Детективы и Триллеры : Триллер : 26 : Иэн Рэнкин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




26

Осторожный стук в стекло водительской дверцы вернул Шивон к действительности. Она не сразу сообразила, что находится на парковке участка Сент-Леонард. Должно быть, она приехала сюда из Лейта, но никак не могла вспомнить, что там произошло. Сколько времени она просидела в машине? Может, полминуты, а может, и полчаса. Стук повторился. Она вышла из машины.

– В чем дело, Дерек?

– По-моему, этот вопрос следует задать тебе. Ты сидишь так, словно видишь перед собой привидение.

– Нет, не привидение, нет.

– Тогда что? Что-то случилось?

Она отрицательно покачала головой, как бы пытаясь встряхнуть воспоминания о том, что произошло там, в офисе… Грей и Маккалоу…

А ведь Ребус ее предупреждал… Но она не утерпела и выложила свои расплывчатые обвинения и нечетко сформулированные вопросы. Едва ли ее учили такому в Туллиалланском колледже. Пусть так, но, как бы там ни было, реакция Маккалоу и Грея была невероятной: внезапная ярость Маккалоу; злость, с которой Грей бросился на защиту товарища. Она ожидала, что обвинения встретят отпор, но не такой же грубый! Впечатление такое, что эти двое, разговаривая с ней, сбросили маски цивилизованных людей и обнаружили скрывавшееся под ними дикое естество.

– Со мной все в порядке, – успокоила она Линфорда. – Просто задумалась, только и всего.

– Точно?

– Послушай, Дерек… – твердым и уверенным голосом произнесла она, прикладывая пальцы к пульсирующей жилке на виске.

– Шивон… я все время пытаюсь наладить наши отношения.

– Я знаю, Дерек. Но сейчас не время, согласен?

– Согласен. – Он поднял вверх руки, показывая, что подчиняется. – Но помни, я рядом и всегда к твоим услугам. – Она через силу кивнула; он повел плечами и сменил тему. – Сегодня ведь пятница… жаль, что у тебя уже назначено свидание. Я собирался пригласить тебя поужинать в «Вичери»…

– Может быть, в другой раз.

Помолчав и чуть подумав, она просто не поверила, что могла такое произнести. Врагов у меня и так достаточно… Линфорд улыбался.

– Ловлю на слове.

Она снова кивнула головой:

– Мне уже пора в участок.

Линфорд посмотрел на часы:

– Я отбываю. Может быть, вернусь под занавес этого действа. А пока желаю тебе хорошо провести уик-энд. – Казалось, он вдруг произнес то, о чем подумал: – Может быть, вдвоем мы сможем кое-что сделать.

– Почему бы не уведомить меня об этом более подробно, Дерек?

Кровь в висках запульсировала еще сильнее. Почему же он не уходит? Она повернулась и пошла к входу в участок. Линфорд остался на месте… наблюдая, как она идет… надеясь, что она обернется, и тогда он одарит ее сочувствующей улыбкой.

Не получилось.

В отделе по расследованию убийств завершался рабочий день. Всей команде дали выходные еп masse [39], аврал закончился. В финансовом управлении прокуратуры на текущий момент были довольны тем, как обстоят дела с расследованием. Однако оставался еще целый ряд вопросов, пока они еще не владели всей информацией и потому собирались прибыть в понедельник с утра. Но сейчас все расслабились. Оставалась еще куча бумажной работы, требовалось подбить итоги и свести концы с концами, и сделать это надо было как можно аккуратнее и тщательнее.

Но - уже в понедельник.

Сев на свое место, Шивон снова уткнулась в первую страницу факса из Данди, а когда она подняла голову, увидела приближающегося Хайндза. По выражению его лица она поняла, что он сейчас спросит, все ли у нее нормально. Она подняла палец и помахала им, как бы запрещая какие бы то ни было расспросы. Он остановился, пожал плечами и повернул назад, а она снова погрузилась в чтение, надеясь найти там какую-нибудь - ну хоть самую малую – зацепку. Она раздумывала, не встретиться ли еще раз с Эллен Демпси – может быть, в разговоре всплывет что-то важное?

«Что же делать?» - спрашивала она себя. Что следует из того, что Маккалоу контактировал с Эллен Демпси? Зачем-то это было ему нужно. О Маккалоу она почти ничего не знала и не имела никаких связей в Данди, через которые могла бы о нем разузнать. Она снова посмотрела на первую страницу.

Адресат: Сержант криминальной полиции Кларк, Управление полиции Лотиана и Пограничного края.

Отправитель: Сержант криминальной полиции Хетерингтон, Тейсайд.

Хетерингтон… Сержант криминальной полиции, такой же, как и она сама. Запрос Шивон не был направлен какому-то определенному лицу. Она просто послала его на факс Главного управления полиции Тейсайда. Первая страница ответного факса была напечатана на листе с логотипом, в котором был указан номер телефона. Под фамилией Хетерингтона стояли какие-то символы. Всмотревшись, она прочитала: х242. Должно быть, это добавочный. Придвинув телефон, Шивон пробежала пальцами по клавишам.

– Главное управление полиции, детектив Уоткинс, – прозвучал в трубке мужской голос.

– С вами говорит сержант криминальной полиции Кларк, участок Сент-Леонард, Эдинбург. Могу я поговорить с сержантом Хетерингтоном?

– В данный момент она отсутствует. – Услышав «она», Шивон широко улыбнулась. – Что ей передать?

– А когда она появится?

– Одну минуту… – Она услышала, как трубку положили на стол. Сержант Хетерингтон оказался женщиной. Значит, у них уже есть что-то общее, а это наверняка облегчит разговор… Трубку снова взяли. – Ее вещи еще здесь. То есть она вернется!

– Скажите, не могу ли я оставить вам свой телефон? Мне просто позарез надо переговорить с ней до выходных.

– Без проблем. Она очень часто задерживается, когда рабочий день уже закончен.

Ну надо же как везет, подумала Шивон, диктуя Уоткинсу свой телефон в Сент-Леонарде, а затем еще и мобильный. Положив трубку, она уставилась на телефон, умоляя его зазвонить. Отдел между тем пустел: бегство от работы, как назвал бы это Ребус. Она надеялась, что с ним все хорошо. Она понять не могла, почему до сих пор ему не позвонила… На самом деле она звонила, только это напрочь вылетело у нее из головы. Она набрала ему, как только села в машину. Но телефон не отвечал. Она решила попытаться еще раз. На этот раз он взял трубку.

– Со мной все в порядке, – сказал он, не дожидаясь вопроса. – Перезвоню позже.

Конец связи.

Она представила себе, как Хетерингтон возвращается к своему столу… вполне может быть, она не заметит оставленного для нее сообщения. Может быть, Уоткинс… нет, судя по голосу, он не из тех, кого, хлебом не корми, только дай посидеть на табурете у барной стойки. А что, если он ушел, не дождавшись возвращения Хетерингтон? А что, если она увидела сообщение, но уже слишком устала и решила отложить его на потом? Может, в эту неделю она работала без выходных… У Шивон такие недели не редкость. В этот уик-энд она решила, что не будет делать ничего – только лежать в кровати и читать, дремать, потом снова читать. Может быть, перетащит одеяло на соседний диван, чтобы посмотреть черно-белый фильм. У нее лежат давно купленные диски, которые она все не найдет времени послушать: «Хоуботолк», «Голдфрэпп»… На футбол она решила не ходить. Игра предстояла выездная – в Мазервелле.

Телефон упорно молчал. Шивон сосчитала до десяти, давая ему последний шанс, затем прибрала на столе и направилась к двери.

Сев в машину, она поставила кассету с какой-то ритмичной мелодией: последний хит группы «R.E.M.». Продолжительность – пятьдесят три минуты, значит, она будет слушать его почти всю дорогу до Данди.


Она вспомнила о массовом исходе автомобилей за город по пятницам во второй половине дня, только когда оказалась в хвосте длиннющей очереди к платному мосту Форт-роуд. Когда машины наконец выезжали на мост, скорость возрастала. Мобильник стоял на зарядке. Хетерингтон пока так и не позвонила. Она смотрела на дисплей телефона каждые пять минут, боясь пропустить эсэмэску. Чем дальше к северу, тем лучше становилось настроение. Ну, подумаешь, не застанет никого в офисе, когда доберется до управления. Приятно все-таки вырваться из Эдинбурга. Все вокруг напоминало о том, что, кроме мира, в котором она живет, существует еще и другой. Она не очень хорошо ориентировалась в Данди, однако не раз ездила сюда на футбол. Стадионы обеих команд, выступающих за Данди, почти рядом. В центре есть несколько пабов, где Шивон любила разогреться перед игрой; ее шарф фанатки «Хиберниан» был поглубже запрятан в рюкзачок. На дороге был знак, указывающий на съезд к Тей-бридж, но однажды она уже свернула в указанном направлении, о чем потом горько жалела. Это был долгий путаный объезд через деревни, лежащие на полуострове Файф. Она поехала прямо, не съезжая с шоссе М-90, намереваясь обогнуть Перт и подъехать к Данди с запада, миновав по пути бесконечное число развязок и объездов. Как раз когда она проезжала мимо одного такого, телефон зазвонил.

– Мне передали ваше сообщение, – раздался в трубке женский голос.

– Спасибо, что позвонили. Вы знаете, по воле случая я сейчас на окраине вашего города.

– Господи, неужто так серьезно?

– Будем считать, мне просто взбрело в голову провести сегодняшний вечер в Данди.

– Тогда, наверное, у вас жизнь скучнее некуда.

Шивон сразу поняла, что понравилась сержанту Хетерингтон.

– Кстати, меня зовут Шивон, – представилась она.

– А меня – Лиз.

– Лиз, может, уже пора закрывать лавочку? Я хорошо ориентируюсь в ваших пабах, но не представляю, где находится ваше Главное управление.

Хетерингтон рассмеялась:

– Считайте, что вы меня убедили.

– Отлично.

Шивон назвала один из пабов; оказалось, что Хетерингтон тоже знакомо это заведение.

– Через десять минут?

– Через десять минут, – подтвердила Хетерингтон.

– Как мы друг друга узнаем?

– Не думаю, что с этим будут проблемы, Шивон. Одинокая женщина в таком месте – редкая птица.


Она оказалась права.

Шивон бывала в этом пабе только по субботам, заходила спокойно посидеть и выпить после футбола в компании фанатов «Хиберниана». Но сейчас, когда народ, настроенный на веселый уик-энд, повалил с работы, обстановка была совершенно иной. Зал был битком набит компаниями сослуживцев, отовсюду доносился громкий смех. В одиночестве пили только несколько мужчин с кислыми лицами, сидевшие на табуретах вдоль барной стойки. Парочки, заскочившие после работы, пересказывали друг другу собранные за день сплетни. В пакетах лежала еда на ужин, купленная в супермаркетах. Гремела танцевальная музыка, а у телевизоров, принимающих спортивные каналы, был выключен звук. Зал был просторный, и все-таки Шивон с трудом нашла место, откуда было бы видно всех входящих. В пабе было два входа, и это не облегчало задачу. Стоило выбрать подходящее место, как вокруг сразу же начали кучковаться выпивохи, загораживая ее от входящих в зал. А Хетерингтон опаздывала. Стакан Шивон был уже пуст, и она подошла к стойке за новым.

– Содовой с лаймом? – спросил бармен, не забывший ее предыдущий заказ; подивившись столь цепкой памяти, она кивнула.

Рядом стояла какая-то женщина. Лиз Хетерингтон забыла упомянуть одну очень важную деталь: в ней было росту не менее шести футов. В отличие от большинства высоких женщин, она не пыталась казаться ниже – наоборот, спину держала прямо, голову высоко и носила туфли на каблуках. Шивон помахала рукой, и Хетерингтон подошла.

– Лиз? – спросила Шивон. Хетерингтон утвердительно кивнула. – Что вы обычно пьете?

– Сухой джин… – Она на секунду задумалась. – Нет, к черту. Сегодня ведь пятница, верно?

– Верно.

– А раз так, тогда «Кровавую Мери».

Свободных столиков не было, и они устроились у дальней стены, поставив стаканы на небольшой выступ. Шивон поняла, что долго рядом с Хетерингтон не простоит, поскольку это грозит растяжением шейных мышц. Она притащила от стойки два табурета, и они сели.

– Будем здоровы, – сказала она.

– Будем.

Лиз Хетерингтон было около тридцати пяти. Густые черные волосы до плеч, подстрижены просто, без тех немыслимых изысков, которых требует новая мода. Тело у нее было худощавое, но поддерживали его довольно широкие бедра, – впрочем, благодаря росту выглядело это вполне органично. Кольца на левой руке не было.

– Вы давно служите в чине сержанта? – поинтересовалась Шивон.

Хетерингтон слегка надула щеки и, шумно выдохнув, сказала:

– Три года… Три с половиной, если уж быть точной. А вы?

– Скоро будет три недели.

– Поздравляю. Как дела в полиции Лотиана и Пограничного края?

– Думаю, примерно так же, как у вас. Замначальника участка, где я работаю, женщина.

Хетерингтон удивленно подняла брови:

– Так это же хорошо.

– В общем-то она нормальная, – задумчиво проговорила Шивон. – Но не из тех, кто склонен благоволить к женщинам…

– Они все такие, – успокоила Хетерингтон. – Слишком часто приходится оправдываться и доказывать обратное.

Шивон согласно кивнула. Хетерингтон, пригубив из стакана, смаковала вкус.

– Уж и не помню, когда в последний раз пробовала такой коктейль, – объяснила она, перемешивая кубики льда в своем стакане. – Так что привело вас в наш город, где перерабатывают джут, варят джем и не дают журналистам сидеть без работы?

Шивон усмехнулась. Она знала, что это обычная для местных характеристика города, хотя сейчас только последний пункт можно было считать верным, да и то с большой натяжкой.

– Хотела поблагодарить вас за материал, который вы отослали по моему запросу.

– Это можно было сделать и по телефону.

Шивон кивнула.

– Там было упомянуто одно имя… Имя одного из ваших коллег. В связи с этим я хотела бы задать вам несколько вопросов.

– Например?

Шивон пожала плечами.

– Ну, мне просто хотелось узнать, что он собой представляет. Его имя Джеймс Маккаллоу. Детектив Маккалоу. Может, вы знаете кого-то, кто мог бы дать мне какие-то сведения о нем?

Хетерингтон внимательно смотрела на Шивон через очки. Шивон не была уверена, что она расположила ее к себе тем, что только что сказала. Может, это не так и важно.

– Так вы хотите узнать что-то о Джазе Маккалоу?

Значит, Хетерингтон его знает.

– Я просто хочу узнать, как он отреагирует, если я задам ему кое-какие вопросы. Предупрежден – значит, вооружен…

– А знание – сила? – Она снова посмотрела на Шивон, та вяло повела плечами. – У вас пусто. – Хетерингтон кивком указала на стакан Шивон.

Шивон поняла, что Хетерингтон дает себе время подумать.

– Содовую с лаймом, – попросила она.

– Может, сухой джин или что-нибудь покрепче?

– Я за рулем, – ответила Шивон, глядя на свой почти пустой стакан. – Так что не стоит.

Хетерингтон усмехнулась и пошла к стойке.

Когда она вернулась, по ее лицу Шивон поняла, что решение принято. Хетерингтон принесла два пакетика жареного арахиса.

– Для поддержания сил, – пояснила она, бросая пакетики на выступ. Усевшись на табурет, она сказала: – Охотники изнывают в поисках дичи.

Шивон понимающе кивнула. Она тоже заметила этих охотников: мужские глаза оценивающе рыскали по ней. На нее пялились и мужчины, сидевшие в компаниях сослуживцев, и одиночки, приткнувшиеся у стойки. А как же иначе: вдруг в пабе обнаружились две женщины, к тому же в начале вечера – чем плохая добыча…

– Пожелаем им успешной охоты, – сказала Шивон.

– Давайте лучше выпьем за профессионалов женщин, – предложила, чокаясь, Хетерингтон и после секундной паузы добавила: – Вы и представить себе не можете, как вам повезло.

– Да?

– Я хочу сказать, может, это даже и не везение. Может, это инстинкт, или судьба, или еще что-то. – Она, замолчав, поднесла к губам стакан, а затем, сменив тему, сказала: – В Управлении очень многие знают Джаза Маккалоу, и некоторые даже были бы не прочь поговорить с вами. Но мало найдется таких, кто решится рассказать что-то существенное.

– Много у него друзей?

– Он многих сделал своими друзьями. За все эти годы он оказал людям массу разных услуг.

– Но вы в их число не входите?

– В прошлом мне довелось пару раз с ним поработать. Он вел себя так, будто меня не существует, а это, как вы понимаете, не так-то просто.

Шивон ясно представила себе, как это могло быть: ведь Хетерингтон на добрых полдюйма, а то и больше, выше Маккалоу.

– Вы ему не понравились?

Хетерингтон покачала головой.

– Не думаю, что его отношение ко мне было так определенно. Просто он не видел необходимости в моем присутствии.

– Потому что вы женщина?

Хетерингтон пожала плечами.

– Возможно. – Она снова поднесла стакан ко рту. – Так что не ждите, что он встретит вас с распростертыми объятиями.

– А я и не жду.

Шивон вспомнила, что произошло в Лейте, и с трудом подавила дрожь. Алкоголь начал действовать; теплая волна прошла по всему телу. Она бросила в рот полную пригоршню орехов.

– А о чем вы хотите его спросить?

– В том факсе, что вы мне прислали…

– Как, я забыла, зовут эту женщину?

– Эллен Демпси. Маккалоу два раза ее арестовывал. Один раз за проституцию, а потом за то, что она прыснула в него из газового баллончика в такси. Демпси может быть замешана в деле, которое я сейчас расследую.

– А при чем здесь Маккалоу?

– Возможно, и ни при чем, но надо кое о чем его спросить.

Хетерингтон кивнула, давая понять, что она поняла.

– Что ж, я рассказала вам все, что знаю про Джаза…

– Но вы не упомянули, что он сейчас на курсах в Туллиаллане.

– О, так вам и это известно? Джаз не всегда проявляет готовность выполнять приказы.

– Один из моих коллег в Эдинбурге грешит тем же. И так получилось, что он тоже угодил в Туллиаллан.

– Так вам поэтому известно, что Джаз сейчас там? Только не думайте, что я хотела скрыть это от вас. Просто мне казалось, что это к делу не относится.

– Все относится, Лиз, – назидательно сказала Шивон. – Я подозреваю, – но надеюсь, это строго между нами… – она сделала паузу, ожидая, пока Хетерингтон кивнет, – что Маккалоу поддерживает контакт с Эллен Демпси и сейчас, после того, как она уехала из Данди.

– И какого рода эти контакты?

– Возможно, достаточно тесные; возможно, он даже крышует ее.

Хетерингтон на мгновение задумалась.

– Не уверена, что смогу вам помочь. Мне известно, что он женат, у него есть дети, один из которых уже взрослый и учится в университете. – Она на миг осеклась. – Правда, сейчас супруги по, обоюдному согласию, живут раздельно…

– Да?

Хетерингтон поморщилась.

– Выглядит так, будто я свожу с ним счеты…

– Да что вы Лиз, у меня и в мыслях нет ничего подобного.

Шивон замолчала, ожидая, когда Хетерингтон снова заговорит.

– Пару месяцев назад он ушел из дома, – вздохнув, продолжала она, – так, по крайней мере, говорили в Управлении. Но он все еще здесь… насколько мне известно, переехал в квартиру, расположенную всего через две улицы от этого места.

– Так он живет в городе?

Хетерингтон покачала головой:

– В ближнем пригороде, в Броути-Ферри.

– На побережье?

Хетерингтон кивнула.

– Послушайте, я правда не хотела говорить ничего плохого про этого человека. Если взять дюжину детективов, едва ли среди них найдется хоть один…

– И у него были проблемы с начальством?

– Ну да, он вообразил, что во всем разбирается лучше их. И кто скажет, что он не прав?

– В этом он тоже напоминает моего коллегу, – с улыбкой сказала Шивон.

– Девочки, привет! А мы тут подумали, может, вы не против еще выпить?

Рядом с ними стояли двое мужчин с пинтовыми кружками в руках. Они были в пиджаках, при галстуках, с обручальными кольцами на пальцах.

– Только не сегодня, ребята, – отказалась Хетерингтон.

Тот, который только что обратился к ним, недоуменно пожал плечами.

– Наше дело предложить, – извиняющимся тоном сказал он.

Хетерингтон помахала им рукой, давая понять, что разговор окончен.

– Может, закажем что-нибудь еще? Вы что будете? – спросила Шивон.

– Честно говоря, мне пора домой, – взглянув на часы, ответила Хетерингтон. – Если вы действительно хотите поговорить с Джазом, поезжайте к нему. Он вас не укусит.

Шивон хотела было сказать, что как раз в этом она не уверена, но промолчала.

Выйдя из паба, они пожали друг другу руки, поскольку им было в разные стороны. Те двое вышли за ними.

– Девочки, куда же вы?

– Не ваше дело. Отправляйтесь-ка лучше домой, к женам.

Мужчины послали им разъяренные взгляды, а потом, бормоча им вслед ругательства, побрели обратно в паб.

– Спасибо за помощь, Лиз, – сказала Шивон.

– Да какая там помощь, не знаю, пригодится ли это вам.

– Вы дали мне повод выбраться из Эдинбурга. Хетерингтон понимающе кивнула, словно поняла, что Шивон хотела сказать.

– Приезжайте как-нибудь еще, сержант Кларк.

– Непременно, сержант Хетерингтон.

Она смотрела вслед высокой фигуре. Почувствовав ее взгляд, Хетерингтон, не оборачиваясь, помахала рукой.

Шивон пошла к тому месту, где запарковала машину. К тому времени, как она выбралась на автостраду, небо стало почти черным. Она поменяла диск «R.E.M.» на диск «Бордз оф Кэнада», и тут зазвонил телефон. Интуиция подсказала ей, кто это может быть.

– Как прошел остаток дня? – поинтересовалась она.

– Пока жив, – ответил Ребус. – Прости, не мог позвонить раньше.

– Ты сидел в одной комнате с ними?

– И старался, насколько возможно, держаться поближе к Бобби Хогану. Я просто поражен, как здорово тебе удалось достать Джаза Маккалоу.

– Надо было послушаться тебя и не связываться с ними.

– Я что-то в этом не уверен.

– Джон… может, ты в конце концов скажешь, что, черт возьми, происходит?

– Очень может быть.

– Я сейчас совершенно свободна.

Долгое молчание.

– Это должно остаться строго между нами, – предупредил он.

– Ты прекрасно знаешь, что на меня в этом смысле можно положиться.

– Я уже раз понадеялся на тебя, когда велел держаться подальше от Маккалоу.

– Так это больше походило на совет, – улыбнувшись, возразила она.

– Ладно, считай, договорились. Садись поудобнее…

– Я готова.

Снова молчание, а затем Ребус со зловещими завываниями начал:

– Во времена оны в одной далекой-далекой стране жил-был король по имени Стрэтерн. И вот призвал он к себе одного из своих верных рыцарей и поручил ему очень опасное дело…


Рассказывая Шивон свою историю. Ребус то садился в кресло, то принимался мерить шагами гостиную. Он закончил работу пораньше и отправился прямо домой, но сразу же стал чувствовать себя здесь как в западне. Он то и дело выглядывал в окно, проверяя, не поджидает ли его кто-нибудь на улице. Парадная дверь была закрыта, но для кого и когда это было препятствием? Плотник заменил дверную коробку, но ничем не укрепил ее дополнительно. Ломиком или фомкой вскрыть ее так же легко, как ключом. Он выключил свет во всей квартире, но и в темноте не почувствовал себя в большей безопасности.

Когда он закончил, Шивон засыпала его вопросами. По поводу того, правильно он сделал или нет, взявшись за это задание, она не сказала ничего. Не сказала, что он затеял безрассудное дело, предложив троице похитить наркотики. Ребус отлично понимал, что она слушает его не только как друг, но и как коллега.

– А ты где? – наконец-то додумался спросить он.

По звукам из трубки было понятно, что она все еще за рулем. Он решил, что, вероятнее всего, она едет домой в Сент-Леонард, но ведь он начал свой рассказ полчаса назад.

– Только что проехала Кинросс, – ответила она. – Я еду из Данди.

Ребус сразу сообразил, что значит «из Данди».

– Копала компромат на Джаза Маккалоу?

– Почти ничего не накопала… Он ушел от жены, но это вряд ли характеризует его как преступника.

– Отдельно от жены? – переспросил Ребус, вспомнив первые дни в Туллиаллане. – Но он постоянно разговаривает с ней по телефону. И при первой возможности летит домой.

– Они уже несколько месяцев живут раздельно.

Счастливый брак рассеялся как дым, мысленно заключил Ребус.

– А куда же он в таком случае ездил? – спросил он.

– Мне кажется, это можно узнать у Эллен Демпси.

– Мне тоже почему-то так кажется… – задумчиво согласился Ребус. – Что у тебя намечено на вечер?

– Практически ничего. Уж не хочешь ли установить наблюдение?

– Может быть, есть смысл слегка приглядеться, вдруг что-нибудь да проявится.

– Демпси живет в Норт-Куинсферри. Я могу быть там минут через пятнадцать.

– А у Маккалоу дом в Броути-Ферри… – Подойдя к обеденному столу, Ребус стал перебирать разложенные на нем бумаги. Ага, вот тот самый листок, который все должны были заполнить в начале курсов. Фамилии и звания слушателей, служебные и домашние адреса. Он поднес листок к глазам. – Ага, все точно, – подтвердил он.

– Говорят, он живет в съемной квартире через две улицы от дома, – сказала Шивон. – Ты точно хочешь ехать сюда? Если его машина в Норт-Куинсферри, то это напрасная поездка…

– Все лучше, чем торчать дома, – ответил Ребус, не добавив, что дома чувствует себя мишенью.

Они условились о том, как будут поддерживать связь по мобильному, после чего он в последний раз позвонил Джин и подтвердил, что сегодня вечером они увидятся, но во сколько – не уточнил.

– Если в окнах не будет света, не звони в дверь, – предупредила она. – Лучше позвони утром.

– Договорились, Джин.

Выйдя из подъезда, он быстро прошел к машине, завел мотор и задним ходом выехал из ряда припаркованных вдоль улицы автомобилей. Он не знал, чего ожидать: то ли засаду, то ли хвоста. Было то тихое вечернее время, когда улицы Эдинбурга становятся менее оживленными и не так-то легко сесть кому-то на хвост, в особенности если объект сам следит за ситуацией на дороге. Бесконечные рывки – то газ, то тормоз, – светофоры, перекрестки. Но Ребус сомневался, что за ним следят. Дикая орда наверняка разъехалась по домам, к семьям, к возлюбленным, к друзьям-собутыльникам. Алан Уорд, помнится, жаловался, что поездка домой занимает очень много времени: маршрут до Дамфриса простой, но не по магистрали, и двигаться приходится медленно. Но он мог сболтнуть это просто ради красного словца. Кто знает, где сейчас эта троица? Раньше Ребус думал, что Джаз стремится в свой прекрасный дом, о котором постоянно твердит. А оказалось, что никакого прекрасного дома не существует. Трудно сказать, что происходит на самом деле. Вечер пятницы, и город, как всегда, полон девушек в коротких юбках и юнцов, фланирующих по улицам развинченной походкой, разгоряченных разной химической дрянью. Мужчины в костюмах, подзывающие такси; музыка, орущая из проносящихся машин. Ты всю неделю работал на износ, пришло блаженное время оттянуться по полной. Выехав из Эдинбурга, миновав Форт-бридж и посмотрев на лежащий перед ним Норт-Куинсферри, он позвонил Шивон.

– Никаких признаков жизни, – посетовала она. – Дважды проехала мимо дома… машины рядом нет.

– Может, она еще на работе? – предположил Ребус. – Пятничный вечер, много заказов…

– Я позвонила, якобы заказать такси. К телефону подошла не она.

Ребус усмехнулся:

– Хитрый ход.

– А ты сейчас где?

– Если махнешь рукой, я тебя увижу. Как раз сейчас проезжаю по мосту.

– Дай мне знать, когда будешь здесь.

Закончив разговор, Ребус сосредоточил внимание на дороге. Броути-Ферри расположен на берегу чуть восточнее Данди. Обитателям доставляет удовольствие считать себя независимыми и благородными – такого мнения о себе обычно придерживаются те, кто, скопив порядочно денег, комфортно живет на пенсии. Он остановил машину, спросить дорогу, и очень скоро очутился на улице, где жил Джаз Маккалоу, понимая, что, скорее всего, Маккалоу где-то поблизости. Вдоль улицы в боковом проезде стояло множество машин, но пикапа «вольво» с крытым кузовом, на котором ездил Маккалоу, он не заметил. Ребус проехал мимо его дома. Дом стоял отдельно от других и выглядел довольно скромно. На вид не больше четырех спален, витражные окна в гостиной. В них был свет. К дому вела дорожка, но гаража не было. На дорожке стояла «хонда аккорд», по всей вероятности, машина жены. Ребус завернул свой «сааб» в соседний тупик, где изловчился поставить машину у соседнего дома так, чтобы видеть всех, кто войдет в дом Маккалоу или выйдет оттуда. Вынул из кармана листок, развернул – это была памятка, которую им выдали в Туллиаллане. Под адресом Маккалоу был напечатан телефон. Ребус набрал номер. В трубке послышался мальчишеский голос: к телефону подошел его четырнадцатилетний сын.

– Сынок, а папа дома? – бодрым голосом спросил Ребус.

– Нет… – Он тянул это слово дольше, чем нужно; очевидно, в это время соображал, что еще можно сказать звонившему.

– Я правильно набрал номер? Это телефон Джаза?

– Его здесь нет, – сказал мальчик.

– Я его друг по работе, – объяснил Ребус.

Мальчик немного осмелел.

– Я дам вам другой телефон, пишите. Есть чем?

– Да-да.

Мальчик назвал номер, записанный в телефонной книжке, а может, и на клочке бумаги. Ребус записал.

– Спасибо, ты мне здорово помог.

– Не за что.

Пока мальчик клал трубку, Ребус успел расслышать, как приглушенный расстоянием женский голос спросил, кто звонил. Он посмотрел на только что записанный номер. Это был номер мобильного Джаза. Звонить по нему не было смысла, поскольку узнать, где абонент, невозможно. Ребус откинулся на подголовник и набрал номер Шивон.

– Я здесь, – сказал он. – Новости есть?

– Может, они в городе, торчат в каком-нибудь пабе?

– Ой, как бы я хотел быть с ними.

– Я тоже. Два часа назад я выпила сухого джина, и теперь голова просто раскалывается.

– Такую головную боль можно вылечить только еще одной дозой алкоголя, – посоветовал Ребус.

– Джон, чем мы, черт возьми, занимаемся?

– По-моему, ведем наблюдение.

– Для чего и для кого?

– Для нас самих.

– Наверно, ты прав… – проговорила она со вздохом.

– Расслабься и не думай, что ты на службе. – Ребус заметил выехавшую на улицу гоночную машину; когда она поравнялась с домом, тормозные огни вспыхнули, но она не остановилась и продолжала движение, поморгав поворотником перед выездом на улицу. – Какая машина у Демпси? – спросил Ребус, поворачивая ключ зажигания.

– Красный MG последней модели.

– Только что мимо меня проехала такая машина. – Он повернул в ту же сторону, куда только что свернул MG, и увидел, как та делает еще один поворот. Ребус продолжал вести репортаж: – Машина замедлила скорость, видимо, водитель хочет произвести поверхностную разведку, что происходит в семействе Маккалоу.

– А теперь?

Ребус собирался свернуть на другую улицу, но передумал, заметив, что MG задним ходом движется к свободному месту в парковочном ряду. На тротуаре стоял какой-то человек, вертя головой то вправо то влево.

Джаз Маккалоу.

Будь чуть посветлее, он бы заметил машину Ребуса, но Ребус знал, что все внимание Джаза сосредоточено сейчас на том, чтобы не быть замеченным миссис Маккалоу. Из машины вышла женщина, и он поспешно повел ее в подъезд.

– Вот и первый результат, – сообщил Ребус. – Она только что впорхнула в квартиру Маккалоу.

Он описал Шивон женщину, за которой наблюдал.

– Точно, это она, – подтвердила Шивон. – И что из этого?

– А то, что теперь мы знаем то, о чем раньше только догадывались. Джаз Маккалоу слинял из дома ради Эллен Демпси.

– Так вот почему он проявлял такое внимание к делу Марбера! Хотел выяснить, не попала ли она под подозрение?

– Похоже, что так…

– А почему бы и нет? – продолжала настаивать Шивон. – Что, по их мнению, мы могли бы найти?

– Не знаю, – честно признался Ребус, и вправду не зная, как еще ответить на этот вопрос.

– Ты что, идешь на попятный? – прозвучал из трубки очередной вопрос Шивон.

– Мне кажется, следует подождать до понедельника, – ответил он. – Так что не спеши считать меня размазней.

– Да что ты, и в мыслях не было…

– Послушай Шивон, ты должна поставить в известность Джилл Темплер. Захочет она дать этому ход или взять это дело в свои руки – пусть Джилл решает сама.

– Она считает, что расследование закончено.

– Может, она и права.

– А что, если не права?

– Господи, Шивон, ну что ты говоришь? Похоже, для тебя Демпси и Маккалоу – это Бонни и Клайд нашего времени. Ты что, думаешь, это они убили Марбера?

– Конечно нет, – ответила она, пытаясь непринужденно засмеяться.

– Ну и ладно, – подытожил дискуссию Ребус.

Но она не успокоилась, просто согласилась, что он прав. Сказала, что все равно не сможет выбросить это из головы, будет думать над этим весь уик-энд, может, удастся как-то перевести это в двоичную систему…

– А стоит ли?

– Не ломай себе голову.

Они закончили разговор, но Ребус все чего-то ждал, не заводил машину. Демпси и Маккалоу – это Бонни и Клайд… Сказано было в шутку, и сейчас Ребус размышлял не столько о Бонни и Клайде, сколько об отношениях между Маккалоу и Эллен Демпси и о том, как эти отношения могли бы перерасти в нечто гораздо более серьезное, чем то, что рисовалось в воображении Шивон.

– Да черт с ними, – сказал он себе после раздумий, не в силах разобраться в путанице, царившей у него в голове.

Он завел мотор и двинулся в южном направлении.


В окнах Джин еще горел свет.

Открыв дверь, она увидела его, стоящего на пороге с пакетом рыбного ужина и бутылкой красного вина.

– На двоих, – сказал он, переступая порог.

– Я польщена. Сначала ужин в «Номере один», теперь это…

Он поцеловал ее в лоб. Она не отстранилась.

– У тебя как на эти выходные? – спросил он.

– Ничего такого, чего нельзя отменить.

– Может, проведем их вместе? Мне надо очень многое у тебя выяснить.

– Например?

– Ну, например… на будущее, что ты предпочитаешь – духи, цветы или рыбный ужин с вином?

– Я тронута, – ответила она, закрывая входную дверь.


Содержание:
 0  Заживо погребенные : Иэн Рэнкин  1  1 : Иэн Рэнкин
 2  2 : Иэн Рэнкин  3  3 : Иэн Рэнкин
 4  4 : Иэн Рэнкин  5  5 : Иэн Рэнкин
 6  6 : Иэн Рэнкин  7  7 : Иэн Рэнкин
 8  8 : Иэн Рэнкин  9  9 : Иэн Рэнкин
 10  10 : Иэн Рэнкин  11  11 : Иэн Рэнкин
 12  12 : Иэн Рэнкин  13  13 : Иэн Рэнкин
 14  14 : Иэн Рэнкин  15  15 : Иэн Рэнкин
 16  16 : Иэн Рэнкин  17  17 : Иэн Рэнкин
 18  18 : Иэн Рэнкин  19  19 : Иэн Рэнкин
 20  20 : Иэн Рэнкин  21  21 : Иэн Рэнкин
 22  22 : Иэн Рэнкин  23  23 : Иэн Рэнкин
 24  24 : Иэн Рэнкин  25  25 : Иэн Рэнкин
 26  вы читаете: 26 : Иэн Рэнкин  27  27 : Иэн Рэнкин
 28  28 : Иэн Рэнкин  29  29 : Иэн Рэнкин
 30  30 : Иэн Рэнкин  31  31 : Иэн Рэнкин
 32  32 : Иэн Рэнкин  33  33 : Иэн Рэнкин
 34  34 : Иэн Рэнкин  35  Использовалась литература : Заживо погребенные



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.