Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 17 КУДА НЕ СТУПАЛА НИЧЬЯ НОГА : Джеймс Роллинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава 17

КУДА НЕ СТУПАЛА НИЧЬЯ НОГА

7 июля, 9 часов 55 минут

Ангкор-Тхом, Камбоджа

Грей прислонился спиной к кирпичной кладке стены этой кельи, похожей на пещеру.

За тесным проходом застыли шесть боевиков. Ближайший держал оружие на виду. Насер приказал им стеречь пленников, а сам отправился доставать все необходимое, чтобы взорвать каменный алтарь. Грей взглянул на светящийся циферблат своих водонепроницаемых часов.

Они провели здесь почти целый час.

Грей мысленно молился о том, чтобы Насер за заботами забыл про угрозу в отношении его родителей. Что-то определенно вывело Насера из себя – помимо задержки с доставкой взрывчатки. Оставив пленников под охраной, он вихрем выскочил из кельи, прижимая к уху сотовый телефон. Грей успел услышать упоминание о каком-то круизном лайнере. Несомненно, это имело какое-то отношение к научно-исследовательской операции, которую проводила в Индонезии «Гильдия». В телефонном разговоре Пейнтер рассказал Грею про захваченный корабль и про бесследно исчезнувших Монка и Лизу.

Определенно, возникли какие-то серьезные неприятности.

Вот только хорошо или плохо это было для его друзей?

Оттолкнувшись от стены, Грей принялся расхаживать по келье. Сейхан присела на каменную скамью рядом с Вигором.

Ковальски шагнул к проему. Один из боевиков ткнул великану в живот дулом винтовки, но тот не обратил на это внимания. Когда к нему подошел Грей, Ковальски сказал:

– Я только что видел, как сюда прошел один тип с отбойным молотком.

– Наверное, все уже готово, – заметил Вигор, поднимаясь со скамьи.

– Но почему же все происходит так медленно? – спросил Грей.

Сейхан ответила, не вставая:

– На то, чтобы давать взятки, требуется время. Грей недоуменно посмотрел на нее. Она объяснила:

– Я слышала крики по-кхмерски. Люди Насера очищают развалины от туристов, прогоняют отсюда всех. Похоже, «Гильдия» арендовала весь Байон до окончания этой вечеринки. Камбоджа – страна бедная. Не нужно тратить большие деньги, чтобы убедить местных чиновников на время отвернуться в другую сторону.

Грей и сам уже пришел к такому же выводу. Боевики Насера больше не пытались скрывать свое оружие. Вигор положил ладонь на колонну у прохода.

– Судя по всему, Насер убедил руководство «Гильдии» в необходимости пройти еще немного по историческому следу.

Однако Грей подозревал, что дело не ограничивается одним этим. Он вспомнил, какой переполох вызвало сообщение относительно круизного лайнера. Если научный путь завел в тупик, исторический путь приобретал особое значение.

Подтверждения его догадке не пришлось ждать долго.

Сквозь боевиков протиснулся Насер. Вся его прежняя ярость улетучилась, сменившись обычной хладнокровной насмешливостью.

– Все готово, чтобы двигаться дальше. Однако прежде чем мы продолжим, я должен сделать один звонок. Кажется, миновала еще одна часовая отметка. У Грея перехватило дыхание. Вигор поспешил на его защиту.

– Но мы же все это время проторчали здесь взаперти. Не можете же вы требовать от нас каких-нибудь новых догадок.

Насер изогнул бровь:

– А это уже не моя забота. Да и Аннишен теряет терпение. Ей обязательно нужно чем-нибудь развлечься.

– Умоляю!..

Это слово вырвалось у Грея, прежде чем он успел сдержаться.

Глаза Насера сверкнули насмешливым злорадством. Было видно, что он издевается над Греем.

– Амен, не будь дураком, – послышался у них за спиной голос Сейхан. – Раз собрался делать это, делай.

Грей стиснул кулаки. Он еле сдержался, чтобы не броситься на Сейхан, заставляя ее замолчать. Ни в коем случае нельзя было выводить Насера из себя. По крайней мере, сейчас.

Лицо Насера исказилось яростью. Он невольно поднял руку, чтобы скрыть это, не желая поддаваться на провокацию Сейхан. Не сказав ни слова, египтянин развернулся и снова протиснулся мимо боевиков.

– Насер! – дрогнувшим голосом окликнул его Грей.

– Если мы пропустим этот час, – не оборачиваясь, бросил Насер, – я буду ожидать больших результатов, когда мы проникнем в алтарь. Если же я буду разочарован, одним пальцем твоя мать уже не ограничится. Пришла пора разжечь под тобой большой костер, коммандер Пирс.

Насер поднял руку, и боевики вывели пленников из кельи. Проходя мимо Грея, Сейхан наткнулась на его плечо. Ее голос был тихим, едва различимым.

– Я его испытывала.

Она прошла дальше. Грей поспешил следом, догоняя ее. Не оборачиваясь, Сейхан продолжала шепотом:

– Насер блефовал… это я точно говорю.

Грей прикусил губу, сдерживая резкий ответ. Под угрозу была поставлена жизнь не ее родителей.

Вероятно, почувствовав его раздражение, молодая женщина обернулась. Ее голос стал мягче.

– И ты, Грей, должен задаться вопросом: почему? Почему Насер блефует?

Грей молча открыл и закрыл рот. Действительно, это был очень хороший вопрос. Сейхан скользнула тыльной стороной кисти по его руке. Грей выставил вперед палец, собираясь ее поблагодарить. Однако Сейхан уже ушла вперед.

Насер провел маленький отряд обратно к центральному святилищу. Подрывники уже были за работой. В массивных плитах песчаника, уложенных одна на другую, были просверлены отверстия. Из них выходили провода, сплетенные в один жгут. У всех четырех входов стояли боевики с красными огнетушителями за спиной.

Грей нахмурился. Что здесь могло загореться? Тут же не было ничего, кроме камня.

Насер обратился к коротышке с поясом с инструментами и мотком провода на плече, несомненно, специалисту по подрывным работам. Тот молча кивнул.

– Все готово, – объявил Насер.

Они вышли в западную дверь и укрылись за углом. Вигор продолжал слабо возражать:

– А что, если взрыв обрушит все это нам на голову?

– Мы об этом подумали, монсиньор Верона, – успокоил его Насер, поднося рацию к губам.

Он отдал короткое распоряжение.

Через мгновение гулкий взрыв, подобный раскату грома, ударил в грудь и по барабанным перепонкам. Всего один. Сопровождаемый огненной вспышкой. И тотчас же воздух наполнился резким едким запахом, обжигающим нос и горло.

Вигор закашлял. Грей лихорадочно замахал рукой перед лицом.

– Черт побери, что это было? – спросил Ковальски, сплюнув в угол. Пропустив его вопрос мимо ушей, Насер шагнул в проход.

Перед ним шел подрывник с огнетушителем. Натянув на лицо респиратор, он включил устройство. Из огнетушителя вырвалась пенистая струя, поливая пол, стены, потолок. Узкий проход наполнился мелкой пылью, покрывшей все вокруг.

Насер вел пленников обратно в святилище.

Сквозь облако пыли Грей разглядел впереди остальных подрывников с огнетушителями. Их совместными усилиями помещение на какое-то время полностью затянуло непроницаемым туманом, в котором с трудом можно было различить их силуэты.

Насер подал знак, чтобы все остановились.

Через полминуты огнетушители перестали работать, и пыль мгновенно осела. Взору открылось святилище, все еще затянутое туманом. Сквозь отверстие в башне внутрь лился солнечный свет.

Насер пригласил всех пройти внутрь.

– Нейтрализация основы, – объяснил он, вытирая с лица пыль.

– Нейтрализация чего? – спросил Грей.

– Кислоты. Взрывчатка состоит из зажигательного заряда в паре с едкой кислотой. Она была разработана китайцами во время возведения плотины Трех ущелий. Минимальное сотрясение почвы, максимальные разрушения.

Войдя в святилище следом за Насером, Грей раскрыл рот, пораженный открывшимся зрелищем.

Все стены покрылись белым порошком, однако перемены были разительные. Лица всех четырех бодхисатв были оплавлены. Вместо красивых одухотворенных черт чернели хлопья шлака. Щербатые полы выглядели так, словно их обработали пескоструйной машиной.

Алтарь в середине, освещенный сверху, треснул. Один угол обвалился вниз.

Определенно там была пустота.

Однако основная часть каменной плиты держалась.

В святилище прошел еще один подрывник с кувалдой в руках. Насер подал ему знак. Следом шел еще один человек, волоча отбойный молоток.

На всякий случай.

Первый подрывник размахнулся и опустил кувалду в середину плиты. Сверкнули яркие искры, и огромная глыба песчаника пришла в движение.

Алтарь провалился в колодец.


10 часов 20 минут

Сьюзен вскрикнула, выгибаясь дугой на заднем кресле.

Лиза, сидевшая в кресле второго пилота, пристегнутая ремнем, обернулась. Она смотрела на ровную гладь большого озера, над которым кружила заходящая на посадку «Морская стрела». Внизу недалеко от берега качалась плавучая деревня – соединенные вместе джонки и баржи.

Именно здесь Пейнтер приказал Лизе спрятаться. Рыбацкая деревушка находилась в двадцати милях от Ангкора. Подальше от опасностей.

Слушая стоны Сьюзен, Лиза неловко завозилась с застежкой ремня. Освободившись, она поспешила в хвостовую часть кабины.

Сьюзен билась в конвульсиях, сбросив с себя одеяло.

– Слишком поздно! Мы опоздали!

Подобрав одеяло, Лиза уложила Сьюзен обратно на кресло. Всю дорогу сюда та тихо проспала. Что случилось?

Высунув руку из-под одеяла, Сьюзен схватила Лизу за запястье. Ее прикосновение обожгло Лизе кожу, опалив тонкие волоски.

Лиза рывком высвободила руку.

– Сьюзен, что случилось?

Сьюзен уселась. Безумный блеск у нее в глазах немного потускнел, но ее продолжало лихорадочно трясти. – Мы должны попасть туда, – пробормотала она свое неизменное заклинание.

– Мы уже заходим на посадку, – попыталась успокоить ее Лиза.

И действительно, «Морская стрела» заметно опустила нос.

– Нет! – Сьюзен снова протянула было к ней руку, но вовремя спохватилась, заметив, как отпрянула назад Лиза. Сжав пальцы в кулак, она убрала руку под одеяло. Шумно вздохнув, Сьюзен подняла взгляд на Лизу. – Мы находимся слишком далеко, Лиза. Я понимаю, как все это выглядит со стороны. Но у нас осталось всего несколько минут. Десять, самое большее пятнадцать.

– Осталось до чего?

Лиза вспомнила свой разговор с Пейнтером о крабах острова Рождества, об изменениях в их нервной системе, вызванных воздействием химических веществ, следствием которых стало маниакальное стремление к миграции. Но какой эффект окажут эти же самые химические вещества на значительно более сложный мозг человека? Какие еще перемены они принесут с собой? Можно ли доверять позывам Сьюзен?

– Если я не попаду туда… – Запнувшись, Сьюзен тряхнула головой, словно пытаясь высвободить какое-то воспоминание. – Они что-то открыли. Я чувствую солнечный свет. Как будто меня жгут огненные глаза. Я только знаю… но я чувствую это всем своим телом… что, если я не успею попасть туда, никакого исцеления не будет.

Лиза неуверенно оглянулась на Райдера. «Морская стрела» стремительно снижалась к поверхности озера.

– Я этого не просила, – простонала Сьюзен.

Лиза услышала в ее словах боль, выходящую за рамки одних только физических страданий. Сьюзен потеряла мужа, весь ее мир разрушился.

Лиза снова повернулась к ней.

Лицо Сьюзен озарилось смятением чувств: страха, горя, отчаяния и бесконечного одиночества.

Она сжала ладони.

– Я не краб. Неужели ты этого не видишь? Лиза приняла решение. Развернувшись, она окликнула Райдера:

– Набирайте высоту!

– Что? – оглянулся тот.

Лиза указала большим пальцем вверх:

– Мы не приземляемся! Нам надо оказаться рядом с развалинами. – Удерживаясь руками за спинки кресел, она прошла вперед. – Через Сием-Реап протекает река.

Лиза упала в кресло второго пилота. Она уже успела изучить карту этого района. От городка до развалин Ангкора миль шесть. Лиза вспомнила предостережение Сьюзен:

«Десять, самое большее пятнадцать минут».

Не будет ли это слишком далеко? Теперь уже и у нее самой кровь вскипела от возбуждения. Ей потребовалось какое-то мгновение, чтобы понять почему. Все дело было в последних словах Сьюзен:

«Я не краб».

Сьюзен не было ничего известно о сухопутных крабах острова Рождества. Лиза ни словом не обмолвилась о разговоре с Пейнтером – даже с Райдером. Быть может, Сьюзен в своем ступоре слышала ответы Лизы. Вот только Лиза никак не могла вспомнить, произносила ли она сама слово «краб».

Так или иначе, она снова склонилась над картой. Им нужно найти для приземления другое место, поближе к развалинам. Другое озеро или реку…

– Или вот здесь, – произнесла Лиза вслух, пододвигая карту к себе.

– Ты это о чем, девочка моя? – спросил Райдер. Задрав нос «Морской стрелы» вверх, он поднимался над озером. Протянув ему карту, Лиза ткнула пальцем:

– Вы сможете совершить посадку вот здесь? Райдер широко раскрыл глаза.

– Ты что, спятила, черт побери? Лиза ничего не ответила. В основном потому, что сама не знала ответа.

Лицо Райдера растянулось в широкой улыбке.

– Какого черта! Давай попробуем! – Азартный игрок, не упускающий возможности пощекотать себе нервы, он похлопал Лизу по колену. – Мне нравится твой образ мыслей. Насколько у тебя прочные отношения со своим кавалером?

Лиза откинулась на спинку кресла. Когда Пейнтер обо всем этом узнает…

Она покачала головой:

– Посмотрим.


23 часа 22 минуты

Вашингтон

– Сэр, этот сигнал Джи-пи-эс, за которым вы поручили мне следить, он отклоняется в сторону.

Пейнтер развернулся. Он как раз осуществлял координацию действий с австралийской бригадой по борьбе с терроризмом и освобождению заложников. Отряд коммандос прибыл на остров Пусат пятнадцать минут назад, руководствуясь координатами, названными Лизой. Первая информация, поступившая с места событий, была очень отрывочной. «Владычица морей» горела, опутанная сетью стальных тросов. Крен достигал сорока пяти градусов. На борту лайнера полыхал пожар.

Кэт сидела рядом, прижимая к ушам наушники обеими руками. Она наотрез отказалась ехать домой до тех пор, пока не будет полной уверенности. Лицо у нее было красным и опухшим, однако она оставалась сосредоточенной, держась на тоненькой ниточке надежды. Быть может, Монку каким-то образом все-таки удалось остаться в живых.

– Сэр, – продолжал офицер связи, указывая на другой экран.

На нем была выведена подробная карта центральной части Камбоджи. В середине простиралось большое озеро. По экрану мелкими рывками ползла крошечная точка, обозначающая местонахождение «Морской стрелы».

Гидроплан, еще минуту назад круживший над берегом озера, теперь развернулся и летел прочь.

– Куда они направляются? – воскликнул Пейнтер.

Проследив еще несколько секунд за перемещениями точки, он определил траекторию и мысленно продолжил ее. Гидроплан направлялся по кратчайшей прямой в сторону Ангкора.

«Что они делают?»

Взгляд Пейнтера привлекло движение в дверях. В комнату стремительно влетел его помощник Брэнт. Визжа резиной по линолеуму, инвалидное кресло резко остановилось.

– Господин директор, я пытался связаться с вами, – задыхаясь, выпалил Брэнт. – И не смог. Я решил, что вы по-прежнему заняты с Австралией.

Пейнтер кивнул. Это действительно было так.

Схватив лежащий у него на коленях свиток факса, Брэнт протянул его своему начальнику.

Пейнтер быстро пробежал листок взглядом, затем перечитал еще раз, более внимательно. «О господи…» Обойдя вокруг помощника, он устремился к двери, но на пороге остановился и обернулся.

– Кэт?

– Идите. Я справлюсь одна.

Пейнтер бросил взгляд на экран с картой Камбоджи, на крошечную точку, приближающуюся к развалинам Ангкора. «Лиза, надеюсь, ты знаешь, что делаешь». Выбежав из комнаты, Пейнтер поспешил к себе в кабинет. Пока что Лизе придется полагаться только на саму себя.


10 часов 25 минут Ангкор

– Держитесь! – предупредил Райдер, хотя это прозвучало скорее как боевой клич.

Лиза крепко вцепилась в подлокотники кресла. Впереди в небо поднимались похожие на огромные пчелиные ульи черные башни Ангкор-Вата. Однако не этот внушительный храм, занимающий целую квадратную милю, был конечной целью «Морской стрелы».

Райдер направил летающую лодку на узкую рукотворную полоску зеленой воды, которая тянулась вдоль стены храма. Ров, окружающий Ангкор-Ват. В отличие от своего собрата при Ангкор-Тхоме он до сих пор был наполнен водой. Его периметр составлял больше четырех миль, то есть с каждой стороны было по прямому участку протяженностью свыше мили. Единственная проблема заключалась в том…

– Мост! – заорала Лиза.

– Так вот как это называется? – язвительно заметил Райдер.

У него в зубах была зажата сигара. Краем рта он выпустил струйку дыма. Это была его единственная сигара, припрятанная на чрезвычайный случай. И вот как раз сейчас наступил такой случай. Райдер усмехнулся, закуривая сигару: «Даже осужденному перед смертью позволяется сделать последнюю затяжку».

Гидроплан с ревом пронесся над рвом. Миллиардер чуть уменьшил, а затем снова увеличил угол снижения, уклоняясь от моста.

Лиза затаила дыхание. Летающая лодка прошла над самым мостом, разгоняя толпившихся на нем туристов.

И тотчас же Райдер уронил «Морскую стрелу» на воду, поднимая фонтан брызг. Превратившись снова в катер, гидроплан осел ниже, продолжая стремительно нестись вперед. Момент инерции увлекал его к дальнему концу рва. Выполнить крутой поворот на такой скорости будет невозможно.

Быстро приближался высокий земляной откос.

Райдер положил руку на рычаг на полу.

– Это называется Гамильтонов путь! Держись крепче! Выпустив струйку дыма, он дернул рычаг и одновременно выкрутил штурвал.

«Морскую стрелу» развернуло, словно на гладком льду, кормой к берегу. Мощные двигатели взревели, выбрасывая реактивные струи воды. Скорость сразу же заметно упала.

Лиза все равно съежилась, ожидая неминуемого удара о берег.

Однако Райдер снова выкрутил штурвал и развернул катер боком. Выплеснув на крутую насыпь высокую волну, «Морская стрела» мягко ткнулась бортом в берег.

Выдохнув облако дыма, Райдер заглушил двигатели.

– Господи, как же это было здорово! Расстегнув ремень, Лиза поспешила к Сьюзен.

– Нам надо торопиться, – пробормотала та, пытаясь встать.

Лиза помогла ей расстегнуть ремень. Райдер распахнул люк.

– Ты знаешь, что делать? – спросила у него Лиза, выпрыгивая на мелководье и бредя к берегу.

Вокруг послышались крики.

– Ты мне говорила уже шестнадцать раз, – ответил Райдер. – Найти телефон, связаться с вашим директором, дать ему знать, что вы собираетесь предпринять и куда направляетесь.

Они взобрались по насыпи на дорогу, идущую вдоль рва. Сьюзен куталась в одеяло. Глаза у нее были скрыты темными очками. Она старалась по возможности защититься от солнечных лучей.

Люди указывали на них пальцем.

Райдер остановил проезжавшее мимо транспортное средство. Это оказался всего-навсего мотоцикл с небольшой тележкой под крышей. Райдер поднял руку с пачкой купюр – международный сигнал «стой». Водитель прекрасно владел этим языком. Он направил мотоцикл прямо к выгодным клиентам.

Райдер помог Лизе и Сьюзен сесть в кабинку и закрыл дверь.

– Моторикша отвезет вас прямиком в храм. Будьте осторожны. – Обязательно свяжись с Пейнтером, – напомнила Лиза. Райдер махнул рукой, словно давая сигнал старта. Мотоциклист рванул с места.

Лиза оглянулась назад. Райдера уже окружили полицейские в форме, подъехавшие на мотоциклах. Тот что-то объяснял им, оживленно размахивая сигарой.

Никто не обратил внимания на удаляющегося моторикшу.

Лиза устремила взгляд вперед.

Сидящая рядом Сьюзен, по-прежнему укутанная в одеяло, выдохнула одно-единственное слово:

– Быстрее…


10 часов 35 минут

Опустившись на колени, Грей заглянул через край в круглую каменную шахту. Снизу, с расстояния футов в сорок, на него смотрело лицо. Еще один каменный бодхисатва. Лицо возвышалось над поверхностью пола, высеченное из огромной цельной глыбы песчаника. Солнечные лучи, проникающие сверху через отверстие в башне, отбрасывали в колодец квадратный столб света, искрящийся висящими в воздухе пылинками, омывающий темное каменное лицо ярким теплом.

Загадочная улыбка манила.

Через край разбитого алтаря вниз скользнула скатанная лестница: стальной трос и алюминиевые ступеньки. С грохотом раскатавшись в глубину, она упала на пол основания. Верхний конец лестницы закрепили карабинами к каменному потолку святилища.

Насер подошел к Грею:

– Ты спускаешься первым. В сопровождении одного из моих людей. Остальные пока останутся наверху.

Поднявшись на ноги, Грей вытер с рук пыль и подошел к лестнице. Вигор, угрюмо насупившись, стоял у стены. Грей предположил, что не сложившаяся ситуация стала причиной мрачного настроения папского прелата. Профессиональный археолог, Вигор воспринимал разрушение древней реликвии как чудовищное кощунство.

Стоявшие рядом с ним Ковальски и Сейхан покорно ждали, что преподнесет им судьба.

Кивнув своим товарищам, Грей начал спуск. Несмотря на висящую в воздухе пыль, в колодце пахло сыростью. Первые тридцать футов пришлось лезть по узкой каменной шахте футов семь в поперечнике, похожей на обычный колодец с водой. Однако на протяжении последних десяти футов стены под углом разошлись в стороны, образовав нишу наподобие огромной бочки, сорока футов в диаметре и идеально круглую.

– Держись так, чтобы тебя было видно! – крикнул Насер.

Подняв взгляд, Грей увидел кольцо направленных на него винтовочных дул. Один боевик уже спускался по лестнице следом за ним. Грей спрыгнул на пол, рядом с каменным лицом бодхисатвы.

Он осмотрелся вокруг. Свод поддерживался четырьмя массивными колоннами, расставленными через равные промежутки. Судя по всему, это были опоры, несущие вес всей башни. Это предположение подкреплялось тем, что пол не был выложен каменными плитами, а представлял собой сплошной монолит песчаника. Определенно, это было самое нижнее основание Байона.

Услышав позвякивание лестницы, Грей поднял взгляд и увидел спускающегося боевика. У него мелькнула было мысль наброситься на него и овладеть его винтовкой. Но что дальше? Его беззащитные товарищи наверху; его родители по-прежнему в руках Насера. Поэтому он сдержался и обошел вокруг высеченного лица. Подобно остальным бодхисатвам, этот был вырезан из цельной глыбы песчаника и по высоте доходил Грею до пояса.

И внешне смотрящее вверх лицо ничем не отличалось от остальных: те же самые загнутые вверх уголки губ, толстый нос и широкий лоб и те же самые глубоко посаженные задумчивые глаза.

Боевик тяжело спрыгнул на пол, грохоча ботинками на толстой подошве. Грей выпрямился – и вдруг что-то привлекло его внимание.

Присмотревшись, он заметил что-то странное в лице бодхисатвы, в задумчивых глазах. В середине обоих глазных яблок темнели зрачками маленькие круги. Даже солнечным лучам не удавалось рассеять эти тени.

Грею пришлось распластаться на каменной щеке, чтобы проверить свою догадку. Протянув руку, он ощупал один черный зрачок пальцем.

– Что ты делаешь? – окликнул его сверху Насер.

– Здесь есть отверстия! Просверленные в глазах, там, где должны быть зрачки. Не исключено, что они проходят насквозь через все лицо.

Грей поднял взгляд. В полую башню струился солнечный свет, теперь, после разрушения алтаря, падающий на спрятанное внизу каменное лицо.

Но проходит ли свет еще дальше?

Забравшись налицо, Грей улегся, прильнув своим глазом к зрачку каменного божества. Зажмурив второй глаз, он обхватил ладонями каменное глазное яблоко. Прошло какое-то время, прежде чем его зрение приспособилось к темноте.

Грей рассмотрел глубоко внизу, освещенное солнечным светом, проникающим через второй зрачок, мерцание воды. На дне пещеры плескалось подземное озеро. Грей мысленно представил себе куполообразный свод, напоминающий панцирь черепахи.

– Что ты там видишь? – окликнул его Насер. Перекатившись на спину, Грей посмотрел вверх.

– Она здесь! Пещера! Под каменным лицом!

Как и каменный алтарь наверху, бодхисатва охранял потайную дверь.

Грей вспомнил слова Вигора, объяснявшего присутствие сотен каменных изваяний. «Кто-то считает, что они символизируют осторожность: лица, выглядывающие из глубины сердца, охраняя его внутренние тайны». Но, лежа на каменном изваянии, он также вспомнил слова другого человека, гораздо более древние и страшные, слова из книги Марко Поло, самую последнюю строчку его повествования.

Его прошиб леденящий озноб.

«В том городе были отворены врата в Ад; но я не знаю, были ли они потом когда-либо закрыты».

Уставившись на разрушенный алтарь, Грей осознал жуткую правду.

Врата были закрыты, Марко.

Но сейчас их отворяли снова.


10 часов 36 минут

Моторикша остановился в конце мощеной дорожки.

Лиза выбралась из кабины.

Впереди простиралась площадь, выложенная каменными плитами, тут и там вывороченными корнями гигантских деревьев. А за площадью возвышался Байон, обрамленный джунглями, – скопление зазубренных башен из песчаника, которые смотрели во все стороны полустертыми лицами, потрескавшимися, покрытыми пятнами лишайника.

Немногочисленные туристы бродили по площади, делая фотографии. Двое японцев поспешили к моторикше, очевидно намереваясь завладеть им, как только Лиза и Сьюзен его освободят. Один из них, учтиво поклонившись Лизе, указал рукой на храм и произнес что-то по-японски.

Лиза покачала головой, показывая, что ничего не понимает.

Смущенно улыбнувшись, японец снова поклонился и с трудом осилил одно английское слово:

– Закрыто.

Закрыто?

Лиза помогла выбраться из моторикши Сьюзен, по-прежнему с головы до ног закутанной в одеяло. Лицо ее наполовину скрывали темные солнцезащитные очки. Поддерживая Сьюзен под локоть, Лиза даже сквозь одеяло ощутила дрожь. Японец выразительно указал взглядом на моторикшу, молчаливо спрашивая, можно ли его взять. Кивнув, Лиза в сопровождении Сьюзен направилась через площадь, вымощенную вздыбившимися каменными плитами. Она уже заметила в храме людей, которые стояли на башнях, расхаживали по стенам, застыли в воротах. Все они были в форме военного образца и черных беретах.

Солдаты камбоджийской армии?

Сьюзен тащила ее вперед, целенаправленно шагая к восточным воротам. Там дежурили двое в беретах, с автоматическими винтовками за плечами. Никаких знаков различия Лиза найти не смогла. Лицо того, что стоял слева, определенно кхмера, было испещрено глубокими шрамами. Второй, в таком же облачении, был европеец, с обветренным загоревшим лицом, покрытым жесткой щетиной. В глазах у обоих читалась стальная твердость.

Нет, это не солдаты камбоджийской армии.

Наемники.

– «Гильдия», – прошептала Лиза, вспоминая то, что рассказал ей Пейнтер о пленении Грея. – Она уже здесь.

Лиза схватила Сьюзен за плечо, пытаясь остановить, однако та стала вырываться, полная решимости идти дальше.

– Сьюзен, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы ты снова попала в руки «Гильдии», – сказала Лиза.

«Особенно после того, как Монк отдал свою жизнь ради твоей свободы».

Голос Сьюзен, приглушенный одеялом, тем не менее прозвучал твердо:

– Выбора нет… я должна… без исцеления все погибнет… – Она покачала головой. – Всего один шанс. Лекарство должно быть готово.

Лиза все поняла. Она вспомнила предостережение Девеша, подтвержденное Пейнтером. Пандемия уже начала расползаться по всему миру. Срочно требуется лекарство, пока еще не слишком поздно. Даже если оно попадет в руки «Гильдии», его необходимо получить. А разобраться с последствиями можно будет позже. И все же…

– Ты уверена, что другого пути нет? – спросила Лиза. Голос Сьюзен дрогнул, наполненный страхом и скорбью.

– Видит бог, мне бы этого очень хотелось. Возможно, мы уже опоздали.

Мягко стряхнув с плеча руку Лизы, она нетвердой походкой двинулась вперед, несомненно полная решимости идти одна.

Лиза последовала за ней. У нее тоже не было выбора.

Они приблизились к часовым у ворот. Лиза понятия не имела, как проникнуть внутрь.

Однако у Сьюзен, по-видимому, имелся какой-то план. Распахнув одеяло, она сбросила его себе под ноги. В ярком свете солнца Сьюзен ничем не отличалась от остальных людей, разве что, быть может, выглядела более бледной, осунувшейся и изможденной. Стащив с лица темные очки, она повернулась к солнцу, глядя на него широко раскрытыми глазами.

Увидев, что Сьюзен задрожала, Лиза представила, как обжигающий заряд энергии ударяет ее в зрачки и разливается по зрительному нерву в головной мозг.

Однако, похоже, этого оказалось недостаточно.

Сьюзен сорвала с себя блузку, подставляя солнечному свету открытую кожу. Она расстегнула штаны, и те свалились – настолько она исхудала за долгие недели, проведенные в кататоническом ступоре. Оставшись в одних трусиках и лифчике, Сьюзен приблизилась к воротам.

Часовые не знали, как быть с этой полуобнаженной женщиной. И все же они шагнули вперед, загораживая дорогу. Один из них строго окликнул женщин, красноречивым жестом подчеркивая резкие, пронзительные слова.

Не обращая на него внимания, Сьюзен шла вперед, намереваясь пройти между охранниками.

Второй наемник схватил ее за плечо, разворачивая к себе. Его лицо тут же исказилось от острой боли, и он судорожно отдернул руку. Обожженная ладонь стала пунцово-красной, на кончиках пальцев проступили капельки крови. Отпрянув назад, боевик налетел спиной на стену и сполз на землю.

Кхмер схватил винтовку и прицелился в затылок прошедшей мимо Сьюзен.

– Нет! – крикнула Лиза. Часовой оглянулся на нее.

– Отведите нас… – начала она, лихорадочно вспоминая имя, которое упомянул Пейнтер, рассказывая про Грея. – Отведите нас к Амену Насеру!


10 часов 48 минут

– Идите скорее сюда! – воскликнул Вигор, не в силах скрыть восторженное изумление. – Вы только посмотрите на это!

Он оглянулся на остальных.

Грей стоял в нескольких ярдах от него, изучая одну из колонн. Все четыре опоры были сложены без цементирующего раствора из круглых плит песчаника толщиной в фут и целых три фута в поперечнике. Грей водил пальцем по глубоким трещинам, свидетельствам невыносимой нагрузки на стареющий позвоночник.

Сейхан и Ковальски стояли посреди помещения, наблюдая за тем, как подрывники Насера готовятся уничтожить каменную глыбу с высеченным лицом.

Снова послышался резкий, пронзительный скрежет алмазного бура, громким эхом отразившийся от низких сводов. Дюймовое сверло на фут углубилось в песчаник. В другие отверстия были уже вставлены заряды, соединенные проводами, – вдвое больше, чем использовалось при подрыве алтаря. Сверху свисали веревки, при помощи которых на дно колодца спустили инструменты и взрывчатку.

Все происходящее освещалось столбом яркого солнечного света.

В отличие от Сейхан и Ковальски Вигор не мог спокойно смотреть на варварское разрушение исторической реликвии.

Вот и сейчас он отвернулся, сосредоточив все свое внимание на стене, которую изучал. Вдалеке от центрального столба света под низко нависшими сводами лежала глубокая тень. Вигору выделили фонарик, чтобы он мог искать другой вход в подземную пещеру. И хотя прелату была ненавистна сама мысль о том, что он помогает Насеру, если бы ему удалось найти еще один путь вниз, быть может, тем самым он хоть как-то ограничил степень пагубного воздействия на эти древние развалины.

Однако времени Вигору отвели совсем немного.

Всего десять минут.

Отдав необходимые распоряжения, Насер выбрался из подземелья. Вигор отметил, что он раскрывал сотовый телефон, пытаясь найти сигнал сети. Судя по всему, из этого ничего не получилось, и ему пришлось отправиться наверх. Он приказал своим людям, чтобы к его возвращению все было готово.

К прелату подошел Грей.

– В чем дело? Вам удалось найти дверь?

– Нет, – вынужден был признать Вигор. Он обошел пещеру по всему периметру. Никакой двери не было. Похоже, единственный путь вниз лежал через каменное лицо бодхисатвы Локешвары. – Но я нашел вот это.

Дождавшись, когда один из боевиков пройдет мимо, Вигор приложил фонарик к стене, направив луч света вдоль поверхности. Контрастные тени открыли резьбу по камню, чем-то напоминающую барельефы наверху. Однако здесь не было никаких фигур, а одни только каскады сплошных завитков.

– Что это такое? – спросил Грей, ощупывая пальцем то, что обнажил свет.

К ним присоединились Сейхан и Ковальски.

Вигор передвинул фонарик, освещая другой участок стены.

– Сначала я решил, что это просто декоративные узоры. Ими покрыты все стены. – Он обвел рукой всю подземную камеру. – Все до единой поверхности.

– Так что же это за чертовщина? – пробормотал Ковальски.



– Черт тут ни при чем, мистер Ковальски, – возразил Вигор. – Скорее к этому причастны ангелы. – Взяв фонарик, он высветил небольшой участок рельефных обоев. – Присмотритесь внимательнее.



Склонившись к стене, Грей провел по ней пальцами. Его лицо озарилось прозрением.

– Этот узор образован из переплетенных символов ангельского письма!

К нему прижалась Сейхан, водя пальцем вслед за ним.

– Но это же невозможно. Разве вы сами не говорили, что ангельское письмо было разработано только в семнадцатом веке?

Вигор кивнул:

– Иоганном Тритемиусом.

– В таком случае как оно могло попасть сюда? – спросил Грей.

– Не знаю, – вынужден был признать Вигор. – Быть может, в какой-то момент Ватикан все же послал кого-то вернуться по следу Марко Поло до самой Камбоджи, как это сделали мы. Быть может, эти люди возвратились с копией этих настенных узоров и Тритемиус каким-то образом прознал об этом. А если ему к тому же был известен рассказ Марко о светящихся ангельских существах, возможно, именно поэтому он заявил, что речь идет об ангельском письме.

Грей повернулся к Вигору.

– Но сами вы в это не верите, ведь так?

Прелат проследил за тем, как он отступил на несколько шагов назад, не отрывая взгляда от стены.

«Он тоже видит это». Вигор шумно вздохнул, стараясь разобраться в водовороте мыслей.

– Тритемиус утверждал, что это письмо само явилось ему после долгих недель поста и усиленной медитации. Лично я считаю, что именно так все и произошло.

– Все это ему просто случайно приснилось, – насмешливо фыркнула Сейхан. – Полное совпадение с этими древними надписями.

Вигор кивнул:

– Именно это я и говорю. Помните, что я уже рассказывал вам о поразительном сходстве ангельского письма с древнееврейским. Тритемиус даже утверждал, что его письмо представляет собой чистейшую выжимку из древнееврейского алфавита.

Сейхан пожала плечами.

– Что вам известно о еврейской каббале? – продолжал Вигор.

– Только то, что это какая-то мистическая еврейская наука.

– Совершенно верно. Каббалисты изучают иудейскую Библию в поисках мистического прозрения, которое позволило бы им проникнуть в божественную природу вселенной. Они уверены, что в линиях и завитках еврейского алфавита скрыта божественная мудрость. И, медитируя над древними письменами, можно получить возможность заглянуть внутрь вселенной, познать на самом фундаментальном уровне, кто мы такие.

Сейхан покачала головой:

– Вы хотите сказать, что этот тип Тритемиус, медитируя, наткнулся на чистейшую форму древнееврейского алфавита? Случайно набрел на некий язык, вот на этот самый… – Она похлопала ладонью по стене. – На язык, связанный с некой великой внутренней мудростью?

Грей кашлянул.

– И на мой взгляд, ключевым здесь является слово «внутренняя». – Он жестом пригласил Сейхан отойти от стены, присоединиться к нему. – Что ты видишь? Взгляни на рисунок в целом. Тебе это ничего не напоминает?

Мгновение посмотрев на стену, Сейхан бросила:

– Не знаю. А что я должна искать?

Вздохнув, Грей шагнул к стене и провел пальцем по одному из каскадов символов.

– Взгляни на эту закрученную спираль рваных завитков. Рассмотри ее отдельно.



Сейхан прищурилась:

– Похоже на что-то биологическое.

Грей кивнул:

– Присмотрись внимательнее к этим завиткам. Разве они не похожи на двойную спираль ДНК? На генетическую карту?

Сейхан колебалась.

– Записанную ангельским алфавитом?

Грей снова отступил назад, не отрывая взгляда от стены.

– Возможно. На самом деле в одной научной работе исследовалась связь рисунков кода ДНК с элементами человеческих языков. Согласно статистическому закону Ципфа, во всех человеческих языках присутствует определенный принцип повторяемости слов. Например, такие слова, как «на» и «в», встречаются очень часто. А другие слова, такие как «трубкозуб» и «эллиптический», встречаются редко. Если нарисовать график зависимости частоты употребления определенных слов от их распространенности, получится прямая. И это верно для любого языка, будь то русский, английский или китайский. Все человеческие языки демонстрируют одну и ту же линейную зависимость.

– Ну а коды ДНК? – возбужденно спросил Вигор.

– Они демонстрируют абсолютно такую же картину. Даже если речь идет об избыточных ДНК, которые большинство ученых считает биологическим мусором. Эти исследования повторялись неоднократно, и результат неизменно был одним и тем же. Получается, что в нашем генетическом коде скрыт какой-то язык. Мы не знаем, что он выражает. Но вот это… – Грей указал на стену. – Возможно, это письменная форма того самого языка.

Вигор с благоговейным почтением провел рукой по резному узору на стене:

– Да, тут есть над чем задуматься. Неужели Тритемий в своих медитациях действительно случайно наткнулся на этот язык? – Прелат встрепенулся, осененный новой догадкой. – И задумайтесь над тем, насколько сильно символы древнееврейского алфавита напоминают ангельское письмо. А что, если все древние письменные языки были каким-то образом получены вот из этого, из нашей внутренней генетической памяти? И тут приходят мысли, а не является ли этот язык Словом Господа, выражающим нечто великое в каждом из нас? – Вигор обвел лучом фонарика все просторное помещение. – Но так или иначе, все это, все эти ангельские письмена – что они нам говорят?

– Полагаю, это генетическая копия, – сказал Грей.

– Но копия чего? – спросила Сейхан.

– Наверное, черепахи, – буркнул под нос Ковальски.

Вигор фыркнул, раздраженный этой глупой шуткой, однако Сейхан и Грей, как это ни странно, посмотрели на великана с одинаковым изумлением.

– В чем дело? – спросил Вигор, почувствовав что-то важное.

Шагнув ближе, Грей понизил голос:

– По-моему, Ковальски прав.

– Да? – удивился тот.

Грей стал развивать дальше свою теорию подземной пещеры.

– Панцирь черепахи изображает пещеру. Но что насчет самой черепахи? Согласно легенде, черепаха является воплощением Вишну, божественного существа. – Грей махнул рукой на стену. – А здесь перед вами свидетельства какого-то странного биологического процесса, каких-то тайных знаний. И речь идет не просто о каком-то вирусном заболевании. На мой взгляд, на стенах записан закодированный дневник этого процесса. Возможно, до сих пор незавершенный.

Вигор с новым интересом уставился на стену.

Однако прежде чем они смогли продолжить свои рассуждения дальше, их внимание привлек шум, донесшийся сверху.

Все поспешно вернулись в центр пещеры. Похоже, подрывники уже завершали свою работу. Их руководитель скручивал провода в жгут, подсоединяя их к электрическому детонатору, с помощью которого можно будет осуществить подрыв с безопасного расстояния.

Вигор первым обратил внимание на женщину, которая спускалась вниз по лестнице. Разглядеть черты ее лица на фоне бьющего в глаза солнечного света было очень нелегко.

И все же Грей, узнав женщину, шагнул вперед:

– Лиза?..

Над ней у самого края колодца показался Насер в сопровождении полуобнаженной молодой женщины с безумным взглядом. Она шагнула было вперед, словно намереваясь броситься в колодец, но ее сдержали стволы четырех винтовок.

Глядя на эту женщину, Вигор раскрыл рот от изумления. Боже всемогущий…

Она сияла!

В полумраке было отчетливо видно, что кожа женщины светится.

Невозможно!

– Закройте глаза! – закричала женщина тем, кто находился в колодце, указывая вниз рукой. – Закройте глаза!

Вигор не понял, что она имеет в виду.

А Грей понял. Шагнув в сторону, он схватил кусок брезента, принесенный подрывниками, и накинул его на лицо каменному изваянию, закрывая ему глаза, защищая от солнечных лучей пещеру в глубине.

Женщина обессиленно рухнула на обломок алтаря, словно кто-то перерезал нитки, на которых она держалась.

Насер смерил ее удивленным взглядом.

Спустившись с лестницы, Лиза подошла к Грею. Она стояла, потупив взор, но ее слова были обращены ко всем:

– Извините…


11 часов 5 минут

Десять минут спустя Грей провожал взглядом последних подрывников Насера, поднимавшихся по лестнице. На тех, кто остался внизу, было направлено кольцо винтовочных дул. Последний мешок со снаряжением исчез за краем колодца, поднятый на одной из двух веревок. Вторая манила, оставаясь висеть.

– Почему нас оставили здесь? – спросила Лиза. Грей окинул взглядом шероховатые каменные стены. – На мой взгляд, мы просто стали лишними, – пробормотал он.

Помолчав, Лиза виновато промолвила:

– У меня не было выбора.

Она уже объяснила свое внезапное неожиданное появление. Это был жест отчаяния, рожденный необходимостью получить лекарство. Ради этого стоило пойти на риск… даже если лекарство попадало в руки «Гильдии».

– А Монк, – давясь слезами, продолжала Лиза, – он ради этого… отдал свою жизнь.

– Нет. – Грей обнял Лизу за плечи. Он не мог признать действительность. Пока что не мог. – Нет. Монк сделал так, чтобы вы попали сюда. И до тех пор, пока мы живы, надежда остается.

Насер подошел к краю колодца.

– Мы здесь уже почти закончили, – объявил он без злорадства, а просто констатируя факт. Теперь, когда все козыри были у него на руках, его голос снова стал спокойным и вежливым. – Монсиньор Верона, помните, как вы говорили, что научный след и исторический след встретятся в этих развалинах. Похоже, вы как в воду глядели. Вот мы соединили две половины «Сигмы». – Махнув рукой вниз, он повернулся к Сьюзен. Та по-прежнему сидела, уронив голову на грудь, погруженная в ступор. – И как видите, усилия «Гильдии» также привели к единому результату. Вот выжившая больная, которую обнаружила наша научно-исследовательская группа… а внизу источник иудина штамма.

Отпустив Лизу, Грей шагнул вперед.

– Возможно, вам еще понадобится наша помощь! – крикнул он, сознавая, что ничего этим не добьется.

– Уверен, мы уж как-нибудь и сами справимся. У «Гильдии» достаточно ресурсов, чтобы соединить вместе эти два последних элемента. Как-никак, нам удалось дойти до этой точки, оттолкнувшись всего от нескольких слов в древнем тексте. В тексте, который, насколько я понимаю, попал к нам в руки благодаря вам, коммандер Пирс.

Грей бессильно стиснул кулаки. Надо было бы сжечь дотла библиотеку ордена дракона, когда у него была такая возможность.

– Разумеется, именно «Гильдия», задействовав морских археологов и разведывательные спутники, обнаружила затем один из затонувших кораблей Марко Поло у берегов Суматры.

Грею потребовалось какое-то мгновение, чтобы понять истинный смысл слов Насера.

– Вы нашли один из кораблей Поло?

– И нам несказанно повезло. На одной из килевых балок, изолированных от окружающей среды плотным слоем глины, сохранилась биологическая активность. Но для того чтобы понять истинные возможности нашего открытия, нужно было провести генеральную репетицию, осуществить испытания в реальной обстановке.

Грей почувствовал, как у него в жилах холодеет кровь. Если Насер говорит правду, вспышка смертельного заболевания на острове Рождества не явилась следствием случайного стечения обстоятельств.

– Вы… вы умышленно заразили остров Рождества. Грей бросил взгляд на Сейхан, ища у нее подтверждения.

Та опустила глаза. Насер продолжал:

– После тщательного изучения морских течений и характера приливов достаточно было лишь подбросить балку недалеко от берега и наблюдать за последствиями. На самом деле мы следили за происходящим и собирали образцы, и тут наша больная случайно наткнулась на место действия. Вместе со своими спутниками. Первые люди, которые подверглись воздействию вируса. Разумеется, со временем течение принесло заразу к берегам острова. Как и было запланировано. Идеальный локализованный сценарий.

– А затем, с прибытием круизного лайнера, перед «Гильдией» открылась возможность пожинать посеянный урожай, – пробормотала Лиза. Плечи Грея поникли.

Стоявшая у него за спиной Сейхан прошептала: – Теперь ты знаешь, почему я должна была их остановить.

Грей оглянулся на нее.

Но она потерпела неудачу… они все потерпели неудачу.


11 часов 11 минут

Сьюзен витала в туманной дымке, словно грезила наяву.

У нее в мозгу бушевал пожар.

Подставив свое обнаженное тело прямым солнечным лучам, она переступила какую-то грань. Сьюзен чувствовала, что перестала быть собой – а может быть, наоборот, наконец стала собой, в такой степени, в какой этого не было прежде.

Ее засасывала пучина всплывших воспоминаний. Прошлое поднялось из потаенных глубин, давно считавшихся утраченными навсегда и недоступными. Воспоминания сплетались воедино, день ко дню, час к часу, образуя неразрывное целое. Прошлое снова оживало, но не отрывочными клочками, а целостной панорамой.

И Сьюзен вспоминала всю свою жизнь как одну сплошную цепочку: от давления на черепную коробку, когда она протискивалась из чрева матери… до ударов сердца сию минуту. Она ощущала прикосновение струек воздуха к своей обнаженной коже – все это записывалось в ее память, неизгладимое, добавляясь к остальному.

И все это находилось в переливающемся пузыре, подвешенном в воздухе.

А за его тонкой поверхностью… было что-то еще.

Но Сьюзен еще не была готова отправиться туда.

Она знала, куда сначала должна попасть.

Вниз.

После того как она закрыла эти пылающие глаза, паника у нее в голове погасла до тусклого свечения.

Она плавала между прошлым и настоящим, добавляя с каждым вдохом новые воспоминания, и вдруг в океан ее жизни медленно упали новые слова, произнесенные в двух шагах от нее.

«…достаточно было лишь подбросить балку недалеко от берега и наблюдать за последствиями… и тут наша больная случайно наткнулась на место действия. Вместе со своими спутниками. Первые люди, которые подверглись воздействию вируса…»

НЕТ.

По всему телу Сьюзен разлилась эта единственная нота.

Вся ее жизнь была сосредоточена в одном бесконечном мгновении между вдохом и выдохом. Она снова очутилась под водой, невесомая. Увидела почерневшую от времени деревянную балку, указательным пальцем торчащую из песка. К ней вернулись те самые мысли, которые возникли у нее тогда, словно она по-прежнему находилась в том море. Тогда она решила, что килевую балку освободило землетрясение, а может быть, недавняя волна цунами смыла песок, обнажая ее.

Теперь Сьюзен знала правду.

Балка была подброшена. Сознательно. Для того чтобы убивать.

Она вспомнила, с каким восторгом рассказывала о своей находке мужу, обожавшему осматривать обломки затонувших кораблей. Воспоминание о нем заполнило все ее органы чувств.

Грегг…

Теперь Сьюзен знала правду. Знала, почему он погиб. И эта правда жгла ее огнем.


11 часов 12 минут

Лиза прижалась к Грею, обхватившему ее за плечи. Она не отрывала взгляда от нацеленных вниз винтовок. Насер что-то говорил, но она ничего не слышала, погруженная в сознание собственной вины. Грей внезапно вздрогнул. И Лиза вернулась к действительности.

Сьюзен, сидевшая у края колодца, медленно подняла голову. Ее светлые волосы рассыпались, открывая лицо, искаженное в безумной ярости. Внимание боевиков Насера по-прежнему было приковано к своему командиру. Лиза увидела, как у Насера за спиной мягкое свечение кожи Сьюзен вспыхнуло ярче.

Ее глаза зажглись внутренним огнем.

Должно быть, Насер что-то почувствовал и начал оборачиваться.

Лиза не заметила движения Сьюзен. Вот только что она сидела, обмякнув, на обломке алтаря – а в следующее мгновение уже обвила руками Насера, прижимая его к себе в интимных объятиях. У него из глотки вырвался нечеловеческий вопль. От него повалил дым.

Один из боевиков, опомнившись, ударил прикладом Сьюзен. Та мотнула головой, разжимая объятия.

Продолжая вопить, Насер оттолкнул ее от себя.

В колодец.

– Сьюзен! – закричала Лиза.

Сьюзен находилась рядом с веревкой, с помощью которой подрывники спускали вниз свое оборудование. Она непроизвольно протянула руку, хватаясь за веревку. Но сил у нее не было. Сьюзен заскользила вниз по веревке, слишком быстро. В прямых лучах солнечного света вспыхнули капельки едкой кислоты, покрывавшие ее кожу, что вызвало в синтетическом материале веревки какую-то химическую реакцию. Веревка задымилась и стала плавиться. Сьюзен неудержимо скользила вниз, практически в свободном падении.

Никто не осмелился ее ухватить.

Метнувшись в сторону, Грей сорвал с каменного лица кусок брезента и швырнул один конец Ковальски. Тот понял его без слов.

Перегоревшая веревка лопнула.

Сьюзен бесформенной кучей полетела вниз, лишившись сознания.

Грей и Ковальски поймали ее, но все же под весом ее тела брезент вырвался у них из рук, и она упала на пол. Грей быстро оттащил ее на куске брезента от прямого солнечного света, и на виду остались одни ноги. Он опустился на корточки рядом с ней.

Насер закричал. Он стоял на четвереньках, и его обугленная щека продолжала дымиться. Обнаженные руки напоминали кусок вареного мяса, окровавленные и покрытые слизью.

– Мне нужна эта стерва! Шатаясь, Грей шагнул в круг света.

– У нее сломана шея! Она мертва!

У Насера на лице отобразилась война противоречивых чувств, завершившаяся выражением безумной ярости.

– В таком случае вы все сгорите здесь живьем! – Он откатился от края колодца. – Подрывайте все к черту!

Грей махнул рукой остальным:

– Назад… прячьтесь!

Лиза послушно отползла в тень.

Прогремели выстрелы, и сверкнули искры, выбитые пулями из камня.

Лиза бросила взгляд на заложенную взрывчатку. Электрический детонатор лежал на открытом месте, так, что его было не достать. Осмелившегося приблизиться к нему ждала верная смерть.

Грей тащил на куске брезента обмякшее тело Сьюзен.

– Всем за колонны! Они обеспечат хоть какую-то защиту. Пригнитесь как можно ниже, закройте голову и лицо!

Все рассыпались в разные стороны.

Колонн четыре, их шестеро.

Грей потащил за собой Сьюзен.

Лиза сжалась в комок за колонной из песчаника вместе с папским прелатом. Тот прижал ее к полу, прикрывая собственным телом. Лиза положила руку на колонну. Каменный столб имел в поперечнике три фута. Лиза понятия не имела, какой силы будет взрыв. Она повернулась к Вигору:

– Святой отец, колонна нас защитит?

Вигор пристально посмотрел ей в лицо и ничего не ответил.

В кои-то веки Лизе захотелось, чтобы священник солгал.


Содержание:
 0  Печать Иуды The Judas Strain : Джеймс Роллинс  1  1293 ГОД : Джеймс Роллинс
 2  ЗАРАЖЕНИЕ : Джеймс Роллинс  3  Глава 2 КРОВАВОЕ РОЖДЕСТВО : Джеймс Роллинс
 4  Глава 3 ЗАПАДНЯ : Джеймс Роллинс  5  Глава 4 ПИРАТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ВОД : Джеймс Роллинс
 6  Глава 5 ПОТЕРЯННЫЙ И ОБРЕТЕННЫЙ : Джеймс Роллинс  7  Глава 6 СМЕРТЕЛЬНАЯ ЗАРАЗА : Джеймс Роллинс
 8  Глава 1 ЧЕРНАЯ МАДОННА : Джеймс Роллинс  9  Глава 2 КРОВАВОЕ РОЖДЕСТВО : Джеймс Роллинс
 10  Глава 3 ЗАПАДНЯ : Джеймс Роллинс  11  Глава 4 ПИРАТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ВОД : Джеймс Роллинс
 12  Глава 5 ПОТЕРЯННЫЙ И ОБРЕТЕННЫЙ : Джеймс Роллинс  13  Глава 6 СМЕРТЕЛЬНАЯ ЗАРАЗА : Джеймс Роллинс
 14  ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД : Джеймс Роллинс  15  Глава LXII О ПУТЕШЕСТВИИ, О КОТОРОМ НЕ БЫЛО РАССКАЗАНО, И О ЗАПРЕТНОЙ КАРТЕ : Джеймс Роллинс
 16  Глава 8 БОЛЬНАЯ НОМЕР НОЛЬ : Джеймс Роллинс  17  Глава 9 СВЯТАЯ СОФИЯ : Джеймс Роллинс
 18  Глава 10 ИЗ ОГНЯ ДА… : Джеймс Роллинс  19  Глава 11 РАЗБИТОЕ СТЕКЛО : Джеймс Роллинс
 20  Глава 12 КАРТА ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА : Джеймс Роллинс  21  Глава 7 ПУТЕШЕСТВИЕ, О КОТОРОМ НЕ БЫЛО РАССКАЗАНО : Джеймс Роллинс
 22  Глава LXII О ПУТЕШЕСТВИИ, О КОТОРОМ НЕ БЫЛО РАССКАЗАНО, И О ЗАПРЕТНОЙ КАРТЕ : Джеймс Роллинс  23  Глава 8 БОЛЬНАЯ НОМЕР НОЛЬ : Джеймс Роллинс
 24  Глава 9 СВЯТАЯ СОФИЯ : Джеймс Роллинс  25  Глава 10 ИЗ ОГНЯ ДА… : Джеймс Роллинс
 26  Глава 11 РАЗБИТОЕ СТЕКЛО : Джеймс Роллинс  27  Глава 12 КАРТА ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА : Джеймс Роллинс
 28  ЭПИДЕМИЯ : Джеймс Роллинс  29  Глава 14 РАЗВАЛИНЫ АНГКОРА : Джеймс Роллинс
 30  Глава 15 ДЕМОНЫ В ГЛУБИНАХ : Джеймс Роллинс  31  Глава 16 БАЙОН : Джеймс Роллинс
 32  Глава 17 КУДА НЕ СТУПАЛА НИЧЬЯ НОГА : Джеймс Роллинс  33  Глава 18 ВРАТА В АД : Джеймс Роллинс
 34  Глава 19 ПРЕДАТЕЛЬ : Джеймс Роллинс  35  Глава 13 ЦАРИЦА ВЕДЬМ : Джеймс Роллинс
 36  Глава 14 РАЗВАЛИНЫ АНГКОРА : Джеймс Роллинс  37  Глава 15 ДЕМОНЫ В ГЛУБИНАХ : Джеймс Роллинс
 38  Глава 16 БАЙОН : Джеймс Роллинс  39  вы читаете: Глава 17 КУДА НЕ СТУПАЛА НИЧЬЯ НОГА : Джеймс Роллинс
 40  Глава 18 ВРАТА В АД : Джеймс Роллинс  41  Глава 19 ПРЕДАТЕЛЬ : Джеймс Роллинс
 42  Эпилог : Джеймс Роллинс  43  Замечание автора ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ : Джеймс Роллинс
 44  Использовалась литература : Печать Иуды The Judas Strain    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.