Детективы и Триллеры : Триллер : Глава двадцать третья : Ричард Сэпир

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава двадцать третья

– Здесь все, шериф. Полтора миллиона.

Вейд Уайт стоял в гостиной Римо. Взгляд его маленьких глаз из-под широких полей шляпы так и вонзился в коричневый кожаный саквояж, наполненный пачками денег.

– Купюры мелкие, старые, с номерами не по порядку, – сказал Римо. – Куда вы собираетесь их доставить?

– Я должен оставить их сегодня вечером на шоссе номер семнадцать в указанном месте, – ответил Уайт.

– Что за место?

– Извините, Бломберг, но этого я не могу вам сказать. Если за мной будут следить, сделка сорвется. А вы понимаете, что за этим последует.

– Да, могу представить, – произнес Римо. Он только что вышел из бассейна, чтобы встретить Уайта, и потому был в белых плавках. – Ну что же, удачи вам, шериф. И послушайте, если вам придет в голову идея, кто бы это мог быть, я знаю кое-кого в Вашингтоне, кто очень хотел бы получить такую информацию.

– Попытаюсь. Можете на меня рассчитывать, – ответил Уайт, выдвигая подбородок, чтобы придать лицу уверенное выражение. Затем он взял саквояж и вышел. Пока он шел к своей патрульной машине, Римо провожал его взглядом.

Так, с Уайтом пока все, по крайней мере, до наступления темноты. Утром, разговаривая с Уайтом по телефону, Римо намеренно сказал, что может получить деньги только во второй половине дня, но тот не проявил никакого беспокойства. Значит, Уайт должен передать их по назначению не раньше вечера. Вот тогда Римо и возьмет его под наблюдение.

Пройдя через раздвижные стеклянные двери столовой, Римо вернулся во дворик с бассейном. По пути он услышал, что по телевизору в комнате Чиуна идет очередная передача из бесконечной серии о докторе Лоуренсе Уолтерсе, враче-психиатре. Вот она, слабость Чиуна – безнадежная привязанность к телевизионным «мыльным операм».

Кстати, что сказал этот Уолтерс насчет Калифорнии? Римо задумался, лежа около бассейна. Кажется, он сказал, что это место, куда стремятся все неудачники мира. При этом они рассуждают так: коль скоро им все равно не улыбается счастье, так лучше жить здесь, чем в любом другом месте, – по крайней мере, в тепле.

А что, пожалуй, с этим можно согласиться, подумал Римо, чувствуя как калифорнийское солнце прогревает его до костей. А какие здесь люди! Вейд Уайт, доктор Куэйк, его дочери-близняшки, Карпвелл, мафиози… Он должен написать об этом книгу! Об интересных людях, с которыми его свела судьба. И о людях, которых ему пришлось убить… Сколько их на сегодняшний день? Он давно перестал вести им счет. В любом случае, уже несколько сотен. А ведь когда-то был только один… Но убийство даже тысячи людей всегда начинается со смерти одного человека. Да, он обязательно должен написать такую книгу. Смиту понравится эта идея. Нужно пообещать ему часть гонорара. Тогда она понравится ему еще больше…

Римо почувствовал, что начинает дремать. И вдруг ощутил чье-то присутствие.

Он повернулся и в одно мгновение оказался на ногах, стоя на носках, с согнутыми в локтях руками.

Перед ним были Джил и Джекки, одетые в тонкие желтые платья. Они жадно ощупывали его глазами, и Римо вдруг показалось, что он голый.

– Скажите пожалуйста, какой нервный, – оценила его стойку та, что стояла слева. Римо тщательно сравнил ее бюст с тем, что был у ее сестры, и определил, что это была Джил. У нее бюст был больше.

– А какое сложение! – добавила Джекки. Римо понял, что, стоя передними в боевой стойке на носках, он выглядит круглым идиотом. И мягко опустился на ступни.

– Если уж говорить о сложении, – сказал он, – то как насчет ваших прелестей? Они кажутся нарушением естественного равновесия.

– А мы приветствуем всяческие нарушения, – отбрила Джил.

– Я надеюсь, управляемые? – спросил Римо.

– А других и не бывает, – ответила Джил. – Скажите-ка лучше, это все, на что вы способны? Лежать на боку у бассейна? Разве вы не плаваете?

– Иногда.

– Мы пришли поблагодарить вас. Правда, большое спасибо за помощь, которую вы оказали вчера профессору.

– Рад был помочь, – Римо изо всех сил старался не отводить глаз от лиц девушек.

– Ну, раз мы уже здесь, вы не собираетесь пригласить нас искупаться?

Девицы вызывали в нем прежнее чувство, поэтому Римо пришлось сесть на край доски для прыжков в воду.

– Конечно, будьте как дома, – сказал он.

Они хихикнули, глядя на его неудобное положение. Затем движением, которое доступно только женщинам и шимпанзе, они закинули руки за спину и расстегнули молнии на платьях.

Медленно, потряхивая руками, они высвободили их из коротких рукавов. Платья мягко упали на залитые солнечным светом плитки. Затем они сбросили сандалии и остались перед Римо совершенно нагими; солнце голубыми бликами отсвечивало в их иссиня-черных волосах, кремово-белая кожа, казалось, никогда не знала солнца. У них были пышные бедра и длинные полные ноги. Тонкие талии и изумительные груди, высокие и плотные. Римо захотелось вскочить и закричать от восхищения. Но он не мог себе этого позволить.

О таких девицах мужчины мечтают редко, подумал Римо. Конечно, любой мужчина жаждет иметь женщину, но женщину из плоти и крови, которой можно овладеть, взять над ней верх, подчинить своей воле. Девушки-близнецы, стоявшие перед ним, были настолько зрелыми и чувственными, что сами легко брали верх над мужчинами. Нормальный мужчина должен отступить перед такими, сознавая, что его вожделение всегда останется неудовлетворенным. Каким бы сильным оно ни было, их сексуальный пыл и необузданная чувственность сожгут его без остатка.

Такие чувства испытывал бы всякий обычный мужчина. Но Римо не был обычным мужчиной, и он ощутил, как в нем поднимается такое желание, какого он никогда прежде не испытывал.

– Мы вас смущаем? – спросила Джил.

– Нисколько, я обожаю раскрепощенных женщин.

Джил взяла в ладони свои груди.

– Ну и отлично. Нам нравится быть раскрепощенными.

Они подошли к Римо и сели с ним рядом на доску для прыжков в воду, по обе стороны от него, положили руки ему на бедра. Джекки закинула руку ему за голову, притянула к себе и поцеловала долгим поцелуем.

Он почувствовал, как их руки стаскивают с него плавки, которые сперва очутились у него на лодыжках, а потом были совсем сдернуты с ног. Джекки все еще впивалась ему в губы, ее язык скользил у него во рту, и возникло ощущение, будто она высасывает из него легкие. Затем его поставили на ноги и руки их заскользили по его телу, дергая, поглаживая и растирая кожу. При каждом движении он чувствовал, как их груди трутся о его тело, – мягкие и нежные, вздрагивающие от каждого прикосновения к его коже.

Затем он перестал ощущать под собой пол, и три сплетенных тела оказались в воде. Римо почувствовал, как умело они обращаются с его телом, и он соединился с Джекки под водой. Они вынырнули на поверхность, чтобы глотнуть воздуха. Джил нырнула и оседлала Римо. Ее лицо, язык, губы терлись о его тело. Римо погрузил руку в ее лоно и стал ритмично ласкать его в воде, плещущейся о кафель бассейна.

Он почувствовал, как тело Джил содрогнулось, сбрасывая охватившее его напряжение, Джекки оторвала от него рот и, изогнувшись, крикнула:

– Продолжай, не останавливайся!

Римо подтащил их к лесенке из бассейна, ухватив одну и подтягивая другую кончиками пальцев. Наконец, ему удалось поднять их по лесенке и подняться самому во всем блеске своего мужского начала.

– Пошли в дом, – хрипло потребовал он.

– Сейчас мы тебя сделаем, Римо. Сделаем, сделаем… – проговорила Джил.

Втроем они направились к стеклянным дверям, ведущим в спальню Римо. Тут во дворик вышел Чиун. Римо внезапно почувствовал смущение и загородился телом Джил.

Чиун с неприязнью взглянул на девиц и с явным отвращением на Римо.

– А ты очень симпатичный, – сказала Джекки Чиуну и шагнула ему навстречу. – Пошли с нами.

Он молча смотрел на нее.

– Давай займемся этим вчетвером, – вновь повторила Джекки.

Римо отвернулся и вошел в дом вслед за Джил.

Чиун продолжал холодно смотреть на Джекки.

– Я не занимаюсь этим на людях, – твердо сказал он.

– Стесняешься?

– Нет. Я культурный человек. Только коровы и быки совокупляются на глазах у всех.

– И свободные женщины тоже, – сказала она, опускаясь перед ним на колени и предлагая ему свои груди. – Ну, давай. Попробуй. Ты никогда не забудешь этого.

– От своей последней женщины я избавился двенадцать лет назад, – произнес Чиун. – И больше в женщинах не нуждаюсь. Иди с ним. Он полностью удовлетворит все ваши желания. Он мужчина как раз вашего типа.

Чиун повернулся и с тяжелым вздохом вошел в дом. Бедный Римо. Он так навсегда и останется американцем. Всегда будет любить молодых телок. Ему бы стать фермером и разводить скот.

Джекки поднялась с колен и последовала в спальню за Римо и Джил. Они уже переплелись на кровати, и Джекки не оставалось ничего другого, как встать около кровати и гладить кончиками пальцев их кожу. Затем она прилегла рядом. Джил уже опять содрогалась, и Римо почувствовал, как Джекки оттаскивает его от сестры.

Они были ненасытны. Это походило на половой акт с осьминогом, алчущим высосать все ваши внутренности, выпить вас до дна, превратить в дряхлого старца за час нескончаемого торжества плоти.

Чиун в это время в своей комнате смотрел видеокассету «Пока Земля вертится». Потом он посмотрел другую кассету – «Проблеск зари». После этого встал и выключил телевизор.

Только тогда, наконец, он услышал за спиной шаги.

Чиун обернулся и увидел Римо.

Тот стоял. Застегивая черную рубашку с короткими рукавами. На нем были черные широкие штаны и черные спортивные тапочки.

– Ну, папочка, ты готов? – спросил он.

– Я-то всегда готов. А как эти, молодые, да ранние?

– Отдыхают, – ответил Римо.

Выходя из дома, Римо увидел перед дверью стоявший за его красным автомобилем «фольксваген», на котором приехали сестры. На заднем сиденье микроавтобуса лежал ярко-голубой водяной лазер. Глупые девки. Они, видно, так боятся за него, что всюду таскают с собой.

И конечно, двери машины незаперты. Римо увидел оставленный в машине ключ зажигания и, вытянув связку за колечко, запер все дверцы.

– Подожди минутку, Чиун, – сказал он и, войдя обратно в дом, открыл дверь в спальню.

Джекки и Джил лежали на кровати почти в бессознательном состоянии, полностью опустошенные, с улыбкой экстаза, застывшей на их лицах.

Римо швырнул ключи на кровать. Они упали прямо на груди Джил, и те, колыхнувшись, ответили легкой дрожью. Ощущение это вызвало у нее во сне улыбку.

Римо тихо закрыл за собой дверь. Пусть спят. Они это заслужили.

Тихонько насвистывая, он торопливо вышел из дома и сел в машину, где на переднем сиденье его уже ждал Чиун. Римо так спешил, что не заметил человека, следившего за ним из черного «кадиллака», стоявшего через дорогу. Человек этот чистил ногти шилом.


Содержание:
 0  Доктор Куэйк : Ричард Сэпир  1  Глава вторая : Ричард Сэпир
 2  Глава третья : Ричард Сэпир  3  Глава четвертая : Ричард Сэпир
 4  Глава пятая : Ричард Сэпир  5  Глава шестая : Ричард Сэпир
 6  Глава седьмая : Ричард Сэпир  7  Глава восьмая : Ричард Сэпир
 8  Глава девятая : Ричард Сэпир  9  Глава десятая : Ричард Сэпир
 10  Глава одиннадцатая : Ричард Сэпир  11  Глава двенадцатая : Ричард Сэпир
 12  Глава тринадцатая : Ричард Сэпир  13  Глава четырнадцатая : Ричард Сэпир
 14  Глава пятнадцатая : Ричард Сэпир  15  Глава шестнадцатая : Ричард Сэпир
 16  Глава семнадцатая : Ричард Сэпир  17  Глава восемнадцатая : Ричард Сэпир
 18  Глава двадцатая : Ричард Сэпир  19  Глава двадцать первая : Ричард Сэпир
 20  Глава двадцать вторая : Ричард Сэпир  21  вы читаете: Глава двадцать третья : Ричард Сэпир
 22  Глава двадцать четвертая : Ричард Сэпир  23  Глава двадцать пятая : Ричард Сэпир
 24  Глава двадцать шестая : Ричард Сэпир    



 




sitemap