Детективы и Триллеры : Триллер : 30 : Иэн Рэнкин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




30

Джэн Мейкл жила в верхней половине перестроенного дома, выходящего фасадом на Лейт-Линкс. Шивон нравилось это место. Когда муниципальные власти перестраивали здание расположенного здесь старого таможенного склада в многоквартирный дом, она приезжала сюда несколько раз, и единственное, что удержало ее от покупки квартиры, так это хлопоты с переездом. Она вспомнила Синтию Бессан, ближайшую подругу Марбера, и ее дом – тоже бывший склад – буквально в двух шагах отсюда. Интересно, знала ли Бессан, что Марбер подумывал переехать в Тоскану? Возможно, и знала. Однако ничего не сказала – стараясь, в этом нет сомнений, не бросить тень на его имя. Вероятно, она знала и то, что он хотел взять с собой Лауру Стаффорд. Но этот план Бессан вряд ли одобряла.

Шивон колебалась, не поделиться ли мыслями с Ребусом, опасаясь, что он решит, будто она хочет произвести впечатление. Наверняка спросит, откуда ей об этом известно, а ей придется пожать плечами и сказать: «Интуиция». Он засмеется и все поймет – ведь он и сам не раз полагался на чутье.

– У нее темно, – сказал Ребус, но все-таки нажал на кнопку дверного звонка.

В окне второго этажа появилось лицо, и Шивон помахала рукой.

– Дома, – облегченно вздохнула она.

В следующий миг ожило переговорное устройство.

– Да? – раздалось из динамика.

– Детектив Ребус и сержант Кларк, – произнес Ребус, приблизив рот к микрофону. – При встрече мы забыли спросить вас об одном деле.

– Да?…

– Сперва я хочу вам кое-что показать. Можно войти?

– Я не одета.

– Мы вас долго не задержим, мисс Мейкл. Всего две минуты…

Наступила пауза, затем щелкнул замок.

– Ну хорошо, – послышалось из переговорного устройства, замок зажужжал и открылся.

Они вошли в вестибюль, где им пришлось подождать, пока Мейкл, открыв свою дверь, пригласила их подняться по узкому лестничному пролету. На ней был мешковатый желтый свитер и серые легинсы. Свисающие на плечи волосы делали ее моложе. Лоб и щеки блестели от ночного крема. На верхней площадке лестницы царил беспорядок. Мейкл по натуре была коллекционером. Ребус представил себе, как она проводит долгие часы, слоняясь по лавкам старьевщиков и блошиным рынкам, скупая все, что глянулось. Вещи, которые тут были, не отличались ни единством стиля, ни принадлежностью к одной эпохе – просто нагромождение старого хлама. Ребус споткнулся о плинтус. Площадка и лестничный пролет освещались несколькими закрепленными в стене светильниками, отбрасывающими тени в разных направлениях.

– Прямо как в мотеле Бейтса [42], – пробурчал Ребус на ухо Шивон, а та с трудом подавила смех, поскольку мисс Мейкл как раз в этот момент повернулась к ней.

– Мы просто в восторге от вашей коллекции, – сказала она, справившись со смущением.

– Да что вы, просто несколько безделушек, – засмущалась мисс Мейкл.

Ребус с Шивон переглянулись и одновременно подумали, что отзыв едва ли был искренним.

Большая часть пространства гостиной соответствовала стилю эпохи короля Эдуарда VII; одна часть представляла собой китч шестидесятых годов; обстановка еще одной была просто современным скандинавским ширпотребом. Шивон сразу определила, что диван куплен в Икее, а вот что касается лампы, торчащей из куска застывшей лавы и стоявшей на орнаментных плитках каминной доски… здесь она мысленно развела руками. Ковров не было; вместо них на полу лежало восемь или девять циновок разного размера и формы. Там, где их края нахлестывались друг на друга, рельефно проступали бугры.

Ребус подошел к окну, на котором не было ни штор, ни ставней. Из него были видны только темные очертания холмов да еще какой-то пьяница, бредущий к дому на нетвердых ногах, засунув руки глубоко в карманы.

– Так что вы хотели мне показать? – спросила Мейкл.

