Детективы и Триллеры : Триллер : 21 : Виктор Пронин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  92  93

вы читаете книгу




21

— Орехи привез? — спросил Рожнов.

— А как же! Из личного сада майора Чиковани. Велел кланяться. Будет несказанно рад, если напишете, как понравились орехи.

— А на базаре был?

— А как же, Иван Константинович! На базаре я проводил большую часть своего времени.

— И что же тебе там понравилось?

— На такой вопрос принято отвечать — люди. Но я отвечу иначе — цены. Три рубля за килограмм великолепных орехов платил. На свои командировочные я мог даже барана купить, но нас не пустили бы в самолет.

— Ничего,— сказал Рожнов.— Одного барана привез, и за то спасибо. С меня причитается. Если не грамота, то благодарность обязательно. Что Нефедов?

— Думаю, сегодня заговорит. До сих пор говорил я, выкладывал свои козыри и предлагал ему подумать. Он все внимательно выслушивал, кивал и молчал. Это еще там, в Лагодехах. А теперь ему предстоят очные ставки, куда деваться? Тут уж в молчанку не поиграешь.

— Ну, ни пуха.— Рожнов поднялся.— Похоже, нам с тобой придется завтра к генералу съездить, доложить об успехах.

— Требует?

— Интересуется, скажем так. У него уже куча жалоб на тебя скопилась. Допрашиваешь уйму людей, все невинные, всех посадить вроде собираешься… Такие дела.

За несколько дней, прошедших после задержания, Нефедов сильно изменился. Похудел, исчезла вызывающая нагловатость, стал сдержаннее. Но Демин понимал, что и это его настроение вряд ли продлится долго. Нефедов был еще в состоянии бега, когда удавалось уехать, улететь, скрыться, удавались знакомства с людьми. И даже собственное молчание ему пока нравилось, он, похоже, видел в этом свидетельство силы.

— Здравствуйте, Нефедов,— приветствовал его Демин.— Прошу садиться. Как самочувствие?

— Нормально. Но сказать мне нечего.

— Сомневаюсь. Хочу познакомить вас с некоторыми материалами следствия.

— Дело ваше.

Нефедов забросил ногу за ногу, скрестил руки на груди и уставился в зарешеченное окно. Там светило солнце, мимо стекол падали капли воды, они сверкали и звонко били в жестяной карниз. Сквозь открытую форточку доносились суматошные крики воробьев, голоса улицы, шум машин. Все это были звуки свободы.

— В Рязанской области задержан ваш приятель Бузыкин,— сказал Демин, листая уголовное дело.— Моторист. В его каюте под кроватью найден портфель, а в нем полторы сотни наручных часов.

— Вот дурак-то, господи! — не выдержав, произнес Нефедов.

— Не надо так о приятеле… Вы вели себя не лучше. Не умнее, во всяком случае. Бузыкин дал показания. Опознал вас на фотографии. Есть люди, которые видели, как вы вручали золото Дергачеву. Другими словами, у меня есть все основания предъявить вам обвинение в краже.

— Ну-ну! — поощряюще улыбнулся Нефедов.— И что же это за основания?

— Все расскажу. Уж коли вы не хотите разговаривать со мной, придется мне доложить обстановку. Да, Нефедов, скажите, куда делся ваш пушистый зеленый шарф?

— Не помню такого.

— Материнский подарок не помните? Нехорошо. Вас видел в зеленом шарфе человек, у которого жил Дергачев. Мисюк его фамилия. Вы к нему заходили, искали Дергачева. В тот день на вас был зеленый шарф. Где он?

Нефедов передернул плечами, ничего не ответил. Не понимая смысла вопроса, не зная, что стоит за ним, он остерегался говорить что-либо.

— Дело в том, что в вязаном воротнике вашей куртки найдены ворсинки этого шарфа. Вы носили его достаточно долго. Допускаю, что всю эту зиму вы проходили в зеленом шарфе. Тяжелый случай, Нефедов. Ваша мамаша сказала, что она сама вязала этот шарф. В деле есть остатки шерсти, она передала их следствию. Скажу больше — судьба шарфа мне известна. Мне нужно ваше объяснение — где вы его потеряли? Не хотите ничего сказать? Ладно… Но только учтите, что следы шарфа найдены на месте преступления, в доме Жигунова, где совершено убийство.

— Не знаю никакого Жигунова.

— Ну это вы совершенно напрасно! — рассмеялся Демин.— Вас видели там многие. И хорошо запомнили.

— Вы тут без меня могли все, что угодно, подтянуть, подделать, состыковать! — сказал Нефедов напряженным голосом, и Демин явственно услышал не только отрицание, но и растерянность, услышал вопрос — действительно ли доказано, кто его видел, кто остался жив?

— Что вы, Нефедов! Такое серьезное преступление нельзя оформить вот так походя, между прочим состыковать и подделать. Событие из ряда вон, я должен представить суду надежные доказательства. Вот завтра-послезавтра начнем очные ставки, вы увидите многих участников того развеселого застолья. Все они с нетерпением ждут встречи с вами. Ведь вы для них — спасение. Они уверяют меня в полной своей невиновности, а я, конечно, сомневаюсь, поскольку есть против них некоторые… соображения. Но теперь, когда появились вы собственной персоной, у них засверкали глаза, забрезжила надежда.

— Все на меня валят?

— А как же! Естественно. А вы будете валить на них. Куда вам деваться… Вот Бузыкин приедет, он уже в дороге, с ним потолкуете. А там, глядишь, понадобится следственный эксперимент, и мы снова вас рассадим за столом, в том же порядке, в каком вы сидели у Жигунова… Вместо погибших сядут наши товарищи, понятые… Уцелевшие сами сядут на свои места.

— Стращаете? — усмехнулся Нефедов.

— Упаси боже! Объясняю положение, в котором вы оказались. Должен сказать, что у меня нет большого желания встречаться с вами каждый день и смотреть, как вы здесь комедию ломаете. В ближайшую неделю я буду беседовать с людьми, которые жаждут поговорить со мной, которым просто не терпится дать правдивые и чистосердечные показания. А у вас будет возможность подумать, сопоставить, прикинуть… Кстати, не хотите взглянуть на снимки? У нас прекрасный фотограф… Вот дом во время пожара, вот тот же дом после пожара… Пострадавшие… Здесь, правда, невозможно разобрать, кто жив, кто мертв и вообще кто есть кто, но представление получить можно.

Демин видел, как вздрагивали снимки в длинных пальцах Нефедова, как солнечные блики, упав на отглянцованные поверхности, мелькали на его лице. А тот смотрел и смотрел на фотографии, словно забыв, что их надо вернуть. Демин не торопил его, понимая, что именно сейчас Нефедов, возможно, принимает самые важные решения. Наконец, спохватившись, он положил снимки на стол. Ну что ж, подумал Демин, он не сможет их забыть, они все время будут у него перед глазами, и это тоже хорошо, а то, похоже, до сих пор преступление виделось ему в неких соблазнительных поворотах — выпивка, ссора, в которой он, конечно же, оказался сильнее других, и даже пожар за спиной казался просто внушительным зрелищем…

— Где же это я прокололся? — проговорил Нефедов растерянно.

— О, не стоит об этом думать! — воскликнул Демин.— Вы прокалывались на каждом шагу, так что не надо искать какой-то одной оплошности. На следующий день после пожара мы уже знали, что вы в нем замешаны. И в Лагодехах вас ждали, и еще в нескольких городах. Полная обреченность, Нефедов. У вас не было шансов. Ни одного. Честно говорю. Вы являете собой ужасно примитивного преступника. Может быть, вас подводит самоуверенность, может быть, самовлюбленность, не исключаю даже, простите, недалекость. Чего стоит один только факт — Бузыкину вы предлагаете работать без перчаток, чтобы он оставил следы, а сами в перчатках шарите по универмагу. Какая разница.— найдем мы ваши отпечатки или отпечатки Бузыкина? Недомыслие… Но все это не меняет дела. В мире действуют совсем другие законы человеческого общения, нежели это вам кажется.

— И какие же это законы? — Нефедов постарался придать своему голосу снисходительность.

— Могу сказать, хотя вы мне и не поверите… Понимаете, Нефедов, все-таки жизнь движут порядочность, доброта, великодушие, если хотите. Как бы вы к этому ни относились, но это так. А здесь вы оказались потому, что эти законы нарушили. Могло случиться так, что из универмага вы бы ушли безнаказанно и из горящего дома могли уйти более удачно. Чего не бывает на белом свете… Но от стула, на котором сейчас сидите, вам было не уйти. Да, ведь я не сказал — во время пожара погибли двое, Дергачев и его жена. Как утверждают эксперты, смерть наступила от удара твердым предметом по голове. Старик Жигунов и Свирин…

— Какой Свирин? — встрепенулся Нефедов.— А, так его фамилия Свирин…

— Так вот, эти живы, поправляются. Не думаю, что они расскажут что-то новое… Их показания нужны скорее суду. Слова очевидцев — это серьезное доказательство, тем более слова потерпевших.

— Живы, значит,— проговорил Нефедов, и трудно было понять, произнес он эти слова с облегчением или с сожалением.

— Не сегодня завтра можно будет поговорить с ними,— заверил Демин.— Вот вы все молчите, молчите, а я все говорю, говорю… Наверно, неправильно веду допрос, но не молчать же нам обоим, верно? Конечно, молчание — не самое худшее поведение в вашем положении, но я бы не назвал его и наилучшим. Надо защищаться, Нефедов, а вы ведете себя безвольно. Вам надо сделать все возможное, чтобы хоть на год уменьшить наказание, на два…

— Этого я постараюсь добиться хорошим поведением там, за проволокой! — с вымученной удалью воскликнул Нефедов.

— Да? — удивился Демин.— Тут вы просчитались. Есть статьи уголовного кодекса… Осужденные по этим статьям ничего не заслуживают хорошим поведением. Да, хочу рассказать вам еще одну следственную тайну… При вскрытии Дергачевой был обнаружен золотой кулон украденный в универмаге.

— Так она его проглотила?! — Нефедов вскочил со стула и, шагнув к столу, уперся в него длинными руками.— Она его проглотила?!

— Проглотила,— кивнул Демин, не понимая, что же так потрясло Нефедова.

— О! — Нефедов приложил ладони к лицу.— Значит, Дергачев был прав… Он меня не обманывал… А она молчала… проглотила и молчала, когда все это заварилось…

И тут с Нефедовым произошло еще одно превращение — согнувшись пополам, он хохотал, не в силах разогнуться, по лицу, искаженному судорожным смехом, катились слезы. Обессилев, Нефедов присел на стул, слезы, выдавленные смехом, теперь уже катились по его плачущему лицу.

— Подлая баба, подлая баба,— повторял он.

Залитые слезами глаза Нефедова, казалось, видели происшедшее в доме Жигунова, но только теперь он понял смысл всего происшедшего — так показалось Демину Где-то рядом была разгадка. Но в этот день Нефедов не произнес ничего связного.

Заговорил он только на следующее утро.

Заглянув в кабинет начальника, Демин поразился — Рожнов сидел в темном костюме и белой сорочке, смущенный парадным своим нарядом.

— Что происходит, Иван Константинович? Куда это вы? Никак, к ордену приготовились?

— К генералу приготовился. Неплохо бы тебе привести себя в порядок.

— Думаете, будет орден?

— Даст он тебе орден. Догонит и еще раз даст. Чтоб знал, как людей пачками задерживать.

— Я это делал только с вашего позволения.

— Ладно, ладно… Ввел начальство в заблуждение, осрамил, можно сказать, а теперь бумажками прикрываешься… Нехорошо. Подумай лучше, как оправдываться будешь.

— Ничего, Иван Константинович, авось. Картина преступления ясна, подтверждена показаниями, документами, экспертизами. Выдержим генеральский натиск.

— Говоришь, ясная картина? — Рожнов откинулся на спинку стула.— Хорошо, давай прокрутим еще раз, чтобы уж быть уверенными. Итак, что произошло?

— Преступление совершил Нефедов. Кто такой Нефедов? Красавец квартального масштаба, который решил однажды, что успех у девочек и в своей компании дает ему право на вольную жизнь. Драки, пьянки, озорство на грани хулиганства и так далее. Мать не в силах справиться с ним, отправляет к тетке. Заметьте — к старой женщине отправляется детина на третьем десятке лет. Там он знакомится с Бузыкиным. Вместе забираются в универмаг. Берут всякую дребедень, но помимо этого — золото. Нефедов решает, что началась новая жизнь. Он приезжает сюда, пытается продать золото. Подключает Дергачева. Вечером в доме Жигунова они встречаются, чтобы рассчитаться. Необходимо учесть обстановку в доме — весь день приходят и уходят гости, чужие люди, но все тянутся друг к другу, потому что… не к кому больше тянуться.

