оказалась крупной несимпатичной особой. Ее украшали лишь вьющиеся каштановые волосы и превосходный цвет лица. Рэйборн отметила про себя, что не отказалась бы от таких же достоинств. Мерси никогда не уделяла своей коже должного внимания, поэтому ее кожа не выглядела ни гладкой, ни ухоженной. Вдобавок ко всему на лбу у нее красовалось два заметных шрама. Первый напоминал о том, как в три года она ударилась о кофейный столик. Второй, проходивший вдоль линии волос, появился после падения шестилетней Мерси с забора. Эти рубцы не внушали отвращения, но почему-то особенно бросались в глаза при попытке замаскировать их пудрой или тональным кремом. По крайней мере именно так казалось Рэйборн.

Камала не спешила пожать Мерси руку, так как на ногтях у нее подсыхал лак.

– Чего-то я волнуюсь, – сказала девушка, двигая пальцами так, словно играла на аккордеоне.

– Это минутное дело, – успокоила ее Рэйборн.

– Меня один раз друзья загипнотизировали на Волшебной горе! Шутки ради. Я возомнила себя Майклом Джексоном. И главное, блин, ничего потом не помнила. Мамаша мне рассказала, какой дурацкий у меня был вид! Я пела и плясала, как больная на голову!

– Сегодня будете петь и плясать, только если вам очень захочется. Не думайте ни о чем плохом. Представьте, что мы идем на пляж или еще куда-нибудь. К Джоан нужно приехать со свежими мозгами. Так что собирайтесь.

Медицинские корпуса располагались рядом с местным кинотеатром. Парковка уже опустела, и Мерси с удовольствием поставила машину под красивое развесистое дерево магнолии.

Доктор Кеш пригласила женщин в кабинет, по-приятельски обняла Мерси и пожала руку Камале.

Мерси познакомилась со своей подругой Джоан во время учебы в колледже в Фуллертоне. Это была хрупкая женщина с копной рыжих волос и россыпью задорных веснушек на носу и щеках. Пять лет назад Мерси порекомендовала департаменту принять Джоан на работу по контракту. Соглашение удовлетворило требованиям обеих сторон: Кеш получила свободный график, а округ – первоклассного психиатра.

Доктор представила Камале художницу, которую звали Даниель Руже. Мерси работала с ней и раньше, по праву считая ее лучшей портретисткой из всех ей известных. Она пожала маленькую мягкую руку Даниель и улыбнулась. Как же приятно иметь дело только с женщинами!

В памяти Мерси быстро пронеслись двусмысленные комментарии, прикосновения, жесты и шутки Фила Кемпа. Она миллион раз просила его прекратить, но Фил и слушать не желал. Мерси устала бороться с ним. Почему какой-то хлыщ возомнил себя особенным и нарушает правила, предписанные для всех сотрудников? Фил сам напросился: теперь на него написали жалобы еще две женщины из департамента. Да, Мерси завязала грязную войну, но неужели столь преступно ее желание поставить на место своего обидчика? Зачем терпеть притязания Кемпа, если можно раз и навсегда положить им конец?

Мерси отогнала эти назойливые мысли: они слишком беспокоили ее. Хорошо работать в окружении представительниц своего пола и не думать о подлецах мужчинах.

Джоан описала предстоящую процедуру. Мерси и Даниель останутся в приемной, пока Камала не войдет в состояние глубокого транса. Затем они вернутся и примут участие в разговоре, а также будут делать заметки или записывать беседу на пленку. Даниель должна молчать: участие трех собеседников может смутить Камалу или даже нарушить гипноз. Придя в себя, Камала почувствует себя расслабленной и спокойной. Она сразу вспомнит все, о чем говорила, сидя в кресле. Сеанс займет двадцать, от силы тридцать минут.

Мерси села в приемной, немного поболтала с Даниель, а затем просмотрела последние записи в блокноте, где отмечала детали своих расследований. Мерси сохраняла всю нужную ей информацию в невзрачной книжечке в потертой синей обложке. Когда у нее находилась свободная минутка, она перелистывала страницы, анализируя написанное и пытаясь взглянуть на дело по-новому. Мерси нравился ее "неофициальный", личный блокнот. Дома она хранила двадцать шесть таких блокнотов, уже полностью исписанных. Мерси всегда носила своего маленького помощника в кармане куртки, рубашки или брюк по соседству с пистолетом.

Ожидая в приемной, она записала свои впечатления от разговора с Хессом и закончила резкой фразой: "Он упрямый старик, умирающий от рака". Но спустя секунду уверенно зачеркнула ее. Все же не ей решать, кто умирает, а кто – нет, поэтому не стоит делать подобных заявлений даже в личных записях.

По слухам, Хесс проходит химиотерапию и облучение, а еще ему вырезали легкое. Этот коп наверняка расстроился бы, узнай он, что напарница считает его ходячим мертвецом.

Мерси знала кое-что еще: Брайтон назначил Тима не только помогать делу, но и присматривать за ней. Упрямый умирающий старик – глаза и уши начальства. Так зачем делать ситуацию еще серьезнее, если она и так обстоит неважно?

В дверном проеме появилась Джоан и знаком позвала женщин в кабинет.

– Камала готова, – сказала она.

* * *

Мерси последовала за ней. Внутри было выключено электричество, а шторы почти не пропускали солнечного света. В одном углу кабинета находился рабочий стол, у стен – полки с книгами. Посередине стояли кушетка, три медицинских кресла и небольшой кофейный столик. Камала сидела на среднем кресле, чуть запрокинув голову и напоминая мужчину, бреющегося в парикмахерской. Руки скрещены, маникюр идеален, глаза закрыты. Мерси усмехнулась: с этим безупречным макияжем и умиротворенным видом загипнотизированная здорово смахивала на покойницу перед похоронами.

– Камала, к нам присоединились Мерси и Даниель.

– Привет всем, – отозвалась Камала несколько слабым, но отчетливым голосом.

– Только что мы разговаривали о волнах, – продолжала Джоан. – Оказывается, мы обе их любим. Ах, эти долгие, спокойные, бесконечные волны Тихого океана! Мы представляли себе, будто плывем по ним.

– А мне от них не по себе, – выдавила Мерси.

– Они успокаивают и наводят на размышления, – возразила психиатр. – Мерси, хочешь побеседовать с Камалой о событии прошлой недели? Точнее, о ночи прошлого вторника? Третье августа, кажется? Камала, я остаюсь здесь, но теперь ты можешь общаться с Мерси, как общалась со мной. Хорошо?

– Конечно.

Мерси достала ручку и блокнот.

– Камала, в пятницу ты сказала мне, что работала в тот вечер в супермаркете. Почему ты решила позвонить мне?

– По телевизору сообщили, что тогда пропала женщина. Меня это вроде как... обеспокоило. И еще я вспомнила, что видела... особенного человека. Поэтому и позвонила. – Камала умолкла на несколько секунд, а потом продолжила: – Он выглядел весьма... странно, я бы даже сказала, поразительно. Он стоял на парковке, когда я уезжала. Вокруг тьма кромешная, но я его заметила в свете фар. Он так необычно смотрел на свою машину! Правда, я наблюдала за ним всего пару секунд, пока проезжала мимо. Но этот человек произвел на меня сильное впечатление. Я о нем сразу вспомнила, когда услышала об исчезновении.

– В котором часу ты находилась на парковке?

– Около девяти.

– Хорошо. Итак, ты сказала, что он выглядел странно, даже поразительно. Опиши его, пожалуйста, как можно подробнее.

– Длинные светлые волосы. Нет, скорее золотистые. – Камала вздохнула. – Темные глаза. Усы. Ни высокий, ни низкий, нормального телосложения. На нем был длинный плащ типа пыльника. Светлый, наверное, хлопчатобумажный. Такие обычно носят ковбои.

Мерси представила себе длинноволосого мужчину в длинном плаще, стоящего на парковке у супермаркета. Действительно непривычная для Калифорнии картина.

– Возраст? – спросила она.

– Лет двадцать – тридцать. А его глаза... Я хорошо запомнила их. Влажные и грустные глаза. Этот человек был похож на фотомодель. Вот о чем я сразу подумала! Я всегда замечаю красивые лица. Я считаю, что всему есть свои причины, и я увидела его не случайно! Все закономерно в нашем мире!

Мерси оставила последний афоризм без внимания; ее мало занимали взгляды Камалы. По мнению Мерси, все обстоятельства зависят от самого человека. К тому же Рэйборн уловила противоречие в рассказе девушки: каким образом она разглядела "влажные и грустные глаза", проезжая мимо в темноте? Притом мужчина даже не смотрел на нее.

– То есть более странной была твоя реакция, чем сам вид этого типа?

– Вполне возможно. Если обернуть все, как вы говорите...

– Почему он показался тебе поразительным? – быстро спросила Мерси.

– Отчасти из-за его внешности и... – Камала лежала неподвижно и молчала. Так прошла целая минута. Затем девушка громко вздохнула и встряхнула головой. – Просто потрясающе! Вы не поверите, о чем я сейчас подумала! Боже мой!

О, Мерси готова была поверить! Дурочка, тебе понравилось то, что ты увидела. И мужчина понравился! Может, ты обменялась с ним многозначительным взглядом или даже словом?

Она посмотрела на Джоан, но внимание той было приковано к Камале.

– Понимаете, ну... как сказать? Только минуту назад я осознала, что... ну, в общем, он показался мне странным и поразительным потому, что я его видела не в первый раз.

Мерси выругалась про себя и вновь бросила взгляд на Джоан, брови которой приподнялись от удивления, а губы застыли в улыбке.

– Впервые я столкнулась с ним в супермаркете в Бреа, – продолжала Камала. – Он шел мимо отдела товаров для животных. Мы с девчонками уже собирались уходить, и тут видим: идет один, как и на парковке, даже плащ тот же. Боже, как странно, что это вдруг всплыло у меня в памяти. Видимо, ваш гипноз – чертовски сильная штука.

