Детективы и Триллеры : Триллер : 18 : Льюис Пэрдью

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  17  18  19  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




18

Мигалки полицейских патрулей, пожарных машин и «скорой помощи» разрывали темноту в разноцветные клочья и слепили Сета. Он сидел в купе один и вглядывался в ночь из окна поезда, прислонившись щекой к холодному стеклу. Поезд, сбросив скорость до черепашьей, подкатывал к центральному вокзалу Цюриха.

Не сводя глаз с разноцветной круговерти огней, Сет поднялся, чтобы размять ноги. Поезд шел долго — больше десяти часов. Сет отвел глаза от огней и посмотрел в ночное небо.

— Где же ты? — тихо спросил Сет, глядя сквозь свое призрачное отражение в темном стекле. Ты там? Могу ли я видеть тот же свет, что светит сейчас тебе?

Сет потер глаза, стараясь хотя как-то сбросить напряжение, и снова сел. Он снова порадовался, что снял купе целиком — ему надо было подумать, нельзя, чтобы его отвлекали другие пассажиры. К тому же он хотел быть уверенным, что напротив него не сядет киллер. Дорого, но оно того стоило. Деньги Ребекки Уэйнсток покрыли эти расходы и, видимо, еще не раз выручат его в нужде.

После нападения в Амстердамском лесу все походило на дурной сон. Последние сутки — как и последние полгода жизни — реальными не казались. Сет брел по улицам Амстельвейна, пока не наткнулся на магазин мужской одежды. Вид Риджуэя шокировал продавца, но шок быстро сменился обеспокоенностью, когда Сет рассказал, что на него напали бандиты. С его точки зрения, он даже не соврал.

— Мне так неудобно, — извинялся за соотечественников продавец. — Это совсем не похоже на Голландию. Мы очень спокойные, мирные люди.

Продавец сокрушался и дальше, помогая Сету выбрать одежду, затем отвел его за руку в соседний магазин, где продавали сумки: его хозяином был его знакомый. Риджуэю пришлось силком всучивать ему деньги. Потом, вернувшись в магазин одежды, он упаковал новый гардероб в мешок для костюмов, а старую одежду и грязный плащ, в который был аккуратно завернут некрасивый, но очень эффективный «магнум», положил в дорожную сумку.

Чуть позже Сет разыграл тот же спектакль перед участливой женщиной-менеджером в небольшом отеле у вокзала. Дама кудахтала над ним, как наседка над цыпленком, и порывалась погладить его мятую одежду. Так же, как и продавец, она рассыпалась в извинениях, потому что «в конце концов, у нас тут не Америка, где подобное происходит на каждом шагу».

Потом, приняв ванну и как следует отдохнув, Сет заказал такси в аэропорт «Шипхол», где забрал из камеры хранения — картину и деньги Ребекки Уэйнсток. Затем позвонил по международному телефону-автомату и оставил сообщение для Джорджа Страттона. То, что случилось в Амстельвейне, убедительно говорило: хватит действовать в одиночку. Сет рассказал о нападении в Амстердамском лесу и о своих планах поездки в Цюрих. Однако не стал упоминать ни о том, что картина уже у него, ни о встрече с Якобом Йостом. Ему все же хотелось иметь лишний козырь в рукаве.

В конце концов, он выпил чашку горячего шоколада, которую ему принес коридорный, и нырнул под накрахмаленные белоснежные простыни. Сон был дерганым и неспокойным. Ему снилось, что за ним охотятся все те люди, которых он последнее время видел мертвыми, и у всех было его лицо.

Утром он без лишних раздумий решил вернуть билеты на самолет и ехать поездом. Везти пистолет через таможню аэропорта и оставаться без оружия ему одинаково не улыбалось. В поезде задача упрощалась: там не было зон таможенного контроля, очередей на досмотр и рамок металлодетекторов. Да и таможенные инспектора на железных дорогах не такие дотошные. И Сет выбрал поезд, который останавливался каждые двадцать — тридцать минут.

И все же Сет не мог избавиться от ощущения, что должен сделать что-то еще.

Но что? Трудно убегать, если не знаешь, от кого именно бежишь. Сложно избежать опасности, если не знаешь точно, чего опасаться. Как они его нашли? Этот вопрос не давал ему покоя. Телефонный звонок из аэропорта? Невозможно. Они никак не могли знать, что он воспользуется именно этим автоматом.

Кто-то, не замеченный ни им, ни Страттоном, все время висел у него на хвосте. Вряд ли. В Плайа-дель-Рей все чужие на виду. Там не останешься незамеченным.

Страттон? Он сказал сотруднику Страттона — тому, кто следил за его домом в Плайа-дель-Рей, — что собирается в Амстердам. Но тогда это означает…

Сета пробил озноб, как после ледяного душа. А если человек Страттона или человек, которого Сет считал сотрудником АНБ, работает на кого-то еще?

«Брань?»

Человек, которого Сет вначале принимал за сотрудника Страттона, оказался священником. На кого работал священник? При чем тут вообще священники?

Небольшая, но влиятельная группа ватиканских священников… гораздо, гораздо серьезнее, чем вы себе представляете… благословение Папы…

Риджуэй вспомнил последние слова архивариуса, и смысл их потряс его.

Вещи… люди являются не тем, чем кажутся… у руля в вашем государстве и нашей церкви стоят не те, за кого себя выдают…

Эти слова звучали рефреном его страха. Кто был не тем, кем казался? Может, Страттон? Или священник? Или Ребекка Уэйнсток?

Кто заинтересован во всем этом? Страттон говорил, что Ребекку убили ФСБ-шники, работавшие на Жириновского. Чьи интересы они представляли? Самого Жириновского? России?

