Детективы и Триллеры : Триллер : Четвертое июля 4 Of July : Джеймс Паттерсон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  7  14  21  28  35  42  49  56  63  70  77  84  91  98  105  112  119  126  133  140  147  154  161  168  175  182  189  196  203  210  217  218  219

вы читаете книгу

Респектабельный курортный город захлестнула волна жестоких убийств. Их жертвы – состоятельные пары с детьми-подросткам и. Всех перед смертью подвергли пыткам, со всеми расправились одинаковым способом, но ни одну из жертв не ограбили.

Кто и почему совершил эти чудовищные преступления?

Линдси и ее подруги – лучшая команда по расследованию убийств со времен Шерлока Холмса и доктора Ватсона – начинают собственное расследование и приходят к неожиданному выводу: если не остановить преступников, то следующей жертвой может стать сама Линдси…

Выражаем признательность капитану Ричарду Конклин из полицейского управления Стэнфорда, штат Коннектикут, и доктору Хэмфри Германиуку из округа Трамбелл, штат Огайо, известному патологоанатому и блестящему специалисту по судебной медицине, за их щедрую помощь и поддержку. Наша особая благодарность Микки Шерману, адвокату по уголовным делам, чьи мудрые советы часто помогали нам в работе. Мы также благодарим Ферн Гальперин, Элли Шертлефф, Линду Дьюи и Линн Коломелло за большой исследовательский труд, который они проделали как в реальной жизни, так и во Всемирной Паутине.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВСЕМ ПЛЕВАТЬ

ГЛАВА 1

Это было в выходной день, около четырех часов утра. Голова у меня кипела как котел, когда Джейкоби рывком остановил машину перед «Лоренцо» – дешевым отелем, расположенным в Тендерлойне, одном из самых мрачных и убогих районов Сан-Франциско, куда почти не заглядывало солнце.

На улице стояло три патрульных автомобиля, и Конклин, старший офицер, уже огораживал подъезд лентой.

– Ну, что тут у вас? – спросила я.

– Белый парень, лейтенант. Лет шестнадцати, пучеглазый и в меру прожаренный, – сообщил Конклин. – Двадцать первая комната. Никаких следов взлома. Труп лежит в ванне, как и в прошлый раз.

На лестничной площадке пахло мочой и рвотой. Лифтов здесь не было, так же как горничных и коридорных. Местные жители попрятались по своим углам, лишь одна молоденькая проститутка с серой, как пепел, кожей приблизилась к нам и отозвала Джейкоби в сторону.

– Дайте мне двадцать долларов, – попросила она. – Я записала номер машины.

Джейкоби протянул ей десятку и получил взамен клочок грязной бумаги. Повернувшись к портье, он стал расспрашивать о жертве:

– Кто к нему приходил? Номер кредитной карты? Соседи?

Я обошла вокруг спавшего на ступеньках наркомана и поднялась на второй этаж. Дверь в двадцать первую комнату была открыта, и на страже стоял полицейский-новобранец.

– Добрый вечер, лейтенант Боксер.

– Сейчас уже утро, Керести.

– Да, мэм, – кивнул он и отступил в сторону.

В номере – каморке двенадцать на двенадцать футов – было темнее, чем в коридоре. Короткое замыкание выбило пробки, и занавески на окнах белели точно привидения. Я стала пробираться через комнату, стараясь ни на что не наступить и заодно прикинуть, что здесь можно считать уликой, а что нет. Вокруг слишком много вещей и мало света.

Я включила фонарик и посветила на разбитые пузырьки, матрац с засохшей кровью, кучу старой одежды и рассыпанный по полу хлам. В углу помещалось что-то вроде кухоньки с теплой еще плитой и сваленными в раковину лекарствами.

Воздух в ванной комнате был спертым, почти удушливым. Луч фонаря упал на электрический шнур, торчавший из розетки возле раковины и тянувшийся мимо унитаза к ванне.

Проследив за ним, я увидела голое тело. Сердце у меня сжалось. Худенький паренек с тощей безволосой грудью – он полусидел в ванне с выпученными глазами и мыльной пеной, пузырившейся в ноздрях и во рту. Под водой поблескивал старый металлический тостер, к которому был подключен шнур.

– Проклятие, – пробормотала я, когда в комнату вошел Джейкоби. – Опять то же самое.

– Да, прожарился он здорово, – буркнул тот.

Как начальнику отдела по расследованию убийств мне не следовало заниматься оперативной работой детектива. Но в подобных случаях я просто не могла оставаться в стороне.

Еще один мальчишка погиб от электрического тока. Почему? Кто он – случайная жертва или тщательно выбранная цель? Я представила жуткую картину – парнишка бьется в судорогах в переполненной ванне, пока разряд электричества не парализует ему сердце.

Вода на полу намочила мои брюки. Я подняла ботинок и толчком ноги закрыла дверь, уже догадываясь, что мне предстоит увидеть. Створка громко заскрипела на визгливых петлях, не ведавших, что такое смазка.

С обратной стороны двери красовалась намалеванная краской надпись. Во второй раз за последнюю неделю я читала эти чертовы слова:

ВСЕМ ПЛЕВАТЬ

ГЛАВА 2

Все могло бы сойти за очередное самоубийство – разве что чуть более зловещее, чем обычно, – если бы не отсутствие баллончика с краской. В соседнюю комнату вошли Чарли Клэппер и его команда и принялись бодро распаковывать оборудование. Я отступила в сторону, чтобы дать фотографу запечатлеть труп, и вытащила шнур из розетки.

Чарли заменил пробки.

– Слава тебе, Господи, – сказал он, когда в номере вспыхнул яркий свет.

Я просматривала одежду жертвы – никаких документов не было, – когда в дверях появилась Клэр Уошберн, моя лучшая подруга и главный судебно-медицинский эксперт города Сан-Франциско.

– Просто ужас, – вздохнула я. Клэр мне ближе, чем родная сестра, это теплый луч света в моей жизни. – Я едва сдержалась.

– От чего? – рассеянно спросила Клэр.

Я сглотнула застрявший в горле комок. Мне многое пришлось повидать на своей работе, но я никогда не могла привыкнуть к убийству детей.

– Надо спустить воду.

В ярком свете мертвый паренек выглядел еще более жалким. Клэр сгорбилась возле ванны, с трудом втиснув в узкую щель свое внушительное тело.

– Отек легких, – произнесла она, кивнув на розовую пену, скопившуюся в ноздрях и уголках губ. Потом обратила внимание на припухшие губы и круги вокруг глаз. – Его слегка «обработали» перед тем, как включить ток.

Я указала на глубокую ссадину, тянувшуюся поперек скулы.

– А это что?

– Хочешь знать мое мнение? След от выключателя на тостере. Похоже, они приложились им к лицу парнишки перед тем, как бросить его в воду.

Рука подростка лежала на краю ванны. Клэр мягко подняла ее и перевернула ладонью кверху.

– Тело пока не окоченело. Он умер менее шести часов назад. Особых примет нет. – Она провела рукой по тусклым волосам мальчика и приподняла его распухшую губу. – Давно не был у зубного. Вероятно, сбежал из дома.

– Наверное.

На минуту мы обе замолчали.

– О чем задумалась, сердце мое?

– О том, что у меня еще один Джон Доу.

Я говорила о бездомном подростке, которого убили примерно в таком же месте десять лет назад, когда я только начинала заниматься расследованием убийств. Один из самых трудных случаев за всю мою карьеру, и я всегда вспоминала о нем с горечью и болью.

– Мы выясним об этом пареньке больше, когда я сделаю вскрытие, – пообещала Клэр.

Джейкоби просунул голову в дверь.

– Свидетель говорит, что это был «Мерседес», – сообщил он. – Черного цвета.

В прошлый раз на месте преступления тоже видели «Мерседес». Я улыбнулась, почувствовав прилив надежды. Да, я все принимала близко к сердцу. Хотела найти мерзавца, который убил мальчишек, и засадить его за решетку прежде, чем он сделает это снова.

ГЛАВА 3

После кошмара в отеле «Лоренцо» миновала неделя. В лаборатории все еще просеивали бесконечный мусор, найденный в двадцать первой комнате, а три цифры в номере машины, который якобы заметила свидетельница, оказались либо ошибкой, либо выдумкой. Каждое утро я просыпалась в скверном настроении, размышляя о том, что у меня по-прежнему нет ни одной зацепки.

Убитые дети не выходили у меня из головы, когда я направлялась на дружескую встречу в кафе «У Сьюзи» – симпатичное заведение с яркими стенами, размалеванными в тропические цвета, и острой, но вкусной карибской кухней.

Для меня и моих подруг – Джилл, Клэр и Синди – это место стало чем-то вроде уютной штаб-квартиры. Мы говорили обо всем начистоту, не обращая внимания на звания и ранги и экономя бездну времени на бюрократической волоките. Вчетвером мы могли раскрыть трудное дело, не вставая из-за стола.

Я увидела Синди и Клэр на «нашем месте» в дальнем углу зала. Клэр слушала Синди и заливалась смехом, что случалось довольно часто. Клэр любила посмеяться, а Синди, которую считали первоклассным уголовным репортером в «Кроникл», была прекрасной юмористкой. Джилл, разумеется, отсутствовала.

– Я тоже хочу послушать, – произнесла я, опустившись на стул рядом с Синди.

На столе стояли графин с «Маргаритой» и четыре бокала, два из них пустые. Я налила себе коктейль и взглянула на своих подруг, чувствуя, как между нами устанавливается почти мистическое взаимопонимание – результат многолетних общения и дружбы.

– Кажется, тебе нужно срочное переливание, – сострила Клэр.

– Верно. Если не возникнет проблем с четвертой группой.

Я глотнула ледяной напиток и стала листать толстую газету, лежавшую возле локтя Синди, пока не нашла небольшую заметку, затерянную вместе с прогнозом погоды на семнадцатой странице: «Расследование убийства в Тендерлойне».

– Думала, это вызовет больше интереса, – пробормотала я.

– Смерть в трущобах редко попадает в заголовки новостей, – сочувственно заметила Синди.

– Знаете, что странно? – воскликнула я. – Складывается впечатление, что у нас слишком много информации. Семь тысяч страниц. Волосы, ткань, образцы бесполезной ДНК с ковра, который не чистили с тех пор, как Никсон ходил в школу. – Я прервала свои жалобы, чтобы снять с головы резинку и встряхнуть волосами. – И хотя фактов у нас столько, что можно поставить на уши Тендерлойн, все, что мы имеем, – это одна жалкая зацепка.

– Дерьмовое дельце, Линдси, – согласилась Синди. – Шеф держит тебя за задницу?

– В том-то и дело, что нет. – Я постучала пальцем по маленькой заметке. – Как говорит убийца, всем плевать.

– Спусти пар, малышка, – посоветовала Клэр. – Рано или поздно ты разберешься с этим парнем. Так всегда случается.

– Ладно, хватит об этом. Джилл намылила бы мне голову за нытье.

– Она говорит: «Все в порядке», – хмыкнула Синди, кивнув на пустой стул.

Мы подняли бокалы и чокнулись.

– За Джилл! – произнесли мы.

Синди наполнила бокал Джилл, и мы обнесли его по кругу в память о Джилл Бернхардт, помощнице прокурора и нашей замечательной подруге, погибшей несколько месяцев назад. Нам ее безумно не хватало, и мы не скрывали это. Через пару минут официантка Лоретта принесла еще кувшин «Маргариты».

– Ты сегодня в ударе, – заметила я Синди, которую распирало от желания выложить новости.

Она познакомилась с новым парнем, хоккеистом, игравшим за «Акул» из Сан-Хосе, и теперь сияла от удовольствия. Клэр и я начали выпытывать у нее подробности, но тут музыканты заиграли регги, и скоро мы уже громко распевали песню Джимми Клиффа, постукивая кольцами по своим бокалам.

Когда я с головой погрузилась в переулки Маргаритавилла,[1] у меня зазвонил мобильник. Это был Джейкоби.

