Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 81 : Дуглас Престон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  79  80  81  82

вы читаете книгу




Глава 81

Около полудня Форд и его спутники выехали из зарослей можжевельника и пересекли небольшое пастбище маленькой фермы навахо. После десятичасовой езды верхом Уайман совершенно выбился из сил. В сломанных ребрах пульсировала боль, в голове стучало, опухший глаз совсем заплыл, ныли поломанные передние зубы.

Жилище сестры Бегея окутывали спокойствие и благодать. Живописный бревенчатый домик с красными шторками на окнах окружала густая тополиная роща, по которой бежал широкий ручей. За домом на возвышении стоял побитый песчаными бурями и выцветший на солнце трейлер. В загоне блеяли овцы, в конюшне тихо ржала и постукивала копытами лошадь. Вокруг двух кукурузных полей тянулись заборы из колючей проволоки. Ветряная мельница, весело поскрипывая на свежем ветру, накачивала воду в огромный бак. К площадке у стенки бака вели расшатанные деревянные ступеньки. В тени дремали два пикапа. Из окон домика звучала музыка в стиле кантри.

Измученные и молчаливые, ученые принялись расседлывать лошадей. Стройная черноволосая женщина в джинсах подбежала к Бегею и сердечно обняла его.

– Это моя сестра Регина, – сказал он, представляя ее остальным.

Регина помогла гостям с лошадьми.

– Вам надо бы помыться. Вода в баке. Сначала женщины, потом мужчины. Как только Нельсон позвонил, я сразу нашла для вас чистую одежду. Она в трейлере. Если кому не подойдет – уж не обессудьте. Говорят, в Кау-Спрингс расставили посты, так что мы с Нельсоном отвезем вас во Флагстафф после захода солнца. – Она оглядела компанию так, будто в жизни не видывала людей более жалких. Вероятно, так оно и было. – Еда будет готова примерно через час.

Над пылающей горой с раннего утра летали военные вертолеты. Один тарахтел сейчас прямо над головами. Регина, щурясь, взглянула на небо.

– Где они были раньше, когда еще могли вам помочь?


После еды Форд и Кейт расположились за конюшней, в тени тополей. Голодные и смертельно уставшие лошади щипали траву на заднем выгоне. По каменистому дну, лениво журча, бежал прозрачный ручей. Солнце висело низко над землей. На южном горизонте стоял гигантский, чуть наклоненный столб дыма, от которого громадными перьями расходились в обе стороны коричневатые разводы.

Форд и Кейт долгое время молчали – впервые с того вечера, когда они ездили навестить Бегея, им наконец-то довелось остаться наедине. Форд обнял ее.

– Как ты?

Кейт без слов покачала головой и вытерла глаза концом повязанного вокруг головы чистого платка. Снова последовало продолжительное молчание. Над полями жужжали пчелы. Ученые сидели в доме и слушали по радио новости, в которых целый день говорили об аризонской трагедии. Размеренный голос репортера ясно звучал в умиротворенном воздухе.

– Столь популярных мертвецов, как мы, Америка, по-моему, еще не знала, – сказал Форд. – Может, следовало не раздумывая сдаться Национальной гвардии?

– Им нельзя доверять, ты же знаешь, – возразила Кейт. – Доберемся до Флагстаффа и расскажем миру чистую правду. – Она взглянула на Форда, снова вытерла глаза и достала из кармана свернутые распечатки. – Люди непременно должны об этом узнать.

Форд изумленно уставился на листы.

– Откуда ты их взяла?

– Забрала у Грегори, когда обняла его. – Кейт развернула бумаги и разгладила их на коленях. – Ведь это послания Бога.

Форд не знал, как начать с ней разговор, к которому он готовился несколько часов подряд.

– Как ты планируешь поступить? – спросил он.

– Надо передать эти слова всему свету. Люди имеют право знать правду. Когда приедем во Флагстафф, организуем пресс-конференцию и сделаем сенсационное заявление. По радио говорят, что нас считают погибшими. Всеобщее внимание приковано к тому, что случилось на горе Ред-Меса. Только представь себе, как народ отреагирует на наше выступление. – Ее прекрасное изможденное лицо никогда в жизни не казалось столь живым.

– Заявление… Но о чем мы заявим?

Кейт уставилась на Форда так, будто он сошел с ума.

– Как это о чем? О том, что произошло. О том, что мы научным путем обнаружили… – Она секунду-другую поколебалась, но договорила с большим убеждением: – Бога.

Форд проглотил слюну.

– Кейт?

– Что?

– Прежде чем ты… начнешь действовать, выслушай меня.

– В чем дело?

– Вся эта история… – Форд замолчал. Как подобрать слова?

– Ну что же? Что?

Форд смотрел на подругу в нерешительности.

– Ты ведь с нами, я правильно понимаю? – спросила она.

Хватит ли ему духа рассказать ей правду? Но попробовать непременно стоило. В противном случае он никогда себя не простит. Или… Лицо Кейт светилось верой и убежденностью в своей правоте. Тем не менее Форд должен был рассказать ей все, о чем знал.

– Это обман, – выпалил он.

Кейт прищурилась:

– Что ты сказал?

– Хазелиус все это подстроил, потому что мечтал подарить миру новую религию, нечто вроде сайентологии.

Кейт покачала головой:

– Уайман… ты хоть когда-нибудь изменишься?

Форд попытался коснуться ее руки, но Кейт отпрянула.

– Ты и тут до последнего упрямишься! Просто невероятно!

– Кейт, об этом мне рассказал сам Хазелиус. Он во всем признался. В шахте. Эта история с Богом – его выдумка.

Она покачала головой:

– Ты готов на любую низость, лишь бы остановить нас. Вот уж не думала, что ты способен на такую гнусную ложь!

– Кейт…

Кейт вскочила на ноги.

– Но у тебя ничего не выйдет! Ты до сих пор сомневаешься в том, что с нами случилось. Тоже мне «верующий»! Совершенно не понимаю тебя! Сам подумай: если бы Грегори и правда все это подстроил, разве он стал бы кому-либо в этом признаваться? Особенно тебе?

– Он думал, что мы оба вот-вот погибнем.

– Нет, Уайман. Твои утверждения – полная чушь!

В глазах Кейт горела святая вера. Погасить ее не было возможности.

– Ты же видел, как он умер! – с пылом продолжала она. – Помнишь, что он сказал? Его последние слова? «Вселенная не забудет!» По-твоему, и это он продумал заранее? Нет же, Уайман! Грегори умер с верой в сердце. Разыграть нечто подобное просто невозможно. Он стоял весь в огне. С раздробленной ногой, но – стоял. Не пошатнулся, не упал, даже глаза не закрыл, и улыбка не сошла с его лица. Вот насколько сильна была его вера! А ты заявляешь, что все это ложь!

Форд молчал. Спорить с Кейт не имело смысла. К тому же он точно не знал, желает ли переубедить ее. Судьба ей досталась отнюдь не из легких. Вера в героизм Хазелиуса возродила в ней веру в жизнь. Большинство мировых религий, поселяясь в сердцах людей, в определенной мере прибегают ко лжи. Основа же всякой религии отнюдь не достоверность фактов, а сила веры. По сути, и буддизм, и христианство, и ислам – всего-навсего духовное мошенничество.

Уайман смотрел на Кейт с безграничной печалью. Хазелиус был прав: не существовало на свете сил, с помощью которых Форд, Волконский или кто угодно другой могли остановить запущенный физиком механизм. Ставки были сделаны. До Форда вдруг дошло, почему Хазелиус так запросто рассказал ему правду. Ученый знал, что даже если и Форд выживет, то не сможет помешать осуществлению великого замысла. Даже костер, на котором Хазелиус сгорал с таким достоинством и бесстрашием, был всего-навсего последним актом в драме, которую следовало доиграть с блеском.

