Детективы и Триллеры : Триллер : 16 : Кристофер Райх

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




16

Я стояла и смотрела на свою руку, не желая верить собственным глазам.

Сэм заговорил первым:

– Человеческая челюсть.

– Да.

Его лицо потемнело.

– Может, старинное захоронение индейцев?

– Только не с таким шедевром стоматологии.

Я повернула челюсть, и в лучах солнца сверкнуло золото.

– Вот что привлекло внимание Джея-семь, – проговорил он, уставившись на коронку.

– А здесь плоть, – добавила я, указывая на коричневый клубок на сочленении.

– Что это значит?

Я подняла челюсть и принюхалась. Влажный пресыщенный запах смерти.

– В здешнем климате, в зависимости от того, лежало ли тело на открытом воздухе или в земле, я бы сказала, он умер меньше года назад.

– Как такое, черт возьми, могло случиться?!

На лбу Сэма пульсировала жилка.

– Не кричи на меня. Значит, не все, кто приезжает на остров, проходят через тебя! – Я отвернулась от него.

– Где он, дьявол его побери, достал челюсть?

– Он же твоя обезьяна, Сэм. Тебе и выяснять.

– Уж выясню, будь спокойна.

Сэм пошел к полевой станции, перепрыгивая через две ступеньки, поднялся наверх и исчез внутри. Через открытое окно послышалось, как он зовет Джейн.

Я застыла на месте, прислушиваясь к скрипу пальмовых листьев, ощущая нереальность происходящего. Неужели смерть действительно пробралась на мой остров спокойствия?

"Нет! – отдалось у меня в голове. – Нет, только не здесь!"

Зажужжала пружина, и дверь-ширма распахнулась настежь. Появился Сэм и позвал меня.

– Пойдем поймаем главных подозреваемых. Джейн знает, где находится группа "О", когда они не в лагере, там мы найдем Джея-семь. Может, маленький мошенник принесет еще что-нибудь.

Я не двинулась.

– Черт, извини. Мне просто не нравится, когда на моем острове валяются части человеческих тел. Ты же меня знаешь.

Правда. Но меня удерживала на месте не его недавняя ругань. Я почувствовала запах сосны, легкий ветерок коснулся щеки. Я знала, что там, и не хотела это искать.

– Пошли.

Я глубоко вздохнула, как женщина, которую вызывают на прием к онкологу.

– Подожди.

Я зашла на полевую станцию, порылась на кухне и нашла пластиковую банку. Положила туда челюсть, спрятала контейнер в кабинете, оставила записку для Кэти.

Мы пошли по тропинке за полевой станцией, Джейн вела нас в самое сердце острова. Там деревья достигали размера буровых вышек, листва нависала над головой сплошным балдахином. Под ногами – плис из чернозема и сосновых иголок, в воздухе витает одуряющий запах гниющих растений и экскрементов животных. Покачивание веток говорило о присутствии обезьян.

– Здесь кто-то есть, – сказала Джейн, включая приемник. Сэм навел бинокль на ветви, пытаясь разглядеть кодовые татуировки.

– Группа "А", – сообщил он. – Гр-р!

На ветке надо мной сгорбился молодой самец – спина выгнута, хвост в воздухе, взгляд прикован к моему лицу. Резкий горловой рык говорил мне: "Назад!"

Когда наши взгляды встретились, обезьяна села, пригнула голову, потом склонила ее набок. Кивнув еще несколько раз, повернулась и, как пушечное ядро, полетела на другое дерево.

Джейн подкрутила диски, закрыла глаза, прислушалась, ее лицо заострилось от напряжения. Чуть погодя она покачала головой и пошла дальше.

Сэм осматривал верхушки деревьев, тут Джейн снова остановилась и стала поворачиваться по часовой стрелке, полностью сосредоточившись на звуках в наушниках.

Наконец:

– Есть очень слабый сигнал.

Она повернулась в ту сторону, где исчезла молодая обезьяна, Помедлила, снова повернулась:

– Кажется, он около "Алькатраса". – Джейн указала на северо-запад.

Большинство загонов для животных на острове отмечены буками, однако некоторые из самых старых удостоились названий, вроде "ОК" или "Алькатрас".

Мы пошли к "Алькатрасу", но к югу от загона Джейн свернула тропинки и углубилась в лес. Здесь растительность стала гуще, ноги утопали в земле.

Сэм повернулся ко мне:

– Осторожней возле пруда. У Алисы народилась куча детей в прошлом году, она не очень расположена к общению с людьми.

Алиса – четырехметровый аллигатор, и живет она на острове с незапамятных времен. Никто не помнит, кто дал ей имя. Служащие уважают ее право на собственную территорию и не тревожат пруд.

Я жестом успокоила Сэма. Я не боюсь аллигаторов, но стараюсь близко с ними не знакомиться.

Мы не отошли и на пять метров от тропинки, когда я его заметила, сначала смутно, всего лишь как легкое изменение в густом, органическом запахе леса. Вначале я сомневалась, но чем ближе мы подходили, тем сильнее становилась вонь. Ледяная цепь сковала мне грудь.

Джейн свернула на север, прочь от пруда, Сэм последовал за ней, продолжая обследовать в бинокль верхушки деревьев. Я отстала. Запах был впереди.

Я обошла упавший эвкалипт и остановилась. Вокруг пруда виднелась цепочка кустов и низких пальм. Сэм и Джейн отходили все дальше, шорох их шагов становился все тише, лес погрузился в тишину.

Запах разлагающейся плоти не похож ни на какой другой. Я чувствовала его на человеческой челюсти, а теперь сладковатая вонь парила в вечернем воздухе, подсказывая, что источник где-то рядом. Едва дыша, я развернулась, как недавно Джейн, закрыла глаза, сосредоточившись только на чувствах. То же движение, но другая цель. Джейн шла на звук, а я – на запах.

Вонь шла от пруда. Я двинулась к нему, нос не отпускал запах, глаза бегали в поисках рептилий. Над головой крикнула обезьяна, на землю пролился поток мочи. Затряслись ветки, на землю посыпалась листва. Вонь с каждым шагом становилась все сильнее.

Через пару метров я остановилась и навела бинокль на плотную завесу из пальм и рвотного чая, отделявшую меня от пруда. Прямо на его границе расплывалось бесформенное облако.

Я медленно двинулась вперед, осторожно пробуя землю ногой. У кустов вонь стала невыносимой. Я прислушалась. Тишина. Присмотрелась к кустам. Ничего. Сердце билось как сумасшедшее, по лицу тек пот.

"Вперед, Бреннан. До пруда еще далеко, тут нет аллигаторов".

Я вынула из кармана бандану, закрыла ею нос и рот, присела посмотреть, что же так заинтересовало мух.

Они взмыли вверх как одна, с жужжанием кинулись на меня. Я отмахнулась, но они тут же вернулись. Отгоняя мух одной рукой, я укутала вторую банданой и приподняла ветки рвотного чая. Насекомые запрыгали по лицу и руке, возмущенно жужжа.

Мух привлекла неглубокая могила, спрятанная под ветками. Из нее на меня уставилось человеческое лицо, черты его размывались и менялись в неверном свете. Я наклонилась ближе, потом в ужасе отшатнулась.

Не лицо – обглоданный падалыциками череп. То, что показалось мне глазами, носом и губами, было на самом деле тучами мелких крабов, примкнувших к бурлящей на черепе массе, которая поедала остатки плоти.

Оглядевшись, я сообразила, что здесь побывали и другие. Справа лежала искалеченная грудная клетка. Кости руки, все еще скрепленные усиками высохших связок, выглядывали из подлеска в паре метров от меня.

Я отпустила ветку и села на корточки, парализованная ледяной тошнотой. Краем глаза заметила, как подходит Сэм. Он говорил, но слова не доходили до меня. Где-то в миллионах миль отсюда взревел и затих мотор.

Мне хотелось оказаться в другом месте. Стать кем-то другим. Тем, кто не чувствовал столько лет запах смерти и не наблюдал за конечным распадом тел. Тем, кто не собирал день за днем человеческие скелеты, оставленные сутенерами, взбешенными любовниками, свихнувшимися наркоманами и психопатами. Я приехала на остров, чтобы отдохнуть от жестокости своей работы. Но даже здесь смерть нашла меня. Мне стало плохо. Новый день. Новая смерть. Смерть каждый день. Боже, сколько еще таких дней мне предстоит?

Я почувствовала руку Сэма на плече и подняла голову. Второй рукой он зажимал рот и нос.

– Что это?

Я кивнула на куст, Сэм откинул ветки ногой:

– Черт!

Я согласилась.

– Сколько он здесь пролежал?

Я пожала плечами.

– Несколько дней? Недель? Лет?

– Захоронение послужило на пользу фауне твоего острова, но по большей части тело не пострадало. Я не могу сказать, в каком оно состоянии.

– Его вырыли не обезьяны. Им мясо не нужно. Скорее чертовы канюки постарались.

– Канюки?

– Хищники. Они любят пировать на останках обезьян.

– Я еще подозреваю и енотов.

– Да? Я знал, что еноты любят рвотный чай, но мертвечину...

Я снова взглянула на могилу.

– Труп лежит на боку, правое плечо почти на поверхности. Запах явно привлек любителей падали. Наверное, его раскопали и съели канюки с енотами, потом, когда разложение ослабило связки, они вытащили руку и челюсть, – я кивнула на ребра, – съели часть грудной клетки, вытащив ее из ямы. Остальное скорее всего находилось слишком глубоко, или туда было трудно добраться, поэтому они оставили труп в покое.

Я палкой подтянула руку поближе. Локоть остался на месте, но конец длинной кости отсутствовал, пористое содержимое выступало из-за грубо обгрызенных краев.

– Видишь, как обгрызены края? Животные. А здесь? – Я указала на маленькое круглое отверстие. – След от зуба. Что-то мелкое, может, енот.

– Дьявол!

– Естественно, крабы и насекомые тоже в стороне не остались.

Он встал, наполовину развернулся и пнул земляной комок ногой.

– Иисусе, что теперь делать?

– Теперь надо звонить местному следователю, а он или она позвонит местному антропологу.

Я поднялась и стряхнула землю с джинсов.

– И каждый из них поговорит с шерифом.

– Просто кошмар какой-то. Я не могу позволить посторонним излазать весь остров!

– Им не обязательно лазать по острову, Сэм. Они только приедут, заберут тело и, может, пустят ищейку на случай, если здесь есть еще трупы.

– Как, черт?.. Дьявол! Это невозможно.

По виску Сэма покатилась капля пота. Он то сжимал, то разжимал челюсти.

На мгновение мы замолчали. Вокруг жужжали мухи. Наконец Сэм прервал тишину:

– Ты должна это сделать.

– Что сделать?

– Что угодно. Вырыть труп. – Он махнул рукой в сторону могилы.

– Ни за что. Здесь не моя территория.

– Мне глубоко плевать, чья здесь территория. Еще не хватало, чтобы кучка проходимцев бегала по моему острову, портила все на своем пути, посылала к черту мой рабочий график и, может, даже заражала обезьян. Исключено. Совершенно исключено. Я тут хозяин, черт возьми, здесь мой остров. Я скорее буду сидеть на пристани с ружьем, чем пущу их сюда.

На лбу Сэма снова пульсировала жила, а сухожилия на шее натянулись, как проволоки. Он тыкал пальцем в воздух, подкрепляя каждое свое слово.

– За такое представление, Сэм, ты мог бы "Оскара" получить, но я все равно ничего не стану делать. Дэн Джеффер работает на полицию в Колумбии. Он же занимается антропологией в Южной Каролине, скорее всего ему и позвонит следователь. Дэн – аккредитованный специалист.

– Твой чертов Дэн Джеффер, может, туберкулезом болеет!

Спорить бесполезно, и я промолчала.

– Ты ведь только этим и занимаешься! Могла бы выкопать парня и отдать своему Джефферу!

Бесполезно.

– Почему нет, Темпе? – зло уставился он на меня.

– Ты же знаешь, я занимаюсь другим делом в Бофорте. Я обещала помочь следователю, а в среду мне надо вернуться в Шарлотт.

Я не открыла Сэму истинной причины своего отказа – мне просто не хотелось иметь дело с трупом. Я морально не готова осквернить свой священный остров уродливой смертью. С первого взгляда на челюсть меня одолевали видения, обрывки прошлых дел. Удушенные женщины, выпотрошенные младенцы, молодые люди с перерезанным горлом и тусклыми, слепыми глазами. Если убийство и пришло на остров, я его не увижу.

– Поговорим в лагере, – предложил Сэм. – О трупе никому ни слова.

Не обращая внимания на его повелительный тон, я привязала бандану к кусту, и мы повернули обратно.

Когда вернулись к дороге, там стоял потертый пикап, как раз у того места, где мы свернули в лес. В грузовике лежали мешки с едой для обезьян, сзади крепился тысячелитровый бак с водой. Джой осматривал бак.

Сэм позвал его.

– Постой-ка минутку.

Джой вытер тыльной стороной ладони рот и сложил руки на груди. Он носил джинсы и хлопчатобумажную рубашку с рукавами, но без воротника. Грязные светлые волосы свисали на лицо.

Джой ждал, пока мы подойдем, спрятав взгляд за солнечными очками, сжав губы в узкую линию. Он казался напряженным.

– Не пускай никого к пруду, – сказал Сэм.

– Алиса снова поймала обезьяну?

– Нет, – не стал распространяться Сэм. – Куда везешь корм?

– В кормушку номер семь.

– Оставь и сейчас же возвращайся.

– А вода?

– Наполнишь баки и возвращайся в лагерь. Если увидишь Джейн, пришли ее туда же.

Очки Джоя повернулись ко мне и остановились на целую вечность. Потом он забрался в пикап и уехал, бренча баком.

Мы с Сэмом шли молча. Я боялась предстоящей сцены, но решила не поддаваться на уговоры. Я вспоминала его слова, видела его лицо, когда открылась могила. Потом еще кое-что. Перед тем как подошел Сэм, я, кажется, слышала рев мотора. Пикапа? Я гадала, сколько Джой простоял на тропинке. И почему именно там?

– Когда Джой начал на тебя работать? – спросила я.

– Джой? – Он на мгновение задумался. – Почти два года назад.

– Он надежный человек?

– Скажем так, сострадание у Джоя во много раз превосходит здравый смысл. Он из тех чувствительных типов, которые постоянно рассуждают о правах животных и боятся побеспокоить обезьян. Он ни черта не смыслит в животных, но работает хорошо.

Вернувшись в лагерь, я обнаружила записку от Кэти. Она закончила исследования и ушла на пристань читать. Пока Сэм доставал телефон, я спустилась к воде. Моя дочь сидела в одной из лодок, вытянув голые ноги, закатав штанины и рукава как можно выше. Я помахала, она ответила тем же, потом кивнула на лодку. Я покачала головой и подняла обе руки, имея в виду, что еще не время уезжать. Кэти улыбнулась и вернулась к чтению.

Когда я зашла на полевую станцию, Сэм сидел за кухонным столом и разговаривал по мобильному телефону. Я скользнула на скамейку напротив.

– Когда он вернется? – спросил Сэм в трубку. Таким взволнованным я его еще не видела.

Пауза. Сэм постукивал по столу карандашом, поворачивая его то одной стороной, то другой.

– Иви Ли, мне нужно поговорить с ним сейчас. Ты не можешь его достать как-нибудь?

Пауза. Тук. Тук. Тук.

– Нет, заместитель меня не устроит. Мне нужен шериф Бейкер.

Длинная пауза. Тук. Ту... Грифель треснул, и Сэм кинул карандаш в мусорную корзину в дальнем конце кухни.

– Плевать мне, что он говорит, попытайтесь еще. Скажите, чтобы позвонил мне на остров. Я подожду.

Он кинул трубку.

– Как могут одновременно отсутствовать и шериф, и следователь? – Он схватился за голову.

Я повернулась на скамейке, положила ноги на стол и облокотилась на стенку. За долгие годы я поняла, что лучший способ поладить с Сэмом – не обращать на него внимания. Гнев вспыхивает и гаснет, как пламя.

Сэм встал и начал мерить кухню шагами, постукивая кулаком по ладони.

– Где, черт возьми, Гарли? – Он взглянул на часы: – Десять минут пятого. Здорово. Через двадцать минут все соберутся тут, чтобы ехать в город. Дьявол, им даже не полагается быть здесь сегодня, в субботу. Они работали за другой день, когда приехать помешала плохая погода.

Он пинками гонял по комнате кусок мела.

– Я не могу оставить их здесь. Или все-таки надо? Может, рассказать им про труп и запретить покидать остров, потом мурыжить каждого подозреваемого в отдельной комнате, как чертов Эркюль Пуаро?

Снова шаги. Часы. Шаги. Наконец Сэм упал на скамейку напротив и уронил голову на руки.

– Ты закончил с метанием молний?

Нет ответа.

– Могу я кое-что посоветовать?

Он не поднимал глаз.

– Значит, могу. Тело оказалось на острове, потому что кто-то не хотел, чтобы его нашли. Они явно не учли любознательность Джея-семь.

Я разговаривала с макушкой Сэма.

– Я вижу три варианта. Первый. Труп привез один из твоих служащих. Второй. Кто-то чужой приплыл на остров в лодке, скорее всего кто-то из местных, знающих твой распорядок. Когда служащие отправляются домой, здесь не остается охраны, верно?

Он кивнул, не поднимая головы.

– Третий. Это мог быть один из торговцев наркотиками, которых здесь навалом.

Тишина.

– Ты ведь представитель общества охраны дикой природы, так?

Сэм поднял голову. Лоб блестел от пота.

– Так.

– Если не можешь достучаться до следователя или шерифа Бейкера, а заместителю не доверяешь, позвони своим. Их юрисдикция распространяется на острова, верно? Они не вызовут подозрений и смогут закрыть место для посещений, пока ты будешь говорить с шерифом.

Он хлопнул по столу:

– Ким!

– Кто угодно. Просто попроси их не поднимать волну, пока ты не поговоришь с Бейкером. Я уже рассказывала, что он предпримет.

– Ким Вагунер работает в департаменте природных ресурсов Южной Каролины. Она и раньше мне помогала, когда у нас возникали проблемы с властями. Ким я могу доверять.

– Она останется на ночь?

Я никогда не причисляла себя к робкому десятку, но охранять кого-то от убийц или наркоторговцев не решилась бы.

– Без проблем. – Он уже набирал номер. – Ким служила во флоте.

– Она справится с бандитами?

– Ким ест гвозди на завтрак.

Кто-то ответил, и Сэм попросил офицера Вагунер к телефону.

– Вот увидишь, – сказал он, прикрыв трубку ладонью.

* * *

Когда собрался персонал, все уже уладилось. Команда взяла с собой на лодку Кэти, а мы с Сэмом остались. Ким приехала в начале шестого и выглядела точно так, как обещал Сэм. Маскировочный костюм для джунглей, военные ботинки, австралийская шляпа и достаточно оружия для охоты на носорога. Теперь острову ничто не угрожает.

По дороге к пристани Сэм снова попросил меня заняться извлечением трупа. Я повторила то же, что говорила раньше. Шериф. Следователь. Джеффер.

– Поговорим завтра, – предложила я, когда он выезжал на дорогу. – Спасибо, что принял нас сегодня. Кэти очень понравилось.

– Без проблем.

Мы наблюдали, как пеликан скользнул над водой, потом сложил крылья и нырнул с головой. Снова появился уже с рыбой, луч вечернего солнца металлом сверкнул на мокрой чешуе. Пеликан свернул, и рыба упала, серебристая ракета ушла в море.

– Боже всемогущий! Почему они выбрали мой остров? – Голос Сэма звучал вымученно и удрученно.

Я открыла дверцу машины.

– Передашь мне, что скажет шериф Бейкер.

– Ладно.

– Ты ведь понимаешь, почему я не могу взять место преступления?

– Место преступления. Боже!

Когда я захлопнула дверь и заглянула в открытое окошко, он начал спор заново.

– Темпе, ну подумай. Обезьяний остров. Могила с трупом. Мэр. Если информация просочится в прессу, начнется сумасшедший дом. А ты знаешь, как болезненно народ воспринимает права животных. Не хватало, чтобы журналисты узнали об острове Мертри.

– Это может случиться независимо от того, кто возьмет дело.

– Я знаю. Но...

– Успокойся, Сэм.

Я смотрела, как Сэм уезжает; вернулся пеликан и теперь кружил над лодкой. В клюве у него блестела новая рыбина.

Сэму тоже не занимать упорства. Я сомневалась, что он успокоится, и оказалась права.


Содержание:
 0  Смерть дня : Кристофер Райх  1  1 : Кристофер Райх
 2  2 : Кристофер Райх  3  3 : Кристофер Райх
 4  4 : Кристофер Райх  5  5 : Кристофер Райх
 6  6 : Кристофер Райх  7  7 : Кристофер Райх
 8  8 : Кристофер Райх  9  9 : Кристофер Райх
 10  10 : Кристофер Райх  11  11 : Кристофер Райх
 12  12 : Кристофер Райх  13  13 : Кристофер Райх
 14  14 : Кристофер Райх  15  15 : Кристофер Райх
 16  вы читаете: 16 : Кристофер Райх  17  17 : Кристофер Райх
 18  18 : Кристофер Райх  19  19 : Кристофер Райх
 20  20 : Кристофер Райх  21  21 : Кристофер Райх
 22  22 : Кристофер Райх  23  23 : Кристофер Райх
 24  24 : Кристофер Райх  25  25 : Кристофер Райх
 26  26 : Кристофер Райх  27  27 : Кристофер Райх
 28  28 : Кристофер Райх  29  29 : Кристофер Райх
 30  30 : Кристофер Райх  31  31 : Кристофер Райх
 32  32 : Кристофер Райх  33  33 : Кристофер Райх
 34  34 : Кристофер Райх  35  35 : Кристофер Райх
 36  Благодарности : Кристофер Райх  37  Использовалась литература : Смерть дня



 




sitemap