– Выходи на улицу, Боксер. Я в квартале от тебя. Мы напали на след «Мерседеса».

Конечно, следовало ответить: «Поезжай один, моя смена закончилась», – но это было мое дело. Я бросила на стол несколько купюр, поцеловала на прощание девочек и помчалась к двери. Кое в чем убийца ошибался. Не всем было наплевать.

ГЛАВА 4

Я открыла дверцу нашего скромного серого «шевроле» и села рядом с водителем.

– Куда едем? – спросила я у Джейкоби.

– В Тендерлойн, – ответил он. – Там видели черный «Мерседес». Не слишком подходящая машина для такого места, правда?

Раньше детектив Уоррен Джейкоби являлся моим напарником. Мое повышение по службе он пережил спокойно, хотя был на десять лет старше меня и считался более опытным сотрудником. Иногда мы работали вместе, и я обращалась с ним как с другом, а не подчиненным.

– Я немного поддала в кафе.

– Пиво?

– «Маргарита».

– Немного – это сколько? – Он повернул ко мне свою большую голову.

– Полтора бокала, – ответила я, не упомянув про третий, который выпила за Джилл.

– Сможешь работать?

– Конечно. Я в порядке.

– Но за руль тебе лучше не садиться.

– А я и не собиралась.

– На заднем сиденье есть термос.

– Кофе?

– Нет. Ты можешь туда пописать, если хочешь, ведь у нас нет времени на туалет.

Я рассмеялась и взяла горячий кофе. Джейкоби был мастер грубоватых шуток. На углу Шестой и Мишн-стрит я заметила на платной стоянке черный «Мерседес».

– Уоррен, кажется, это наш приятель.

– Ты глазастая, Боксер.

Если не считать крутого скачка в моем кровяном давлении, на Шестой улице все было спокойно. Квартал состоял из обшарпанных магазинчиков с грязными витринами и пустых зданий, сдававшихся внаем. Несколько бродяг бесцельно слонялись по обочине или спали возле баков с мусором. Один из них тупо разглядывал роскошную машину.

– Надеюсь, никто не собирается угнать ее, – пробормотала я. – Это все равно, что поставить «Стейнвей» на свалку.

Я позвонила в участок, и мы заняли позицию недалеко от «Мерседеса». Введя в компьютер номер машины, я почти мгновенно получила результат. Автомобиль зарегистрирован на доктора Эндрю Кэйбота по адресу Телеграф-Хилл.

Я связалась с мэрией и попросила Кэппи проверить Кэйбота по базе данных НЦИП,[2] а потом перезвонить мне. Мыс Джейкоби приготовились ждать. Кто бы ни был этот доктор Кэйбот, он заехал в странное место. Обычно полицейское наблюдение – дьявольски нудное занятие, но сейчас я от нетерпения барабанила пальцами по приборной доске. Что за тип Эндрю Кэйбот? И какого черта он тут делает?

Минут через двадцать появилась машина для уборки улиц – ярко-желтая громадина, похожая на механизированного броненосца с оглушительным ревом и мигающими огоньками на бортах. Как обычно, она тяжело поползла вдоль тротуара. Бродяги начали разбегаться от бешено вращающихся щеток. Взметенный с тротуара мусор завертелся в тусклом свете фонарей.

Чистильщик протащился мимо, заслонив нам обзор, а когда исчез, мы с Джейкобом увидели, как в «Мерседесе» закрываются дверцы.

Автомобиль тронулся с места.

– Ну, пошло веселье, – усмехнулся Джейкоби.

Мы задержались на несколько секунд, чтобы пропустить бордовую «тойоту». Я сообщила по радио: «Мы преследуем черный «Мерседес», номер Кристофер Зоя Вашингтон Два Шесть Чарли, направляется по Шестой улице на север к Мишн-стрит. Просим поддержки в районе… а, черт!»

Вместо того чтобы плавно отделиться от бордюра, «Мерседес» вдруг рванул с места и на полном ходу помчался по улице обдав нас с Джейкоби комками свежей грязи.

ГЛАВА 5

Пока я с открытым ртом смотрела на огоньки машины, стремительно удалявшейся в ночную тьму, бордовая «тойота» аккуратно причалила к обочине и припарковалась прямо перед нашим бампером, загородив выезд.

Я схватила микрофон и заорала в громкоговоритель: «Немедленно освободите улицу! Прочь с дороги!»

– Вот дерьмо, – сказал Джейкоби.

Он высунул из окна «мигалку», включил сирену и резко вырулил на проезжую часть, задев «тойоту» по заднему крылу.

– Молодчина, Уоррен.

Мы пронеслись по перекрестку на Говард-стрит, и я объявила «код 33»,[3] чтобы очистить эфир от лишних разговоров.

– Мы направляемся на север по Шестой улице, к югу от Маркет-стрит, преследуем черный «Мерседес». Всем патрульным машинам, находящимся в нашем районе, просьба оказать помощь.

– Цель преследования, лейтенант?

– Арест подозреваемого в убийстве.

В моей крови зашкаливал адреналин. Мне не терпелось сцапать беглеца, и я молилась, чтобы мы не сбили по дороге кого-нибудь из прохожих. Перекресток на Мишн-стрит Джейкоби проскочил на красный свет, почти не сбавив скорость. В рации перекликались голоса патрульных, сообщавших о своем местонахождении.

Я надавила на воображаемые тормоза, когда на углу Маркет-стрит Джейкоби едва не протаранил чей-то «шевроле». Центральная улица города была забита автомобилями, трамваями и автобусами.

– Давай вправо! – крикнула я Джейкоби.

На развилке «Мерседес» резко затормозил и свернул на Тейлор-стрит. Мы почти повисли у него на «хвосте», но в темноте не могли разглядеть ни водителя, ни пассажира.

Шофер «Мерседеса» повернул на Эллис-стрит и промчался мимо отеля «Коронадо», где произошло первое убийство. Похоже, ему хорошо был знаком этот район. Он знал его как свои пять пальцев.

Обе машины неслись с сумасшедшей скоростью, визжа на поворотах тормозами, улицы мелькали как в калейдоскопе, а от воя сирены закладывало уши. Со всего маху, взлетев на склон холма, мы зависли в воздухе и после головокружительной паузы шлепнулись назад на землю. Но все напрасно – возле Ливенуорт дорогу перегородила пробка, и мы потеряли «Мерседес».

Я снова схватилась за микрофон и возблагодарила Бога, когда в рации раздался голос:

– Мы его видим, лейтенант. Черный «Мерседес» движется на запад по Терк-стрит, скорость семьдесят пять миль в час.

Еще один патруль заметил его на Хайд-стрит.

– Кажется, он направляется к Полк-стрит, – буркнула я.

– Да, я тоже так думаю, – произнес Джейкоби.

Мы уступили главную дорогу патрульным полицейским, обогнули «Кримс-Крамс пэлэс»[4] и рванули на север по Полк-стрит. От нее во все стороны расходились тупиковые аллеи. Я заглядывала в каждый переулок, пока мы пролетали мимо Уиллоу, Эллис и Олив-стрит.

– Смотри, вот эта сволочь! – крикнула я Джейкоби. «Мерседес», виляя на спущенной шине, проскочил театр «Братьев Митчелл» и свернул на Ларкин-стрит.

Джейкоби поддал газу, и я обеими руками вцепилась в приборную доску. «Мерседес» почти потерял управление, с трудом увернулся от стоявшего на обочине фургона, вылетел на тротуар и врезался в почтовый ящик. Металл заскрежетал по днищу, и автомобиль застыл, задрав нос кверху и едва не свалившись в сточную канаву.

Капот открылся, и оттуда повалил дым от перегретого радиатора. В воздухе потянуло жженой резиной и сладким запахом антифриза.

Джейкоби остановил машину, и мы бросились к «Мерседесу», выхватывая на ходу оружие.

– Руки за голову! – заорала я. – Быстро!

Беглецов вдавило в кресло подушками безопасности. Когда подушки сдулись, я разглядела их лица. Белые ребята, лет тринадцати или пятнадцати, оба перепуганные до смерти.

Мы с Джейкоби подскочили к дверцам и прицелились в разбитое стекло – а детишки заревели в голос.

ГЛАВА 6

Сердце прыгало у меня в груди, и я кипела от ярости. Доктора Кэйбота в машине явно не было, разве что мы имели дело с новым Дуги Хаусером.[5] В «Мерседесе» сидели наркоманы, угонщики или идиоты – а может, все сразу.

Я продолжала держать на мушке левое окно.

– Поднимите руки. Вот так. Коснитесь ими потолка. И ты тоже!

Слезы градом лились по щекам водителя – я с изумлением увидела, что это девочка. Короткая стрижка с розовыми «перьями», чистое лицо без пирсинга и макияжа – современный вариант панка по версии журнала «Севентин», точнее, его неумелая копия. Когда она подняла руки, я заметила, что ее черная футболка усыпана стеклянной крошкой. Шею девчонки украшала цепочка, на которой болтался жетон с ее именем.

Врать не стану, я наорала на нее. Эта дикая гонка нас чуть не угробила.

– Какого черта ты делаешь, Сара?

– Прости-ите, – захныкала она. – Я… у меня только ученическое удостоверение. Что вы со мной сделаете?

Я не поверила своим ушам.

– Ты удирала от полиции, потому что у тебя нет прав? О Господи!

– Он нас убьет, – пробормотал второй подросток, тощий мальчишка, висевший на ремнях безопасности.

У него были огромные карие глаза и светлая челка. Нос бедолаги кровоточил, видимо, от резкого удара надувной подушкой. Лицо залито слезами.

– Прошу вас, не говорите папе! Отпустите нас домой. Скажите, что машина была украдена или что-нибудь такое. Пожалуйста! Папа нас убьет.

– Интересно, с какой стати? – насмешливо спросил Джейкоби. – Может, ему не понравится новый узор на капоте тачки, которая стоит шестьдесят тысяч долларов? Держите руки на виду и медленно выходите из машины.

– Не могу. Я застрял! – захныкал мальчишка. Джейкоби вздохнул.

– Вот черт! – В его голосе звучала озабоченность.

Я убрала оружие в кобуру. Вдвоем нам с большим трудом удалось открыть исковерканную дверцу. Сунув руку в салон, я выключила зажигание, и мы помогли ребятишкам выбраться из автомобиля.

– Покажи мне удостоверение, Сара! – потребовала я.

Я хотела знать, был ли ее отцом доктор Кэйбот и почему они так его боялись.

– Оно там, – промолвила Сара. – В моем бумажнике. Джейкоби стал вызывать «скорую помощь», но девочка внезапно сунула руку в карман куртки и достала предмет, от которого моя кровь застыла в жилах. Я успела крикнуть:

– Пистолет! – И в следующий момент грохнул выстрел.

ГЛАВА 7

Время как будто застыло, распавшись на отдельные мгновения, хотя на все ушло не более минуты.

Пуля ударила меня в левое плечо и отбросила, развернув на месте. Следующий выстрел угодил в бедро. До меня еще не дошло, что происходит, когда мои ноги подкосились, и я рухнула на землю. Подняв руку, я потянулась к Джейкоби, который смотрел на меня с ошеломленным видом.

Мое сознание оставалось абсолютно ясным. Я видела, как мальчишка стрелял в Джейкоби – бах, бах, бах. Потом он приблизился к моему напарнику и пнул его ногой в голову. Девочка сказала:

– Пойдем, Сэмми. Надо отсюда убираться.

Никакой боли не было, лишь гнев. Голова работала четко и быстро, как всегда. Подростки про меня забыли. Я нащупала на поясе свой девятимиллиметровый «глок», крепче сжала рукоятку и села на асфальт.

– Брось оружие! – крикнула я, направив ствол на Сару.

– Сдохни, сучка! – завопила она в ответ.

С перекошенным от страха лицом девчонка вскинула маленький револьвер и сделала три выстрела. Я услышала, как пули отскакивали вокруг меня от мостовой.

Попасть в цель из пистолета не так-то просто, но я точно следовала инструкции. Прицелилась в центр силуэта – прямо в грудь – и дважды спустила курок: вжик-вжик! Сара застонала и повалилась на спину. Я попыталась подняться, но мне удалось только встать на одно колено.

Мальчик с окровавленным лицом все еще держал в руке свой пистолет. Он прицелился в меня.

– Брось оружие! – приказала я.

– Ты убила мою сестру!

Я взяла его на мушку и снова выстрелила дважды – вжик, вжик. Мальчишка выронил оружие и согнулся пополам. Из его груди вырвался жуткий крик.

ГЛАВА 8

На Ларкин-стрит воцарилась мертвая тишина. Потом вдруг сразу хлынуло море звуков. Громкий рэп, звучавший из радио где-то в середине улицы. Слабые стоны мальчика. Нарастающий рев сирен.

Джейкоби не шевелился. Я окликнула его, но он не ответил. Отцепив от пояса мобильник, я дрожащими руками набрала номер.

– Нападение на полицейских. Жертвы среди гражданских лиц. Срочно пришлите «скорую»…

Дежурный забросал меня вопросами – местонахождение, номер полицейского значка, опять адрес.

– Лейтенант, с вами все в порядке? Ответьте, Линдси.

Звуки затихали и гасли. Выронив телефон, я положила голову на странно мягкий тротуар. Я убила подростков. Детей! Перед мысленным взором возникли их испуганные лица. Боже, что я натворила!

Под ногами и затылком стали растекаться лужицы горячей крови. Я заново прокручивала в голове ситуацию. Надо было поставить их у машины. Надеть наручники. Тщательно обыскать. Держаться начеку. Быть профессионалом!

Мы совершили непростительную глупость, и расплатой за это будет смерть. Я почувствовала, как приятная темнота заволакивает мое сознание, и закрыла глаза…


Содержание:
 0  вы читаете: Четвертое июля 4 Of July : Джеймс Паттерсон  1  ГЛАВА 1 : Джеймс Паттерсон
 7  ЧАСТЬ ВТОРАЯ НЕПРЕДВИДЕННЫЙ ОТПУСК : Джеймс Паттерсон  14  ГЛАВА 17 : Джеймс Паттерсон
 21  ГЛАВА 24 : Джеймс Паттерсон  28  ГЛАВА 37 : Джеймс Паттерсон
 35  ГЛАВА 45 : Джеймс Паттерсон  42  ГЛАВА 16 : Джеймс Паттерсон
 49  ГЛАВА 23 : Джеймс Паттерсон  56  ГЛАВА 34 : Джеймс Паттерсон
 63  ГЛАВА 44 : Джеймс Паттерсон  70  ГЛАВА 51 : Джеймс Паттерсон
 77  ГЛАВА 59 : Джеймс Паттерсон  84  ГЛАВА 50 : Джеймс Паттерсон
 91  ГЛАВА 58 : Джеймс Паттерсон  98  ГЛАВА 65 : Джеймс Паттерсон
 105  ГЛАВА 73 : Джеймс Паттерсон  112  ГЛАВА 82 : Джеймс Паттерсон
 119  ГЛАВА 89 : Джеймс Паттерсон  126  ГЛАВА 97 : Джеймс Паттерсон
 133  ГЛАВА 62 : Джеймс Паттерсон  140  ГЛАВА 70 : Джеймс Паттерсон
 147  ГЛАВА 78 : Джеймс Паттерсон  154  ГЛАВА 86 : Джеймс Паттерсон
 161  ГЛАВА 94 : Джеймс Паттерсон  168  ГЛАВА 101 : Джеймс Паттерсон
 175  ГЛАВА 114 : Джеймс Паттерсон  182  ГЛАВА 124 : Джеймс Паттерсон
 189  ГЛАВА 132 : Джеймс Паттерсон  196  ГЛАВА 112 : Джеймс Паттерсон
 203  ГЛАВА 122 : Джеймс Паттерсон  210  ГЛАВА 130 : Джеймс Паттерсон
 217  ГЛАВА 145 : Джеймс Паттерсон  218  Эпилог : Джеймс Паттерсон
 219  Использовалась литература : Четвертое июля 4 Of July    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap