Детективы и Триллеры : Триллер : Понимать — не обнимать : Джефф Пови

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  35  36  37  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Понимать — не обнимать

Я отчаянно жду новостей о Берте, но пока что ничего так и не произошло. Уже два дня я не в состоянии спать, я отчаянно нуждаюсь в какой-нибудь информации. Это хуже, чем ожидание Рождества.

Я сижу в зоопарке и тихонько разговариваю по телефону с Бетти. Агент Вэйд следит за мной, но мне удается ускользнуть от него, потому что я вылез из заднего окошка временного туалета и смылся по дорожке, предназначенной только для служащих. На руке у меня больше нет повязки, и я могу почти свободно двигать ею.

— Тони уже выяснил, кто убийца?

— Если и выяснил, он никому об этом не сказал.

Мне очень нужно знать больше, и я давлю на Бетти.

— Почему он никому не рассказывает? Убийца может нанести удар в любой момент.

— Он просто велел мне сидеть тихо… Сказал, что у него есть план.

— Но какой план?

Бетти уже начинает говорить довольно сухо, и я понимаю, что нужно быть осторожным, чтобы не пережать.

— Я не знаю. Как только узнаю, дам тебе знать, хорошо?

— А он… знаешь… не упоминал Берта?

— Берта? Берта Ланкастера? —Да.

— Нет…

Будь он проклят!

— А что — какое отношение к этому имеет Берт?

— Не знаю. Этот парень наводит на меня ужас. На нем заглавными буквами написано, что он убийца.

— Так же, как и на всех нас, Дуглас. Говори за себя, Бетти.

— Успокойся. Ты становишься параноиком. Давай-ка, Дуглас, сделай глубокий вдох. Раз, два, вдох. Вот так, правильно. Раз,«два — тебе уже лучше, Дуглас? Ну, давай — раз, два. Дыши, Дуглас, но смотри, чтобы не было гипервентиляции.

Что-то в том, как Бетти произносит мое имя, заставляет меня покрываться мурашками. Будка, из которой я звоню, завалена телефонными карточками, номерами девочек по вызову и служб секса по телефону. Я смотрю на яркие рекламки и воображаю Бетти в кожаном костюме и с плеткой.

— Ты когда-нибудь снимаешь очки?

— Прости?

Я понимаю, что сказал, и отрываюсь от рекламок, изо всех сил стараясь сосредоточиться. Происходит сразу так много всего, что я чувствую себя боксером, сражающимся с невидимым противником. Я получаю удар и даже не знаю, как и куда бить в ответ.

— Я… я имею в виду… когда ты делаешь то, что делаешь… Ты снимаешь очки?

— Э-э… Нет… Если бы я их сняла, вообще бы ничего не увидела. Я бы даже не знала, какой конец паяльной лампы зажигать. — Бетти смеется, но как-то неубедительно. Она все еще считает меня странным, и мне очень хочется начать разговор. — А почему… почему ты спрашиваешь?

— Ну, просто я иногда ношу очки, когда… Ты понимаешь… Не настоящие, фальшивые. Просто для разнообразия… — Беседа быстро катится в никуда.

— Дыши, Дуглас. Раз, два… Вдох, выдох… Я дышу ради Бетти, и у меня начинает кружиться голова.

— Просто у меня сейчас такое тяжелое время. Убийца, а тут еще этот мерзавец…

— Да, кстати. Насчет того парня, который тебя шантажирует. У меня есть план.

— Правда?

Я решаю, что буду просто слушать и время от времени вставлять «угу». Для меня это единственный безопасный способ окончить эту беседу.

— В первую очередь тебе нужно узнать, где он держит фотографии.

— Угу.

— Я лично думаю, что это очередная серия из цикла если-со-мной-что-нибудь-случится-передай-этот-пакет-в-полицию-или-газету.

— Ага.

— И вот что тебе надо сделать, Дуглас… — Опять мурашки. —Тебе нужно выяснить, у кого он их прячет.

— Понятно. — Я ничего не могу с собой поделать — опять смотрю на карточку, которая рекламирует службу девочек по вызову. Девушка на фотографии блондинка, природа ее ничем не обделила, так что она почти Чести Морган и головокружительно хороша. На рекламке есть и текст. Девушку зовут Ханна, и она готова сделать «что угодно и все что угодно включительно». Я подумываю, не взять ли мне эту фотографию для агента Вэйда. Потом мне приходит в голову, что у него наверняка такая уже есть.

— Ну как, есть у тебя какие-нибудь мысли насчет того, кто это может быть?

Я молчу, но не потому что думаю, а потому что не думаю. Мне нечего предложить Бетти. Она ждет некоторое время.

— Дуглас? Ты еще тут?

— Угу…

— Ну?

— Э-э…

— Кто-то должен быть.

— Угу.

— Друг или, может, подружка?..

Не успевая ничего сообразить, я беру карточку Ханны и читаю.

— Ее зовут Ханна, ее номер 515-SWEAT.

Я слышу, как осекается Бетти, удивленная таким прямым и полным ответом.

— 515, а дальше? Подожди минутку, дай мне взять ручку.

Я смотрю на фотографию Ханны и думаю, возможно ли, чтобы она выглядела так же в реальной жизни.

И в этот момент я вижу, как в телефонную будку заглядывает агент Вэйд.

— Ты кому звонишь, Дуги?

— Никому… — я немедленно вешаю трубку.

— Дуглас?.. — глаза агента Вэйда впиваются в меня.

Я неохотно вытаскиваю фотографию Ханны и показываю ему, изо всех сил стараясь казаться смущенным.

— Ты совершенно прав. Я не могу без женщин.

Только через три дня мне удается достаточно надолго избавиться от агента Вэйда, снова поговорить с Бетти и назначить ей встречу в кафе с ослепительно красивой официанткой. Я не знаю точно, что скажу ей, поэтому решаю просто плюнуть на все и плыть по течению. Я всегда могу вернуться к теме гипервентиляции, если что-нибудь пойдет не так.

Бетти изучает карточку Ханны, смотрит на изображение потрясающе прекрасной Ханны, которая улыбается ей в ответ, — в одной руке плетка, в другой вибратор с насадкой в виде молота. Она выглядит озабоченной, когда возвращает мне карточку.

— Ты уверен, что это та самая девушка, Дуглас?

— Абсолютно. Понимаешь, этот парень, который меня шантажирует, он совершенно аморальный. Он… Он постоянно ходит на стриптиз-шоу. И все время трахается с проститутками. Я думаю, что так он и подружился с этой Ханной.

Бетти делает глоток капуччино и очень быстро промакивает верхнюю губу салфеткой. При этом она смотрит на меня.

— Когда я позвонила по номеру, который ты мне дал, мне велели идти в номер какого-то мотеля и ждать там. Так я и сделала. Примерно через пять минут появились двое мексиканцев, навели на меня пушку и забрали мой кошелек…

Честно говоря, я не знал, что сказать, и немного расстроился.

— Значит, тебе не удалось повидаться с Ханной?

— Не думаю, что она вообще существует, Дуглас.

— Но у нее же есть карточка… Вот эта карточка. Я нашел ее в моем… Я имею в виду, она выпала из кармана шантажиста… Она должна существовать… Откуда бы иначе взялась ее фотография?

— Дуглас… послушай меня… — Бетти очень спокойна, очень разумна, и только спустя минуту я осознаю, что ее рука касается моей. — Послушай секундочку… — Я поднимаю глаза и вижу почти хрустальные голубые глаза Бетти. Они гипнотизируют меня. — Забудь о Ханне. Ты просто отчаялся, вот и все. Тебе нужно было за что-нибудь уцепиться, все равно за что…

— Она существует, Бетти… Наверное, там, в мотеле, произошло какое-то недоразумение…

Бетти пытается перекричать меня.

— Нам нужен другой план.

— Может быть, лучше мне позвонить ей. Может, они решили, что ты из полиции нравов. Может, если с ней встречусь я, все будет по-другому.

Бетти убирает руку. Я пытаюсь схватить ее, но она двигается слишком быстро, и я случайно опрокидываю солонку. Я немедленно беру щепотку соли и перебрасываю ее через правое плечо.

— На счастье.

Потом я перебрасываю соль и через левое плечо, потому что не знаю точно, через какое плечо нужно перебрасывать соль на счастье. Потом я еще раз перебрасываю соль через оба плеча — просто на всякий случай. Я не уверен, что посетители за соседним столиком в восторге от моего поведения, и по лицу Бетти могу догадаться, что она тоже не в восторге. Я слизываю с пальцев соль.

— Так… Сколько они взяли?

— Прости?

— Эти мексиканцы, грабители… Сколько денег они забрали? — Я уже доставал бумажник и готов был отдать Бетти все, что у меня есть, даже дом — если бы, конечно, он у меня был.

— Не глупи, Дуглас.

— Нет, Бетти. Я настаиваю. Сколько они взяли?

— Честное слово, не могу тебе сказать.

— Сто? Двести?

— Дуглас…

— Пятьсот?

— Откуда у меня такие деньги…

Я вытаскиваю из бумажника всю наличность. Пытаюсь вложить деньги в руку Бетти.

— Вот так? Здесь, наверное, триста пятьдесят… Возьми… Возьми все…

Бетти пытается сунуть мне деньги назад, но я сжимаю руки в кулаки, крепко-накрепко — чтобы разжать их, ей пришлось бы стукнуть меня молотком по пальцам.

— Я не хочу, Дуглас…

Пока она не успела всучить мне деньги, я быстро убираю руки и прячу их под стол, все еще не разжимая кулаков.

— Это я виноват, что тебя ограбили… Я хочу сказать, слушай, тебя же могли убить!

— Но ведь не убили…

— Но они могли… сама понимаешь… изнасиловать тебя… Или заставить сниматься в порнофильмах. Или вообще продать тебя в рабство. Они часто так поступают, знаешь? Эти люди, они на все способны ради денег. Они накачивают тебя наркотиками, связывают, а просыпаешься ты уже в Африке, и местные царьки за тебя торгуются…

Бетти смеется. Очевидно, она решила, что я смешу ее, шучу над тем, что на самом деле меня очень пугает.

— Ну, много бы они за меня не по лучи Ли. Я неликвидный товар.

Я останавливаюсь, пораженный тем, что Бетти так плохо о себе думает. Я смотрю на нее, на зачесанные назад волосы, на простую, но вполне практичную резинку для волос, стягивающую их в хвост, на огромные очки, закрывающие ее лицо. Я вижу ее снежно-белую кожу, ямочки на щеках, и, несмотря на то что губы у нее тонковаты, если использовать нужную губную помаду или даже сделать инъекцию этого препарата, который вводят себе в губы все топ-модели, они могли бы выглядеть невероятно соблазнительно. Я вижу, что деньги, которые я пытался отдать ей, лежат на столе между нами. Я вытаскиваю из-под стола один из своих стиснутых кулаков и придвигаю деньги к ней.

— Я бы снял последние штаны, чтобы заплатить за тебя… — Наши глаза встречаются.

— Ты просто стараешься быть любезным со мной.

— Нет. Вовсе нет. Я стараюсь быть честным… — Бетти вспыхивает, но каким-то образом ей удается выдержать мой взгляд. Она снова отодвигает деньги ко мне.

— Правда, Бетти, я стараюсь быть честным, — я опять подталкиваю деньги к ней.

— Пожалуйста, не говори так больше, Дуглас.

— Почему?

— Ну, просто я… Пожалуйста… Не надо.

Я чувствую, как рушится магическая аура, окружавшая нас. Быстро рушится. Я обнаруживаю, что собираю деньги и кладу их обратно в бумажник. К своему стыду, я понимаю, что на самом деле там было совсем не триста пятьдесят, а всего-навсего шестьдесят восемь долларов.

Бетти улыбается жалкой, пустой улыбкой и опускает глаза. Внезапно она кажется мне очень уязвимой, и я замечаю, что ее волосы у корней совсем седые. Я делаю зарубку в памяти. Чтобы анонимно послать ей бутылочку краски для волос.

— Мне нельзя ни с кем связываться, Дуглас… — говоря это, она все еще смотрит вниз. Я пытаюсь отвести взгляд от ее волос, но не могу.

— Я паук.

Это меня немного встряхивает. И я наконец отрываюсь от ее прически.

— Прости, пожалуйста, мне показалось или ты действительно только что сказала, что ты паук?

Бетти почти незаметно кивает.

— Черная вдова.

Я опускаю голову и слегка наклоняюсь вперед, чтобы взглянуть Бетти в лицо. При этом я едва не касаюсь щекой скатерти.

— Нельзя так о себе говорить… — я весело улыбаюсь.

— На случай, если ты не знаешь, эти паучихи убивают своих партнеров после того, как спариваются с ними, — ее глаза встречаются с моими, и веселая улыбка быстро увядает, превратившись в унылую гримасу.

Я все знаю про Бетти и шесть или около того мужчин, которых она убила, но никогда и не думал, что она воображает себя черной вдовой. Я считал, что она сжигает гениталии, потому что зациклилась на своей матери.

— Я ничего не могу с этим сделать… Мне приходится убивать их, я просто должна. — Внезапно Бетти становится совсем несчастной, лицо у нее искажается, глаза кажутся даже более усталыми и запавшими, чем обычно. Она говорит медленно, в ее голосе боль. — Как я уже говорила в клубе, у меня был секс — по большей части с мужчинами, которые не пользовались особым успехом у женщин, ну, ты сам понимаешь, уроды, изгои, неудачники, мужчины, которые всегда и на всех производят неправильное впечатление… — Я точно знал, о каких именно людях она говорит, и ненавидел их так же сильно, как Бетти. — И когда я лежала и смотрела, как они проваливаются в сон, я была в состоянии думать только об одном: как я могла позволить этому случиться? Как я могла позволить этому мужику, этому чудовищному уродцу сделать такое со мной? Почему он не мог оказаться кинозвездой или рок-певцом, или хотя бы кем-то хоть сколько-нибудь желанным? — Слушая ее, я смотрю на свое отражение в стекле за спиной у Бетти и благодарю Господа, что он не сделал меня похожим на одного из этих убожеств. — Все, кого я привлекала, были отстоем, днищем от бочки, дыркой от бублика.

Я пытаюсь выяснить хоть что-то насчет того, что я считаю ключевым вопросом.

— Не знаю, значит ли это что-нибудь для тебя, Бетти, но я считаю, что ты лучше, чем сама думаешь. Гораздо лучше. Честно говоря, я даже готов перейти границы приличия и сказать, что из нас могла бы получиться превосходная пара. .. — я откидываюсь на стуле и пытаюсь продемонстрировать Бетти мою лучшую и недовольную гримасу в стиле Джеймса Дина. — Знаю, что не следует это говорить, но мы просто чертовски подходим друг другу.

Бетти медленно и с болью качает головой.

— Попробовал бы ты сказать об этом моей матери. Бог ты мой… Послушал бы ты ее. Всю мою жизнь она убеждала меня, что я ничтожество, меньше чем ничтожество. Что мне не стоит питать никаких иллюзий на собственный счет. Что мне остается только смириться с тем фактом, что я не унаследовала ни ее красоты, ни обаяния… Что я не представляю из себя ничего, ровным счетом ничего. Просто кусок белого мусора. Так она меня обычно называла. А еще белый хлеб… Это я ненавидела больше всего. Белый хлеб. До сих пор не знаю, что она имела в виду, но от этого мне не легче. Она называла меня так каждый день. Пока Тони не убил ее.

Бетти наконец смотрит на меня, и мне приходится резко поднять голову, потому что в этот момент я вспоминаю, что практически лежу щекой на столе. Шея у меня побаливает, и я верчу головой, пока она не щелкает.

— Так что, пожалуйста… не надо… Не надо надеяться, что это к чему-то приведет, Дуглас…

— Но, Бетти… — я с трудом останавливаю себя, чтобы не сказать: «Неужели ты не видишь, как тебе повезло?»

— Я лучше пойду. Я еще подумаю о твоем шантажисте…

— Но…

Бетти встает, улыбается своими тонкими губами, но улыбка получается теплой. Я чувствую, что от нее сильно пахнет псиной, и решаю послать ей вместе с краской для волос какие-нибудь духи.

— Мы еще увидимся, Дуглас…

Бетти встает. Я не провожаю ее глазами, но вижу еще раз, когда она, опустив голову, проходит мимо витрины кафе. Она смотрит на меня, но только из вежливости. Пока я гляжу в окно, официантка забирает наши чашки. Я смотрю на нее и вижу, что она просто волшебно прекрасна — красотой она вполне может сравниться с Ханной.

— Что вы делаете сегодня вечером? Она очень удивленно смотрит на меня.

— У меня в бумажнике лежат триста пятьдесят долларов, и я боюсь, как бы они не прожгли в нем дыру… — я уверенно и многозначительно улыбаюсь.

На это официантка не говорит ничего. Она просто собирает кофейные чашки и уходит. Я поворачиваюсь и кричу ей вслед:

— Послушайте, не нужно стесняться. Нет ничего плохого в том, что вы немая. У меня есть друг, который умеет разговаривать знаками…


Содержание:
 0  Клуб серийных убийц : Джефф Пови  1  продолжение 1
 2  Кэрол Ломбард : Джефф Пови  4  Отлично исполнено : Джефф Пови
 6  Привет, Бетти : Джефф Пови  8  Отлично исполнено : Джефф Пови
 10  Уильям Холден : Джефф Пови  12  Первый список : Джефф Пови
 14  Двойное обезглавливание : Джефф Пови  16  Таллула Бэнкхед : Джефф Пови
 18  Убийственный рэп : Джефф Пови  20  Обидчивая Ужасная Татуировщица : Джефф Пови
 22  Убийственный рэп : Джефф Пови  24  Ричард Бартон : Джефф Пови
 26  Увэйдание : Джефф Пови  28  Любовная библиотека : Джефф Пови
 30  Увэйдание : Джефф Пови  32  Берт Ланкастер : Джефф Пови
 34  Безголовая курица : Джефф Пови  35  Восстановление голов : Джефф Пови
 36  вы читаете: Понимать — не обнимать : Джефф Пови  37  Безголовая курица : Джефф Пови
 38  Шер : Джефф Пови  40  Жизнь продолжается : Джефф Пови
 42  Кентукки поджаривает Чикаго : Джефф Пови  44  Джеймс Мейсон : Джефф Пови
 46  Последний список : Джефф Пови  48  Привет, Дуги : Джефф Пови
 50  Дебют Кентукки : Джефф Пови  52  Совсем немноголюдное собрание : Джефф Пови
 54  Последний список : Джефф Пови  56  Привет, Дуги : Джефф Пови
 58  Дебют Кентукки : Джефф Пови  60  Чак Норрис/Мирна Лой : Джефф Пови
 62  Омар за мой счет : Джефф Пови  64  Бетси Грэбл : Джефф Пови
 66  Джеронимо : Джефф Пови  67  Федеральный агент : Джефф Пови
 68  Использовалась литература : Клуб серийных убийц    



 




sitemap