Детективы и Триллеры : Триллер : Глава семнадцатая : Ричард Сэпир

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава семнадцатая

Институт Рихтера примостился на одном из уступов на склоне гор Святого Бернардино. Небольшое одноэтажное здание из красного кирпича, уютно пристроившееся под нависшей над ним скалой, выглядело точь-в-точь как маленькая вилла, которые строили в семидесятые годы в больших поселках Калифорнии.

С дороги, петляющей от самого подножия, здания видно не было. Но дорожные указатели вели путников вверх по склону, затем через деревянный мостик, который так и заходил ходуном под автомобилем Римо, и далее на уступ, к институту.

Римо подъехал к самому краю выступа и посмотрел вниз.

Там, всего в тридцати футах под ним, лежал разлом Святого Андреаса – бомба замедленного действия, заложенная под Калифорнию. Земля здесь треснула и разошлась. Римо вспомнил аэрофотоснимки этого разлома, помещенные в учебнике по геологии. На снимках он казался почти прямой линией, проходящей через всю Калифорнию и разрезающей ее на две части. На этой прямой был один-единственный искажавший ее изгиб. Именно здесь, на этом изгибе, и расположился институт Рихтера. Он находился в той точке, где разлом был сжат и где уже около пятидесяти лет накапливалось давление, которое в любой момент могло вызвать взрыв и разнести Калифорнию на части.

Глядя вниз, Римо понял, почему мостик, ведущий на эту площадку, раскачивался, когда он проезжал по нему. Его специально спроектировали так, чтобы он мог слегка перемещаться при подземных толчках. Если бы его закрепили намертво, он давно бы обрушился.

Внизу, рядом с краем разлома, около изгиба, образующего этот уступ, Римо заметил пару труб, выходивших из-под земли. Возле них стоял небольшой жилой автоприцеп, а перед ним – микроавтобус марки «Фольксваген». Взглянув влево, Римо различил вдали еще пару труб, едва заметных на таком большом расстоянии даже при его остром зрении.

Римо включил передачу и на максимальной скорости, сжигая резину покрышек, рванул к зданию института.

Там перед входом стояла только одна машина: темно-синий двухместный «кадиллак». Римо остановился рядом с ним. Протянув руку, он ощупал капот «кадиллака». Тот был еще теплым, слишком теплым для машины, стоящей в тени скалы. Здесь в голову Римо пришла позабавившая его на какой-то момент мысль о том, что, может быть, существует очень простой способ избавить страну от мафии, а именно: прекратить выпускать автомобили марки «кадиллак». Стоит как-нибудь поделиться этой идеей с доктором Смитом.

В здание вела только одна дверь. Римо толчком распахнул ее и, войдя в прохладное помещение, секунду прислушивался. До него донеслись звуки нескольких голосов, идущие слева. Он пошел в этом направлении по длинному коридору, который тянулся вдоль фасада здания, и куда с правой стороны выходили двери всех комнат.

Одна из дверей была открыта. Римо вошел и оказался в лаборатории – большой, просторной комнате, ярко освещенной лампами под потолком. Свет их блестел на стеклянных и хромированных столах, где стояло множество всевозможных приборов и лежали груды различных камней и минералов.

В одном углу комнаты помещалась огромная вертикальная компьютерная панель, занимавшая почти полстены. Расположенные на ней диски с магнитными лентами вращались с мягким жужжанием. Разноцветные огоньки то вспыхивали, то гасли, светились различные табло, заполненные информацией, поступающей сюда бог весть откуда.

Голоса слышались из-за двери, расположенной рядом с компьютерной панелью. Римо подошел ближе и прислушался. Голоса заглушались ритмичным стуком какой-то машины, и Римо пришлось напрячь слух.

Грубый голос говорил:

– Бросьте эту научную болтовню. Как вы делаете землетрясения? Это все, что мы хотим услышать от вас.

Самый низкий голос, который когда-либо приходилось слышать Римо, отвечал. Обладатель его так медленно цедил слова, будто вся его энергия уходила на то, чтобы понизить тон голоса до самого основания голосовых связок:

– Но вы не можете понять это без научного объяснения, разве вам не ясно?

– Ладно, только скажите нам, как вы это делаете.

– Я этого не делаю. Но это, действительно, может быть сделано, – размеренно продолжал голос. – Постарайтесь, наконец, понять. Вдоль различных разломов, а разлом – это трещина в земной коре, постоянно нарастает давление. Когда оно становится слишком высоким, происходит землетрясение. Значит, то же можно сделать искусственно. Заметьте, только можно сделать. Можно несколько ослабить нарастающее давление, не допуская до того момента, когда оно станет настолько высоким, что неизбежно последует взрыв. Это немного похоже на ситуацию с водой, кипящей в закрытой кастрюле, стоящей на огне. Если слегка приподнять крышку, то это ослабит давление в кастрюле, и вода не будет переливаться через край, иначе крышку сбросит с кастрюли. В данном случае действует тот же принцип.

– Ну, хорошо, хорошо. А как вы ослабляете давление?

– Никто этого сделать пока не в силах. Я пытаюсь создать новый тип водяной помпы, которая использовала бы в этих целях давление воды. Такой механизм вызывал бы множество мелких подземных толчков, что постепенно ослабляло бы давление и таким образом предотвращало бы крупные землетрясения. Но работа идет медленно, особенно с тех пор, как правительство урезало ассигнования на наши исследования. Не знаю, смогу ли я их когда-нибудь завершить.

Последовала длинная пауза. Затем первый голос сказал:

– Доктор Куэйк, я вам не верю. Кто-то здесь вызывает землетрясения. Либо это делаете вы, либо вы знаете, кто этим занимается. Так что или вы добровольно расскажите нам об этом, или мы заставим вас это сделать.

– Я не верю, что вы действительно из ФБР. – В голосе доктора Куэйка слышалась обреченность.

– Вы очень сообразительны, профессор. Если вы действительно так хорошо соображаете, то расскажите нам все, что мы хотим знать.

Так, все понятно, пора, подумал Римо и вошел в комнату сквозь полуоткрытую дверь.

– Добрый день, профессор, – сказал он с глупой улыбкой. В комнате находилось трое мужчин, но не требовалось большого ума, чтобы понять, кто из них доктор Куэйк. Это был полный мужчина, не очень толстый, но полный, одетый в твидовую куртку и брюки, которые совершенно не сочетались друг с другом. У него было абсолютно круглое лицо и взъерошенная копна седеющих черных волос, ниспадающих на лоб, где они встречались с огромными серо-черными бровями, торчавшими во все стороны так, будто они были схвачены морозом. Брови спускались и по щекам, и по стеклам его очков в металлической оправе. Он сидел на высоком стуле рядом с лабораторным столом. Двое других стояли. Типичные молодые мафиози.

Настоящая пара бандитов. Один из них выглядел так, будто коэффициент его умственного развития был на нуле. Второй казался более смышленым, но лицо его было похоже на лицо третьего мальчика слева в театральной постановке «Клоуны и куклы», которую показывают труппы бродячих актеров.

Тот, который с коэффициентом, повернулся к доктору.

– Черт возьми, это что за пижон? – спросил он, кивком головы указывая на Римо, на котором по-прежнему были утренние белые брюки, рубашка с короткими рукавами и теннисные туфли на босу ногу.

– Я – Римо Бломберг, ассистент профессора, – быстро сказал Римо. – Профессор, нет смысла пытаться и дальше дурачить этих людей. Я думаю, что мы должны выдать им секрет землетрясений.

Оба мафиози уставились на Римо и даже не обратили внимания на то, что доктор Куэйк начал было что-то говорить.

Теперь Римо обращался прямо к двум мужчинам.

– Мы изобрели новую машину, – ему приходилось повышать голос, чтобы перекричать какой-то постоянный механический стук, заполнявший комнату. – Мы назвали ее «Скэйлрайзером модифицированной шкалы силы землетрясений Меркалли». – Дань уважения геологическому учебнику, присланному Смитом, подумал мельком Римо.

– Да-а? – пробормотал более смышленый. – Ну и как она работает?

– Она работает на компонентах витамина Е. Понимаете, вы обращаетесь с землей так, как будто это дрожжи, и закачиваете в нее, насколько возможно, двуокись углерода. Это нарушает газовый баланс. Затем вы впрыскиваете туда огромное количество витамина Е, естественно, не ту дрянь, которую продают в аптеках, а чистый витамин, содержащий концентрированную энергию. Вы закачиваете его в трещины почвы пневматическим способом, как это делают ниндзя. Это высвобождает энергию газового дисбаланса в земле, и вы получаете землетрясение. Все это довольно просто, – закончил он и наклонился, будто бы для того, чтобы поправить складку на брюках, но на самом деле, чтобы скрыть душивший его смех.

– Это может сделать кто угодно. Простое геологическое извержение. Таким способом мы смогли уже вызвать несколько небольших землетрясений. Не хотите ли купить у нас возможность устроить еще что-нибудь такое же по своему выбору? Может быть, у вас есть на примете городок, который вы хотели бы разрушить?

Теперь смутились бандиты. Полученные ими инструкции явно не заходили так далеко. Они переглянулись, затем тот, который посмышленее, сказал:

– Сперва мы хотим увидеть эту машину.

Римо повернулся к доктору Куэйку:

– Профессор, действительно, нет никакого смысла отказываться от сотрудничества. Я покажу им скейлрайзер Меркалли. – Еще одна дань уважения Смиту, подумал он про себя. Пусть знает, как быстро Римо обращается в поборника образования и эрудита.

Римо повернулся и пошел к двери. Нужно поскорее увести их от профессора. Тот бандит, что разговаривал с профессором, погрозил ему кулаком:

– Вы останетесь здесь, профессор, и без глупостей. Мы не забудем, как вы пытались одурачить нас. Мы еще вернемся.

Двое мужчин последовали за Римо. Он вывел их через лабораторию в коридор. Римо услышал, как один из них сказал другому:

– Бломберг, да? Еврею можно верить, он знает, куда ветер дует.

По коридору с каменным полом Римо повел их на другой конец здания, высматривая дверь, которая наверняка была бы не заперта. Наконец, слева от себя он увидел слегка приоткрытую дверь.

– Это здесь, ребята, – уверенно произнес он, делая широкий приглашающий жест. Римо полностью распахнул дверь и вошел. Двое неотступно следовали за ним.

Они оказались в маленькой кухне.

– Это же кухня… – удивленно сказал один.

– Конечно, – парировал Римо. – Мы держим его в холодильнике. Не думаете же вы, что мы бросаем его где попало, чтобы кто-нибудь на него наткнулся?

Он открыл дверцу холодильника и поманил их поближе.

– Вот он, – сказал Римо, величественно указывая на четвертьфунтовую пачку маргарина, сиротливо лежавшую на красном блюдечке.

Оба мафиози сделали шаг вперед. Еще шаг, и вот они уже у самой дверцы холодильника. В эту секунду Римо взвился в воздух и ударил сверху локтем по черепу того, кто собирался что-то сказать; череп проломился как мягкая, пористая бумага. Человек рухнул на пол.

Римо уже был за спиной другого мафиози и правой рукой вцепился сзади в его шею. Пальцы Римо как когти раздирали пучки нервных окончаний под кожей бандита. Тот закричал. Его руки, парализованные болевым шоком, казалось намертво приросли к телу.

– Все в порядке, – сказал Римо, – который из вас Муссо?

Он чуть-чуть разжал пальцы, чтобы парень мог говорить.

Тот с трудом выдохнул.

– Муссо здесь нет. Он вернулся назад. Велел нам позвонить ему позже и сообщить, что мы здесь выяснили.

Римо вновь надавил на шею парня.

– Кто из вас убил Карпвелла? – и снова чуть отпустил шею.

Мафиози едва мог прошептать:

– Это Муссо. Своим шилом. Он всегда им орудует.

– За кем вы охотитесь? – спросил Римо. Руки мафиози, все еще одеревенелые, были прижаты к бокам.

– Здесь кто-то устраивает землетрясения и вымогает у людей деньги. Дон Фиаворанте послал Муссо узнать, кто это делает, – ответил он.

– Дон Фиаворанте?

– Да-а. Пубеско. Он глава нашего клана.

– А как твое имя?

– Феста, Сэмми Феста, – всхлипнул парень.

– Ну, ладно, Сэмми. Я готов оставить тебя в живых. На время. – Римо вновь сдавил ему шею. – Ты поедешь назад. Скажешь Муссо и своему Пубеско, пусть держатся отсюда подальше. И забудут про землетрясения, если хотят уцелеть. И чтоб никто не приближался к доктору Куэйку. Если они еще раз появятся в округе Сан-Эквино, то отправятся обратно в собачьем ящике. Особенно Муссо. Передай ему это. – И он еще сильнее сжал шею парня. – Все понял?

– Понял, понял!

Римо освободил шею парня от железной хватки, и Феста тут же сделал неуклюжее движение, попытавшись дотянуться до своего пистолета под пиджаком. Он было повернулся к Римо, но в следующее мгновение рука Римо схватила его кисть и его пистолет.

– У «кадиллака» автоматическая коробка передач?

– Да-а.

– Ты можешь управлять машиной одной рукой?

– Да-а.

– Вот и ладно, – проговорил Римо и правой рукой перебил Фесте кости предплечья. Пистолет упал, громко стукнувшись об пол. Феста заорал от боли, взглянул на пистолет, затем в страхе перевел взгляд на Римо.

Тот улыбался.

– Не забудь передать Муссо то, что я сказал. Меня зовут Римо. Возможно, он захочет узнать мое имя.

Феста схватился за свою сломанную руку, боль исказила его хорошенькое мальчишеское лицо.

– Конечно, он обязательно захочет его узнать.

– Вот и передай ему это. Запомни – Римо. А теперь убирайся отсюда, пока я не передумал.

Прежде чем Римо вышел в коридор, Феста уже выскочил из здания. Проходя мимо входной двери, Римо увидел, что «кадиллак» выехал со стоянки и, набирая скорость, отъезжает от института.

Прекрасно. Теперь Муссо вернется. А он нужен Римо. Из-за Карпвелла.

Ведь его главная задача найти тех, кто занимается землетрясениями, поэтому он не имеет права тратить время на что-то еще. Другое дело, если Муссо сам придет к Римо… В этом случае даже Смит не сможет упрекнуть его в том, что ему пришлось защищаться. В конце концов, что еще остается делать, когда имеешь дело с человеком, вооруженным шилом?

Когда Римо вернулся в лабораторию, доктор Куэйк все так же сидел на своем высоком стуле.

Адская машина в углу продолжала работать, наполняя комнату стуком, и Римо спросил:

– Не можете ли вы остановить эту проклятую штуковину?

– Нет, – ответил доктор, – идет тест на длительность. Машина работает уже трое суток, а должна – целую неделю. Вы знаете, мне кажется, что эти люди совсем не из ФБР.

– Не оттуда, – согласился Римо. – Это мафиози.

– Мафиози? О, Боже… Что им нужно от меня? – Брови доктора поднялись, как будто они жили самостоятельной жизнью. Когда брови снова опустились, они, казалось, совсем прикрыли его глаза.

– Им нужно знать, как устраивать землетрясения. Кто-то здесь об этом знает, и эти два бандита думали, что это вы.

– Два? Ах да, два. Однако сначала их было четверо.

– Как четверо? А где же остальные?

– Ушли с моими девочками. Они помогают мне в лаборатории.

– Но куда же они могли деться, черт возьми? Девушки могут пострадать, – забеспокоился Римо.

В этот момент в комнате раздался еще один голос:

– Мы ничуть не пострадали.

Римо стремительно обернулся к двери, и его глаза раскрылись от удивления. Там стояли две девушки. Каждой, наверное, было чуть больше двадцати. Одеты они были в одинаковые белые майки с короткими рукавами, с нарисованными на них кулаками красного цвета и печатными буквами «НОЖ» – Национальная организация женщин, – и синие джинсы. Но совсем не это приковало взгляд Римо.

Его привлекли чрезвычайно большие бюсты обеих девушек. Они не носили лифчиков, грудь у каждой была крепкой и вызывающе колыхалась. Она была такой необъятной, до предела растягивающей ткань рубашки, что Римо невольно подумал о них, как о восьмом и девятом чуде света. А если учесть, что у каждой было сразу по два чуда, то их можно было смело считать восьмым, девятым, десятым и одиннадцатым чудом света.

Только потом Римо взглянул на их лица – белые, как алебастр, и очень привлекательные, обрамленные черными, как смоль, волосами. Римо уже достаточно находился а Калифорнии, чтобы ему показалась странной любая девушка, которая не выглядела бы блондинкой и не казалась бы загорелой. Эта мысль мелькнула у него прежде всего, лишь потом он заметил, что девушки были похожи друг на друга как две капли воды.

– С тобой все в порядке, папа? – осведомилась одна из них. Они подошли к доктору, груди их колыхались и подпрыгивали под тонкой тканью; плотно обтянутые джинсами ягодицы так и ходили из стороны в сторону. Внезапно Римо почувствовал острый прилив вожделения, показавшийся ему чем-то болезненным и ненормальным. Чтобы как-нибудь скрыть его, он отступил назад, опустился на стул и благоразумно положил ногу на ногу. Если бы он мог еще краснеть, то наверняка бы покраснел. Подумать только! Такие классные девицы!

Одна из них опустила руку на плечо доктора и сказала:

– Мы так за тебя беспокоились!

– Пустяки. Вот этот джентльмен все уладил.

Теперь девушки пристально посмотрели на Римо, а одна подошла и встала рядом с его креслом.

– А мы начали беспокоиться за вас, – сказал Римо. – Это были мафиози, вы догадались? А куда делись те двое, с которыми вы ушли?

Девушка, стоявшая рядом с доктором, несколько замявшись, ответила:

– Они ушли.

– Без машины?

Девушка, казалось, смутилась. Тогда заговорила другая, стоявшая рядом с Римо:

– Они решили размяться и пройтись. Сказали, что по дороге их подберут друзья. – Вторая девушка прыснула. Очевидно, это показалось ей смешным.

– А-а… – произнес Римо.

– Кстати, – сказала девушка, стоявшая около доктора, – а вы кто?

– Меня зовут Римо, Римо Бломберг. – Он отчаянно пытался смотреть ей в лицо, в глаза, на что угодно, только не на ее грудь.

Но ничего не выходило, он видел только ее груди. Впрочем, он бы очень удивился, если бы ему все же удалось справиться с собой. Девушка, стоявшая рядом, подвинулась еще ближе и положила руку на спинку его стула. Теперь она почти касалась его, и каждый удар ее сердца, каждый вздох вызывали в нем нервную дрожь и учащенное сердцебиение.

– А как вас зовут? – спросил Римо.

– Извините меня, – встрепенулся доктор. – Это мои дочери. Они помогают мне в опытах. Это Джекки, а та Джил.

Римо взглянул на лицо девушки, которое почти заслоняла ее высокая грудь, и поймал взгляд ее глаз.

– Значит, Джекки и Джил, – повторил он. – Замечательно.

Девушка наклонилась к его уху и прошептала:

– А будет ли замечательно, если я сейчас схвачу вас кое за что и нажму?

– Нет. Или даже нет-нет. А может быть, и нет-нет-нет, – ответил Римо, – на ходу внося поправки в свои арифметические подсчеты.

– Они близнецы, – запоздало и без всякой надобности пояснил доктор.

Римо кивнул, затем тихо сказал девушке, стоявшей рядом:

– На самом деле вы не совсем одинаковые.

– Не совсем?

– Да. Я думаю, у вас объем груди 42, а у нее только 41,5.

– Мама всегда любила меня больше, – сказала Джил и добавила: – Никогда бы не подумала, что вы это заметите.

– Вот если бы я оказался сейчас в Сикстинской капелле, то, пожалуй, не заметил бы знаменитых фресок на потолке.

– Подумаешь, многие мужчины не заметили бы… Во всяком случае, здесь в Калифорнии. Вы знаете, какие они… Я подумала, может, вы не такой.

«Не дай морю обмануть себя», – вспомнил Римо и громко спросил:

– А что вы здесь делаете?

Этот вопрос Римо задал доктору, но ученый, повернув голову, смотрел в угол, откуда шел надоедливый стук.

Римо повторил вопрос, на этот раз уже обращаясь к девушкам:

– Чем вы здесь занимаетесь?

– Если вы можете, не затрудняя себя, встать со стула, – сказала девушка с размером бюста 41,5, стоявшая рядом с доктором, – мы покажем вам.

Так, нужно сделать глубокий вдох. Набрать побольше кислорода. Чтобы кровь отлила от низа живота и наполнила легкие и мозг. Думать только о полянах с маргаритками… о прекрасных маргаритках… На это у Римо ушла доля секунды, и вот он уже в состоянии встать, почти прямо.

Вот что значит дисциплина сознания! – подумал он. Но тут стоявшая рядом Джил положила ему руку на пояс, и Римо снова опустился на стул.

– Впрочем, почему бы вам не рассказать мне об этом, пока я сижу? Мне так удобнее. – И он неловко положил ногу на ногу.

– Не смущайтесь, – с жаром прошептала Джил ему на ухо. – Мы иногда так шутим с мужчинами. – Но ему отнюдь не стало легче от ее жаркого дыхания. И от левой груди, прижавшейся к его плечу.

– Вы просто знойная мечта любителя порнографии, – произнес Римо. – Вперед. Уступаю вам старт.

Джил отошла от Римо в дальний угол комнаты, где продолжала стучать машина. Очень осторожно, прилагая большие усилия, Римо поднялся со стула и последовал за ней. Когда он проходил мимо Джекки, та насмешливо оглядела его и пошла следом. Доктор замыкал шествие.

– Это изобрел папа. Способ, с помощью которого мы собираемся обезопасить мир от землетрясений, – начала Джил, показывая на машину, стоявшую на столе. Формой и размером она напоминала большой газовый баллон и была выкрашена в ярко-голубой цвет.

– Что это такое? – спросил Римо.

– Ну, можно назвать это водяным лазером.

– Водяной лазер? – Римо постарался припомнить тот единственный процент прочитанного им когда-то геологического пособия, который еще остался в его голове. Затем честно признался:

– Никогда не слышал ни о чем подобном.

– И не могли слышать, разумеется. Это еще на стадии эксперимента, – раздался голос Джекки из-за плеча Римо.

– Как действует этот лазер?

Джил начала объяснять:

– Вы слышали о световом лазере, который усиливает силу светового луча, умножая световые волны? Такие лазеры могут резать камень и металл. Даже алмазы. Так вот, профессор изобрел такой же аппарат, но работающий на воде. Обычно поток воды содержит волны с неизбежными гребнями и впадинами. Доктору удалось сгладить эти волны так, что поток стал постоянным и ровным, без всяких колебаний и вибраций. От этого его сила колоссально возросла. Эта машина способна фокусировать поток воды в струю, обладающую огромной мощью.

– А какое это имеет отношение к землетрясениям? – спросил Римо, на какой-то момент даже позабыв про груди Джил.

Теперь заговорил сам доктор Куэйк, своим похоронным, как будто потусторонним, голосом:

– Разлом Святого Андреаса тянется на шестьсот миль, мистер Бломберг. На каждой миле вдоль всего разлома мы пробурили отверстия и опустили туда трубы с датчиками, которые следят за температурой, давлением и другими параметрами; их показания поступают на компьютер в соседней комнате.

Располагая такими данными, мы можем своевременно установить, когда давление на одной стороне разлома становится выше, чем на другой. А это и есть та самая причина, которая вызывает землетрясение. Землетрясение – это способ, с помощью которого природа уравновешивает давление по обеим сторонам разлома.

Здесь доктор остановился, как бы сочтя свой ответ исчерпывающим.

– Понятно, – сказал Рима. – Но все же какое отношение имеет эта машина к землетрясениям?

– Ах да, водяной лазер. Ну, подключив это устройство к трубам, можно направить мощь водяной струи в недра разлома прежде, чем давление в пластах достигнет критической точки. Ее колоссальная сила может дробить скалы и вызывать умеренные подземные толчки. Но эти толчки сразу же снижают давление в земных недрах, предотвращая тем самым крупные землетрясения.

– Если это сработает, – заметил Римо, – то станет величайшим изобретением.

– А это уже работает, – произнесла Джекки, становясь рядом с доктором. – Мы знаем, что это работает. Но вы думаете, мы в состоянии убедить ваше идиотское правительство в том, что оно должно помочь нашим исследованиям? Нет, – прошипела она. – Ваше правительство скорее будет тратить миллиарды, чтобы делать бомбы и уничтожать людей в Азии. А профессор должен продолжать свою работу без денег!

– Без денег? – переспросил Римо. – Но ведь кто-то же построил это здание и платит вам зарплату.

В разговор вмешалась Джил:

– Друзья, – сказала она. – Пожертвования друзей и тех организаций, которые понимают важность нашей работы. Без них мы никогда бы не добились таких успехов.

– И как далеко вам удалось продвинуться?

– Достаточно, чтобы испытать это устройство, – ответила Джил. – Оно работает! По крайней мере, теоретически. Теперь нам предстоит усовершенствовать наш водяной лазер. Повысить его мощность и продолжительность действия. – Она похлопала по боку голубой металлической помпы. Как только она подняла руку, груди ее под тонкой тканью так и дернулись.

Джил улыбнулась Римо и спросила:

– Хотите покажу?

– В любое время, – машинально ответил он и лишь спустя мгновение сообразил, что она говорит о водяном лазере. – Конечно, хоть сейчас.

Из стоящего на столе кувшина Джил налила небольшой стакан воды.

– Имейте в виду, – сказала она, – это всего лишь экспериментальная модель, но по ней вы можете понять принцип действия всего устройства.

Она выключила мотор, и лаборатория вдруг погрузилась в тишину. Подняв верхнюю часть водяного лазера, Джил влила туда стакан воды.

– Машина работает на воде, – пояснила она.

На боку водяного лазера имелось сопло, похожее на горло газового баллона. Она стала завертывать на нем рифленую гайку.

– Вот так уменьшается сечение струи, – продолжала она свои объяснения. – Его можно регулировать.

Джил повернула лазер, направив его сопло в сторону Римо. Затем взяла со стола стальную пластинку, площадью примерно в двенадцать квадратных дюймов, и передала ему.

– Держите ее прямо перед соплом, – приказала она, – и сами держитесь крепче.

Римо стиснул в руках стальную пластинку и подставил ее к соплу лазера. В нем всего лишь стакан воды, подумал он. Ну какую мощность можно получить от одного-единственного стакана?

Джил повернула какой-то диск, и помпа начала издавать звуки, напоминающие тяжелые вздохи. Римо слышал, как внутри машины что-то закипало, темп этих звуков все убыстрялся. Было ясно, что там нарастает какая-то сила. Вдруг Римо почти сбило с ног: это из сопла водяного лазера вырвалась струя воды и ударила в стальную пластинку. Он напрягся, изо всех сил вцепившись в нее, но водяная струя, как таран, отбросила его примерно на пять футов.

Руки Римо дрожали, сопротивляясь давлению воды на пластинку, но внезапно оно прекратилось, машина снизила обороты, вновь послышался постоянный глухой стук.

Джил засмеялась, увидев выражение лица Римо.

– Я потрясен, – произнес он.

– Весь секрет – в отсутствии волновой структуры в водяном потоке, – сказала Джил. – В нем нет никаких волн, одна ровная, постоянная сила. Если направить этот поток воды через крошечное отверстие, то такая струя сможет резать металл. А если использовать отверстие с более широким сечением, то такой поток будет все сметать на своем пути. Вы только что видели, как мы использовали один-единственный стакан воды. А полный водяной лазер содержит пять галлонов.

Джил повернула диск, и машина стала стучать медленнее.

– Сейчас мы испытываем это устройство на продолжительность действия, – сказала она.

– Эта машина у вас единственная? – спросил Римо.

Джил помедлила.

– Да, только одна. А что?

– Я думаю, кто-то, должно быть, украл чертежи этого устройства. Вы знаете, что есть люди, которые могут вызывать землетрясения? Они пытаются шантажировать жителей этого района, требуя с них деньги за то, чтобы избежать этого бедствия.

– Но они не могли использовать это устройство. Оно слишком мало. Это всего лишь опытный образец, – добавила Джил. – А что касается чертежей, то у нас их просто нет. Мы строим водяные лазеры из разных подсобных материалов, импровизируя по ходу дела. К тому же, разве найдется такой сумасшедший, который пойдет на то, чтобы вызвать землетрясение?

– Да, разве найдется такой? – фыркнула позади Римо Джекки.

– Если в деле замешаны большие деньги, – сказал Римо, – всегда найдется какой-нибудь тип, готовый на все, что угодно. Именно поэтому ваши друзья мафиози побывали здесь сегодня. Они пытаются взять это дело в свои руки.

– Вы что, сыщик, Римо? – вдруг спросила Джил. – Что-то вы слишком всем интересуетесь.

– Сыщик? Нет уж, увольте. Я всего лишь хозяин универсального магазина и этим зарабатываю себе на жизнь. Но я не смогу этого делать, если буду платить всяким шантажистам.

Доктор Куэйк отошел в сторону и, сев за стол, начал просматривать стопку бумаг.

– Послушайте, – сказал девушкам Римо, понизив голос. – Мне кажется, пока это дело не прояснится, вам нужно установить здесь охрану или что-нибудь в этом роде. Мафиози могут появиться снова.

– А я думаю, что все это глупости, – откликнулась Джил. – Кстати, что случилось с теми двумя мужчинами, которые здесь остались? Что вы им сказали? Мы видели, как они на большой скорости удирали отсюда.

– Удирал только один. Второй лежит мертвый в вашей кухне.

– Мертвый?

– Да.

Джил хотела было сказать что-то, но остановилась. Повернувшись, чтобы уйти, она бросила:

– Если у вас, Римо, нет больше вопросов, мы займемся работой.

– Конечно, – согласился Римо. – Мы еще поговорим. Почему бы вам как-нибудь не заехать ко мне и не поплескаться в бассейне?

– Может, и заедем, – сказала Джил.

– Обязательно заедем, – пообещала Джекки.


Содержание:
 0  Доктор Куэйк : Ричард Сэпир  1  Глава вторая : Ричард Сэпир
 2  Глава третья : Ричард Сэпир  3  Глава четвертая : Ричард Сэпир
 4  Глава пятая : Ричард Сэпир  5  Глава шестая : Ричард Сэпир
 6  Глава седьмая : Ричард Сэпир  7  Глава восьмая : Ричард Сэпир
 8  Глава девятая : Ричард Сэпир  9  Глава десятая : Ричард Сэпир
 10  Глава одиннадцатая : Ричард Сэпир  11  Глава двенадцатая : Ричард Сэпир
 12  Глава тринадцатая : Ричард Сэпир  13  Глава четырнадцатая : Ричард Сэпир
 14  Глава пятнадцатая : Ричард Сэпир  15  Глава шестнадцатая : Ричард Сэпир
 16  вы читаете: Глава семнадцатая : Ричард Сэпир  17  Глава восемнадцатая : Ричард Сэпир
 18  Глава двадцатая : Ричард Сэпир  19  Глава двадцать первая : Ричард Сэпир
 20  Глава двадцать вторая : Ричард Сэпир  21  Глава двадцать третья : Ричард Сэпир
 22  Глава двадцать четвертая : Ричард Сэпир  23  Глава двадцать пятая : Ричард Сэпир
 24  Глава двадцать шестая : Ричард Сэпир    



 




sitemap