Детективы и Триллеры : Триллер : 3 : Иэн Рэнкин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




3

В пятницу они с утра снова принялись за дело Ломакса. Теннант попросил доложить о проделанной работе. Несколько пар глаз уставились на Фрэнсиса Грея, но сам он сверлил взглядом Ребуса.

– Джон просидел над документами намного дольше, чем любой из нас, – сказал он. – Давай, Джон, доложи преподавателю, что нам удалось выяснить.

Чтобы собраться с мыслями, Ребус выпил несколько глотков кофе.

– Большая часть того, что нам удалось сформулировать, это всего лишь гипотезы, причем не новые. Мы пришли к выводу, что жертву поджидали. Им было известно, где и в какое время он бывал. Но дело в том, что на этой аллее тусовались девушки, однако ни одна из них не заметила там посторонних.

– А они, разумеется, не самые надежные на свете свидетели, так? – перебил его Теннант.

Ребус перевел взгляд на него:

– Они вообще не хотят светиться в полиции, вы ведь это имеете в виду?

Вместо ответа Теннант пожал плечами. И пошел кружить вокруг стола. Интересно, подумал Ребус, заметил ли он, что сегодня утром лиц со следами похмелья уже меньше? Что греха таить, некоторые выглядят так, словно дети разукрасили им лица цветными мелками, но Алану Уорду не понадобились его стильные солнцезащитные очки, и глаза Стью Сазерленда хоть и обведены черными кругами, но белки без кровавых прожилок.

– Так вы считаете, это дело рук гангстеров? – спросил Теннант.

– Мы считаем это наиболее вероятным объяснением, этого же мнения придерживалась и группа, проводившая первоначальное расследование.

– Но?… – Теннант через стол смотрел в глаза Ребусу.

– Но, – продолжил за него Ребус, – здесь тоже не все так гладко. Если это удар, нанесенный гангстером, то почему об этом никто не знал? У криминальной полиции Глазго есть информаторы, однако никто ничего такого не слышал. В таких делах, конечно, бывает, натыкаешься на стену молчания, однако и в ней обычно есть какая-то щель, которая и обнаруживается в ходе расследования.

– И что же вам удалось из этой щели выудить?

Теперь вместо ответа пожал плечами Ребус.

– Да ничего. Просто все это немного странно, и только.

– Ну а что известно о друзьях и подельниках Ломакса?

– Да это просто дикая банда вроде семи гномов. – За столом негромко зафыркали. – Вдова мистера Ломакса Фенелла вначале была в числе подозреваемых. Ходили слухи, что она вовсю погуливает за спиной супруга. Никаких доказательств ее причастности не нашли, а сама она не была расположена к откровенности.

Фрэнсис Грей откинулся на стуле и распрямил плечи.

– Она почти сразу же перевезла свой фургон к Чибу Келли.

– Ну и ну, – покачал головой Теннант.

– Чибу принадлежат два паба в Гоувене, так что стоять за стойкой для него дело привычное.

– Можно быть уверенным, что он и сейчас там?

Грей кивнул:

– Его засадили в тюрьму Барлинни, но не надолго: за скупку краденого. Его пабы приносят больше дохода, чем большинство ресторанов индийской еды. Да и Фенелла не из тех, кто будет безутешно тосковать – многие из мужчин в Гоувене знают, что она предпочитает на завтрак…

Теннант задумчиво качал головой.

– Детектив Баркли, вы чем-то опечалены? Баркли сложил руки лодочкой.

– Да нет, сэр, все в порядке.

– Вы уверены?

Баркли снова развел ладони, пытаясь при этом скрестить под столом ноги.

– Это потому, что мы слышим об этом впервые.

– О миссис Ломакс и Чибе Келли? Теннант дождался утвердительного кивка.

Баркли, а затем снова переключил внимание на Грея.

– Итак, детектив Грей? Это вы выяснили, объединив усилия всей группы?

Отвечая, Фрэнсис Грей старался не смотреть на Баркли.

– Не относитесь к этому серьезно, сэр. Подтверждений того, что Фенелла и Чиб знали друг друга, когда Рико был жив, мы не нашли.

Теннант вытянул губы трубочкой.

– Вы согласны с этим, детектив Баркли?

– Вполне, сэр.

– А как остальные? Правильно ли поступил детектив Грей, не раскрыв вам всю информацию?

– Не вижу в этом ничего плохого, – сказал Джаз Маккалоу, остальные согласно закивали.

– А у нас есть шанс допросить миссис Ломакс? – неожиданно звонким голосом спросил Алан Уорд.

– Не думаю, – ответил Теннант, стоявший напротив него.

– Выходит, у нас не много надежд достичь какого-то результата?

Теннант пригнулся к его плечу.

– Не думаю, что результаты вашей работы, детектив Уорд, делают вам честь.

– Как прикажете вас понимать? – вызывающе спросил Уорд, пытаясь встать на ноги, но Теннант примирительно похлопал его ладонью по спине.

– Сидите, я вам все объясню. – Когда Уорд снова опустился на стул, Теннант убрал руку и снова зашагал кругами вокруг стола. – Это дело можно считать отложенным, но не закрытым. Если вы убедите меня в том, что необходимо выяснить что-то, возможно, кого-то допросить, я это организую. Но вы должны меня убедить. В прошлом, детектив Уорд, вы проявляли даже излишний энтузиазм в том, что называется методикой проведения допросов.

– Да этот сучонок наркоман все наврал.

– И поскольку его жалоба не подтвердилась, мы, естественно, должны признать, что вы не совершили ничего противозаконного.

Теннант послал Уорду лучезарную улыбку, однако лицо у него было такое невеселое, какое Ребусу нечасто доводилось видеть. И вдруг, хлопнув в ладоши, он объявил:

– За работу, джентльмены. Сегодня я хочу посмотреть, как вы будете разбирать и анализировать протоколы допросов. Работайте парами, так легче. – Он указал туда, где у стены стояла чистая доска. – Я хочу получить поэтапную схему первоначального расследования с вашими комментариями и критическими замечаниями. Подмечайте все, что они пропустили; все сопутствующие обстоятельства, особенно такие, которыми, по вашему мнению, следует заняться поподробнее. – Услышав, что Стью Сазерленд проворчал что-то, Теннант бросил на него пристальный взгляд и объявил: – Кто не видит в этом смысла, может отправляться вниз. – Он глянул на часы. – Через три четверти часа у курсантов начинается трехмильный забег. Так что, сержант Сазерленд, вам хватит времени надеть на себя майку и шорты.

– Сэр, я тут ни при чем, – ответил Сазерленд, картинно поглаживая себя по животу. – Легкое расстройство желудка, только и всего.

Сердито посмотрев на него, Теннант вышел из аудитории. Медленно, словно нехотя, шестеро мужчин снова сложились в единую команду, распределив между собой ворохи лежащих на столе бумаг. Ребус обратил внимание, что голова Тама Баркли постоянно опущена и что он старательно избегает встречаться глазами с Фрэнсисом Греем.

А Грей работал в паре с Джазом Маккалоу. Сначала Ребусу показалось, что он расслышал, как Грей сказал: «А ты знаешь дразнилку про «Барклиз-банк»? На юге ее все знают. «Тот, кто ходит в «Барклиз-банк», тот, конечно, мастурбант». Но Маккалоу не поддержал разговора.

Примерно через час Стью Сазерленд, захлопнув очередную папку, с грохотом водрузил ее на груду таких же, лежавших перед ним, и, встав со стула, потянулся, разминая затекшие ноги и спину. Сделав несколько шагов по комнате, он подошел к окну и, повернувшись к столу, некоторое время смотрел на своих коллег.

– Мы зря тратим время, – сказал он. – Мы никогда не найдем того, что нам надо.

– А что нам надо? – поинтересовался Алан Уорд.

– Имена или кликухи тех, кого Рико прятал в своих дальнобоях и лежбищах в то время, когда его грохнули.

– И какая связь? – тихим голосом задал вопрос Маккалоу.

– Неужто не ясно? Рико помогал бандитам скрываться, значит, если кто-то хотел найти кого-то из них, ему надо было трясти Рико.

– И прежде чем приступить к расспросам, они решили выбить из него мозги, – с издевкой подсказал Маккалоу.

– Может, они просто переусердствовали и не рассчитали силу удара, когда грохнули ему по черепу. – Сазерленд, потирая руки, скользил взглядом по лицам своих товарищей, ища поддержки.

– А может, он сообщил им то, что было нужно, – предположил Там Баркли.

– Так уж и сообщил, что-то не верится, – усомнился Фрэнсис Грей.

– Когда над его головой занесли бейсбольную биту, может быть, именно так он и поступил, – вступил в разговор Ребус, пытаясь отвести раздражение Грея от Баркли. – Лично я не вижу здесь ничего невероятного… – Чуть помедлив, он продолжал: – Положим, Рико не поддался на угрозы. А возможно, он назвал это имя, думая этим спасти свою жизнь.

– Какое имя? – спросил Грей. – Того, кто в это время уже отбросил коньки? – Он скользнул взглядом по лицам товарищей, сидевших за столом, но те лишь недоуменно пожимали плечами. – Мы даже не знаем, прикрывал ли он тогда кого-нибудь или нет.

– Именно это я и пытаюсь выяснить, – как можно спокойнее проговорил Стью Сазерленд.

– Если Рико помогал кому-то скрыться, – предположил Там Баркли, – и кто-то пользовался его услугами, все указывает на то, что такие люди скрылись навсегда. А это значит, что мы уперлись в глухую стену.

– Ты, если хочешь, можешь умыть свои ручки, – раздраженно проговорил Грей, ткнув пальцем в строну Тама Баркли. – Мы не собираемся обсуждать все твои великие умозаключения.

– Но я по крайней мере ничего не скрываю от ребят.

– Разница здесь вот в чем: в большом городе мы фактически занимаемся тем же, чем сейчас. Баркли, чем ты обычно занимаешься в Фолкерке: натужно пыхтишь за накрепко запертой дверью? А может быть, тебе нравится подвергать свою жизнь опасности и держать дверь открытой настежь, когда ты работаешь?

– А ты работаешь на всю катушку, так, что ли?

– Именно так, дружище, именно так я работаю. А вот ты работаешь совсем не так, и пользы от тебя ноль.

Воцарилось молчание, которое внезапно нарушил смех Алана Уорда, а вслед за ним рассмеялся и Стью Сазерленд. Лицо Тама Баркли почернело; Ребус знал наперед, что будет дальше. Баркли вскочил на ноги, стул с грохотом свалился на пол. Встав одним коленом на стол, он изготовился перескочить через него с намерением добраться до Фрэнсиса Грея. Ребус вытянул руку, чтобы остановить его и дать Стью Сазерленду время броситься вперед и схватить его в железные объятия. А Грей сидел, откинувшись на спинку стула, с самодовольной улыбкой на лице и концом ручки отбивал дробь по столешнице. Алан Уорд шлепал ладонью по бедру, словно сидел не в аудитории, а в первом ряду в цирке «Барнум и Бейли». Они не сразу заметили, что дверь в аудиторию открыта и на пороге стоит Андреа Томсон. Она медленно сложила на груди руки, когда в комнате наконец наступило что-то похожее на порядок. Ребус вспомнил, как должен вести себя класс при появлении преподавателя.

Но здесь-то совсем другое: здесь были мужчины – тридцатилетние, сорокалетние и пятидесятилетние; мужчины, обремененные ипотеками и семьями; мужчины, карабкающиеся по карьерной лестнице вверх.

Ребус не сомневался, что, увидев эту промелькнувшую перед ней сцену, мисс Томсон будет размышлять над ней на протяжении нескольких месяцев.

Сейчас она смотрела на него.

– Детектива Ребуса просят к телефону, – объявила она.


– Я не буду, – сказала она, – расспрашивать вас о том, что там произошло.

Они шли по коридору к ее аудитории.

– Это разумно, – одобрил он.

– Не понимаю, почему этот звонок переключили на мой телефон. Мне кажется, гораздо легче было бы сходить за вами из приемной…

– Тем не менее благодарю вас за хлопоты.

Ребус наблюдал, как раскачивается при ходьбе ее тело. Ее походка напоминала попытки до крайности неловкого человека танцевать твист. Возможно, у нее была родовая травма позвоночника в легкой форме; а может, это результат автомобильной аварии в подростковом возрасте…

– Ну и как?

Он слишком поздно отвел от нее взгляд.

– У вас смешная походка, – признался он. Она подняла на него глаза:

– Да? А я и не замечала. Спасибо, что сообщили мне об этом.

Она открыла дверь. Снятая с рычага телефонная трубка лежала на столе. Ребус поднес ее к уху.

– Алло?

В трубке слышались только гудки. Он встретился с ней взглядом и пожал плечами.

– Должно быть, надоело ждать, – предположил он.

Она взяла у него трубку, поднесла к уху, потом положила на аппарат.

– А кто звонил? Как представился?

– Никак.

– Это был междугородний звонок?

Она пожала плечами.

– Так все-таки что он сказал?

– Только то, что хочет поговорить с детективом Ребусом. Я ответила, что вы в другом конце коридора, тогда меня спросили, могу ли я… нет… – Она на секунду задумалась, потом покачала головой. – Я сама предложила сходить за вами.

– И он не представился?

Ребус сидел за ее письменным столом – на ее стуле.

– Я вам что, автоответчик?

Ребус улыбнулся.

– Да я просто шучу. Кто бы это ни был, перезвонит.

При этих словах телефон зазвонил вновь. Ребус поднял вверх руку, обращенную раскрытой ладонью к ней.

– Ну вот, что я и говорил, – с улыбкой произнес он.

Он потянулся к телефону, но она, опередив его, сама взяла трубку. Ее взгляд красноречиво говорил, что это все-таки ее кабинет.

– Андреа Томсон, – представилась она. – Эксперт по профпригодности.

Потом еще секунду слушала, прежде чем до нее дошло, что звонят ему. Ребус взял трубку.

– Детектив Ребус слушает, – сказал он.

– В школе у меня был советчик по выбору профессии, – произнес голос в трубке. – И он разрушил все мои мечты.

Ребус узнал этот голос.

– Только не рассказывай мне, – ответил он, – что у тебя не хватило упорства стать солистом балета?

– Я бы мог танцевать только вокруг тебя, друг мой.

– Одни обещания. Какого черта ты, Клеверхаус, решил испортить мне отпуск?

При слове «отпуск» брови у Андреа Томсон удивленно поднялись. Заметив это, Ребус подмигнул. Он занял ее стул, поэтому она полусидя пристроилась на столе.

– Слышал, ты преподнес своей начальнице чашечку чаю.

– И тебе не терпится позлорадствовать, потому и звонишь?

– Вовсе не потому. Мучительно признаваться, но нам, возможно, потребуется твоя помощь.

Взяв в руки телефон, Ребус медленно поднялся со стула.

– Шнур длинный?

– Наверно.

Воспользовавшись моментом, Андреа Томсон заняла свой стул. Ребус топтался около нее, держа в одной руке телефон, в другой трубку.

– Я здесь застрял, – сказал он. – Не вижу никакой возможности…

– Очень может быть, что увидишь, когда узнаешь, что нам от тебя нужно.

– Нам?

– Мне и Ормистону. Я звоню тебе из машины.

– И где сейчас эта машина?

– На гостевой парковке. Так что отрывай свою задницу и дуй сюда.

Клеверхаус и Ормистон раньше работали в Втором отделе Шотландской криминальной полиции, который размещался в Большом доме – так называли Главное полицейское управление. Отдел служил также штаб-квартирой полиции Лотиана и Пограничного края. Шотландская криминальная полиция, или ШКП, занималась расследованием громких дел, связанных с серьезными преступлениями: наркоторговлей, организованной преступностью, укрывательством краденого, убийствами. Ребус знал обоих с незапамятных времен. С недавних пор ШКП, вместе с Клеверхаусом и Ормистоном, вошла в структуру Агентства по борьбе с наркотиками. Оба сейчас сидели в машине на гостевой парковке, найти их не составило никакого труда: Ормистон занимал водительское место в старом черном такси. Клеверхаус, изображая пассажира, расположился на заднем сиденье. Ребус забрался в машину и уселся рядом с ним.