Хороший вопрос, подумала Шивон. Ей и самой хотелось бы это знать. Ребус сунул руку в карман и вытащил пять фотографий размером с фото на паспорт – голова и плечи. Мужчины, не привыкшие улыбаться, изо всех сил старались придать лицу веселое выражение. Шивон их узнала.

Фрэнсис Грей.

Джаз Маккалоу.

Алан Уорд.

Стью Сазерленд.

Там Баркли.

Их лица были вырезаны из большой фотографии, снятой, вероятно, в начале курса в Туллиаллане. Теперь до нее дошло, чем занимался Ребус, когда заезжал на Арденн-стрит.

Ребус разложил фотографии веером на круглом трехногом столике, где предки, возможно, перекидывались в картишки. Сейчас на нем была расстелена белая кружевная салфетка и стояла хрустальная ваза для фруктов, однако для этих мелких фотографий места было предостаточно. Мисс Мейкл напряженно всматривалась в них.

– Вы видели кого-нибудь из этих людей? – спросил Ребус. – Не торопитесь, посмотрите внимательно.

Мейкл с величайшим усердием последовала его совету. Она с таким вниманием изучала каждое лицо, словно сдавала экзамен, который надо было не просто сдать, а сдать на «отлично». Шивон сразу перестал интересовать интерьер. Она наконец поняла, к чему Ребус так настойчиво ее подводил. Она стала разбираться, что ей доподлинно известно и что она чувствует интуитивно, но не может пока выразить словами. Но и раньше внутреннее чувство подсказывало, что эта группа из Туллиаллана имеет какое-то отношение к убийству Марбера. Она подозревала, что дело тут не только в связи Маккалоу с Эллен Демпси: ведь и Ребус на это намекал. Маккалоу и Демпси вовсе не Бонни и Клайд… следовательно, должно быть какое-то иное объяснение.

– Вот этот был в галерее в тот вечер, – объявила мисс Мейкл, прижав пальцем угол одной из фотографий.

– В коричневом пиджаке? – спросил Ребус.

– Не скажу точно, во что он был одет, но лицо я запомнила. Большую часть времени он рассматривал картины. Он все время улыбался, но я чувствовала, что ни одна из картин ему не нравится. И он явно не собирался ничего покупать…

Шивон склонилась к столу. Это был детектив Фрэнсис Грей. Фигурой и прической напоминает Верзилу Гора Кафферти, только чуть выше. Грей сумел более широко, чем коллеги, растянуть лицо в улыбке, делая вид, что вся мирская суета ему до лампочки. Шивон посмотрела на Ребуса. На лице его появилось удовлетворение, но зловещее.

– Благодарю вас, мисс Мейкл, – сказал он и начал собирать фотографии.

– Постойте, – почти приказала она и ткнула пальцем в фотографию Джаза Маккалоу. – Этот тоже был в галерее. Чрезвычайно обходительный джентльмен. Я хорошо его запомнила.

– А когда вы видели его в последний раз до этого вечера?

Она задумалась над этим вопросом с таким же усердием, с каким рассматривала фотографии.

– Ну, где-то год назад.

– Примерно в то время, когда мистер Монтроз продавал свою коллекцию? – предположил Ребус.

– Боюсь ошибиться… но, кажется, да, примерно в это время…

– Так что, Маккалоу – это Монтроз? – спросила Шивон, когда они вышли на улицу.

– Монтроз – это вся троица.

– Троица?

– Грей, Маккалоу, Уорд, – После секундной паузы он добавил: – Хотя что Уорд мог делать во всей этой игре, я пока не знаю…

– Так все эти картины были куплены на деньги Берни Джонса?

Ребус кивнул:

– Но как, черт возьми, трудно это доказать!

– А Марбера убил Грей?

Ребус покачал головой:

– Нет, это не Грей. В его задачу входило только наблюдать за Марбером и выяснить, куда он собирается после показа. Когда Марбер сказал, что ему нужно такси, Грей заказал машину…

– И заказал в компании «MG кэбс»?

Ребус кивнул:

– После этого Эллен Демпси должна была передать заказ одному из своих водителей и известить кое-кого, что Марбер едет домой.

Вот теперь Шивон поняла.

– Так это Маккалоу его поджидал?

– Да, Джаз Маккалоу.

Ребус попытался мысленно представить, как все произошло. Марбер перед входной дверью. Джаз его окликает. Марбер, узнав его по голосу и по внешнему виду, успокаивается. Может, он даже ждал этого визита, поскольку Джаз должен был передать ему деньги. Чем воспользовался Маккалоу для убийства? Камнем? Каким-то заранее припасенным предметом? После преступления он должен был избавиться от орудия убийства, а уж он-то хорошо знал, куда его скинуть, чтобы следствие не обнаружило. Но перед этим он взял у Марбера ключи, открыл дверь и отключил сигнализацию на время, необходимое, чтобы вынести картину Веттриано. Это было для него особенно важно…

– С чего начнем? – спросила Шивон.

– Я всегда был сторонником оперативности. Она не была безоговорочной сторонницей такого подхода, однако без лишних слов села в машину.


Телефон Фрэнсиса Грея зазвонил минут за пятнадцать до полуночи. В это время он сидел в баре полицейского колледжа. Он был без галстука, две верхние пуговицы на рубашке расстегнуты. Он курил. Сигарета торчала у него изо рта, когда он шел по коридору и поднимался по лестнице в кабинет, где молодые офицеры постигали науку о том, как представлять суду доказательства и отвечать на вопросы противной стороны, рассчитанные на то, чтобы сбить с толку. Помещение было уменьшенной копией судебного присутствия – вплоть до мельчайших деталей. Ребус сидел один на лавках для публики.

– Немного отдает мелодрамой, Джон. Мы могли бы встретиться в баре, выпили бы…

– Стараюсь по возможности избегать общения с убийцами.

– Господи, опять ты за свое…

Грей повернулся, выказывая намерение уйти.

– Я сейчас говорю не о Дики Даймонде, – холодно произнес Ребус. В этот момент дверь раскрылась и вошел Джаз Маккалоу. – Сегодня ты ночуешь не в Норт-Куинсферри? – спросил его Ребус.

– Нет.

У Маккалоу был вид человека, которого только что вытащили из постели и заставили быстро одеться. Он подошел к столу, под которым стояла аппаратура видео- и звукозаписи и посмотрел на панель управления работой видеокамер и микрофонов.

– Ничего не включено, – успокоил его Ребус.

– И никто не прячется под лавками? – поинтересовался Маккалоу.

Грей нагнулся и проверил.

– Чисто, – объявил он.

– Ты, никак, снова закурил, Фрэнсис? – удивился Ребус.

– Да все из-за стресса, – поморщился Грей. – А ты явился передать нам нашу долю за украденную наркоту?

– Я здесь ни при чем. – Ребус на секунду замолчал. – Не волнуйтесь, я уже не думаю, что это сделали вы.

– Ну, слава богу.

Маккалоу выписывал круги по комнате, словно опасаясь, что Ребус использует какое-то хитрое устройство для записи встречи.

– У тебя есть более серьезная причина для волнения. Джаз, – сказал Ребус.

– Джон, – пояснил Грей, – пришел, чтобы обвинить нас еще в одном убийстве.

– Да это просто какой-то упертый придурок! – вспылил Маккалоу.

– А мне нравится быть таким. Я убедился, что это дает результаты, – отозвался Ребус, не двигаясь со своего места и продолжая все так же держать руки на коленях.

– Скажи-ка, Джон… – Маккалоу подошел совсем близко, их разделяло не более трех футов. – Сколько раз тебе приходилось, ну не то чтобы очень сильно, но все-таки кривить душой в подобных местах? – Он обвел глазами комнату.

– Несколько раз случалось, – признался Ребус.

Маккалоу кивнул:

– Но ведь бывало, что ты на этом не останавливался? Фабриковал дело, чтобы засадить того, кто, по-твоему, был виновен в чем-то другом?

– Без комментариев.

Маккалоу улыбнулся. Ребус пристально посмотрел на него.

– Ты убил Эдварда Марбера, – спокойно объявил он.

– Твои обвинения становятся все более и более нелепыми… – рявкнул Грей.