Мы — небольшая группа, которая всеми силами старается искоренить гнусные злоупотребления политикой и властью…

Зачем им всем нужна картина этого нациста? Сет помотал головой. У него уже заходил ум за разум. Ответ на любой вопрос порождал несколько новых вопросов. Ему уже казалось…

Неожиданно Сет увидел, как в коридоре напротив его купе остановился какой-то человек. Шести футов ростом, в длинном шерстяном пальто. Достаточно длинном, чтобы спрятать почти любое оружие. Светлый шатен с лицом боксера — вроде ничего примечательного, однако нос серьезно переломан. Сет поймал взгляд мужчины. Тот вежливо кивнул, но тут же отвернулся и стал смотреть в окно.

Сет поспешно достал с багажной полки новую сумку и положил рядом на сиденье. Какой взгляд был у этого человека? Узнавание или просто вежливый, ничего не значащий кивок незнакомого человека? Знал ли его этот человек? Узнал ли он сам этого человека? Сет изо всех сил напрягал память, пытаясь вычленить лицо этого человека из сонма виденных — толпа в аэропорту, на улице, на вокзале. Однако лицо оставалось незнакомым.

Именно такие люди — с незапоминающимися лицами — становятся киллерами и шпионами. Невыразительное лицо — огромный плюс для киллера: его трудно запомнить, нельзя отметить в толпе. Киллер ли этот человек? Может, его послали, чтобы он закончил работу, не завершенную в Лос-Анджелесе и Амстердаме?

Сет расстегнул сумку и достал из вороха грязной одежды револьвер. Положил наверх, чтобы оказался под рукой, и закрыл сумку, не застегивая молнию. Сел рядом и сделал вид, что очень заинтересовался старым номером «Интернэшнл Гералд Трибьюн».

Мужчина стоял неподвижно, держа руки в боковых карманах пальто. В какой-то момент он вынул руку из кармана и сунул себе за пазуху, где Сет не мог ее видеть. Собирается достать оружие? Сет моментально залез в сумку, нащупал «магнум». Ладонь сжалась на деревянных накладках ручки, указательный палец сам собой лег на спусковой крючок.

Другая рука мужчины появилась из кармана, и он стал поворачиваться. Сет напрягся, готовый в любой момент выхватить револьвер. Когда мужчина повернулся, оказалось, что в одной руке он держит пачку американских сигарет, а в другой — дешевую зажигалку.

Мужчина заметил пристальный взгляд Сета и улыбнулся. Протянул пачку в его сторону, предлагая угоститься. Чувствуя себя идиотом, Сет покачал головой и улыбнулся в ответ — просто как незнакомец незнакомцу. Человек достал сигарету и прикурил. Потом в клубах сизого дыма ушел в конец вагона.

Сердце колотилось в груди. Риджуэй обессиленно облокотился на спинку сиденья и прикрыл глаза. Он чувствовал, как у него по лбу стекает пот. Сет открыл глаза и вытер лоб. По коридору плавали клубы сигаретного дыма, как след джинна из арабской сказки.

Сет увидел демонов на пустом месте и тень там, где был лишь свет. Господи боже мой! Настоящая паранойя.

Сет на мгновение мысленно перенесся в свою старую патрульную машину, стоявшую на углу Манчестер и 89-й Плейс. За окном темно и страшно, и опытный полицейский, который сидел за рулем, рассмеялся, глядя на Сета, и сказал:

— Слушай, паренек, и запоминай: если каждая мразь в этом квартале хочет тебя пристрелить — лучше быть параноиком.

Сет помнил, что сначала он не засмеялся.

Неожиданно раздался металлический скрежет, поезд дернулся и замер у платформы.


Содержание:
 0  Дочерь Божья Daughter of God : Льюис Пэрдью  1  1 : Льюис Пэрдью
 2  2 : Льюис Пэрдью  4  4 : Льюис Пэрдью
 6  6 : Льюис Пэрдью  8  8 : Льюис Пэрдью
 10  10 : Льюис Пэрдью  12  12 : Льюис Пэрдью
 14  14 : Льюис Пэрдью  16  16 : Льюис Пэрдью
 17  17 : Льюис Пэрдью  18  вы читаете: 18 : Льюис Пэрдью
 19  19 : Льюис Пэрдью  20  20 : Льюис Пэрдью
 22  22 : Льюис Пэрдью  24  24 : Льюис Пэрдью
 26  26 : Льюис Пэрдью  28  28 : Льюис Пэрдью
 30  30 : Льюис Пэрдью  32  32 : Льюис Пэрдью
 34  34 : Льюис Пэрдью  36  36 : Льюис Пэрдью
 38  38 : Льюис Пэрдью  40  Эпилог : Льюис Пэрдью
 42  2 : Льюис Пэрдью  44  4 : Льюис Пэрдью
 46  6 : Льюис Пэрдью  48  8 : Льюис Пэрдью
 50  10 : Льюис Пэрдью  52  12 : Льюис Пэрдью
 54  14 : Льюис Пэрдью  56  16 : Льюис Пэрдью
 58  18 : Льюис Пэрдью  60  20 : Льюис Пэрдью
 62  22 : Льюис Пэрдью  64  24 : Льюис Пэрдью
 66  26 : Льюис Пэрдью  68  28 : Льюис Пэрдью
 70  30 : Льюис Пэрдью  72  32 : Льюис Пэрдью
 74  34 : Льюис Пэрдью  76  36 : Льюис Пэрдью
 78  38 : Льюис Пэрдью  80  Эпилог : Льюис Пэрдью
 81  От автора : Льюис Пэрдью  82  Использовалась литература : Дочерь Божья Daughter of God



 




sitemap