Детективы и Триллеры : Триллер : 2 : Виктор Пронин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  74  75  76  78  81  84  87  90  92  93

вы читаете книгу




2

Наутро Демин чувствовал себя разбитым, и не было у него желания заниматься чем бы то ни было. Правда, душ и чашка кофе немного поправили его настроение, но не настолько, чтобы ощутить себя готовым к каким-то действиям. К метро он шел медленно, запрокинув голову и прижав затылок к плечам. Но голова оставалась тяжелой, и все события прошедшей ночи вспоминались, как тяжелый, невнятный сон.

Подходя к управлению, Демин попытался разобраться в своих ночных впечатлениях, но все представлялось неясно, словно подернутое дымком, впрочем, каким дымком, самым настоящим дымом

— Что скажешь? — спросил его Рожнов без обычной доброжелательности, видно, и для него бессонная ночь не прошла бесследно.

— Печальная закономерность, Иван Константинович. В праздники больше случается невеселых историй, нежели в дни обычные. Сами знаете, с нагрузкой работает «Скорая помощь», то и дело звонят наши телефоны, небо чаще озаряется пожарищами… Как выражаются ученые люди, кривая происшествий набирает высоту и круто уходит вверх.

— Да? — Рожнов вздохнул, потер ладонями лицо.— Но вчера-то был самый обычный день.

— Для нас. А для пострадавших это был большой праздник. Они собрались, выпили, посидели, расслабились… Может быть, вспомнили молодость, времена далекие и невозвратные, когда все было прекрасно… Нет, Иван Константинович, от праздников ждут чего-то большего, нежели от будней, и людям так не хочется, чтобы эти их ожидания оказались пустыми… Поэтому, когда ничего в праздники не происходит, они силком стараются наполнить их если не радостью, то хотя бы радостными криками.

— Продолжай, Демин, я внимательно тебя слушаю,— без подъема проговорил Рожнов.— Вижу, ты хорошо отдохнул, мыслишь свежо и проницательно, уверен, что ты выведешь нас на верную дорогу.— Он положил на холодное настольное стекло плотные ладони, остудил их, потом прижал к вискам. Заметив пристальный взгляд Демина, смутился.— Понимаешь, могу сутками не есть, неделями куда-то мчаться, годами не ходить в отпуск, но не могу не спать, не могу, что делать… Ты что-то говорил о выпивке?

— Я хотел сказать, что выпивка и уважение ближних часто взаимосвязаны. Думаю, вполне можно говорить о рождении нового ритуала, который все убежденно порицают, но не менее усердно и соблюдают. Выпивка сделалась формой общения, вам не кажется, Иван Константинович?

Рожнов шумно вздохнул, перевернул листок календаря, посмотрел на часы, опять вздохнул, поворочался в тесноватом кресле.

— Мне нравится твоя вдумчивость, Демин,— сказал он серьезно.— Это хорошее качество. Надеюсь, оно окажется полезным не только на работе, но и в личной жизни.

— В личной жизни?! — ужаснулся Демин.— Неужели анонимка пришла?

— А что, ждешь?

— Вы же знаете, что анонимка — это не просто письмо, это явление природы, стихия. Она не подчиняется законом человеческого бытия, она…

— Значит, так,— Рожнов не дал развить эту мысль.— Значит, так… Срочно свяжись с медэкспертом. У него должны быть результаты. Потом пожарные. Они обещали прислать заключение.

— Я ночью разговаривал с ними. Положение ясное.

— Разговоры к делу не подошьешь. А о нашей с тобой деятельности судят по документам, бумажкам, справкам.

— Как и о любой другой деятельности,— успел вставить Демин.

— Слушай, я уже похвалил твою вдумчивость, тебе мало?! Сиди и слушай. Фотограф. Снимки. Выезжал Савченко, он хорошо работает. Ты не хочешь еще раз съездить на пожарище?

— Зачем?

— Ну… Посмотреть при ясном свете дня.

— А стоит?

— Как знаешь. Я бы съездил.

— Слушаюсь.

— Не надо, Демин, ставить меня в дурацкое положение. Если тебе все ясно, нет у тебя ни сомнений, ни колебаний, можешь не ездить. Но… Начальство взволновано ночным пожаром. Кстати, хозяин дома, этот Жигунов, когда-то был большим человеком в Москве. Последнее время старик запил, хотя особых причин вроде и нет… Впрочем, для такого дела особых причин и не требуется.


Подходя к своему кабинету, Демин услышал за дверью телефонные звонки. «Что-то последнее время события поторапливают меня,— подумал озадаченно.— Дома звонят, здесь кому-то невтерпеж… Ладно, намек понял, учту».

— Да! — крикнул он в трубку.— Слушаю!

— Демин? Доброе утро, Валя,— прозвучал неторопливый голос, и Демин сразу догадался — Кучин.

— Привет! С твоей стороны очень любезно…

— Я же сказал вчера, что позвоню, даже если тебя и не заинтересуют результаты моей ночной работы.

— Спасибо, Кучин. Ты настоящий друг.

— Скажи, Валя, только откровенно, что ты думаешь о ночном пожаре?

— Версия напрашивается сама по себе… Собралась компания. Крепко выпили, некоторые отключились… Кто-то захотел покурить или что-то в этом роде… И так далее. Может быть, в деталях что-то путаю, но пожарные склоняются именно к такой мысли.

— Пожарные? — Кучин усмехнулся.— Так ведь это… Как бы тебе сказать понятнее… Труп в наличии.

— Да, я знаю. А как остальные?

— Держатся пока… Но состояние тяжелое.

— Понимаю, ожоги…

— При чем здесь ожоги? — спросил Кучин с таким наивным удивлением, что у Демина екнуло сердце. Он почувствовал, что у того за пазухой лежит полновесный булыжник.

— Ладно,-сказал Демин.— Я приготовился. Бей.

— Я не бью, Валя, я протягиваю тебе руку помощи. Ухватился? Смерть наступила от сильного удара по голове твердым тупым предметом. Удар чуть выше лба. Поскольку ночью было много копоти, дыма, потом еще пожарники все залили… Не разглядел я, да и ты тоже… А на свету все стало на свои места. Не зря говорится — утро вечера мудренее.

— Так…— протянул Демин, усаживаясь поплотнее.— Что еще?

— Был этот гражданин слегка пьян. Слышишь? Слегка. То количество бутылок, которое выгребли пожарные… Я подозреваю, что они скапливались с Нового года. Остальные, конечно, пострадали от огня, но у них тоже в лобной части просматриваются хорошие удары все тем же твердым предметом. Если бы ты позволил мне сделать предположение…

— Позволяю!

— Это был молоток. Слесарный молоток с квадратным сечением. Если будешь на месте происшествия, поищи в пепле. Ручка скорее всего сгорела вместе с отпечатками пальцев, ты их не найдешь, а вот молоток может пригодиться. Taкие дела, Валя. Сейчас я сяду за долгое описание всех моих находок и догадок, но тебе вот позвонил на случай, если что пригодится.

— Спасибо! — Демин положил трубку и тут же снова поднял ее, набрал номер пожарного управления.— Что у вас, ребята?

— Единственное, что можно утверждать с полной уверенностью, пожар начался в комнате, где были люди. Виной тому не электропроводка, нет оснований предполагать, что вспыхнул бензин, керосин, поскольку никакой посуды для этого в комнате не было. Много, правда, бумажного пепла.

«А теперь, дорогие товарищи, давайте пораскинем умишком,— проговорим Демин, откидываясь на спинку стула.— У нас в наличии четверо пострадавших. Один погиб. Трое в тяжелом состоянии. Все началось с обильного застолья. Выдвинем предположение — перепились, передрались, одного даже насмерть зашибли. Может такое быть? Может. Правда, возникает сомнение — пострадали все четверо, причем одинаково — удар по голове. Обычно в драке кто-то побеждает, кто-то оказывается сильнее…»

Демин поднял трубку, набрал номер Кучина.

— Внимательно тебя слушаю, Валя.

— В доме нашли четверых, все четверо пострадали. Вопрос: могли ли они сами нанести друг другу…

— Исключено. Одинаковый характер ранений режет, Валя, твою версию на корню. Кроме того, погибший — самый сильный. Ему больше всего и досталось. Человек, получивший такой удар, сам уже не сможет сделать что-то подобное. Он выбывает из игры. Следовательно, должен быть некто, оставшийся целым. Такова моя скромная догадка.

«Так, продолжим наши размышления,— проговорил Демин, положив трубку.— Через десять минут идти к Рожнову, а дело усложняется. Дом… Две половины, на два хозяина. Один выход заперт изнутри, другой — снаружи. Веселье происходило в той половине, которая заперта снаружи. Следовательно, при возникновении пожара все могли выйти через вторую половину дома. Что же им помешало? Плохое самочувствие? Или был человек, который по каким-то причинам решил от всех одним махом избавиться? Что может толкнуть человека на подобное? Ненависть? Или опасность? Он поджигает дом и уходит. Но это имеет смысл, если люди погибнут. А они не погибли. Живы. Кроме одного. Значит, преступник обречен? Если они выживут и заговорят…»

Демин позвонил в больницу.

— Главврача, пожалуйста. Я подожду,— сказал он нетерпеливо, поняв, что кто-то решает, как ему быть, не обидится ли главврач, если его к телефону позвать.— Николай Иванович? Здравствуйте, Демин беспокоит. Помните такого? Спасибо, жив-здоров… Трудимся в меру сил и умения. Николай Иванович, к вам этой ночью доставили трех пострадавших на пожаре…

— Да, есть такие.

— Их состояние?

— Крайне тяжелое.

— Общаться с ними нельзя?

— Можно, но, боюсь, они этого даже не заметят. Все без сознания.

— Надежды есть?

— Надежды есть, но не больше. Никакой уверенности.

— Кто-нибудь приходил, пытался встретиться или хотя бы узнать их состояние, вообще — интересовались?

— Были звонки.

— Кто звонил?

— Ну, Валентин Сергеевич, вы слишком многого от меня хотите.

— Николай Иванович, настоятельная просьба — никого к ним не пускать.

— Не понимаю? — уверенный бас главврача выразил недоумение, в котором Демин явственно различил нотку обиды, дескать, вмешиваются, дескать, не доверяют.

— Видите ли, Николай Иванович, есть основания полагать, что найдется человек, который захочет встретиться с ними во что бы то ни стало. Ему очень не понравилось, что они остались живы.

— Вон оно что… Был сегодня утром звонок… Как мне показалось, звонил молодой человек.

— Он спросил о ком-то? Назвал чье-то имя?

— Одну минутку, Валентин Сергеевич… Дайте подумать. Трубку подняла сестра, подошел я… Он представился родственником доставленных ночью людей и потому волнуется… Я посоветовал ему позвонить через несколько дней. Он поблагодарил… Вот и все.

— Дело в том, что пострадавшие еще не установлены, не опознаны… Я только предполагаю, что среди них может оказаться хозяин, квартиранты…

— Понимаю. Мы поместим их в одну палату. Хотя среди них женщина, но в таком состоянии, что вряд ли без посторонней помощи они смогут разобраться, кто из них какого пола.

— Какой этаж? — спросил Демин.

— Третий. Это имеет значение?

— Можно проникнуть в палату через окно?

— Совершенно голая стена.

— Ну, хорошо. Извините. Только просьба — неплохо бы дверь палаты держать под присмотром.

— Рядом столик дежурной. Это вас устраивает?

— Вполне. Я все-таки подъеду, возможно, придется оставить у вас нашего товарища…

— Не возражаю.

Рожнов, не прекращая разговора по телефону, глянул на Демина, махнул тяжелой ладонью в сторону стула — садись.

— Пока ничего сказать не могу,— ответил он кому-то в трубку и вопросительно вскинул брови, как бы спрашивая у Демина. Тот в ответ схватился руками за голову и покачался из стороны в сторону — мол, такое знаю, что голова кругом идет.

— Позвоню через полчаса,— сказал Рожнов и осторожно положил трубку.— Прокурор. Интересуется. Там поговаривают, что у нас четыре трупа, представляешь?

— Не исключено,— сказал Демин.— Хотя в наличии только один. Да и тот неопознанный. Кстати, ученые люди утверждают, что смерть наступила от удара по голове твердым тупым предметом.

— Дальше,— бросил Рожнов, нависнув над столом.

— У остальных пострадавших такие же травмы. Сегодня утром в больницу позвонил неизвестный, назвался родственником пострадавших. Весьма настойчиво интересовался их самочувствием.

— Понимаю,— кивнул Рожнов.— Он правильно рассудил— или они будут жить, или он…

— Как я понимаю, туда нужно направить нашего человека?

— Обязательно. Послушай, Демин, но это же черт знает что! У нас такого не было. Чтобы решиться на подобное, нужно или умом тронуться, или до ручки дойти… Как выражаются классики,— ум меркнет.

— Я бы свои чувства выразил иначе,— Демин невесело усмехнулся.— Легкая оторопь.

— Можно и так… Все равно ум меркнет. Твои планы?

— Первое. Установление личности потерпевших. Второе. Восстановление событий, происшедших в доме.

— Установить всех посетителей,— Рожнов положил кулак на холодное стекло стола.— Включая почтальонов, водопроводчиков, газовщиков и прочих неприметных людей, которые всегда почему-то остаются вне поля зрения. Дальше?

— Подробный допрос всех, кто имеет какое бы то ни было отношение к потерпевшим. Соседи, родственники, сослуживцы, друзья, подруги.

— А сейчас?

— Повторный выезд на место происшествия для более тщательного осмотра.

— Тяжело тебе придется… После пожара искать следы…

— Потребуется оперативная группа в полном составе.

— Кроме собаки,— усмехнулся Рожнов.— Там вчера столько следов оставили, всей нашей псарни будет маловато. Два оперативника, с которыми ты вчера работал, остаются за тобой. Гольцов и Пичугин. Если еще понадобятся — будем подключать по ходу. Ну, порадую я сейчас начальника, ну, порадую! — без улыбки произнес Рожнов, поднимая телефонную трубку.— Он-то думает, что там пожар и не более того… Во работка, а? Сижу и радую людей.



Содержание:
 0  Ошибка в объекте : Виктор Пронин  1  Глава 1 : Виктор Пронин
 3  Глава 3 : Виктор Пронин  6  Глава 6 : Виктор Пронин
 9  Глава 9 : Виктор Пронин  12  Глава 12 : Виктор Пронин
 15  Глава 15 : Виктор Пронин  18  Глава 18 : Виктор Пронин
 21  2 : Виктор Пронин  24  5 : Виктор Пронин
 27  8 : Виктор Пронин  30  11 : Виктор Пронин
 33  14 : Виктор Пронин  36  17 : Виктор Пронин
 39  3 : Виктор Пронин  42  6 : Виктор Пронин
 45  9 : Виктор Пронин  48  12 : Виктор Пронин
 51  15 : Виктор Пронин  54  И ЗАПЕЛА СВИРЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ГОЛОСОМ… : Виктор Пронин
 57  4 : Виктор Пронин  60  7 : Виктор Пронин
 63  11 : Виктор Пронин  66  14 : Виктор Пронин
 69  17 : Виктор Пронин  72  20 : Виктор Пронин
 74  1 : Виктор Пронин  75  вы читаете: 2 : Виктор Пронин
 76  3 : Виктор Пронин  78  5 : Виктор Пронин
 81  9 : Виктор Пронин  84  12 : Виктор Пронин
 87  15 : Виктор Пронин  90  18 : Виктор Пронин
 92  20 : Виктор Пронин  93  21 : Виктор Пронин



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap