Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 6 : Лев Пучков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 6

После чрезвычайного происшествия на ковре приемной ритм моего существования действительно изменился. Я бы сказал, что изменилась моя жизнь, но это будет неверно, поскольку, как учит старик Конфуций, жизнь человека — это движение от одной точки, начальной, до другой, конечной. И каждый так или иначе этот путь проходит: один ускоренным шагом от привала к привалу, с привкусом крови во рту и потом в ложбинке между лопаток, может быть, с вещмешком товарища, получившего тепловой удар; другой — позади общей колонны в санитарной машине, с любопытством наблюдая за страданиями других, поскольку он умудрился до старта превратить потертость на ноге в инфицированную рану… Во как!!!

Так что изменился только ритм моего существования. Я, как и обещали, начал вкалывать. А Дон, так я понял, с интересом присматривался, оценивал степень моей работоспособности. В одном только мой шеф слегка просчитался. Или, может, будет лучше сказать — не учел одного фактора.

При всей своей гениальности и совершенстве он никогда не был военным. Дон закончил университет, был преподавателем, стал бизнесменом, но с военным делом никогда не сталкивался.

Чем отличается военный от штатского? Да ничем, скажете вы: руки, ноги, голова (утверждают, что с одной извилиной — от фуражки) — все одинаково… Все, да не все! Сейчас объясню.

На гражданке люди работают и получают за это деньги. У разных граждан — разная степень ответственности, различное положение согласно табели о рангах. Но всех их объединяет одно: они работают и получают за это деньги.

А в армии деньги платят не за работу! Это военная тайна, но, поскольку она не значится в реестре нулевого допуска, я ее раскрою. Военные получают: оклад по воинскому званию, оклад по должности, за выслугу лет и продпайковые. И коэффициенты. Про работу, заметьте, ничего не сказано. Вот так. В армии не работают. Там решают задачи.

Существуют такие аббревиатуры: СБД и СБЗ. СБД — служебно-боевая деятельность. Для непосвященных: это то, чем занимаются подразделения и части. А служебно-боевая деятельность состоит из решения СБЗ — служебно-боевых задач. Задачи бывают перспективные, текущие — повседневные — и внезапно возникающие.

Вот об этих внезапно возникающих задачах я бы мог рассказывать очень долго, но боюсь утомить вас такой тягомотиной, поскольку по объему это тянет на отдельную книгу. А если вкратце, происходит все следующим образом.

Обычная войсковая часть. Все идет по плану: боевая учеба, караулы, служба разного рода, досуг, воспитательная работа и так далее. Это организовать несложно, если имеются опыт и соответствующие условия.

Теперь представьте себе штаб округа с непомерно раздутыми штатами, кучей отделов и массой подполковников и полковников, гнездящихся в тесных, но уютных кабинетах, получающих те же деньги, что и линейные офицеры, и не желающих расставаться со своими насиженными местами.

Так вот, чтобы как-то оправдать наличие своей должности, показать ее необходимость и значимость, полистает какой-нибудь подполковник в перерыве между обедом и чаепитием «руководящие» документы, заглянет в казарму батальона обеспечения на минутку — оп-па!!! Пирамиды желтого цвета. А что-то больно яркий для казармы колер, больно яркий… Угу!

И пошло-поехало. В течение недели — испарина на лбу, задумчиво-сосредоточенный вид, обоснование на 64 листах через интервал и — проект приказа: пирамиды должны быть шарового цвета (серые). И — к начальнику: трудимся! Вот и готово! Распоряжение за номером таким-то пошло в войска.

После чего в распорядке дня части появляется маленькая брешь. Командир части звонит командирам подразделений и полчаса ставит задачу. Те, оторвавшись, допустим, от заполнения книги службы, чешут затылки, выражая посредством широко распространенных слов узкоспециальной направленности свое отношение к тому, кто это распоряжение родил, в частности и ко всему управлению округа в целом.

Потом, дочесав затылок, вызывает старшину, который бросает инструктируемый наряд, и командиров взводов, поскольку пирамиды закреплены за взводами. Следует подробный инструктаж относительно нововведения, затем старшина отправляется добывать краску, кисти и так далее, а командиры взводов, похерив занятия, организуют вытаскивание оружия из пирамид.

Так проходит полдня. Получить что-либо на войсковом складе очень проблематично: завскладом, он же неуловимый Джо, начальник КЭС, который эту краску выписывает, — личность чрезвычайно занятая. А зам по тылу, который накладывает визу на всю эту лабуду, вообще очень похож на легендарного Зорро — в жизнедеятельности части присутствуют одни его автографы, а самого мало кто видел…

Затем, после получения всего необходимого, людей опять же отрывают от службы, от занятий по распорядку дня и засаживают аврально красить пирамиды. Вот вам маленький пример того, как демонстрация одним подполковником из округа своей активности напрямую влияет на распорядок дня части. в Таких подполковников в округе — человек 150, и все они должны отстаивать существование своих должностей…

Они и отстаивают. В составе комиссий, комплексных и целевых групп и по отдельности каждый с завидной продуктивностью рожают многочисленные распоряжения и приказы, которые логически преобразуются в эти самые внезапно возникающие задачи. И получается вечный аврал, сумятица, сплошные противоречия и ситуативные отклонения — одним словом, бардак.

И в этой приятной обстановочке надо выполнять боевые задачи, воспитывать людей, кормить, одевать, сохранить им жизнь и здоровье, поскольку на десять призванных молодых людей три-четыре — социопаты с ярко выраженными стремлениями к жесткому давлению различными способами на более слабых духом и телом, один-два — с устойчивыми суицидальными наклонностями, один-два — со склонностью к психопатии различного толка и только пара-тройка — более-менее, и то — среда, знаете ли, влияет…

Офицеры подразделений и частей живут в такой обстановке постоянно и привыкли — не обращают особого внимания. А вот посторонние люди, окунувшись лишь на краткий миг во все эти хитросплетения, буквально теряются и задают вполне, по их мнению, закономерные вопросы: «Да как же вы так живете, ребята? Как у вас крыша до сих пор в более или менее стабильном состоянии?!» — «Да вот так и живем. Гнездо у нас тут…»

Потому-то я и сказал, что Дон просчитался, поставив меня перед фактом внезапно свалившихся трудностей. Он, наверное, заранее испытывал удовольствие, собираясь наблюдать, как я буду барахтаться и, возможно, просить помощи или послабления. А я просто попал, что называется, в свою стихию и стал от этого радостен и счастлив.

Уже тремя днями ранее я изучил составляющие деятельности фирмы и теперь только обобщил данные. В моем распоряжении были материалы, записанные на дискете, которую мне принес Макс: где что находится, что производится, реализуется, приобретается, порядок прохождения вложенных в тот или иной филиал средств от момента внесения суммы на корреспондентский счет до момента получения продукции торговой точкой и так далее, и тому подобное.

В самом начале своей коммерческой деятельности Дон, по всей видимости, — я могу судить из того, что узнал, — был честен и полон самых радужных надежд относительно своего дальнейшего будущего, как, впрочем, и многие другие начинающие деляги, сорванные ветром перемен с насиженных мест.

Насколько я знаю (он никогда сам не распространялся о начале своей деятельности, я располагаю только приблизительными данными, полученными от сотрудников фирмы), Дон довольно успешно стартовал, продав папашину «Волгу» и еще что-то и вложив эти средства в небольшой кирпичный завод в пригороде.

Время было — сами понимаете, завод дал тройной оборот уже через полгода. Еще через год Дон стал президентом фирмы, которая занималась поставками сельскохозяйственной продукции на некоторые предприятия общественного питания и имела в собственности помимо двух животноводческих ферм хорошо налаженное рыбное хозяйство.

Каким образом удалось бывшему преподавателю истории в университете за такой сравнительно недолгий срок столь хорошо освоить в рыночной сфере, убей меня бог, не могу понять.

С течением времени, однако, оказалось, что дела обстоят не совсем гладко. Получалось, что прибыль фирмы после полного оборота капитала составляла весьма незначительную сумму — основная часть дохода уходила на оплату труда персоналу и рабочим и покрытие производственных затрат. Да еще помимо госналогов приходилось давать на лапу — и основательно давать — всем подряд: милиции и санэпидемнадзору, пожарной инспекции и народному контролю, появившейся позже налоговой полиции и многочисленным комиссиям и ревизорам, а еще поить-кормить периодически набегавших лиц, от которых зависело процветание фирмы, и т. д.

А немного позже, подняв голову, зашевелился и встал в полный рост рэкет — спонтанный по тем временам, хаотичный и потому неуправляемый, не зажатый, как сейчас, в структуру, производственных отношений синдиката.

Рэкет сделал фирму Дона практически убыточной. Несколько раз Дон сиживал в подвале черт знает где (ожидая, когда его сотоварищи отстегнут установленную сумму, которую накануне выплатить отказались), был неоднократно сильно потоптан, и в конце концов все кафе и рестораны, бывшие до того надежными клиентами, вдруг разом отказались от его продукции. Это произошло после паузы, возникшей в результате отказа заплатить за «охрану» предприятия…

Много еще чего было. Как говорится, не даром отдано. Позже фирма Дона вошла в состав своеобразного синдиката или, если хотите, Корпорации, которая не имела своего устава и вообще формально не существовала. Корпорация образовалась вынуждено, по стечению обстоятельств, когда получилось, что на одной территории одновременно были вынуждены мирно существовать различные легальные, полулегальные и нелегальные фирмы и группировки.

Такие образования имеются в каждом городе, в каждом административном центре, и в принципе их возникновение исторически обусловлено. Не будем вдаваться в подробности. Есть господа, которые получают за это дело хорошие деньги.

Итак, организация, которую возглавляет Дон, занимается поставками сельскохозяйственной продукции в пределах области (практически 90 процентов составляет переработка), а также координацией деятельности тех, кто производит, и тех, кто закупает эту самую сельскохозяйственную продукцию — на межрегиональном и межобластном уровнях.

Это выглядит так. Существует несколько самостоятельных фирм с полным производственным циклом от вскармливания, например, курицы до ее доставки в выпотрошенном виде на склад магазина. Эти фирмы объединены в одну большую с громким названием, которое можно услышать в ежедневных выпусках рекламы. Все это завязано на биржу, на поставки стройматериалов, посредничество при оформлении торговых операций и так далее, и тому подобное.

Вот говорят, идет реформа, да? И что же мы сейчас имеем? Хотя бы по нашему городу судить… Если вникать не особенно глубоко, можно сделать такой социальный расклад.

Просто граждане.

Ранее именовались совслужащими, рабочими и колхозниками-тружениками. Самый неимущий слой, который тем не менее тащит на своей широкой спине всех остальных.

Торгаши.

Ничего не производят, а живут за счет спекуляции: покупают в одном месте, везут в другое и там продают.

Мошенники.

Это каталы, наперсточники, жетонщики и так далее.

Игорный бизнес.

Катраны, казино, тотализатор (в нашем городе это скачки и неофициальные бои мастеров восточных и так далее единоборств). Есть даже нотариальная контора, где вы можете вполне официально заключить пари с кем угодно и на что угодно, при этом гарантируется полная тайна.

Сфера услуг.

Широко разветвленная сеть разнообразных домов свиданий, бюро добрых услуг, которые в любое время дня и ночи предоставят вам целый взвод девочек или мальчиков — только платите. На этом поприще появилась довольно молодая поросль кидал.

Боевики.

Группки спонтанного дикого рэкета превратились со временем в хорошо отлаженные и четко организованные коллективы, располагающие оружием и способные действовать в чрезвычайных условиях. На примере нашего города можно сделать вывод, что рэкет в такой форме — вполне приемлемое зло, если вообще. Уже давно никто из плечистых парней не ходит и не собирает бабки у торгашей, мошенников и иных любителей легких денег. В каждом киоске и магазине есть кнопочка под прилавком: если на торгаша кто-то дикий наедет, нужно только нажать на нее. Через пару минут подъедут к киоску два «жигуля», в которых сидят сильные и сноровистые ребята со стволами. Они и разберутся с диким.

Сильные и сноровистые ребята — это далеко не все. В инфрастуктуре нынешнего рэкета есть информационно-аналитические группы, которые следят за положением дел на бирже, за оптовыми и рыночными ценами и, в буквальном смысле, проводят ревизии в подведомственных торговых точках и им подобных заведениях — своеобразная налоговая инспекция. Это для того, чтобы определить, сколько подведомственные должны платить за услуги. А платить они должны столько, чтобы не обидеть «братву» и иметь интерес продуктивно и качественно работать. А иначе каков смысл существования?

Бизнесмены.

Деловые люди типа Дона. В общем-то, их деятельность практически легальна и облачена в респектабельную фактуру. Не совсем легальны бывают формы и методы воздействия на определенные объекты и на субъектов в ходе предпринимательской деятельности. Тут интересы таких, как Дон, и «братвы» пересекаются. Если вести предпринимательскую деятельность по закону, очень скоро все фирмы повылетают в трубу под марш Шопена. На пути предпринимателя столько преград, что можно сломать не только ноги, но и шею, двигаясь к светлому будущему. Эти люди часто обращаются к боевикам. Отдельным личностям намекают, что при таком-то раскладе могут пострадать их близкие. Бывают случаи. Отдельные личности оступаются в подъезде и калечатся здорово, некоторые случайно выпадают из окна и разбиваются. Кое у кого что-то там горит, кое-какая продукция оказывается безнадежно испорченной, а значит, колоссальные убытки — если неправильно себя ведут. Бывает и так, что рефрижератор, полный кур, где-нибудь на проселке останавливают товарищи в масках, вооруженные автоматами, сгружают этих кур, тут же наготове бензовоз… Это в том случае, если на базарах кур мало и стоят они бешеные деньги, а на складах таких, как Дон, птицы — хоть одним местом ешь. Цены можно формировать. Нельзя допустить, чтобы какая-нибудь Мордва или Чувашия привезла на рынок своих кур и продавала дешевле, чем у местных. Естественно, боевики за так ничего не делают. Они кровно заинтересованы в том, чтобы бизнесмены не могли обойтись без их помощи. Последние обладают широко разветвленной сетью легальных предприятий, где они отмывают деньги боевиков. Чем больше денег боевики вкладывают в какое-то предприятие, тем большие условия для деятельности они ему, этому предприятию, обеспечивают — это ежу понятно. Непонятно, каким образом дельцы умудряются сохранять паритет в отношениях с боевиками и не попадать к ним в кабалу.

И последнее — сам процесс отмывания грязных денег.

Допустим, кто-то украл некую сумму. Несет ее в банк и кладет на счет. И так постоянно: ворует, идет в банк и сдает на свой счет. Это способ самый простой и самый рискованный. При таком способе должен быть очень толковый банкир — настоящий профессионал, которого нужно здорово заинтересовать, поскольку этот банкир тоже не мало рискует.

Допустим, кто-то украл некую сумму, а у меня есть свиноферма — поросей так несколько. Он отдает деньги мне, и мы договариваемся, что я куплю еще пару поросей (это в глаза бросается не будет, ведь у меня уже есть несколько), приобрету комбикорм и прочее, а через семь месяцев отдам ему выкормленного поросенка, или двух, или бабки за них.

При расчете, естественно, я отдам ему поросенка не самого лучшего, а похуже, который будет стоить гораздо меньших денег, чем он когда-то мне дал, — даже с учетом инфляции. Он прекрасно знает об этом, но соглашается, поскольку постоянно ворует деньги и надо каким-то образом их пристраивать, а в округе, кроме меня, ему никто не поможет. Я тоже должен быть заинтересован в сотрудничестве, поскольку просто-напросто могу отказаться, если не буду получать прибыль.

Он, конечно, крутой парень, может сжечь мое хозяйство, а самого меня оттоптать, даже убить, но он прекрасно знает, что если наломает дров, ему некуда будет пристроить свои ворованные бабки. Слухами земля полнится. Сунется в другой район, с ним откажутся сотрудничать, зная его дурной нрав. Кроме того, в другом районе может быть свой крутой парень…

Тут, правда, имеется один нюансик: ежели он постоянно дает мне свои бабки, я должен его оформить как члена своего крестьянского хозяйства или сопредседателя кооператива. Иначе будет трудно объяснить, за какие такие услуги я ему плачу.

В общем, суть проста: он ворует, я работаю. А если кто-то вдруг начнет проявлять нездоровый интерес, почему хозяйство это процветает и ширится на фоне общего упадка, он ему, этому любознательному, мягко порекомендует заняться рыбалкой или чем попроще, а если он тупой, на него случайно наедет трактор или еще что-нибудь из сельскохозяйственной техники.

Вот такая схема. Примитивно, конечно, но зато верно. Помимо этого, существует еще несколько способов отмывания грязных денег, но все они предполагают тесное сотрудничество предпринимателя и представителя криминальных структур.

Ну что, делаем вывод? Пожалуйста. Все крупные состояния нажиты нечестным путем.

Прошу прощения у тех представителей криминального мира, которых не назвал, характеризуя население нашего города. Ну не аналитик я!

Да, вот еще что. Перечисленные действуют в тесном контакте с чиновниками — работниками правоохранительных органов, городской и районной администрации, органов различного контроля и так далее. От низового звена вверх — туда, куда смотреть трудно: голова кружится.

По этому поводу я как-то сильно поспорил с одним ментом — участковым нашего района. Участковый — крепкий неглупый мужик среднего возраста, которого в околотке все уважали — и шпана, и деловые, и прочие, поскольку он работал тут уже пятнадцать лет и за это время никого не подставил и не сподличал ни разу, хотя и посадил практически каждого третьего, кого сумел прищучить, — свято верил в честность представителей правоохранительных органов и считал, что только отдельные типы из его ведомства — предатели.

Устав доказывать ему обратное, я как-то предложил составить список деятелей криминальных структур на территории его околотка: перечисление известных личностей и рода занятий. Это его заинтересовало, и как-то раз, за хорошим столом (угощал я, поскольку он хорошо знал моего отца и как-то старался принять участие в моей судьбе, когда я остался один), мы совместно на пьяную голов под «хи-хи» составили такой список.

Получилось вот что.

Карманники — под предводительством Халявы. Сюда же относились мелкие воришки, которые промышляли на рынке. Что-то около 45 штук.

Домушники — ребята посерьезнее, которые планомерно и непрерывно чистили квартиры, располагая достоверными данными, что где лежит. Подозреваемые, которых не удалось поймать за руку (те, кого удалось поймать, уже сидели), — под предводительством Макета, ранее судимого по статье 144 два раза. Количество — что-то около 25 штук.

Гопники — еще более серьезные товарищи, которые промышляли разбоем на улицах и в укромных местах, перехватом машин, их угоном и т. д. опять же подозреваемые. Под руководством Аркаши, также ранее судимого по статьям 145 и 146 неоднократно. Количество — что-то около 30 штук.

Далее в списке шли проститутки и сутенеры под руководством такого-то, мошенники и прочие, которых и ранее перечислял.

Получился солидный список с указанием имен и кличек. Под пьяную руку я этот список упаковал в конверт и отправил по почте на имя начальника нашего райотдела, присовокупив в конце: дескать, я, участковый такой-то, раскрыл криминальную группировку и готов их всех пересажать, дайте только роту ОМОНа на трое суток. Глупость, конечно, шалость.

Через четыре дня нашего участкового перевели в горотдел с повышением. Он пришел ко мне обмыть событие и искренне удивился, когда я спросил его о судьбе списка: «Ты чего, парень? Какой такой список? Мы же хохмили!»

Вот так. На его место назначили какого-то неопытного пацана, который недавно уволился из армии и не нашел ничего более подходящего, как пойти работать в органы…

Итак, я углубился в сферу экономики, разного бизнеса. Легко разобрался со всей этой мудистикой, недоумевая, правда, для чего это может мне понадобиться. Ну да мало ли!..

Параллельно мне пришлось разбираться в работе биржи, в различных ценных бумагах и осваивать экономические термины, что показалось гораздо более трудным.

Тут, правда, я решил немного упростить задачу — смотался за угол, где потасканный гражданин неопределенного возраста торговал книгами, и приобрел у него новый словарь экономических терминов 1995 года издания. Я этот словарь заприметил еще раньше, только тогда мне показалось большой цена, да и не было необходимости.

Словарь я положил в верхний ящик стола и решил совсем не учить эти самые термины, а просто всех обо всем расспрашивать — так, мне кажется, гораздо легче их усвоить. Считаю, требование свободно владеть этими терминами вовсе не означает, что я должен тратить свое время на унылую зубрежку.

Больше всего, однако, пришлось поломать голову над поистине на первый взгляд неразрешимой проблемой. Не сходились цифры.

Я потратил на это дело чуть ли не весь свой первый настоящий рабочий день и прихватил еще часика три после 17.00, но так ничего и не добился.

Грубо взятый килограмм одного поросенка, купленного на свиноферме в январе за две тысячи и погулявшего несколько месяцев по необъятным просторам «фирменного» хозяйства, где-нибудь в октябре с учетом индексации и вычетом НДС и прочего давал пять тысяч чистой прибыли.

Аналогичная метаморфоза происходила с курятиной, гусятиной, телятиной и т. д. глина, взятая бесплатно, превращалась в кирпичи по две тысячи за штуку. Из почти бесплатно взятого в карьере сырья получался высококачественный цемент по 500 рэ за килограмм. Эти данные были запечатлены на дискете, такие же цифры стояли в гроссбухе, предназначенном для налогового ведомства и страховых компаний.

Из данных другого гроссбуха, который мне вручил Дон, кратко упомянув, что сия книжица предназначена исключительно для служебного пользования, следовало совсем иное. Выходило, что за килограмм курятины — пятнадцать, за килограмм цемента — две тысячи и так далее.

Тщательно перелистав второй гроссбух несколько раз и сличив его данные с цифрами на дисплее, я стал усиленно соображать, производить различные операции, входящие в круг моих возможностей, и в таком духе провел почти весь день, пытаясь увязать данные первого гроссбуха с данными второго.

Я так увлекся, что не пожелал прерываться на обед и заказал себе по телефону сосиски с томатным соком, которые сразу же слопал, не обратив абсолютно никакого внимания на их качество и товарный вид.

К 20.00 голова моя шла кругом, и когда я в очередной раз закрыл глаза, чтобы расслабиться, перед моим мысленным взором вращались мириады цифр, рассыпаясь на большие кучи, которые, в свою очередь, распадались, преобразовываясь в поросей, гусей, курей и телей, а те неорганизованно разбегались в разные стороны, спотыкаясь об изобильно разбросанные по всей видимой площади силикатные кирпичи и поднимая клубы высококачественного белого цемента…

Этого просто не могло быть. Потому что чистая прибыль от реализации каждого вида товара в соответствии с данными второго гроссбуха составляла рыночную цену на данный момент. То есть, если верить этим цифрам, получалось, что фирма продавала вышеперечисленные товары в торговые точки полным идиотам, которые живут в пещерах и абсолютно не интересуются рыночным курсом.

Или вот второй вариант. Фирма ни копейки не платит своим рабочим и служащим, не покупает корм и исходную продукцию и не вкладывает ни рубля в развитие производства, ремонт оборудования — ну вообще не тратит денег…

И надо быть полным дебилом, чтобы не догадаться, каким образом фирма такие деньги получает.

Я, смею надеяться, дебилом не являюсь и потому догадался. Проституции, подумал я, игорный бизнес, рэкет. А может, оружие и наркотики. Во!!!

И мне стало грустно.

Я прочитал достаточно много детективов, наших и не наших, и насмотрелся видео, чтобы предположить с большой степенью вероятности, что меня заманили в ловушку злобные мафиози — для того, чтобы потом подставить. А размах-то какой!

Как меня собирались подставить, я предположить не мог, но то, что подставят обязательно, это сто пудов. Я хорошо запомнил это выражение, которое частенько проскакивает у Чейза. Там то и дело какого-то простодушного и честного идиота подставляют, и он из-за этого попадает в различные малоприятные истории и борется со злом. И побеждает в итоге. Но у нас не Америка. С нашим злом бороться невозможно.

На некоторое время я впал в отчаяние. Все сходилось одно к одному: подобрали, накормили, хату отремонтировали, посадили в кабинет с компьютером…

Когда в мой кабинет вошел нарядно чисто одетый Дон, я уже был доведен до кондиции своими размышлениями и потому ничтоже сумняшеся с ходу сообщил о своих опасениях, присовокупив, может быть, немного агрессивно, что вот так просто я не дамся — не на того напали! И долго смотрел на него, как мне показалось, гордо и независимо.

Внимательно выслушав меня, Дон хмыкнул и почесал переносицу указательным пальцем.

— Ты, мой френд, однако не настолько испорчен системой, как можно было предположить.

Так вот сказал мой шеф, усаживаясь на краешек стола и бери в руки левый гроссбух.

— Фирма существует уже более десяти лет. На нее работают тысячи человек, и никого еще ни разу не подставили, как вы, сударь, изволите выражаться.

— А как же?..

— К перечисленным тобой видам деятельности криминального мира фирма никакого отношения не имеет. Непосредственного отношения… Кроме того, если тебе что-то вдруг покажется подозрительным, ты волен в любой момент нас покинуть. Держать никто не будет. Вот так, мой дорогой. Понятно?

Я неопределенно пожал плечами: не решил для себя, как отреагировать на опровержение моих слов.

— Ну ничего, все образуется, — успокоил Дон. — А теперь приведи себя в порядок. Через десять минут мы выезжаем на дело.

— На какое дело? — насторожился я и подумал: ага, началось!

— На важное.

— Это секрет? Время для работы, по-моему, не того… А?

— Отчего же? — Дон широко улыбнулся, и я понял, что он опять каким-то образом угадывает все мои сомнения. — Мы едем в кабак…


Содержание:
 0  Профессия – киллер : Лев Пучков  1  Глава 1 : Лев Пучков
 2  Глава 2 : Лев Пучков  3  Глава 3 : Лев Пучков
 4  Глава 4 : Лев Пучков  5  Глава 5 : Лев Пучков
 6  вы читаете: Глава 6 : Лев Пучков  7  Глава 7 : Лев Пучков
 8  Глава 8 : Лев Пучков  9  Глава 9 : Лев Пучков
 10  Глава 10 : Лев Пучков  11  Глава 11 : Лев Пучков
 12  Глава 12 : Лев Пучков  13  Глава 13 : Лев Пучков
 14  Глава 14 : Лев Пучков  15  Глава 15 : Лев Пучков
 16  Глава 16 : Лев Пучков  17  Глава 17 : Лев Пучков
 18  Глава 18 : Лев Пучков  19  Глава 19 : Лев Пучков
 20  Глава 20 : Лев Пучков    



 




sitemap