– На кой ляд вам эта колымага?

– Прикрытие лучше некуда, – ответил Клеверхаус, поглаживая дверцу. – Никто никогда не обратит внимания на черное такси.

– В такой глуши еще как обратит!

Клеверхаус согласно кивнул.

– Но ведь сейчас мы не ведем слежки, так что все нормально.

Теперь Ребус в свою очередь вынужден был признать, что довод Клеверхауса не лишен смысла. Он закурил, не обращая внимания ни на надпись «Не курить», ни на то, что Ормистон опустил переднее стекло. После недавнего повышения Клеверхаус стал детективом, а Ормистон получил чин сержанта. Это была странная парочка – высокий и худой Клеверхаус, почти дистрофик, худобу подчеркивал пиджак, который он обычно застегивал на все пуговицы. И невысокий, коренастый Ормистон с блестящими черными кудрями, придававшими ему сходство с римским императором. Говорил, как правило, Клеверхаус, оставив Ормистону роль напарника, стоящего на стреме.

И сейчас, как всегда, тон задавал Клеверхаус.

– Ну и как тебе в Туллиаллане, Джон? – спросил он.

Ребуса насторожило, что он называл его по имени.

– Нормально, – ответил он, опуская стекло и стряхивая пепел.

– И кто еще из провинившихся там ошивается?

– Стью Сазерленд, Там Баркли… Джаз Маккалоу… Фрэнсис Грей…

– В общем, компания разношерстная.

– Мне кажется, я в нее вписался.

– Даже не верится, – фыркнул Ормистон.

– Шофер, забудь о чаевых! – прикрикнул на него Ребус, постукивая ногтями по плексигласовому экрану, отделяющему его от Ормистона.

– Кстати об этом, – произнес Клеверхаус. Это был сигнал. Ормистон повернул ключ зажигания, включил первую передачу, и машина тронулась.

Ребус обратился к Клеверхаусу.

– Куда мы едем?

– Просто едем и разговариваем, вот и все.

– Я ведь схлопочу за это взыскание.

Клеверхаус усмехнулся:

– Я уже переговорил с директором. Он обещал, что все будет в порядке.

Ребус откинулся на спинку. Машина гремела и дребезжала на ходу, двери дрожали, он чувствовал каждую пружину под вытертой кожаной обивкой.

– Надеюсь, вы застрахованы на случай, если машина развалится на ходу, – сказал Ребус.

– Джон, ты же знаешь, я всегда все предусматриваю.

Они выехали из двора колледжа и повернули налево, в сторону Кинкардин-бридж. Клеверхаус, отвернувшись к окну, разглядывал окрестности.

– Дело касается твоего приятеля Кафферти, – неожиданно сказал он.

Ребус мгновенно ощетинился:

– Он не мой приятель.

Клеверхаус заметил нитку, приставшую к штанине его брюк. Он снял ее и принялся разглядывать с таким вниманием, словно она была для него важнее, чем резкий ответ Ребуса.

– Вообще-то дело касается не столько самого Верзилы Гора, сколько шефа всей его команды.

Ребус нахмурился:

– Хорька?

Ребус встретился взглядом с Ормистоном, сосредоточенно наблюдавшим за ним в зеркало заднего вида в надежде понять, что скрывается за его сдержанностью, к которой примешивалось волнение. И Ормистон, и его коллега считали, что вышли на что-то существенное. И что бы это ни было, помощь Ребуса была им необходима, однако в том, что ему можно доверять, они уверены не были. Ведь и до самого Ребуса доходили слухи о его якобы близости с Кафферти, о том, что они во многом похожи.

– Хорек, насколько известно, никогда не прокалывался, – продолжал Клеверхаус. – Но когда Кафферти освободился, его делам в Эдинбурге пришел конец.

Ребус кивнул: пока Кафферти сидел в тюрьме, Хорек держал для него город в руках.

– Интересно, – задумчиво проговорил Клеверхаус, – после того как Кафферти снова взял дело в свои руки, чувствует ли наш Хорек себя обиженным? Как говорится, сперва дали порулить, а потом отправили на заднее сиденье.

– Некоторые предпочитают ездить с шофером. Через Хорька вам к Кафферти не подкопаться.

Ормистон стал сморкаться, выводя носом звуки, похожие на сопение быка.

– Там видно будет, – сказал он.

Клеверхаус сидел безмолвно, точно аршин проглотил. Но и в таком положении он, казалось, подавал команды напарнику. Ребус не был уверен, что Ормистон произносит хоть слово без того, чтобы Клеверхаус не подал ему знак кивком головы.

– Бесполезно и пробовать. – Ребус счел необходимым подчеркнуть только что высказанную мысль.

Клеверхаус отвернулся от окна и впился в него пристальным взглядом.

– У нас есть кое-что в запасе. Сын Хорька кое на чем прокололся.

– А я и не знал, что у него есть сын.

Вместо утвердительного кивка Клеверхаус медленно опустил веки: это требовало меньшей энергии.

– Его зовут Эли.

– И что же он натворил?

– Открыл собственный бизнес, так, пустяки: преимущественно кокаин, немножко амфетамина, ну и марихуана до кучи.

– Вы ему уже что-нибудь предъявили? – поинтересовался Ребус.

Они давно миновали мост и ехали теперь по трассе М-9 в западном направлении. Несколько минут спустя слева по ходу появится старый нефтеперегонный завод в Грейнджмуте.

– Ну, как сказать, – уклончиво ответил Клеверхаус.

Перед глазами Ребуса словно проявлялся снимок, сделанный «Полароидом», и вот наконец он увидел завершенную картину.

– Так вы хотите уговорить Хорька пойти на сделку?

– Именно на это мы и рассчитываем.

Ребус задумался.

– Нет, он на это не пойдет.

– Тогда Эли сядет. И надолго.

Ребус посмотрел на него и, помолчав, спросил:

– И с каким количеством этой дряни вы его взяли?

– Наверно, лучше будет, если ты сам увидишь.

Теперь до него дошло, куда они едут.


Западный Эдинбург, торговая зона рядом с Горджи-роуд. Это место знавало прежде лучшие времена. Да, подумал Ребус, только развивающаяся промышленность может обеспечить безопасность – тогда свободные производственные помещения охраняют от вандалов и поджигателей. Здание склада окружал по всему периметру плотный забор, ворота круглосуточно охраняла специальная команда. Ребусу доводилось бывать здесь и раньше, много лет назад: тогда шло расследование по делу о провозе оружия за обшивкой трейлера. Трейлер, стоявший сейчас на территории склада, не сильно отличался от того трейлера. Главное отличие состояло в том, что этот трейлер был разобран, и множество деталей лежало в строгом порядке на бетонном полу. Двери и панели были отвинчены. Оси опирались на домкраты, колеса со снятыми покрышками тоже лежали на полу. Два ящика, поставленных один на другой, позволили заглянуть внутрь. Ребус осмотрел кабину. Сиденья были сняты, под срезанным покрытием пола виднелся потайной отсек, в котором сейчас было пусто. Ребус слез с ящиков и, обойдя трейлер, подошел к задним дверям посмотреть груз, разложенный на светло-голубом брезенте. Не все упаковки были вскрыты. Эксперт-химик – сотрудник лаборатории судебной медицины в Хауденхолле – склонился над ящиком с пробирками и растворами. На нем не было привычного белого халата, вместо него по случаю холодной погоды он надел ярко-красную лыжную куртку и шерстяной берет. Примерно на половине распакованных коробок уже красовались наклеенные им этикетки. И еще около полусотни ждало своей очереди…

Ормистон снова занялся прочисткой носа. Ребус повернулся к Клеверхаусу, который, поднеся руки ко рту, пытался согреть их дыханием.

– Следи, чтобы Орми не слишком приближался к наркоте, а то он все сдует.

Клеверхаус усмехнулся, а Ормистон пробормотал что-то, но Ребус не расслышал.

– Похоже, обычная поставка по отработанной схеме, – заключил Ребус. – Кто его сдал?

– Никто. Нам просто повезло, только и всего. Мы знали, что Эли помаленьку приторговывает.

– И вы не подозревали, что он ворочает такими объемами?

– Ни сном ни духом.

Ребус осмотрелся. Это тянуло больше чем на обычную поставку, и они это понимали. Перехватить такое количество – величайшая удача. Сейчас здесь был только он, эти двое из Агентства по борьбе с наркотиками и эксперт-химик. Наркотики, ввозимые с континента, – это дело таможни и службы акцизов…

– Честно говоря, – сказал Клеверхаус, глядя в лицо Ребуса, – Карсуэл дал нам добро.

Карсуэл был заместителем начальника полиции. С ним у Ребуса не раз бывали стычки.

– Он знает, что я здесь? – поинтересовался он.

– Пока нет.

– Так, давайте уточним: вы задержали трейлер, обнаружили кучу нелегального товара. Этого достаточно, чтобы упечь сыночка Хорька лет на десять… – Он помолчал. – Кстати, а какое отношение к этому имеет сын Хорька?

– Эли был водителем этого трейлера. Он дальнобойщик.

– Вы за ним следили?

– У нас возникло подозрение. Мы задержали этого придурка, когда он, остановившись на придорожной площадке, курил косяк.

– Таможня в этом не участвовала?

Клеверхаус покачал головой.

– Мы подъехали так, наудачу. В путевых документах указано, что он доставлял принтеры в Хатфилд, а на обратном пути его загрузили компьютерными программами и играми. – Клеверхаус кивком указал в угол склада, где стояло полдюжины поддонов. – Как только мы представились, Эли попытался засрать нам мозги этим…

Ребус наблюдал, как эксперт-химик наливает чай из термоса.

– А от меня вы что хотите? Чтобы я потолковал с папашей, хотите проверить, сможем ли мы договориться?

– Ты лучше знаешь Хорька. Может, он тебя послушает. Просто поговорите о том о сем, как отец с отцом…

Ребус, внимательно глядя на Клеверхауса, спрашивал себя, насколько осведомлен этот человек. Когда дочь Ребуса оказалась в инвалидной коляске, Хорек отыскал виновника и передал его Ребусу на складе, похожем на этот…

– Ведь в этом нет ничего плохого, верно? – Голос Клеверхауса сливался с мягким эхом, отражавшимся от гофрированных панелей.

– Он не станет закладывать Кафферти, – негромко произнес Ребус. Но резонанс от его речи было не сравнить с тем, который производила речь Клеверхауса.


Содержание:
 0  Заживо погребенные : Иэн Рэнкин  1  1 : Иэн Рэнкин
 2  2 : Иэн Рэнкин  3  вы читаете: 3 : Иэн Рэнкин
 4  4 : Иэн Рэнкин  5  5 : Иэн Рэнкин
 6  6 : Иэн Рэнкин  7  7 : Иэн Рэнкин
 8  8 : Иэн Рэнкин  9  9 : Иэн Рэнкин
 10  10 : Иэн Рэнкин  11  11 : Иэн Рэнкин
 12  12 : Иэн Рэнкин  13  13 : Иэн Рэнкин
 14  14 : Иэн Рэнкин  15  15 : Иэн Рэнкин
 16  16 : Иэн Рэнкин  17  17 : Иэн Рэнкин
 18  18 : Иэн Рэнкин  19  19 : Иэн Рэнкин
 20  20 : Иэн Рэнкин  21  21 : Иэн Рэнкин
 22  22 : Иэн Рэнкин  23  23 : Иэн Рэнкин
 24  24 : Иэн Рэнкин  25  25 : Иэн Рэнкин
 26  26 : Иэн Рэнкин  27  27 : Иэн Рэнкин
 28  28 : Иэн Рэнкин  29  29 : Иэн Рэнкин
 30  30 : Иэн Рэнкин  31  31 : Иэн Рэнкин
 32  32 : Иэн Рэнкин  33  33 : Иэн Рэнкин
 34  34 : Иэн Рэнкин  35  Использовалась литература : Заживо погребенные



 




sitemap