Детективы и Триллеры : Триллер : 7 : Джефферсон Паркер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




7

С утра пораньше пришли пустые отчеты о снятии денег из банкоматов. Хесс не был удивлен, ведь похититель явно не интересовался деньгами своих жертв. Разве что наличными, которые исчезли из сумочек. Но даже это могло положительно повлиять на решение о смертном приговоре, если дело будет раскрыто.

Тестирование почвы еще не завершилось. Хесс помогал Айку разобраться с противоугонными системами в машинах Кейн и Джилсон. У Джанет Кейн вообще не стояла сигнализация. Наклейка на окне извещала о том, что автомобиль защищен электронным замком и радиосигналом. А это означало, что можно с легкостью угнать тачку без ключа. Так что спокойно выбиваешь стекло и залезаешь внутрь.

С машиной Джилсон все обстояло иначе. Она была оборудована автоматическим замком и громкой сиреной, которая включалась, если дернуть за ручку двери. Сигнализация функционировала нормально, Хесс и Айк не обнаружили никаких сбоев. Возможно, кто-то и разорвал контакт, а затем сменил провода (без этого сигнализация не смогла бы вновь работать), только какой же смысл потерять столько времени, чтобы потом бросить машину?

Айк сконцентрировал внимание на маленькой детали. Его глаза сверкали, а тонкие светлые волосы непослушно падали на лоб, как у сосредоточенного на уроках мальчика. Хессу хотелось, чтобы к нему вернулась юность и он стал бы таким, как Айк.

– Это прокладка проводов и последовательный модуль, сэр. Механизм можно дезактивировать вот этим рычагом. Видите желтый провод и кнопку? Они отвечают за вход в автомобиль. Коричневая кнопка – для дверцы водителя, серая – для остальных дверей, черная – базовая.

– Ну и?

– Все отменно работает! Реле, переключатели, резисторы в отличном состоянии. Это означает две вещи. Во-первых, он мог заполучить ключи Джилсон, открыть автомобиль, а затем вернуть их. Это несложно сделать, например, работнику парковки. Но с другой стороны, тогда ему не понадобилась бы фомка, а мы нашли следы на окнах. Кстати, классная идея с ломом! Как она пришла вам в голову? Фомка – устаревшая штука, поэтому о ней никто и не вспоминает.

– Я тоже устаревший.

– Я рад этому. Итак, служащему на парковке человеку было бы легко провернуть операцию с ключами. А любому другому? Конечно же, нет. Дело в том, что эту систему чертовски трудно вывести из строя. Она сконструирована таким образом, чтобы даже взломщики кодов с ней не справились. Секретный номер меняется каждый раз, когда вставляется ключ в замок. Может, он принес специальное устройство, дезактивирующее сигнализацию, но почему он тогда просто не открыл дверь? Не понимаю!

Хесс кивнул, так как тоже не понимал.

– Значит, не было никакого устройства. Или оно не сработало.

– Но он и не взламывал сигнализацию. – Айк пожал плечами. – Хорошие воры, например, поднимают капот и вырубают сигнал, успевший прозвучать не больше раза-двух. Обычно они идут на дело в паре. Но так остались бы следы, а их нет. Ничто не указывает на применение силы, кроме царапин от лома. Видимо, этот парень выключал сигнализацию электронным путем, а затем применял фомку, чтобы открыть дверь. Только так он мог забраться в машину посреди парковки у супермаркета. Вокруг люди, охрана. А есть и два других решения нашей головоломки: жертва забыла включить сигнализацию или, зная своего похитителя, сама впустила его.

Хесс вздохнул. На секунду у него помутнело в глазах.

– Потрясающе, иногда люди о многом забывают...

– Аминь. Покончим с этим.

Хесс уже прочел бумаги о Джилсон и Кейн. При жизни эти две женщины не пересекались. Никаких общих друзей, разные работы. Города, где они росли, далеко отстояли друг от друга. Объединяли их разве что служба, отвечающая за газ и свет, и клуб автолюбителей, в который входили миллионы людей штата. Но Тим понимал, что везде может таиться что-то неизвестное: иногда точки соприкосновения все же существуют, но их очень непросто отыскать. Главное – понять жертв, влиться в их жизнь и посмотреть на все изнутри.

– А мог он соорудить особенное устройство? Своего рода универсальную электронную отмычку, подходящую для всех конструкций и моделей?

