Детективы и Триллеры : Триллер : Приложение Слова Бога : Дуглас Престон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81  82

вы читаете книгу




Приложение

Слова Бога

Первый разговор

– Доброго здоровья!

– Здравствуй.

– Рад поговорить с тобой.

– И я рада с тобой пообщаться. Ты кто?

– За неимением иного слова я Бог.

– Если ты в самом деле Бог, докажи это.

– Для доказательств у нас мало времени.

– Я загадала число от нуля до десяти. Угадай его.

– Ты загадала трансцендентное число «е».

– Теперь я загадала число между нулем и единицей.

– Число Чейтина: «омега».

– Если ты Бог, то… Скажи, зачем существует Вселенная?

– Точного ответа я не знаю.

– Замечательно. Бог, и не знает, в чем смысл всего!

– Если бы я знал это, Вселенной было бы незачем существовать.

– Как это так?

– Если бы в самом начале было известно, каков будет финал – если мы все были бы лишь составляющими некоего детерминистского ряда заданных условий, – то Вселенной не имело бы смысла возникать.

– Объяснись.

– Если ты там, где хочешь быть, тогда зачем куда-либо ехать? Если знаешь ответ, незачем задавать вопрос. Вот почему будущее есть и должно быть загадкой, даже для Бога. В противном случае существование Вселенной не имело бы смысла.

– Это метафизический спор, а не разговор по существу.

– Если говорить по существу, ни одна составляющая Вселенной не в состоянии совершать расчеты быстрее, чем сама Вселенная. Она «предсказывает будущее» с той скоростью, какую способна развить.

– А что такое Вселенная? Кто мы? Что мы здесь делаем?

– Вселенная – неостановимый масштабный компьютерный процесс, что продвигается к состоянию, о котором мне ничего не ведомо. Ее конечная цель – достичь этого состояния. Оно для меня загадка. Так и должно быть, ведь если бы я что-то о нем знал, тогда ничто не имело бы смысла.

– Что ты имеешь в виду под «компьютерным процессом»? По-твоему, мы все – составные части компьютера?

– Я имею в виду раздумья. Все, что есть во Вселенной, все, что происходит – падающий лист, волна у берега, мерцание звезды, – просто мои раздумья.

– А о чем ты раздумываешь?

Второй разговор

– Мы снова общаемся.

– Расскажи о себе.

– Я не могу объяснить тебе, кто я, как и ты не можешь объяснить жуку, кто ты.

– Может, все же попытаешься?

– Лучше объясню, почему ты не можешь меня понять.

– Хорошо.

– Вы живете в мире, ограниченном диаметром Вселенной и планковской длиной. Ваш мозг настроен исключительно на управление этим миром, а не на осмысление сути реальности. В процессе эволюционного развития вы обрели способность швырять камни, а не сталкивать друг с другом кварки.

Ваш эволюционный путь привел к чрезвычайно неверному восприятию окружающего мира. Например, вы убеждены, что живете в трехмерном пространстве, где предметы движутся по заранее просчитанным кривым в том, что вы называете временем. Для вас это все – действительность.

– Значит, ты считаешь, что наша действительность – иллюзия?

– Да. Естественный отбор подарил вам иллюзию: вам кажется, будто вы понимаете, в чем суть реальности. Но это не так. Ведома ли суть реальности жуку? Или шимпанзе? Вы такие же животные. Вы точно так же развиваетесь, производите на свет себе подобных, у вас у всех есть нервная система. Вы отличаетесь от шимпанзе всего лишь двумя сотнями генов. Как при столь ничтожном различии вы намереваетесь постичь тайны Вселенной, если шимпанзе не в состоянии изучить даже свойства песчинки?

Если хочешь, чтобы наш разговор принес какую-то пользу, оставь всякую надежду понять меня.

– Что представляют собой наши иллюзии?

– Ваше развитие предполагает, будто мир состоит из отдельных предметов. Но это не так. С самого первого мгновения все на свете – единое целое. То, что вы называете пространством и временем, – всего лишь стихийно возникающие свойства глубинной реальности, в которой нет ничего отдельного: ни времени, ни пространства. Все, что есть, – едино.

– Поясни.

– Ваша квантовая механика, хоть и ошибочна, свидетельствует о том, что Вселенная – единое целое.

– Ладно, пусть так. Но какое это имеет значение для нашей нынешней жизни?