Хазелиус на самом деле умер с верой в сердце.

– Уайман, – сказала Кейт, – если ты хоть когда-нибудь по-настоящему любил меня, пожалуйста, поверь и присоединись к нам. С христианством покончено. – Она потрясла в воздухе компьютерными распечатками. – И как ты можешь упрямиться, когда прошел через все это бок о бок с нами?

Форд покачал головой, не зная, что говорить, и немного завидуя Кейт. Как же это здорово – настолько горячо во что-либо верить!

Кейт отложила бумаги и схватила Форда за руки.

– Вдвоем мы все преодолеем. Забудь о прошлом. Давай вместе начнем новую жизнь!

Форд опустил голову.

– Нет, – тихо произнес он.

– Хотя бы попробуй поверить. Через какое-то время ты тоже увидишь свет. Не отворачивайся от того, что тебе само идет в руки. И не отказывайся от меня…

– Было бы замечательно какое-то время побыть с тобой. Но надолго нас не хватит.

– То, что с нами случилось… Нам протянул руку сам Бог!

– Кейт, я не смогу… Не смогу жить с тем, во что я не верю.

– Тогда поверь в меня. Ты сам сказал, что мы будем вместе. Ты пообещал.

– Порой любви бывает недостаточно. Во всяком случае, ее не хватит для того, что ты планируешь предпринять. Я лучше поеду отсюда. Передай от меня привет остальным.

– Не уходи. – По щекам Кейт текли слезы.

Форд наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Пока, Кейт, – шепнул он. – И… благослови тебя Бог.


В гриль-баре «У Мэнни» в Сан-Антонио, штат Нью-Мексико, Уайман Форд заказал чизбургер с зеленым чили и посмотрел на экран телевизора над барной стойкой. С тех пор как мир потрясла организованная во Флагстаффе пресс-конференция, прошел месяц.

Форд вернулся в Вашингтон, побеседовал с Локвудом (об отдельных крайне важных фактах пришлось бессовестно умолчать, чтобы не подрывать новый миф), сел в свой джип и отправился в Нью-Мексико. А там, бродя по каньонам севернее Абикью, несколько недель подряд раздумывал о том, что случилось.

«Изабеллы» больше не было, Ред-Меса сгорела дотла. Сотни человек погибли в огне или пропали без вести. Спустя некоторое время ФБР наконец опознало тело Рассела Эдди по ДНК и остаткам челюсти. Его объявили сторонником хилиазма и чудовищным преступником.

Средства массовой информации, услышав рассказанную во Флагстаффе историю, раздули ее до немыслимых размеров, а некоторые влиятельные обозреватели даже назвали самой «значимой за последние два тысячелетия».

Христианство завоевывало Римскую империю целых четыре века. Новая религия – ярые сторонники назвали ее «поиском» – распространилась по Соединенным Штатам всего за четыре дня. Помогла услужливая всемирная паутина. Казалось, Интернет был выдуман специально для этой цели.

Форд взглянул на часы: скоро полдень. Через пятнадцать минут полмира, в том числе и завсегдатаи гриль-бара «У Мэнни», уткнется в телеэкраны. Начнется «Событие», прямая трансляция из колорадского имения новоиспеченного миллиардера, что сколотил состояние на интернетных компаниях.

Звук был убавлен, и Форд напрягал слух. На экране возникло изображение ведущего. Он стоял на фоне толпы небывалых размеров, которую снимала еще и аэрокамера. По подсчетам новостного канала, на ферме собралось около трех миллионов человек. Создавалось впечатление, что людское море достигает гор Сан-Хуан, снежные вершины которых белели на горизонте.

Форд за последний месяц размышлял о многом. Приходилось признать, что Хазелиус был гением. События на горе Ред-Меса положили начало новой религии, а Хазелиус стал пророком и великомучеником. Его гибель превратилась в легенду и стала подобием рассказов о Будде и Кришне, о Мухаммеде и Медине, о Рождестве Христовом и Тайной вечере, о Распятии и Воскресении. История Хазелиуса и «Изабеллы» почти не отличалась от остальных: верующие рассказывали ее друг другу, видели в ней отражение своей веры и искали ответы на главные вопросы.