Брови и плечи Айка чуть приподнялись и вновь опустились.

– Да, такие подонки постоянно что-то изобретают. Только этим и занимаются. Нужно быть чертовым гением, чтобы их раскусить.

Айк положил модуль на пол и встряхнул головой, вновь пытаясь убрать с лица непослушные волосы.

– Я еще раз осмотрю все внутри, сэр.

– Удели максимум внимания месту за водительским сиденьем.

– Да, сэр.

Хесс посмотрел на разобранный "БМВ" Джанет Кейн.

– Сэр? Я хочу пожелать вам удачи во всем. Здорово, когда рядом такой устаревший парень, как вы.

Тим улыбнулся. Из-за химиотерапии ему казалось, что его губы слишком малы, а зубы огромны.

– Спасибо, Айк. Я рад быть здесь.

* * *

Он остановил машину у домика Джанет Кейн в Лагуна-Бич. Это было деревянное строение примерно 1930 года, белое, с серой отделкой. Перед затененной верандой располагался красивый цветник. У входной двери стояло два плетеных стула. На земле валялся свернутый садовый шланг с разбрызгивателем на конце. Газон был аккуратно выложен речными камнями, из-под которых пробивались ярко-красные лобелии и белые бурачки.

Хесс взял папки с делами о двух пропавших женщинах и вышел из автомобиля. В воздухе пахло цветами. Поднимаясь по ступенькам, Тим остановился и вновь взглянул на сад. Он был иссушен августовским солнцем и потихоньку погибал. Хесс включил шланг, взял почту Кейн из ящика и шагнул через порог.

Внутри он по-настоящему окунулся в жизнь Джанет. Все здесь свидетельствовало о ее вкусе: полы из твердой древесины, бледно-зеленые стены, немногочисленная, но шикарная французская мебель с витыми ножками, картины, скульптуры, масса книг по искусству, красный пластмассовый телевизор с семидюймовым экраном, маленькая, но светлая кухня, выложенная квадратиками черно-белой керамики, как у самого Хесса. Он заметил, что на кухне висит нарисованный план гостиной, а в гостиной – кухни. В деле говорилось, что Джанет была торговым представителем нью-йоркского издательства книг по искусству.

Хесс нажал кнопку на автоответчике и установил предельную громкость.

"Джанет, это Дейл. Мы только что получили заказ на 1500 экземпляров Сезанна, и во многом благодаря тебе. Захотелось сообщить тебе об этом первой. Скоро увидимся".

Хесса охватил гнев. Тот, кто расправился с Джанет, даже и не представлял себе, что она – творческая личность, жизнерадостная и неординарная. Мерзавец не видел ничего, кроме ее внешности. Возможно, поначалу не знал ее имени. Хесс посмотрел на фото в рамке, стоявшее на книжной полке, – Джанет Кейн с двумя подружками примерно ее возраста веселятся на какой-то вечеринке, возможно, по поводу открытия выставки или презентации. Джанет в центре. Наверное, самая смелая и рисковая в этой компании, смешливая, готовая к приключениям и авантюрам, открытая для всего нового.

"Здорово, Джан, это снова Пит. Просто проверка. Надеюсь, мы поужинаем в пятницу? Жду встречи. Оставайся на связи, пока".

Спальня пахла женщиной. Здесь было прохладно и темно, так как комната располагалась в тени деревьев. Кровать оставалась незаправленной. На ночном столике, рядом с часами, стояла чашка с недопитым кофе. Взгляд Хесса задержался на потолке. Кое-что привлекло его внимание. Он включил свет, затем выключил. К люстре Джанет Кейн подвесила светящиеся звезды из пластика: похожие бывают в детских комнатах. Ребенок в душе, человек с милым чувством юмора покинул этот дом навсегда. Хесс тяжело вздохнул.

"Привет, Кейн-милашка, это Сью-веселушка, ты дома, или как? Ну-ка подними трубочку. Поднимииии... Ну ладненько, значит, давай встретимся в кафе "Зулу" сегодня вечерком. Мне надо рассказать тебе о прошлом воскресенье. А еще я хочу послушать о твоем противном Пите. Целую тебя, дорогуша..."

"Салют, Джан, это Пит. Сегодня четверг, знаю, ты работаешь, но позвони мне. Нужно срочно решить насчет пятницы. Есть о чем поговорить. Пока".

"Джан, снова я, Пит. Звони сегодня на 555-4459. До связи!"

Рэйборн уже допросила Пита Картера. Судя по ее записям, он был опечален, потрясен и не попал под подозрение. По словам Пита, всю ту ночь он провел в местных барах. Рэйборн проверила информацию, и она подтвердилась. Пит пользовался популярностью – люди в округе очень хорошо знали его. Голос Картера на пленке звучал искренне, наверное, даже чересчур. Кто знает, может, поэтому Рэйборн и не заподозрила его с самого начала?

Хесс снова зажег свет, сел на кровать и просмотрел почту Кейн. Счета. Рекламные рассылки. Приглашения на мероприятия, связанные с искусством. Конверт с небрежно нацарапанным обратным адресом Пита Картера. В заметках Рэйборн также говорилось, что родители Кейн приехали сюда на следующий день после того, как Сью подала заявление об исчезновении подруги. Дом принадлежал Джанет. Хесс мельком подумал, оставила ли она завещание и могла ли предположить, что покинет этот мир раньше родителей.

"Где-то в самой глубине души я уверен, что они все еще живы".

Хесс старался верить в это. Однако количество крови, обнаруженной в лесу, было несовместимо с жизнью. Все решится в лаборатории после окончания теста. Образцы с места Джилсон вряд ли дадут вразумительные результаты: прошло слишком много времени. А вот земля с участка Кейн идеально подходит для исследований.

"Джанет, это Сэнди из "Прима принтерс". Твои карточки готовы и ждут тебя. Счастливо".

"Джанет Кейн? Звонит Брайан из "Ленс-Уайн-Сайт". Сегодня привезли твое любимое вино "Брунелло", по словам Стива, лучшее на свете. Оставили специально для тебя, если, конечно, тебя это еще интересует. Спасибо".

Хесс раздвинул створки шкафа и сразу почувствовал смешанный запах духов и кожи. Половина вещей была упакована в пластиковые пакеты из химчистки. Запестрели костюмы, брюки, нарядные платья и блузки, повседневная одежда. Несколько пар синих джинсов. В глубине шкафа висел кожаный корсаж с большими нержавеющими молниями. Все отделения для обуви заполняли туфли, босоножки, кроссовки... В специальной корзине лежали вещи для домашней стирки.

Хесс зашел в ванную комнату и заметил лекарства Джанет: просроченные антибиотики от кашля и мазь против сыпи. В душевой кабине он нашел мыло и средства для волос. Под раковиной Тим обнаружил вместительные бутылочки, которые Джанет вновь наполняла шампунем и кондиционером. Бережливая. Организованная. Экономная. Видимо, прекрасно справлялась со всем сама.

Конец сообщений.

Банковские извещения и чеки в картонной папке Хесс отыскал в другой спальне, точнее, в кабинете с кроватью для гостей. На текущем счете у Джанет лежало чуть больше 3000 долларов. На счете в сберегательном банке – 15 500 долларов, а на накопительном – 65 000 долларов. Да, для тридцатидвухлетней женщины дела у Кейн шли неплохо. Жила в хороших условиях. Пила дорогие вина. Откладывала деньги. У нее были друзья и хорошая работа. Поздно вечером решила пойти в супермаркет купить новый компакт-диск и молочко для снятия макияжа. Сходила!

Хесс просматривал чеки и записывал название гаража, где Джанет держала машину, имена ее парикмахера, садовника, водопроводчика, а также все, что казалось ему мало-мальски интересным и важным.

Он прочел в деле словесный портрет Джанет, данный торговцем обувью, последним из тех, кто видел Джанет: "Среднего роста, ни худая, ни полная, собранные на затылке темные волосы, черная юбка, белая блузка, двухдюймовый каблук". Конечно, он сразу же определил высоту каблука. Продавец заметил Джанет в 8.43. Хорошо одета. Одна. Мимо работника магазина за этот день прошли тысячи женщин, но он узнал Джанет по фото.

Хесс нашел описание Лаэл Джилсон, подтвержденное ее мужем, который в день ее исчезновения остался дома с детьми. Лаэл отправилась в супермаркет в синем шерстяном платье от Нордстром, в белых туфлях и с белой сумочкой. Волосы собраны белой заколкой. Белый шерстяной жакет она взяла с собой в машину.

И у нее собраны волосы!

Убрав счета и чеки, Хесс положил папку на место. Почту Хесс бросил на кухонный столик, рядом с пачкой "Паблишерз уикли" и набором, состоящим из кувшина, сахарницы, баночек для соли и перца. Все это было черно-белой окраски, "под коровку".

Кич.

Искусство.

Функциональная красота.

Высокие каблуки и собранные волосы.

Хесс прошел в гостиную, сел на большой красный диван, положил голову на руки и задумался о Джанет Кейн. Отдохнув, снова задумался. Черно-белый пол по непонятным причинам был ему неприятен.

На минуту Хесс переключился на самого себя, представляя, как в его организме умирают дурные клетки, а здоровые размножаются со стремительной скоростью. Доктор сказал, что сейчас беспрестанно идет битва за его жизнь.

Потом Тим Хесс встал, покинул дом и захлопнул за собой дверь. Он выключил воду в саду и пошел к машине по дорожке, обсаженной белыми и пурпурными цветами.

– Мы уже закрывались, – рассказывал служащий обувного магазина Дрю Аллен, двадцатидвухлетний студент местного колледжа. – Я почти закончил дела, и тут появилась она, так как ближайший выход к парковке лежит через наш магазин. Интересная женщина. Лицо очень красивое. Она оглянулась, увидела, что я смотрю на нее, и улыбнулась. Такое не часто случается. Большинству женщин не нравится, когда на них пялятся. А если тебе улыбается шикарная барышня, как такое забудешь? Я по крайней мере запомнил. Тогда я еще взглянул на часы – было ровно 8 часов 43 минуты. Вторник. На такой работе, как моя, часто фиксируешь какие-то мелочи. Я подумал, что всегда буду ждать ее в это время. Еще размечтался о том, как бы узнать, замужем ли она. Может, просто спросить? Но так ничего и не придумал. Теперь уж это не важно, правда?

Дрю Аллен не заметил никаких подозрительных людей.

Ничего особенного.

За исключением улыбки Джанет Кейн, за этот скучный рабочий день ничего интересного не произошло.

* * *

Робби Джилсон, в шортах и майке, открыл дверь и устало кивнул Хессу. Это был молодой мужчина приятной наружности, с короткой стрижкой, популярной среди серферов. Первая седина уже тронула его волосы на висках. Хесс заметил большие выпуклые мозоли на ногах Джилсона, появившиеся из-за многолетних занятий виндсерфингом. Робби был совладельцем компании по производству пляжной одежды. Компания называлась то ли "Чистый риск", то ли "Рискуй по полной!", Хесс точно не знал. Главное, у парня хватило мозгов не трогать машину жены!

– Дети в лагере до шести, – пояснил Робби.

Хесс не удивился, хотя и обрадовался тому, что муж Лаэл так быстро собрал вещи, о чем он его просил. Робби провел Хесса в библиотеку, напоминавшую холмистую местность. Рядом с высокими стеллажами и лестницами стоял огромный полированный стол, на котором располагались фотографии Джилсонов: Робби, Лаэл и детей. Хесс никогда не видел более милой семьи. Наверное, только такие приятные люди и могли жить в этом чудесном доме. Крепкая и дружная семья! Но как-то раз мама поступила легкомысленно: отправилась за покупками одна.

Робби принес Хессу фруктовый напиток и закрыл за собой дверь. Хессу в голову дул кондиционер, а из-за напитка зубы разболелись так, будто их выдирали клещами. Теперь, просматривая чеки и другие бумаги Лаэл, Хесс пытался найти связь с тем, что видел в доме Джанет Кейн. Тщетно. Единственное совпадение – адрес фирмы, продающей минеральную воду. Однако, позвонив туда, Хесс узнал, что поставка осуществлялась разными путями. Менеджер считал вполне возможным, что один и тот же водитель привозил воду в оба дома. Все новые водители поначалу заменяют более опытных агентов по доставке. Но, увы, сейчас уже нельзя установить, как производился развоз год или даже полгода назад, потому что раз в квартал все маршруты за неделю сводились в общее расписание. Узнать его можно по такому-то телефону. Хесс поблагодарил менеджера за терпение. Именно оно всегда выручало Хесса как на работе, так и в жизни.

Хесс немало удивился, обнаружив в коробке с различными бумагами дневник Лаэл. На желтой бумажке, приклеенной к обложке, ее муж написал: "Я никогда не заглядывал сюда, но вы прочитайте дневник, если это поможет делу. Р.Д."

Он открыл последнюю запись, сделанную красивым, аккуратным почерком Лаэл:

"2 июня. Днем осталась одна дома. Такое не часто бывает. Робби с детьми ушли к морю кататься на досках, а я отказалась. Слишком жарко, кажется, прямо печешься на солнце. Иногда мне нравится оставаться одной в доме. Только я. Кондиционер выключен, окна открыты. Передо мной бутылка любимого джина. Ни разговоров, ни шума. Ничего. Около часа я наслаждаюсь, а потом начинаю скучать по семье. Наверное, сама не могу долго себя развлекать. Конечно, это проблема, знаю, но я сделала свой выбор: воспитывать детей, а не развиваться самой. Робби говорит, что дети – не оправдание. С другой стороны, Робби никогда не жаловался на то, что у меня недостает "индивидуальности", на то, что я до конца не сформировалась как личность. Иногда я не понимаю, за что он любит меня. Вот сегодня, например, смотрю на весь этот рай, окружающий меня, и сожалею, что не заслуживаю его. Интересно, вправду ли существует карма и действительно ли есть особая справедливость? Ведь тогда однажды ты лишишься всего, чего не заслужил. И еще одно: если ты имеешь больше, чем заслужил, то почему бы и не отнять у тебя больше, чем ты имеешь? Ладно, хватит, уже прилично выпито и выкурено. Последняя затяжка, и я закругляюсь. До новых встреч! Спасибо, Господи, за все те блага, что Ты дал мне. Мне нравится моя жизнь!"

Хесс закрыл дневник, положив свои большие пальцы поверх кожаного переплета. Ему вдруг безумно захотелось выкурить сигаретку, однако врачи запретили курить после операции на легком. Первые две недели без курева казались Хессу невыносимыми, однако он всегда находил выход из затруднительного положения. Каждый раз, когда у него возникало желание курить, он проводил рукой по шраму, идущему от плеча до ребер. Пятидесяти лет курения было достаточно, чтобы заработать рак. Хесс начал в пятнадцать, следуя примеру своего брата. Он понимал, что если бы бросил лет тридцать назад, то, возможно, избавил бы себя от ужасной боли и сохранил пару лет жизни. Однако теперь это не имело никакого значения.

Тим подумал о шраме под рубашкой и посмотрел на фотографию Лаэл Джилсон. Он представил себе, как Лаэл, связанная веревкой, перекинута через ветвь дуба. Вот она висит вниз головой, мягкий изгиб ее тела чуть различим во тьме, руки заведены за спину и крепко связаны, кровь течет из горла и капает на землю. А волосы эти две женщины собрали сами. Нет, это не случайно! Он искал именно их, хотел именно их, притом хотел непреодолимо! Собранные волосы что-то означают. Теперь Хесс проигрывал в голове сцену с Джанет Кейн, потом с ними обеими...

Ужасающие зрелища! Хесс научился прощать себе эту слабость к воображаемым сценам. Нередко его огорчала привычка воображать подобные кошмары, хотя она помогала ему как детективу. Но Хесс уже не мог избавиться от увиденного, равно как и от своих впечатлений. Память – расплата за мастерство полицейского.

В целом Тим считал, что характер и склонности даны нам от рождения. Он еще не встречал человека, которому полностью удалось бы создать себя. Поэтому Хесс был уверен в том, что правильно понимает истинную природу зла. Оно появлялось на свет вместе с личностью.

Через некоторое время Робби провел Хесса в спальню, находившуюся этажом выше. Из окон открывался чудесный вид на запад и на юг. Одна из стен была зеркальной и отражала тот же вид, только перевернутый. В зеркале Хесс увидел остров Каталина, лежащий далеко отсюда.

– Вы ведь хотите узнать ее? – нарушил молчание Робби. – Увы, я не могу передать вам ее образ. Не могу рассказать о ней в двух-трех словах, показать несколько фотографий и объяснить, какая она.

Джилсон говорил о жене как о живой. "Он так и не смирился с ее смертью, не принял ее", – подумал Хесс. На месте Робби он, наверное, вел бы себя так же. Ему очень хотелось ошибиться, хотелось верить, что Лаэл и Джанет не мертвы...

Хесс и Робби стояли на балконе. Дневной бриз пробирал Тима до костей.

– Я пытаюсь найти что-то общее между вашей женой и второй женщиной, Джанет Кейн. Может, их жизни как-то связаны? Почему похититель выбрал именно их?

– Из-за их красоты.

– А что лучше всего в вашей жене?

– Лицо. Осанка.

– А в ее характере?

– Жизнерадостность. Она... была счастлива и не скрывала этого. Я никогда не встречал такого веселого, открытого человека! Мне повезло, что я стал ее мужем. Она обожала все, что окружало ее, а рядом с ней и другие начинали любить жизнь. Но Лаэл всегда помнила о конце. Она не была глупой, легкомысленной и пустой. Но не была и мрачной, циничной, не искала во всем плохое. Лаэл не упускает возможности чему-нибудь порадоваться.

Хесс задумался над его словами. Прошло полгода, а Робби еще сбивается с прошедшего на настоящее время, говоря о пропавшей жене. Именно неопределенность ломает людей, и Хесс нередко наблюдал это. Если тело найдено, ты знаешь наверняка, что человек мертв. Конечно, это горе. Но с горем со временем справляются. А неизвестность и тайна разъедают душу, как кислота.

Джилсон обернулся и посмотрел на Хесса. Его лицо было злым и решительным: казалось, сейчас он способен на любой поступок.

– Я почуял его! – взволнованно воскликнул Робби.

Сердце Хесса учащенно забилось.

– Я другим копам не говорил, потому что они меня не спрашивали. Знаете парня по фамилии Кемп? Из-за таких паршивцев люди и ненавидят полицейских. Так вот, Лаэл исчезла в четверг вечером. В пятницу утром нашли машину и вызвали меня. Когда я сел, чтобы перегнать ее, то почувствовал его запах.

– Преступника? Ну?!

– Легкий, почти выветрившийся запах одеколона или лосьона после бритья. Очень слабый. Но я запомнил! Учуял гада! Если когда-нибудь встречу его – убью!

Хесс кивнул:

– Я бы тоже не прочь. Только вот в тюрьме несладко.

– Я готов потом отсидеть. Оно того стоит. Я бы все отдал, лишь бы продырявить ему голову.

– Мечтать приятнее, чем убивать на самом деле.

Хесс взглянул на запад и увидел дома, желтеющие предгорья, чистые заасфальтированные дороги и резкие очертания синего океана, уходящего за горизонт. Робби все еще оставался в раю, только его Ева ушла.

Можно бы воскликнуть: "Как несправедливо!" Только за свою жизнь Хесс уже миллион раз повторял эту фразу. Истина успела обесцениться.


Содержание:
 0  Час печали : Джефферсон Паркер  1  2 : Джефферсон Паркер
 2  3 : Джефферсон Паркер  3  4 : Джефферсон Паркер
 4  5 : Джефферсон Паркер  5  6 : Джефферсон Паркер
 6  вы читаете: 7 : Джефферсон Паркер  7  8 : Джефферсон Паркер
 8  9 : Джефферсон Паркер  9  10 : Джефферсон Паркер
 10  11 : Джефферсон Паркер  11  12 : Джефферсон Паркер
 12  13 : Джефферсон Паркер  13  14 : Джефферсон Паркер
 14  15 : Джефферсон Паркер  15  16 : Джефферсон Паркер
 16  17 : Джефферсон Паркер  17  18 : Джефферсон Паркер
 18  19 : Джефферсон Паркер  19  20 : Джефферсон Паркер
 20  21 : Джефферсон Паркер  21  22 : Джефферсон Паркер
 22  23 : Джефферсон Паркер  23  24 : Джефферсон Паркер
 24  25 : Джефферсон Паркер  25  26 : Джефферсон Паркер
 26  27 : Джефферсон Паркер  27  28 : Джефферсон Паркер
 28  29 : Джефферсон Паркер  29  30 : Джефферсон Паркер
 30  31 : Джефферсон Паркер  31  32 : Джефферсон Паркер
 32  33 : Джефферсон Паркер  33  34 : Джефферсон Паркер
 34  35 : Джефферсон Паркер  35  36 : Джефферсон Паркер
 36  37 : Джефферсон Паркер  37  38 : Джефферсон Паркер
 38  39 : Джефферсон Паркер  39  40 : Джефферсон Паркер
 40  41 : Джефферсон Паркер  41  42 : Джефферсон Паркер
 42  43 : Джефферсон Паркер    



 




sitemap