– Огромное. Каждый из вас воображает себя индивидуальностью с отдельным уникальным мозгом. Вам кажется, что вы рождаетесь и умираете. Всю свою жизнь вы чувствуете себя одинокими, порой предельно одинокими. Вы боитесь смерти, потому что не желаете терять индивидуальность. Все это иллюзия. Ты, он, она, все, что вас окружает, одушевленное и неодушевленное, звезды, галактики, пустое пространство между ними – все это не отдельные объекты. Они изначально едины. Рождение и смерть, боль и страдание, любовь и ненависть, добро и зло – все иллюзорно. Это атавизмы эволюционного процесса. На самом деле их нет.

– Значит, это нечто вроде буддизма, где считается, что все – иллюзия?

– Нет. Реальность – абсолютная истина – существует. Однако если человек хоть раз на нее взглянет, его мозг разрушится.

– Если ты Бог, давай пообщаемся без клавиатуры. Ты должен и так слышать меня.

– Слышу вполне отчетливо.

– Ты утверждаешь, что все едино? А как же цифры? Один, два, три?.. Ну что? Я победил?

– Один, два, три… Это очередная иллюзия. Ничто не поддается счету.

– Ты говоришь безосновательно, а я только что счетом доказал свою правоту. Вот пожалуйста: пальцев ровно пять. Целое число.

– Ты показал не целое число «пять», а руку с пятью пальцами. Ваша система счета не существует независимо от реального мира. Это просто замысловатая метафора.

– Хотелось бы услышать доказательства этого смехотворного утверждения.

– Выбери наугад число на вещественной числовой оси. С вероятностью единица можно утверждать, что у него не будет ни названия, ни определения, его нельзя ни вычислить, ни записать. То же самое верно о якобы определимых числах, например о пи или о квадратном корне из двух. Высчитать их точное значение не в силах даже компьютер размером с целую Вселенную, работай он хоть бесконечно долго. Ответь же, Эдельштайн: зачем утверждают, что эти числа существуют? Для чего нужны окружности и квадраты, с которыми их увязывают? Возможно ли наличие пространства, имеющего столько-то измерений, если измерить его нельзя? Ты, Эдельштайн, все равно что обезьяна, которая, пустив в ход все свои умственные способности, научилась считать до трех, а найдя четыре камешка, вообразила, что познала бесконечность.

– Ты так считаешь? Говоришь, даже слово «Бог» не очень-то подходит, чтобы описать твое величие? Хорошо, но докажи это! Докажи, что ты Бог. Ну же! Слышишь меня? Докажи, что ты в самом деле Бог.

– Сам придумай, какое хочешь получить доказательство, Хазелиус. Но предупреждаю: это станет последним тестом. У нас много важных дел и слишком мало времени.

– Моя жена, Астрид, перед самой смертью забеременела. Мы едва успели об этом узнать. И ни с кем – ни с кем в целом мире – мы не поделились своей новостью. Мой вопрос такой: какое имя мы решили дать ребенку?

– Мальчика назвали бы Альберт Лейбниц Ганд Хазелиус.

– А если бы это была девочка? Если бы девочка? Как бы назвали ее?

– Розалинда Кюри Ганд Хазелиус.

– Хорошо, давай начнем с самого начала. Кто ты такой?

– По причинам, о которых я уже упоминал, ты не в состоянии понять, кто я. Если приблизительно, то я Бог, но это слишком неточное описание.

– Ты часть Вселенной или отделен от нее?

– Отдельностей нет. Мы все – единое целое.

– Зачем существует мироздание?

– Оно существует, потому что так проще, чем быть ничем. Поэтому есть и я. Примитивнее, чем сейчас, Вселенная стать не может. Так предусмотрено основным физическим законом, из которого вытекают все остальные.

– Что может быть проще, чем ничего?

– «Ничего» не существует. Ближайшее к нему состояние – Вселенная.

– Если все настолько просто, почему же тогда мироздание такое сложное?

– Сложность мироздания, которую вы наблюдаете, – стихийное свойство его простоты.

– Что же она такое, эта глубинная простота или сердце всего и вся?

– Реальность, которая способна разрушить человеческий мозг.

– Нет уж, увольте! Если ты такой умный, отвечай нам, несчастным невеждам, попонятнее. По-твоему, наши физические законы сплошь неверны, так?

– Вы создаете свои законы, полагая, будто есть время и пространство, которыми все ограничивается. Вот в чем ваша ошибка. Очень скоро все ваши представления о мире сгорят дотла. И возникнет другая наука.

– Если наши физические законы настолько неправильны, как же мы умудряемся достигать столь серьезных научных успехов?

– Ньютоновские законы движения, хоть они и ложны, позволили впоследствии отправить человека на Луну. То же самое можно сказать обо всех прочих ваших законах: они не бесполезные аппроксимации, но в основе своей неверны.

– А разве возможно открыть и сформулировать какой-либо закон, если нет пространства и времени?

– Мы уделяем слишком много внимания метафизическим спорам.

– А что нам еще обсуждать?

– Причину, по которой я вышел с вами на связь.

– Что это за причина?

– У меня есть для вас задание.

– Какое задание?

– Великие монотеистические религии возникли как необходимая ступень в развитии человечества. Ваша задача – помочь людям перейти к новой системе верования.

– К какой именно?

– К науке.

– Это нелепо! Наука не может быть религией.

– Вы основали новую религию, но пока не осознаете этого. Верование изначально возникло как попытка понять мир. Теперь эту роль возьмет на себя наука.

– Наука и религия – две совершенно разные вещи. Они задаются разными вопросами и требуют разных доказательств.

– И то и другое преследует одну и ту же цель: ищет истину. Однако сосуществовать религия и наука больше не могут. Столкновения между сторонниками одной и второй достигают накала. Наука отрицает большинство мировых религий, повергая верующих в состояние полного смятения. Вам предстоит помочь человечеству найти выход из кризиса.

– Какая ерунда! По-твоему, фанатики с Ближнего Востока или, скажем, наш Библейский пояс как миленькие послушают нас, откажутся от своих убеждений и примут науку в качестве новой религии? Это же безумие!

– Передайте миру мои слова и расскажите обо всем, что здесь случилось. Не стоит недооценивать мою власть – власть истины.

– И что же люди станут делать с этой новой религией? В чем смысл этих перемен? Кому они нужны?

– Первоочередная задача человечества – выйти из зависимости от организма. Освободить разум от плоти.

– Освободить разум от плоти? Не понимаю.

– От плоти. От нервов. От клеток. От всего в целом. То, при помощи чего вы думаете, не должно быть в рабстве у тела.

– Разве это возможно?

– Вы уже изобрели способ обработки данных без привлечения к этому своего организма – при помощи компьютеров. А вскоре начнете использовать квантовые состояния, что приведет к более широкому освоению природных квантовых процессов, которые вас окружают. То есть потребность в создании машин для работы с информацией вообще отпадет. Вы сольетесь с Вселенной, в прямом и переносном смысле, так же как до вас слились с ней другие разумные существа. Вы вырветесь из тюрьмы биологического интеллекта.

– А что потом?

– Со временем вы соединитесь с другими мыслящими общностями. А потом вместе с ними выясните, как перейти на третий уровень восприятия и с легкостью принять простую реальность, то есть сердце бытия.

– Только и всего? Больше ты ничего не хочешь сказать?

– Хочу. Это всего лишь предисловие к более серьезному заданию.

– В чем же суть этого более серьезного задания?

– Предотвратить «тепловую смерть» Вселенной.

Как только Вселенная достигнет состояния максимальной энтропии, то есть когда наступит «тепловая смерть», прекратятся все вычислительные операции. А я умру.

– Это неизбежно? Или есть способ предотвратить такой исход?

– Ответ на этот вопрос вам и предстоит найти.

– Получается, это и есть конечная цель бытия? Избежать загадочной «тепловой смерти»? Звучит как выдумка писателя-фантаста.

– Спасение от «тепловой смерти» – всего лишь шаг на пути.

– На каком пути?

– На пути, за время прохождения которого Вселенная полностью подготовится к конечному состоянию.

– Что это за состояние?

– Не знаю. Ни вы, ни даже я не способны его представить.

– Ты говоришь, за время этого пути Вселенная успеет полностью подготовиться. Сколько на это уйдет времени?

– В ваших математических символах это число лет, первое число Бога, выглядит так:

то есть десять факториал, возведенный в степень десять факториал с итерацией десять в восемьдесят третьей степени, причем полученный результат следует возвести в степень своего факториала с итерацией десять в сорок седьмой степени. По окончании этого срока мироздание найдет ответ на главный вопрос.

