Детективы и Триллеры : Триллер : Каир : Пол Сассман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу




Каир

— Что делать? — спросила Фрея, затравленно оглядываясь.

— Точно не знаю, — ответил Флин, сжав кулаки и озираясь: надо было оценить ситуацию. Два типа рядом с «БМВ» по правую руку, еще двое — через улицу, у второй машины, трое у светофора… Пятеро во главе с близнецами в костюмах и красно-белых футболках вышли из ворот университета, но, не дойдя двух метров, остановились. Теперь от жертв их отделял лишь поток пешеходов. Близнецы приподняли полы пиджаков, демонстрируя «глоки» в кобурах. Один из них показал пальцем на Фрею и что-то буркнул по-арабски.

— Что он говорит? — спросила она.

— Велит вам снять рюкзак и бросить ему, — ответил Флин.

— Думаете, надо?

— Похоже, выбору нас невелик.

Близнец повторил требование, только громче, с угрозой в голосе.

— Снимайте, но медленно, — сказал Флин.

Пока Фрея возилась с лямками, на обочине у нее за спиной остановилось такси — битый черно-белый «Фиат-124». Она обхватила рюкзак руками — не хотелось с ним расставаться.

— Давай-давай! — крикнул один из близнецов по-арабски, торопя ее жестами. — Пошевеливайся!

Водитель такси вышел и помогал старушке с заднего сиденья выбраться наружу. Свою дверь он при этом оставил открытой, даже мотор не заглушил. Флин и Фрея, не сговариваясь, покосились на машину.

— Быстрее! — прикрикнул громила, теряя терпение, и оба брата потянулись к пистолетам.

— Лучше отдайте, — сказал Флин. Он повернулся к Фрее, протянул руку к рюкзаку и еще раз украдкой глянул на машину. Водитель направился к багажнику, открыл его и вытащил необъятный чемодан. — Ну же, Фрея, это не игрушки! — Флин повысил голос — пожалуй, даже слишком. — Отдайте, кому говорят!

Он попытался выхватить рюкзак у нее из рук. Фрея поняла, что задумал Флин, и вцепилась в рюкзак, чтобы протянуть время, — водитель поставил чемодан на ас-фальт и закрывал багажник. Как только он это сделал, Флин рванул рюкзак на себя и оказался лицом к лицу с Фреей.

— Я поведу, — шепнул он.

Он еще раз тряхнул ручку рюкзака в притворном негодовании, потом вдруг отпустил ее и повалился набок, сбивая с ног уличного торговца с большим подносом местных лепешек — айш балади — на голове. Тот рухнул спиной на близнецов. В секундной суматохе, среди криков, размахиваний руками и грохота подноса по мостовой, Фрея нырнула в салон такси, а Флин метнулся за руль. Он даже не стал закрывать дверь — только швырнул Фрее рюкзак, врубил сцепление и утопил педаль газа. Обомлевший таксист взглядом проводил свою рабочую лошадку.

— Держитесь! — прокричал Флин, скорчившись за рулем. Такси вильнуло, распахнутая дверь зацепила торцовый угол проезжавшего мимо автобуса и захлопнулась. Флин перешел на вторую, затем на третью передачу, петляя между машинами и набирая скорость под бешеное тиканье счетчика на лицевой панели.

Фрея подобралась, села, посмотрела назад. Близнецы на обочине отчаянно махали руками, подзывая один из черных «БМВ», в то время как второй уже пустился в погоню — только дым рвался из-под покрышек.

— Они догоняют! — крикнула Фрея.

Такси почти поравнялось со светофором у выезда с улицы — впереди простиралась Мидан-Тахрир, просторная и вечно суетливая. Горели красные огни, машины лениво толклись у стоп-линии, полицейский в белой форме замер посреди дороги с поднятой рукой. Флин круто свернул влево, в пустой переулок, вскочил на тротуар, заставив трех бандитов броситься врассыпную, и пролетел перекресток. Позади вразнобой засигналили машины, пронзительно заверещал полицейский свисток. Флин свернул за угол и пристроился в поток, огибающий площадь. Там машину повело, она боднула боком соседний пикап, а тот врезался в микроавтобус, который выскочил на обочину и угодил во фруктовый киоск. Пешеходы брызнули в стороны, крича и жестикулируя; с прилавка, словно мячики, посыпались апельсины и арбузы.

— Пострадавшие есть? — спросил Флин.

— Кажется, нет, — ответила Фрея, оглядываясь на погром. У нее засосало под ложечкой.

Броди кивнул и прибавил газ. Его ноги отплясывали какую-то безумную джигу между тремя педалями, рука металась от руля к рукояти коробки передач. Один из черных «БМВ» продирался из-за угла, за ним следовал второй. Погоня неслась напролом через все светофоры — водители вокруг только и успевали уворачиваться, сердито гудя. Старенький «фиат» не мог тягаться с мощными двигателями преследователей. Бандиты подбирались все ближе и вскоре сократили расстояние до двадцати метров. Флин затормозил и резко крутанул руль направо, выскочив с площади на широкий проспект из некогда роскошных колониальных особняков. Замелькали вывески — «Мемфис-базар», «Турецкие авиалинии», «Страховая компания „Фараон“». Спидометр такси едва не зашкаливал. Флин опять нажал на тормоза и обогнул островок среди моря машин — на островке стояла статуя человека в феске, — после чего свернул на другую улицу и помчался вперед. «БМВ» на миг скрылся из виду, но потом появился опять.

— Они едут быстрее, — крикнул Флин и покосился в зеркало. — Так мы никогда не оторвемся!

Словно в подтверждение его слов, «БМВ» вдруг рванул вперед и врезался в задний бампер такси. Фрея с воплем уткнулась в спинку водительского сиденья.

— Вы целы? — окликнул Флин.

— Цела, — сказала она, стараясь не выдать испуга, и тронула его за плечо.

«БМВ» чуть отстал, разогнался и еще раз их «боднул», после чего выехал на пустую встречную полосу и очутился с ними вровень.

— У него ствол! — крикнула Фрея. Громила в «БМВ» достал пистолет и прицелился в нее из открытого окна. Машины ехали так близко, что можно было разглядеть желтые зубы бандита и бородавку под глазом.

— Держитесь!

Флин ударил по тормозам. «БМВ» улетел вперед, а их «фиат» свернул в переулок. Там, чтобы не врезаться в толпу школьниц, Флин сбил тележку торговца орехами (его товар поддало в воздух и градом обрушило на стекла и крышу такси), выровнял машину и дал газу. Завыли сирены, но с какой стороны — в суматохе было не разобрать.

— Второй еще на хвосте! — предупредила Фрея, глядя, как из-за угла выворачивает еще один «БМВ» и несется к беглецам на полной скорости. Близнецы высунулись из окон и палили вслед, пешеходы с криком бросались в укрытия. Одна пуля выбила «фиату» заднее стекло, засыпав Фрею осколками, другая пролетела в сантиметре от плеча Флина и расколола счетчик на приборной доске.

— Похоже, придется мне катать вас бесплатно, — мрачно пошутил Броди, налегая на руль. «Фиат» вильнул на перекрестке, прямо перед носом у встречного автобуса. Фрея бросилась ничком на заднее сиденье, под ней хрустнуло стекло. Автобус резко затормозил, чтобы избежать столкновения, и машины за ним начали биться, как костяшки домино.

— Хоть от второго оторвались! — прокричала Фрея, снова усаживаясь. Ее волосы яростно трепало на ветру.

— Если бы, — ворчливо заметил Флин, налегая на руль: первый «БМВ» вынесло из переулка, и автомобиль, визжа шинами по пыльному асфальту, пристроился в хвост второму. Вой сирен вдруг стал громче: к погоне примкнули одна, две, три полицейские «дэу».

Флин сдавленно выругался, глядя, как еще один страж порядка на мотоцикле заваливается набок и врезается в клетки с голубями. Правда, он тут же встал на ноги, хотя и не без труда. Вокруг поднялось облако перьев, точно снег повалил, а через миг сцена исчезла за поворотом.

«Фиат» мчал к городским окраинам; вековая европейская архитектура уступила место неказистым бетонным коробкам, между которыми, впрочем, попадались мечети и средневекового вида дома — сплошь каменная кладка и резные арочные окна. Поток машин усилился, чаще закупоривал себе путь пробками. Флину приходилось постоянно пускаться в объезды, в то же время пытаясь оторваться от бандитов и никого не сбить. Две полицейские машины столкнулись после попытки подрезать задний «БМВ». Одна угодила в уличное кафе — посетители бросились врассыпную и разметали мебель. Вторая налетела на бордюр, перевернулась, проехала на крыше в фонтане искр и врезалась в фонарный столб. Третьей «дэу» удалось продержаться еще несколько поворотов, но потом и ее занесло в тыл скотовоза. Перепуганные коровы выскочили из кузова на дорогу и разбежались. В погоню включились другие полицейские машины — сирены выли, огни сверкали, — но и они не выдержали темпа и одна за другой сошли с дистанции. Вскоре за Флином и Фреей неслись только два «БМВ», упорно не желая отставать.

«Фиат» промчался по туннелю, обогнал похоронную процессию и выскочил на площадь перед крепостной стеной. Впереди, высоко над головой, нависал огромный серебряный купол мечети, похожий налетающую тарелку.

Флин, игнорируя недовольный скрежет мотора, несколько раз прогнал такси по кругу и шмыгнул в угрожающе узкий проулок. Пешеходы вжимались в стены, машина скакала по неровной дороге, справа и слева теснились лотки и прилавки — то киоск мясника с грудами скользкой розовой требухи, то склад тюков пушистого белого хлопка. Переулок сужался, наступая с обеих сторон, и из-под пуль уже было не увильнуть.

— Надо убираться отсюда! — крикнула Фрея.

Флин неотрывно смотрел на дорогу и вовсю сигналил: впереди показалась громоздкая каменная арка, обрамленная минаретами. Ворота, видимо, реставрировали, потому что фасад был сплошь в лесах, а на площадках виднелись мешки с цементом и каменные блоки.

— В шины целят! — Голос Фреи звучал отчаянно, взгляд метался между черными машинами и опасной аркой. — Флин, быстрее! Сверните куда-нибудь!

Он снова промолчал, угрюмо глядя на леса, потом в зеркало, слегка отпустил педаль газа, подманивая «БМВ», опять утопил педаль в пол и слегка повернул руль вправо.

— Что вы творите?! — взвизгнула Фрея. — Эй, чтоб вас…

— Не высовывайтесь! — крикнул Флин и направил «фиат» прямиком в гущу подпорок, на которых держались леса. Конструкция покосилась и начала падать. «Фиат» и первый «БМВ» успели проскочить за миг до того, как леса обрушились на землю в клубах пыли и раздавили второй, словно кувалда — яйцо.

— Одна бутылка пива на стене, — пробормотал Флин.

Он притормозил и ушел влево, заметался зигзагами по лабиринту расширяющихся улиц, а оттуда выскочил на автостраду, ведущую обратно, в центр города. Движение было оживленным, но свободным, между машинами не нужно было протискиваться с боем. Флин разогнался до ста километров в час, перестраиваясь из ряда в ряд между легковушками и грузовиками. По мере приближения к центру у обочин замелькали рекламные щиты и вышки. «БМВ», может, и выигрывал в скорости, но для таких условий маленький, курносый, верткий «фиат» был приспособлен лучше. Он медленно, но верно уходил в отрыв, а близнецы отставали. Когда дорога сменилась шоссе и впереди показалась площадь Мидан-Тахрир, место начала погони, между ними было уже метров четыреста.

— Мне кажется, прорвемся, — произнес Флин и на радостях обернулся к Фрее.

— Берегись! — закричала она.

Он ударил по тормозам, и как раз вовремя: «фиат» остановился перед самым кузовом пикапа, груженного цветной капустой и баклажанами. Гигантская пробка растянулась почти на всю площадь, все три ряда застыли намертво. Флин включил задний ход, надеясь развернуться и как-нибудь объехать затор, но прямо за ним встал автобус с туристами. Еще один расположился слева, а дополнял блокаду цементовоз в правом ряду. Внезапно ехать оказалось некуда.

— Черт, — процедил Флин и врезал по баранке. — Наружу, быстро!

Он распахнул дверь и выпрыгнул на асфальт. Фрея схватила рюкзак, выскочила из машины, и они бросились бежать в сторону площади, пропуская мимо ушей окрики других водителей.

На северном краю Мидан-Тахрира перед ними выросло огромное розово-оранжевое здание за чугунной оградой. Флин оглянулся — не догоняет ли кто, схватил Фрею за руку и поспешил к воротам, а потом — в сад перед зданием. Среди декоративных прудов, древнеегипетских статуй и обелисков сновали толпы туристов и школьников. У входа несли вахту полицейские в белой форме с автоматами Калашникова наперевес. Никто не обращал на пришедших внимания. Флин замешкался и обвел взглядом округу, пытаясь решить, что делать дальше. Ряд билетных касс перегораживал проход, и один из кассиров только что освободился. Флин подошел к нему и купил два билета.

— Быстрее, — сказал он, направляя Фрею по аллее к парадной лестнице и арочному входу. Поднявшись по ступенькам, она вдруг схватила Флина за руку.

— Смотрите!

На площади, среди неподвижно стоящих машин, мелькали рыжие головы близнецов — те по-прежнему пробирались к пустому такси.

Флин и Фрея еще миг постояли у дверей и поспешили внутрь.


Когда Романи Гиргис был зол, он кричал и крушил все вокруг. Когда он был очень зол, он бросался на людей — чужие страдания отвлекали его от собственных забот. Когда же в нем закипала настоящая, неконтролируемая ярость, от которой многие бушевали бы с пеной у рта, случалось нечто странное: ему начинали мерещиться тараканы. Сотни тараканов ползали по его лицу и телу, точно как в детстве, среди трущоб Маншият-Насира.

Конечно, никаких тараканов не было, их порождало его сознание. Однако галлюцинация была ужасающе реалистичной: гадкие щекочущие прикосновения усиков, суетливая беготня лапок. Скольких докторов он ни посетил — психоаналитиков, гипнотизеров, даже экзорциста, — все оказались бессильны. Насекомые являлись снова — как в детстве, так и сейчас, когда ему сообщили, что девчонка сбежала.

В этот раз — во время телефонного разговора — началось с едва ощутимого покалывания в щеках, которое по мере выяснения деталей усилилось и распространилось. Вскоре оно охватило все его тело, до самых потаенных уголков и складок: тараканы бегали по коже, забирались к нему в нос, ползали под веками, протискивались в задний проход — он кишел ими снаружи и изнутри.

Гиргис закончил разговор, машинально отряхнулся, вздрагивая и охлопывая себя со всех сторон, после чего набрал другой номер, сообщил кому-то о случившемся и велел разыскать девчонку во что бы то ни стало. Потом он отшвырнул телефон, бросился в душ, включил полный напор и, не снимая одежды, забрался под струю, словно его жгло огнем.

— Убирайтесь! — визжал он. — Прочь, прочь с меня! Мерзость! Мерзость! Мерзость!


Сай Энглтон промокнул лоб платком и поплелся дальше по входной лестнице Американского университета. На миг он задержался посмотреть на полдюжины полицейских машин, припаркованных снаружи, и снова направил шаги к столу охранника, преградившего вход.

— Университет закрыт, — сообщил охранник. — Заходить-выходить не положено.

Как он объяснил, произошел инцидент, и полиция учинила разбирательство, а посетителям предлагалось дождаться его окончания.

Энглтон привык иметь дело с мелкими чиновниками (работа обязывала) и потому знал по опыту, что дальше альтернатив было две: попытаться задобрить охрану, разыграв своего парня, или надавить с позиции власти. Он смерил охранника взглядом, решая, какой подход применить в данном случае, и ринулся напролом.

— Об инциденте наслышан, можете не рассказывать! — отрезал он, рывком вытащил удостоверение и сунул собеседнику под нос. — Сайрус Энглтон, посольство США. Только что мне звонил директор. Видно, кто-то из наших пострадал.

Он ожидал хотя бы минимального сопротивления, однако охранник сразу смешался, кинулся извиняться и проводил его через арку металлодетектора, который совершенно явно не работал — в карманах валялись ключи, ручки и прочая дребедень, а прибор даже не пикнул.

— Это надо починить, — веско сказал Энглтон и ударил по раме агрегата. — Я не намерен рисковать жизнями американских граждан из-за чертовой поломки в вашем снаряжении. Уяснили?

Охранник виновато извинился и пообещал немедленно кого-нибудь прислать.

— И не затягивайте, — произнес Энглтон и напоследок смерил его взглядом, после чего развернулся и зашагал прочь через длинный вестибюль. С потолка свисали тяжелые медные люстры. Их желтоватое сияние отчего-то навевало дрему, и все вокруг выглядело как во сне. В конце вестибюля Энглтон поднялся на площадку, ведущую к лифтам, которые, как оказалось, тоже не работали. Пришлось снова идти по лестнице. Борясь с одышкой, он взобрался-таки на четвертый этаж.

Там толпилась полиция — по-видимому, без особой цели. Открытый проем лифта пересекала желтая лента, на полу и задней стенке кабины виднелись пятна крови. Энглтон сохранил в уме эту картину, затем уверенно прошел к двери кабинета Броди и рывком распахнул ее, как будто имел полное право там находиться. Очутившись внутри, он захлопнул дверь. Никто из полицейских даже слова ему не сказал.

Энглтон не ждал, что найдет там что-нибудь интересное, и не нашел. Единственный потенциально полезный обрывок сведений достался ему, когда он нажал кнопку повторного звонка на телефонном аппарате и выяснил, кому Броди звонил перед уходом. Записывать цифры не пришлось — Энглтон узнал номер мобильного Молли Кирнан.

Он обшарил кабинет, повыдвигал ящики, сунул нос в шкафы с папками, мельком проглядел рефераты у Броди на столе и вышел в коридор. Пока Энглтон был в кабинете, подошли еще двое в штатском — не иначе детективы. У них это вечно на лице написано. Один из них спросил, чем он занимается.

— Да вот, принес рефераты для профессора Броди. У нас смежный класс. Кстати, что-то случилось? Здесь столько полиции…

— Случилось, — ответил детектив. — Здесь место преступления, и посторонним сюда нельзя.

— Место преступления?! — воскликнул Энглтон, удивленно вытаращив глаза. — Боже мой! И что же, есть жертвы?

— Это мы и намерены выяснить, — ответил сыщик.

— Боже мой, — повторил Энглтон. — Только не говорите, что Флин пострадал, прошу вас! Профессор Броди?

— Да, — сказал детектив, — но, судя по всему, это как-то связано с профессором Броди.

— Господи Боже! — возопил Энглтон в третий раз и прижал руку к груди — вылитый ученый рохля. — Могу ли я чем-то помочь? В смысле Флин — мой хороший друг, мы вместе работаем… Если я могу что-нибудь сделать, только скажите…

Дальше было проще, чем отнять конфету у младенца. Детектив начал расспрашивать о Броди, Энглтон — на ходу сочинять ответы, играя заботливого друга. При этом он выудил из полицейского все, что тот знал о происшествии, — насчет спутницы Броди, близнецов, угона такси и тому подобного.

— И что же, никто не знает, где они? — невинно спросил Энглтон. — Вы в этом уверены?

— Совершенно, — ответил детектив. — Если профессор Броди выйдет на связь…

— Я тут же вам сообщу, — заверил американец. — Я знаю Флина. Он постарается все уладить при первой же возможности.

Энглтон поднялся на крышу и повторил маршрут погони, который закончился за воротами в дальнем конце университетского городка, тоже затянутыми желтой лентой. По дороге он несколько раз останавливался поболтать с разными людьми, подбирал крохи информации — например, о важности рюкзака, но не приблизился к пониманию того, куда исчезли Броди и его спутница. Побродив еще немного по округе, Энглтон решил, что на сегодня хватит, — пролез под лентой, вышел из ворот и отправился вниз по улице, набирая номер на ходу.


Содержание:
 0  Пол Сассман Исчезнувший оазис : Пол Сассман  1  Ноябрь, 1986, северо-восточная Албания, аэродром Кукеса : Пол Сассман
 2  Вашингтон, здание Пентагона. Тем же вечером : Пол Сассман  3  Ливийская пустыня, между Гильф-эль-Кебиром и Дахлой Наши дни : Пол Сассман
 4  Калифорния, Йосемитский национальный парк : Пол Сассман  5  Каир, отель Мариотт : Пол Сассман
 6  Каир : Пол Сассман  7  Каир : Пол Сассман
 8  Дахла : Пол Сассман  9  Каир : Пол Сассман
 10  Дахла : Пол Сассман  11  Каир, Американский университет : Пол Сассман
 12  Дахла : Пол Сассман  13  Каир : Пол Сассман
 14  Дахла : Пол Сассман  15  Между Дахлой и Каиром : Пол Сассман
 16  Каир, Маншият-Насир : Пол Сассман  17  Оазис Дахла : Пол Сассман
 18  Дахла : Пол Сассман  19  Оазис Дахла : Пол Сассман
 20  Каир : Пол Сассман  21  Каир, американское посольство : Пол Сассман
 22  Дахла : Пол Сассман  23  Каир : Пол Сассман
 24  Каир, коптский квартал : Пол Сассман  25  Каир, Американский университет : Пол Сассман
 26  Дахла : Пол Сассман  27  вы читаете: Каир : Пол Сассман
 28  Каир, Египетский музей : Пол Сассман  29  Каир, Замалик : Пол Сассман
 30  Каир, Маншият-Насир : Пол Сассман  31  Каир, Бутнея : Пол Сассман
 32  Каир, Маншият-Насир : Пол Сассман  33  Дахла : Пол Сассман
 34  Каир : Пол Сассман  35  Дорога на Александрию : Пол Сассман
 36  Каир : Пол Сассман  37  Между Каиром и Александрией : Пол Сассман
 38  Абидос : Пол Сассман  39  Каир : Пол Сассман
 40  Каир : Пол Сассман  41  Дахла : Пол Сассман
 42  Над Ливийской пустыней : Пол Сассман  43  Военный аэродром Массави, оазис Харга : Пол Сассман
 44  Гильф-эль-Кебир : Пол Сассман  45  Каир : Пол Сассман
 46  В Затерянном оазисе : Пол Сассман  47  Послесловие автора : Пол Сассман
 48  Словарь терминов : Пол Сассман  49  От автора : Пол Сассман



 




sitemap