Ребус повернулся к нему:

– Ты ведь был на закрытом просмотре, Фрэнсис. И именно ты вызвал Марберу такси. Таким образом, Эллен Демпси смогла сообщить Джазу, что Марбер в пути. У меня есть свидетели, которые могут тебя опознать. Звонок в компанию «MG кэбс» зафиксирован в списке звонков с твоего телефона. Да и каракули, оставленные тобой в гостевой книге, наверное, можно идентифицировать – прямо иву даешься, какие чудеса проделывают эти почерковеды. Присяжным очень по душе такие экспертизы…

– А что, если я вызывал такси для себя? – парировал Грей.

– Но ведь ты зарегистрировался в гостевой книге под фамилией Монтроз, и в этом твоя ошибка. И знаешь почему? Потому что у меня есть перечень всех покупок и всех продаж мистера Монтроза. Приблизительно на треть миллиона фунтов. А что стало с остальными миллионами Берни Джонса?

Грей снова рявкнул:

– Да не было там никаких миллионов!

– Мне кажется, Фрэнсис, ты уже и так сказал лишнее, – предостерег его Маккалоу. – Не думаю, что Джон способен…

– Я пришел сюда лишь для того, чтобы воссоздать эту историю для собственного удовлетворения. Из того, что сказал Фрэнсис, я делаю вывод, что Берни Джонс скопил не столько, сколько ожидали. Так что миллионы оказались мифическими. Этого оказалось достаточно, чтобы обеспечить вас стартовым капиталом – но недостаточно, чтобы навлечь подозрения. – Ребус встретился взглядом с Маккалоу. – Это ты из своей доли оказал помощь Эллен Демпси, когда она перебралась в Эдинбург? Ведь иначе, имея всего две машины, как бы она могла создать такой мощный таксопарк… Должно быть, ты помог ей с начальным капиталом. – Он повернулся к Грею. – Ну а что ты, Фрэнсис? Каждый год новая машина?…

Грей промолчал.

– А остальное ты вложил в современное искусство. Кстати, а чья это была идея? – Никто ему не ответил. Ребус перевел пристальный взгляд на Маккалоу. – Должно быть, твоя, Джаз. Вот как это могло выглядеть: Марбер оказался в сауне в Данди в тот вечер, когда ты нагрянул туда с облавой. Думаю, что, если покопаться как следует в отчетах, его имя наверняка всплывет. Или еще одна версия: бабки Берни Джонса были спрятаны неподалеку от города Монтроз. Неплохая шуточка… – Он немного помолчал. – Ну, как вам моя работа?

– Ты не представляешь для нас никакой опасности, Джон, – как можно спокойнее произнес Маккалоу.

Он опустился на одну из скамеек. Грей еще раньше взгромоздился на стол, предназначенный для представителей обвинения, и теперь восседал на нем, болтая ногами и едва сдерживаясь, чтобы не ударить Ребуса ногой в лицо.

– Даймонд рассказал нам про тебя, – прорычал Грей. – и про того, кто изнасиловал жену пастора… Рико Ломакс прятал его в фургоне. Ты чуть-чуть опоздал, он уже смылся. И ты выместил злобу на Ломаксе, а Даймонду велел убираться. Ты ведь не хотел помогать тем двум копам, которые приехали в Эдинбург, чтобы разыскать Даймонда. – Грей засмеялся. – Если мы распутаем дело Ломакса, возьмем в разработку твое имя!

– Он вам это рассказал, и вы все равно его убили?

– Этот гад наставил на меня пистолет, – начал оправдываться Грей. – Пришлось его остановить, иначе он положил бы нас обоих.

– Да это был просто несчастный случай, Джон, – нараспев сказал Маккалоу. – Совсем не то, что произошло с Рико Ломаксом.

– Я не убивал Рико Ломакса.

Лицо Маккалоу растянулось в милейшей улыбке.

– А мы не убивали Эдварда Марбера. Ты здорово закрутил сюжет, Джон, вот только не вижу никаких доказательств. Ну и что с того, что Фрэнсис был на приеме? Что с того, что он звонил в «MG кэбс»?

– Марбер ведь ждал, что ты расплатишься с ним, так? – возразил Ребус. – Он уже получил свою долю – включив ее в стоимость картин при покупке. А ты распродал картины и вложил свои деньги в другое… – Он внезапно замолчал, поняв, что Марбер выдумал свою схему под нажимом Малколма Нельсона. – Какой у вас был план? Держать деньги там, куда вы их вложили, и спокойно дожидаться выхода на пенсию? То есть ждать оставалось меньше года… а что до Уорда, так он еще слишком молод, чтобы получать удовольствие от своей доли…

– Проблема в том, – ответил Маккалоу, снимая приставшую к штанине нитку, – что мы пожадничали, решили поиграть на бирже. Новые технологии…

Ребус заметил, как обмякло лицо Грея.

– И вы, как я понимаю, потеряли все? – предположил он. Теперь до него дошло, почему они проявили такой интерес к ограблению склада. Да и не только это… – И скрыли это от Алана?

Никто не ответил, однако у Ребуса был свой ответ.

– Мы не можем доказать, - произнес после долгой паузы Маккалоу, – что ты убил Рико Ломакса. Но это не помешает распустить слухи в нашей среде. Ведь и у тебя нет никаких доказательств, чтобы повесить на нас убийство Эдварда Марбера.

– Так на чем же порешим? – спросил Грей.

Маккалоу, пристально смотревший в глаза Ребуса, лишь пожал плечами.

– Я думаю, лучше всего не тревожить никаких надгробных памятников, – объявил он своим обычным тихим голосом. Ребус понял, что он имеет в виду: расследование дел тех, кого нет на свете. – Согласен, Джон? Что скажешь? Давай считать, что это ничья?

Ребус глубоко вдохнул и посмотрел на часы.

– Мне надо позвонить.

Грей и Маккалоу застыли словно в столбняке, глядя, как пальцы нажимают на клавиши.

– Шивон? Это я. – По их лицам он заметил, как они, почувствовав облегчение, мгновенно расслабились. – Буду через пять минут.

Ребус выключил телефон. Маккалоу несколько раз беззвучно похлопал, словно аплодируя его находчивости.

– Она ждет тебя в машине? – предположил он. – Лучше подстраховаться.

– Если я не выйду отсюда, – предупредил Ребус, – она сразу свяжется с начальником полиции.

– Будь мы шахматистами, мы бы сейчас пожали друг другу руки, довольные результатом.

– Нет, не пожали бы, – твердо заявил Ребус. – Я коп, а вы убили двух человек. – Он встал, собираясь уйти. – Встретимся в суде, – бросил он на ходу.

Захлопнув за собой дверь, он не сразу направился к машине, а быстрым шагом пошел по коридору, снова набирая номер Шивон.

– Я задержусь минуты на две, – предупредил он ее, заворачивая в гостиничный блок.

Дойдя до одной из дверей, он изо всех сил ударил по ней кулаком и поспешно оглянулся – проверить, не идет ли за ним Маккалоу или Грей.

Дверь с грохотом распахнулась, и на Ребуса уставилась пара чьих-то заспанных глаз, щурившихся от света.

– Какого черта надо? – раздраженно рявкнул Уорд.

Ребус втолкнул его обратно в комнату и закрыл дверь.

– Надо поговорить, – сказал он. – Вернее, говорить буду я, а ты будешь слушать.

– Пошел к черту!

Ребус покачал головой.

– Твои дружки денежки профинтили, – сообщил он.

Глаза Уорда чуть приоткрылись.

– Послушай, не знаю, что у тебя на уме и что ты пытаешься мне впарить…

– Они говорили тебе про Марбера? Думаю, нет. А это, Алан, показывает, насколько они тебе доверяют. Кто зарядил тебя выкачать информацию у Филлиды Хоуз? Джаз? А он не говорил, что надо ему это, потому он спит с Эллен Демпси? – Ребус покачал головой. – Он убил Марбера. Марбер – это дилер, который покупал и продавал ваши картины, то есть управлял вашими вложениями… Да, на беду, Джазу втемяшилось, что, играя на бирже, можно срубить бабок по-крупному. Увы, Алан, должен тебя огорчить. Плакали ваши денежки.

– Да пошел ты. – На этот раз в голосе Уорда уже не слышалось прежней силы.

– Марбер хотел получить свою долю от продажи картин, а у них не было денег ему заплатить. Они боялись, что он начнет трепаться, поэтому и убили его. И нравится тебе это или нет, но ты являешься соучастником.

Уорд смотрел на него не мигая, а затем опустился на расстеленную кровать. На нем была футболка с надписью «Трэвис» на груди и боксерские трусы. Он схватился руками за голову и запустил пальцы в волосы.

– Не знаю, что они там наговорили тебе про ограбление склада, – продолжал Ребус. – Может, что это будут легкие деньги… Им-то они сейчас ой как нужны, ведь через год, когда они начнут оформлять пенсии, ты узнаешь, что делить-то уже нечего… Так что придется поставить крест на всех мечтах…

Уорд беспокойно закрутил головой.

– Нет, – прохрипел он. – Нет, нет, нет…

Ребус приоткрыл дверь, но не больше чем на дюйм.

– Поговори с ними сам, Алан. Они снова тебе наврут. Попроси показать деньги. – Он кивнул, словно подтверждая последнюю фразу. – Пусть покажут… Но когда будешь говорить с ними, старайся смотреть им в глаза. Алан, денег нет. Есть только пара трупов и троица копов, ставших бандитами. – Он приоткрыл дверь пошире, но опять задержался на пороге. – Захочешь поговорить со мной, звони – номер ты знаешь…

Он шел по коридору, понимая, что в любой момент его могут схватить, пырнуть ножом, ударить дубинкой. Увидев Шивон в машине, он впервые за все это время почувствовал облегчение. Она перебралась с водительского сиденья на пассажирское; он открыл дверь и сел за руль.

– Ну? – спросила она, все еще тревожась.

Он лишь пожал плечами.

– Не знаю, – ответил он. – Думаю, все, что нам остается, это ждать и наблюдать. – Он повернул ключ зажигания.

– Хочешь испытать, не намерены ли они убить заодно и нас?

– Мы напишем все, что знаем… опишем все стадии нашего расследования. Копии спрячем в безопасное место.

– Сегодня ночью? – нахмурившись, уточнила она.

– Другого времени не будет, – ответил Ребус, переводя рычаг на первую скорость. – У тебя или у меня?

– У меня, – со вздохом сказала она. – А ты, чтобы я не заснула, рассказывай мне что-нибудь.

– А о чем бы ты хотела послушать?

– О том, куда ты пошел, оставив меня мерзнуть в машине.

Он улыбнулся:

– Ты хочешь узнать о драме, разыгравшейся в аудитории, где проходят тренинги судебных заседаний? Ну так слушай…


Содержание:
 0  Заживо погребенные : Иэн Рэнкин  1  1 : Иэн Рэнкин
 2  2 : Иэн Рэнкин  3  3 : Иэн Рэнкин
 4  4 : Иэн Рэнкин  5  5 : Иэн Рэнкин
 6  6 : Иэн Рэнкин  7  7 : Иэн Рэнкин
 8  8 : Иэн Рэнкин  9  9 : Иэн Рэнкин
 10  10 : Иэн Рэнкин  11  11 : Иэн Рэнкин
 12  12 : Иэн Рэнкин  13  13 : Иэн Рэнкин
 14  14 : Иэн Рэнкин  15  15 : Иэн Рэнкин
 16  16 : Иэн Рэнкин  17  17 : Иэн Рэнкин
 18  18 : Иэн Рэнкин  19  19 : Иэн Рэнкин
 20  20 : Иэн Рэнкин  21  21 : Иэн Рэнкин
 22  22 : Иэн Рэнкин  23  23 : Иэн Рэнкин
 24  24 : Иэн Рэнкин  25  25 : Иэн Рэнкин
 26  26 : Иэн Рэнкин  27  27 : Иэн Рэнкин
 28  28 : Иэн Рэнкин  29  29 : Иэн Рэнкин
 30  вы читаете: 30 : Иэн Рэнкин  31  31 : Иэн Рэнкин
 32  32 : Иэн Рэнкин  33  33 : Иэн Рэнкин
 34  34 : Иэн Рэнкин  35  Использовалась литература : Заживо погребенные



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.