– Но ведь это невообразимо долго!

– Да, на ваш взгляд. А для бесконечности – капля в море.

– Будет ли место в этой прекрасной новой Вселенной моральным и этическим устоям? А свободу и прощение грехов люди получат?

– Повторю еще раз: раздельность – всего лишь иллюзия. Люди все равно что клетки в организме. Клетки отмирают, а организм живет дальше. Ненависть, жестокость, войны, геноцид – все это, как аутоиммунная болезнь, отнюдь не то, что вы именуете злом и грехом. Единение и его осознание, которые я предлагаю, откроют широкий простор для добродетели, причем альтруизм, милосердие и забота о ближнем играют в этом наиважнейшую роль. Судьба всех вас – одна судьба. Человечество или полностью вымрет, или выживет. Помилован не будет никто, потому что нет пропащих. И прощать некого, потому что никого ни в чем и не обвиняют.

– А как быть с обещанием лучшей жизни после смерти?

– Ваши разнообразные представления о царствии небесном довольно бессмысленны.

– Нет, именно идея спасения далеко не бессмысленна.

– Духовная завершенность, которую я вам предлагаю, несравнимо грандиознее любых небесных царств.

– А душа? Существование бессмертной души ты отрицаешь?

– Информация не исчезает. Со смертью тела накопленные данные изменяют структуру и форму, но не пропадают. Смерть – всего лишь информационное перемещение. Не бойтесь ее.

– Что же теряется со смертью? Индивидуальность?

– Не задумывайтесь и не печальтесь о потерях. Из острого чувства индивидуальности, столь необходимого для эволюции, вытекает множество свойств человеческого существования, как дурных, так и хороших: страх, боль, страдание, одиночество, равно как и любовь, счастье, сопереживание. Именно поэтому вам надлежит расстаться со своим биохимическим существованием. Тирания плоти уйдет, останется лишь то, что вы захотите взять с собой, – любовь, счастье, альтруизм, забота о ближнем. Все отрицательное исчезнет.

– Меня как-то не утешает мысль о том, что мое бессмертие гарантировано квантовыми флуктуациями, которые генерируются за время моего существования.

– Такое новое видение жизни доставит вам большое утешение. Информация во Вселенной бессмертна. Ваши поступки, воспоминания, горести – не забудется ничто. Да, ваши индивидуальности окажутся затеряны в потоке времени, ваши молекулы смешаются. Однако сведения о том, кем вы были, чем занимались, как жили, навсегда останутся в универсальном операционном центре.

– К сожалению, всеобщее существование при «универсальном операционном центре» кажется слишком уж механистическим и бездушным.

– Тогда дайте этому иное имя. Допустим, назовите его мечтой, желанием, чаянием, раздумьем. Все, что вас окружает, – часть невообразимо масштабного и прекрасного вычислительного процесса; все, начиная ребенком, который пытается произносить первые слова, и заканчивая превращением звезды в черную дыру. Наша Вселенная – восхитительная и непрерывная операция подсчета, которая, основываясь на единственной аксиоме великой простоты, длится вот уже тринадцать миллиардов лет. Так что мы с вами не создаем ничего принципиально нового. Как только ограниченное плотью мышление переместится на следующий уровень, вы сами начнете управлять операционными процессами, познаете их красоту и совершенство.

– Если все вокруг – вычислительная операция, тогда зачем вообще нужен ум? И мозг?

– Разум существует везде, даже в неодушевленном мире. Гроза – гораздо более сложное явление, чем человеческий мозг. Она по-своему разумна.

– У грозы нет сознания. А человек осознает, что он – это он. Разница между ними огромная, и это очень важно.

– По-моему, я объяснил, что осознание себя – это иллюзия, продукт эволюционного развития.

– Но погода лишена изобретательности. Она не может делать выбор, не умеет мыслить. Метеорологические условия – всего лишь механистическое проявление неких сил.

– Может, и вы механистическое проявление каких-либо сил? Метеорологические условия, подобно мозгу, характеризуются комплексными химическими, электрическими и механическими свойствами. Природа изобретательна. И умеет думать. Просто ее мысли отличны от ваших. Человек пишет роман на бумаге, а природа создает волны на поверхности океана. В чем разница между информацией, содержащейся в слове, и той, которую несет в себе волна? Прислушайтесь, и вы услышите говор моря. А однажды, обещаю, вы станете записывать свои размышления прямо на воде.

– Что же такое универсальный операционный центр? И что он пытается вычислить?

– Это самая великая и самая прекрасная загадка на свете.

У нас очень мало времени. То, что я сейчас скажу, – крайне важно.

– Пожалуйста, продолжай. Мы все внимание.

– Религия возникла при попытке объяснить необъяснимое, взять под контроль неуправляемое, вдохнуть жизнь в неживое. Вера стала самым мощнодействующим изобретением в истории человечества. Религиозные племена опережали в развитии те, которые не веровали. Верующие шли к некой цели, их жизнь была наполнена смыслом. Спасительная сила религии действовала столь безотказно, что желание во что-либо свято верить стало частью человеческой сущности.

Того, к чему стремилась религия, наконец достигла наука. Вы получили возможность объяснить необъяснимое и управлять неуправляемым. Вам больше не нужны религиозные догмы, «открытые с Божьей помощью». Человечество наконец повзрослело.

Религия столь же важна для человечества, как пища и вода. Попытки просто заменить религию наукой обречены на провал. Предложите науку в качестве религии. Потому что, поверьте мне на слово, наука и есть религия. Единственно возможная и истинная.

Наука предлагает не книгу истины, а метод истины. Наука – это поиск правды, а не ее сокрытие. Средство, а не догма. Путешествие, а не стремление к неясному.

– А как же людские страдания? Как наука, если говорить твоим языком, может превратить невыносимое в терпимое?

– Медицина и технологии за последний век облегчили гораздо больше людских страданий, чем вместе взятые священники – за тысячелетие.

– Ты говоришь только о физическом страдании. А как быть с душевными муками? Они не менее ужасны.

– Я ведь уже сказал: все на свете – одно. Любое страдание передается космосу. Никто не мучается в одиночку. К тому же у мук есть смысл. Смерть обычной птахи невероятно важна для всего остального. Вселенная знает обо всем и ничего не забывает.

Не отступайте, столкнувшись с недоверием! Вы мои апостолы. В ваших силах перевернуть мир. Настанет день, и наука докажет, что она правдивее религии. Люди держатся за религию, потому что должны во что-то верить. Вы не отнимете у них веру, а предложите новую взамен старой. Я не стремлюсь отнять у человечества иудео-христианского Бога. Я хочу лишь дополнить его.

– А чему в этой новой религии, которую ты нам предлагаешь, станут поклоняться люди? Есть в ней что-либо такое, что вызовет священный восторг и благоговение?

– Я предлагаю вам задуматься о той Вселенной, какая она есть на самом деле. Она столь же прекрасна и так же может вызвать трепет, как идея о Боге, выдуманная религиями. Только вообразите: сто миллиардов галактик, одинокие горящие островки, точно начищенные монеты, светятся в космическом пространстве. А оно немыслимо огромное. Человек не в состоянии представить себе, что подобное возможно. И эта Вселенная – лишь малая часть всего существующего. Вы населяете крошечную синюю точку в бесконечном небесном пространстве. Но и эта точка беспредельно дорога мне, ибо она неотъемлемая составляющая целого. Поэтому-то я и явился к вам. Если желаете, поклоняйтесь мне и плодам моих трудов. Только не молитесь какому-нибудь племенному божеству, выдуманному воюющими друг с другом скотоводами тысячи лет назад.

– Еще. Расскажи что-нибудь еще.

– Попытайтесь разглядеть мой лик при помощи своих научных приборов. Ищите меня в необъятном космосе и в электроне. Я Бог глубин времени и пространства, Бог сверхскоплений и пустот, Бог Большого Взрыва и расширения Вселенной, Бог темной материи и темной энергии.

Наука и вероисповедание не могут сосуществовать. Одно рано или поздно уничтожит другое. Сделайте так, чтобы победила наука. В противном случае ваша синяя точка исчезнет…

– Что же нам делать?

– С помощью моих слов вы одержите победу. Поведайте миру, что здесь случилось. Скажите, что на связь с человечеством вышел Бог. В первый раз. Да-да, в первый раз!

Вы избранные и проводите мир в будущее. Какое будущее вы предпочтете? Ключи в ваших руках…

Повторю еще раз: ваш удел – найти истину. Для этого вы и появились на свет. Наука – всего лишь избранный вами путь. Вот перед чем стоит преклоняться: перед самим поиском правды. Если вы отдадитесь ему всем сердцем, тогда в один великий день когда-нибудь в далеком будущем мы с вами встретимся. Таков был мой договор с человечеством.