Словом, она стала одной из самых чудесных историй на земле.

Хазелиус не просчитался ни в чем. Он точно угадал даже то, что мученическая смерть лишь прибавит ему популярности. Рассказ о гибели на костре потрясал человеческое воображение, как ничто другое. Геройски уйдя из жизни, Хазелиус стал движущей силой, проповедником идей и духовным лидером.

Приближался полдень. Бармен прибавил громкость. Телеэкран всецело приковал к себе внимание посетителей: шоферов, местных фермеров, туристов.

Репортер, крепко сжимая в руке микрофон и обливаясь потом, смотрел в камеру с тем же восторгом и благоговением, которые освещали лица окружавших его людей. Толпа ликовала, пела песни и размахивала над головами знаменами с изображением пылающего старого кедра.

Перекрикивая гул, репортер рассказывал последние новости и называл сегодняшнее событие «религиозным Вудстоком» и «собранием любви, добра и преданности».

«По крайней мере, – размышлял Форд, – им не помешал дождь. И хорошо, что нет наркоманов и пьяных».

За деревянной сценой стояла новенькая постройка в колониальном новоанглийском стиле – красный амбар с белыми полосами внизу и наверху. Камера приблизилась к двери. Толпа притихла. Ровно в полдень дверь раскрылась и изнутри вышли шесть человек в белых одеяниях.

Народ разволновался, как настоящее штормовое море. Возникло чувство, будто свершается нечто невероятное – колоссальное и бесконечно прекрасное.

Кейт, прижимая к груди тонкую книгу в кожаной обложке, поднялась на сцену. У Форда зашлось сердце. В простеньком белом платье, оттенявшем ее черные волосы и блестящие темные глаза, и в черных перчатках она выглядела немыслимо красивой. Бок о бок с ней шла Коркоран, тоже в простых белых одеждах. Бывшие враги, теперь они стали союзницами и близкими друзьями.

К ним присоединились четверо товарищей: Чен, Сен-Винсент, Иннс и Чеккини. Шестеро храбрецов, спасшихся от нападения на «Изабеллу», остановились посредине сцены. Теперь они казались преисполненными величия; все мелочное и земное как будто оставило их под напором желания служить главному. Сияя улыбками, они приветствовали толпу. На груди у каждого поблескивала незатейливая серебряная булавка с изображением горящего кедра.

Народ рукоплескал героям. Кейт взошла на подиум и обвела собравшихся долгим взглядом. Ее черные как вороново крыло волосы блестели на солнце, а в глазах горела жажда жизни. Кейт простерла руки к толпе, и шум стих.

«Она поразительно харизматична», – подумал Форд. Кейт не нуждалась в Хазелиусе. Ей удалось организовать собственное движение на пару с необыкновенной Коркоран. Обе женщины стали полноправными партнерами и являли собой идеальный образ – блондинка и брюнетка, свет и тьма. Средства массовой информации их обожали.

Толпа умолкла. Кейт, излучая мир и доброжелательность, обвела собравшихся внимательным взглядом и положила перед собой книгу. Ее движения поражали уверенностью и непринужденностью. Поистине веря, она ничего не таила и ни в чем не сомневалась.

Ее лицо дали крупным планом. Кейт открыла книгу и подняла ее над головой, текстом к собравшимся.

– Слово Божье, – нараспев произнесла она чистым сильным голосом.

Народ ликующе зашумел. Камеру навели на книгу. Форд увидел, что это те самые компьютерные распечатки, которые Кейт показала ему в тени тополей. Разглаженные скрепленные листы защищала обложка.

Кейт положила книгу и воздела руки. Воцарилось безмолвие. В баре, где сидел Форд, посетители вскочили с мест, забыв о ленче, столпились у барной стойки и с благоговейным восторгом уставились на экран.

– В самом начале хотелось бы прочесть последние слова Бога. Сразу после того как он передал их, «Изабелла» погибла и связь с Господом оборвалась.

Кейт помолчала.

– «Повторю еще раз: ваш удел – найти истину. Для этого вы и появились на свет. Наука – всего лишь избранный вами путь. Вот перед чем стоит преклоняться: перед самим поиском правды. Если вы отдадитесь ему всем сердцем, тогда в один великий день когда-нибудь в далеком будущем мы с вами встретимся. Таков был мой договор с человечеством.

Вы непременно отыщете истину. И истина сделает вас свободными».

Волосы на шее Форда встали дыбом. Эти так называемые слова Бога он прочел сотни раз. Они были вездесущи: ими кишел Интернет, их обсуждали на радио, разбирали по косточкам в блогах, повторяли на каждом углу и в каждом кафе по всей Америке. Теперь эти слова появлялись даже на рекламных щитах. От них невозможно было скрыться.

И всякий раз Форду на ум приходила странная мысль. Хазелиус сказал ему в горящей шахте: «Это одна из самых удивительных программ в мире. Ею чертовски легко управлять, но сама она отнюдь не простая. По-моему, даже я сам не до конца ее понимаю. Забавно: она выдумала много такого, что мне даже не приходило в голову. В общем, и тут все вышло гораздо хитрее, чем я задумывал».

В самом деле – гораздо хитрее. Каждый раз, когда Форд читал так называемые слова Бога, он все больше убеждался в том, что они содержат в себе великую истину.

«И истина сделает вас свободными» – стих из Евангелия от Иоанна. В памяти Форда возникла еще одна фраза из Библии: «Пути Господни неисповедимы».

«Быть может, – подумал он, – эта новая религия – Его самое непостижимое изобретение».


Содержание:
 0  Богохульство : Дуглас Престон  1  Глава 1 : Дуглас Престон
 2  Глава 2 : Дуглас Престон  4  Глава 4 : Дуглас Престон
 6  Глава 6 : Дуглас Престон  8  Глава 8 : Дуглас Престон
 10  Глава 10 : Дуглас Престон  12  Глава 12 : Дуглас Престон
 14  Глава 14 : Дуглас Престон  16  Глава 16 : Дуглас Престон
 18  Глава 18 : Дуглас Престон  20  Глава 20 : Дуглас Престон
 22  Глава 22 : Дуглас Престон  24  Глава 24 : Дуглас Престон
 26  Глава 26 : Дуглас Престон  28  Глава 28 : Дуглас Престон
 30  Глава 30 : Дуглас Престон  32  Глава 32 : Дуглас Престон
 34  Глава 34 : Дуглас Престон  36  Глава 36 : Дуглас Престон
 38  Глава 38 : Дуглас Престон  40  Глава 40 : Дуглас Престон
 42  Глава 43 : Дуглас Престон  44  Глава 45 : Дуглас Престон
 46  Глава 47 : Дуглас Престон  48  Глава 49 : Дуглас Престон
 50  Глава 51 : Дуглас Престон  52  Глава 53 : Дуглас Престон
 54  Глава 55 : Дуглас Престон  56  Глава 57 : Дуглас Престон
 58  Глава 59 : Дуглас Престон  60  Глава 61 : Дуглас Престон
 62  Глава 63 : Дуглас Престон  64  Глава 65 : Дуглас Престон
 66  Глава 67 : Дуглас Престон  68  Глава 69 : Дуглас Престон
 70  Глава 71 : Дуглас Престон  72  Глава 73 : Дуглас Престон
 74  Глава 75 : Дуглас Престон  76  Глава 77 : Дуглас Престон
 78  Глава 79 : Дуглас Престон  79  Глава 80 : Дуглас Престон
 80  вы читаете: Глава 81 : Дуглас Престон  81  Приложение Слова Бога : Дуглас Престон
 82  Использовалась литература : Богохульство    



 




sitemap