При слове "супермаркет" Мерси вздрогнула. Джоан посмотрела на нее и прошептала: "Есть!"

– Твое подсознание выдало накопленную информацию, – деловито проговорила психиатр, тоже начав делать заметки. – Это воспоминание беспокоило тебя, отчасти поэтому ты и позвонила Мерси.

– Теперь ясно... Вы абсолютно правы... Боже, как странно, – лепетала Камала.

– Значит, ты видела его раньше. – Голос Мерси не выказывал и толики волнения. Она могла совладать с собой в любой ситуации и сейчас оставалась внешне вполне спокойной. – Тогда, в Бреа, он просто прогуливался?

– Да, мимо зоотоваров. Медленно шел и посмотрел на меня.

Мерси ликовала в душе. Конечно, посмотрел! И ты ответила на его взгляд!

– Он что-нибудь сказал?

– Нет.

– Какое у него было выражение лица?

– Будто он увидел что-то забавное. Меня.

Джоан жестом попросила у Рэйборн слова.

– Он отреагировал на твой взгляд? – спросила она.

– Да.

Психиатр кивнула, призывая Мерси продолжать.

– А как ты посмотрела на него?

Последовала пауза.

– Даже не знаю, правда. Но я подумала, что он очень привлекателен, похож на модель, и он прочел восхищение на моем лице. Я словно насмешила его.

– Ты оглянулась, когда вы разошлись?

– Да. И он оглянулся.

– Но ты к нему не подошла?

– Не подошла.

– А твои подруги? – Мерси задавала вопрос за вопросом.

– Нет.

– Ты уверена?

– Совершенно уверена.

Мерси задумалась.

– Камала, что он делал, когда ты столкнулась с ним во вторник? Ты говоришь, он необычно смотрел на свою машину? Что в этом было необычного?

– Он стоял, упершись руками в бока, и оглядывал машину с недовольством, будто она забарахлила.

– Ты заметила какую-нибудь очевидную проблему? Может, спустило колесо? Или горели аварийные огни? Был открыт капот?

– Ничего такого.

– Ты обратила внимание на марку машины?

– Наверное, "мерседес" или "БМВ", хотя я не уверена. Вроде белого цвета.

Мерси записала сказанное Камалой в блокнот и на минуту погрузилась в размышления.

– А с чего ты решила, что это его автомобиль?

– Да я и не... Я так предполагала до настоящего момента. В принципе он мог быть чьим угодно. Просто мужчина смотрел на него, будто пытаясь решить какую-то проблему.

Например, понять, установлена ли сигнализация? Мерси взглянула на Джоан, а та – на Мерси.

– Если мы вернемся к супермаркету вместе, ты покажешь, где стоял белый автомобиль и его "владелец"?

– Конечно, покажу. Это было возле закусочной, в центре парковки.

Мерси взялась за ручку.

– Камала, а он видел тебя в тот второй раз, в Лагуна-Хиллз?

– Нет.

– Ты не подъехала к нему? Не опустила окно, чтобы предложить ему свою помощь или...

– Я же сказала, нет.

Доктор Кеш покивала.

– Хорошо, хорошо, Камала. Ты поможешь нашей художнице нарисовать портрет этого человека?

– Ладно. Я теперь ясно вижу его лицо.


Содержание:
 0  Час печали : Джефферсон Паркер  1  2 : Джефферсон Паркер
 2  3 : Джефферсон Паркер  3  4 : Джефферсон Паркер
 4  вы читаете: 5 : Джефферсон Паркер  5  6 : Джефферсон Паркер
 6  7 : Джефферсон Паркер  7  8 : Джефферсон Паркер
 8  9 : Джефферсон Паркер  9  10 : Джефферсон Паркер
 10  11 : Джефферсон Паркер  11  12 : Джефферсон Паркер
 12  13 : Джефферсон Паркер  13  14 : Джефферсон Паркер
 14  15 : Джефферсон Паркер  15  16 : Джефферсон Паркер
 16  17 : Джефферсон Паркер  17  18 : Джефферсон Паркер
 18  19 : Джефферсон Паркер  19  20 : Джефферсон Паркер
 20  21 : Джефферсон Паркер  21  22 : Джефферсон Паркер
 22  23 : Джефферсон Паркер  23  24 : Джефферсон Паркер
 24  25 : Джефферсон Паркер  25  26 : Джефферсон Паркер
 26  27 : Джефферсон Паркер  27  28 : Джефферсон Паркер
 28  29 : Джефферсон Паркер  29  30 : Джефферсон Паркер
 30  31 : Джефферсон Паркер  31  32 : Джефферсон Паркер
 32  33 : Джефферсон Паркер  33  34 : Джефферсон Паркер
 34  35 : Джефферсон Паркер  35  36 : Джефферсон Паркер
 36  37 : Джефферсон Паркер  37  38 : Джефферсон Паркер
 38  39 : Джефферсон Паркер  39  40 : Джефферсон Паркер
 40  41 : Джефферсон Паркер  41  42 : Джефферсон Паркер
 42  43 : Джефферсон Паркер    



 




sitemap