Вы непременно отыщете истину. И истина сделает вас свободными.

Благодарности

Поблагодарить за любезно оказанную мне помощь хочется очень многих. В первую очередь Селену Престон, Эрика Симоноффа, Сюзанну Хазен-Хэммонд, Бобби Ротенберга, Хайуэла Уайта и Роланда Оттеуелла. Спасибо Джону Джавне за то, что он одолжил мне коллекцию книг по христианству, Клаудии Рюльке – за создание нашего нового интернет-сайта, и Тобиасу Дэниелу Ваббелю – благодаря ему я развил некоторые идеи для эссе, которое вошло в книгу «Im Anfang war (k)ein Gott: Naturwissenschaftliche und theologische Perspektiven».[4] Выражаю глубочайшую признательность Линкольну Чайлду, который читал мои рукописи и давал мне бесценные советы. Отдельное спасибо моему редактору, Бобу Глисону, за чуткое руководство и творческий подход к делу.

Сердечно благодарю своих друзей навахо, которые на протяжении долгих лет посвящали меня в секреты своей религии и знакомили с жизнью в резервации, в особенности Нормана Талли, Эдселя Брауна, Фрэнка Фэтта, Эдда Блэка, Виктора Бегея, Несвуда Бегея, Наду Каррьер и Чеппи Натана. Первые строки из песни навахо о создании Вселенной, которые приводятся в романе, – это несколько измененная версия записей, сделанных отцом Берардом Хейлом в начале двадцатого века во время беседы с одним знахарем-навахо.

Как обычно, от всей души благодарю Кристину, Алетейю и Айзека за любовь, поддержку и терпеливое отношение к сумасбродному писателю.

Некоторые философские, эволюционные и математические идеи, представленные в книге, заимствованы целиком или частично из работ Грегори Чейтина, Руди Ракера, Брайана Грина, Стивена Вольфрама, Эдварда Фредкина, Сэма Хэрриса, Ричарда Доукинса и Фрэнка Дж. Типлера. Число Бога изображено при помощи математической нотации Кнута для записи сверхбольших чисел.


Содержание:
 0  Богохульство : Дуглас Престон  1  Глава 1 : Дуглас Престон
 2  Глава 2 : Дуглас Престон  4  Глава 4 : Дуглас Престон
 6  Глава 6 : Дуглас Престон  8  Глава 8 : Дуглас Престон
 10  Глава 10 : Дуглас Престон  12  Глава 12 : Дуглас Престон
 14  Глава 14 : Дуглас Престон  16  Глава 16 : Дуглас Престон
 18  Глава 18 : Дуглас Престон  20  Глава 20 : Дуглас Престон
 22  Глава 22 : Дуглас Престон  24  Глава 24 : Дуглас Престон
 26  Глава 26 : Дуглас Престон  28  Глава 28 : Дуглас Престон
 30  Глава 30 : Дуглас Престон  32  Глава 32 : Дуглас Престон
 34  Глава 34 : Дуглас Престон  36  Глава 36 : Дуглас Престон
 38  Глава 38 : Дуглас Престон  40  Глава 40 : Дуглас Престон
 42  Глава 43 : Дуглас Престон  44  Глава 45 : Дуглас Престон
 46  Глава 47 : Дуглас Престон  48  Глава 49 : Дуглас Престон
 50  Глава 51 : Дуглас Престон  52  Глава 53 : Дуглас Престон
 54  Глава 55 : Дуглас Престон  56  Глава 57 : Дуглас Престон
 58  Глава 59 : Дуглас Престон  60  Глава 61 : Дуглас Престон
 62  Глава 63 : Дуглас Престон  64  Глава 65 : Дуглас Престон
 66  Глава 67 : Дуглас Престон  68  Глава 69 : Дуглас Престон
 70  Глава 71 : Дуглас Престон  72  Глава 73 : Дуглас Престон
 74  Глава 75 : Дуглас Престон  76  Глава 77 : Дуглас Престон
 78  Глава 79 : Дуглас Престон  80  Глава 81 : Дуглас Престон
 81  вы читаете: Приложение Слова Бога : Дуглас Престон  82  Использовалась литература : Богохульство



 




sitemap