— Короче! — бросил Рожнов,— Из-за чего драка?

— Дергачев не может полностью рассчитаться с Нефедовым. Клянется, что отдал все, роется в карманах своей фуфайки и не может найти золотого кулона. Нефедов ему не верит. Дергачев действительно не виноват, он не знал, что его подруга жизни, хлебнув лишнего, обшарив фуфайку и найдя там золотой кулон, в спешке проглотила его, видя, что вещицу ищут. Дальше вообще все просто — ссора, оскорбления, драка, и Нефедов в беспамятстве или еще там как-то хватает подвернувшийся молоток и бьет Дергачева по голове. К нему бросается жена Дергачева, ей тоже достается. Старик спит пьяный, Свирин — единственный свидетель. Нефедов, решив, что семь бед — один ответ, укладывает и его. Стаскивает в кучу тряпье, бумагу, поджигает и уходит. Через некоторое время, увидев, что дом не загорелся, возвращается. На этот раз все вспыхнуло очень хорошо. Дальнейшие события вы знаете. На пожар приезжает следователь Демин и все ставит на свои места.

— Прекрасно,— кивнул Рожнов.— А за что ты арестовал Борисихина?

— А разве он сам не написал покаяние?

— Написать-то написал, но только кое-кто не прочь это покаяние истолковать не в твою пользу — дескать, угрозами и принуждением заставил человека оговорить самого себя.

— Он написал это покаяние, когда я был в командировке,— улыбнулся Демин.— Меня в это время не было в Москве.

— Кое-кто готов поверить объяснению, что написано оно было раньше, а дата поставлена позже.

— Так,— усмехнулся Демин,— теперь, значит, мне предстоит защищаться и доказывать, что я не верблюд.

— Может быть, ты и в самом деле не верблюд, но это действительно нужно доказать.

— Нет.— Демин покачал головой.— Нет, Иван Константинович, доказывать это не надо. У нас, слава богу, презумпция невиновности. А если кто-то хочет доказать, что я верблюд — прошу. Я готов выслушать его доказательства.

— Ошибаешься. Презумпция невиновности защищает Нефедова, Борисихина и прочих. Но не тебя.

— Я что — рыжий?

— Слегка.

— Доказывать невиновность мне не придется по той простой причине, что Борисихин в своем покаянном письме написал правду. И эта правда вписывается в общую картину преступления. Когда он выволакивал из дома свою жену, старик мелко и пакостно похихикал над ним. И Борисихин, не сдерживаясь, ударил его. Поленом. Об этом он и написал. И не отказывается от написанного. А на следующий день, узнав о происшедшем, побежал тайком в больницу, чтобы узнать, жив ли старик, не убил ли он его. Он пробирался со двора черным ходом, перемазался в штукатурке и, естественно, дал мне повод задержать его. Кроме того, заметьте, никто не мог подтвердить, что в эту ночь он был дома.

— И молодого Жигунова ты тоже задержал за то, что он ночевал неизвестно где?

— С Жигуновым все сложнее. При обыске у него нашли зеленый шарф, а ворсинки от этого шарфа — на заборе. На шарфе пятна крови. По группе — кровь отца.

— Как ты это объясняешь?

— Когда Борисихин уложил старика в снег, Жигунов вместе с Нефедовым втащили его в дом и, конечно, перемазались. Вот и все.

— Знаешь, меня смущает зеленый шарфик… Ведь его видели на Нефедове, а нашли у Жигунова!

— Все просто, Иван Константинович. Шарф принадлежал Нефедову. И он был на Нефедове, когда тот приходил к Мисюку. Он оставался на Нефедове, когда тот с Жигуновым втаскивал старика в дом. В доме Нефедов разделся и шарф, естественно, снял, оставил на вешалке. Жигунов уходил изрядно выпивший. По ошибке прихватил шарф и пришел с ним в общежитие. Но жена, увидев, в каком состоянии муж, выгнала его. Жигунов ушел, как говорится, в ночь. Вытолкав его из дома, жена выбросила вслед за ним пальто и шапку, а шарф остался на вешалке. Жигунов провел ночь у своей прежней девушки, но молчал об этом. Не столько меня, сколько жены опасался. И, таким образом, дал мне основания заподозрить его в убийстве.

— И Тетрадзе дал тебе основания? — спросил Рожнов.

— Да. И Тетрадзе. Старик выманил у него две тысячи и отказался их вернуть. Горячая кавказская натура могла возмутиться? Могла.

— А как вымазался в крови Тетрадзе? Откуда пепел на его обуви?

— В деле об этом сказано подробно. Застав в доме уйму гостей, Тетрадзе решил зайти позже. И пришел как раз в тот момент, когда разгорался ворох бумаг и тряпок, подожженных Нефедовым. Увидев окровавленных людей, пылающую кучу, Тетрадзе…

— Оцепенел? — подсказал Рожнов.

— Совершенно верно. Оцепенел. Но быстро пришел в себя. Затоптал огонь и сбежал, справедливо рассудив, что если его застанут здесь, то, конечно, решат, что все натворил он. Сбежал в калитку. Он не знал о существовании выхода через сад. Об этом выходе знал сын старика, Михаил, он и оставил на заборе ворсинки. Нефедов, отойдя от дома, заметил, что пламя погасло. Тогда он вернулся, поджег снова и, убедившись, что огонь набрал силу, ушел.

— Это он сам тебе рассказал?

— Не надо, Иван Константинович, все понимаю. Вы хотите сказать, что, возможно, и Тетрадзе, и Борисихин, и Жигунов все-таки как-то причастны… Проверил. Сопоставил. Все сходится. Поработал один Нефедов. Он сам рассказал, и все его слова подтверждены. И потом, заметьте — поведение всех подозреваемых вписывается в общую картину. Мы могли им верить или не верить, но они говорили правду.

— Да, а большой след у калитки? Кто его оставил?

— Понятия не имею,— улыбнулся Демин.— Может, пожарные, может, милиция… Но, скорее всего, Нефедов.

— Почему Нефедов поехал в Лагодехи?

— Ему больше некуда было ехать. Он понимал, что все его родственники отпадают, их тут же возьмут под присмотр. А уехать он хотел надолго. Во время пьяного застолья Нефедов выудил у Тетрадзе сведения о родне, так что тот почти и не заметил этого! Но, приехав в Лагодехи, сообразил, что сразу появляться у родни не следует. Этот вариант Нефедов просто держал в запасе.

— А что золото? Мы можем похвастать, что все вернули государству?

— Похвастать можем, но вернули не все. Чуть больше половины. По дороге в Грузию Нефедов сумел сбыть еще несколько вещиц. Ну, а остальное нашли при обыске в том доме, где он остановился. И где спрятал — в собачьей будке. Там собака — с тебя ростом, Иван Константинович!

— Ладно,— хмуро сказал Рожнов, недовольный сравнением с собакой.— Пошли. Генерал ждать не любит.


Содержание:
 0  Ошибка в объекте : Виктор Пронин  1  Глава 1 : Виктор Пронин
 3  Глава 3 : Виктор Пронин  6  Глава 6 : Виктор Пронин
 9  Глава 9 : Виктор Пронин  12  Глава 12 : Виктор Пронин
 15  Глава 15 : Виктор Пронин  18  Глава 18 : Виктор Пронин
 21  2 : Виктор Пронин  24  5 : Виктор Пронин
 27  8 : Виктор Пронин  30  11 : Виктор Пронин
 33  14 : Виктор Пронин  36  17 : Виктор Пронин
 39  3 : Виктор Пронин  42  6 : Виктор Пронин
 45  9 : Виктор Пронин  48  12 : Виктор Пронин
 51  15 : Виктор Пронин  54  И ЗАПЕЛА СВИРЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ГОЛОСОМ… : Виктор Пронин
 57  4 : Виктор Пронин  60  7 : Виктор Пронин
 63  11 : Виктор Пронин  66  14 : Виктор Пронин
 69  17 : Виктор Пронин  72  20 : Виктор Пронин
 75  2 : Виктор Пронин  78  5 : Виктор Пронин
 81  9 : Виктор Пронин  84  12 : Виктор Пронин
 87  15 : Виктор Пронин  90  18 : Виктор Пронин
 92  20 : Виктор Пронин  93  вы читаете: 21 : Виктор Пронин



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap