Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА 25 : Аманда Скотт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




ГЛАВА 25

Колледж Бидз, Кембридж, Англия

Канун Рождества 1588 года


Лишь эхо ударов ночного колокола нарушало тишину на совершенно темных улицах Кембриджа.

Снегопад ослабел, адский ветер стихал. Молодая луна упала за край земли, оставив лишь далекие звезды, которые тщетно пытались разогнать мрак.

Однако на сей раз Седрику Оуэну не требовалось зрение, чтобы определить, куда идти. Его вели инстинкт и воспоминания, а когда и они перестали помогать, он вытянул перед собой обе руки, следуя за Барнабасом Тайтом по дороге от Магдален-стрит и вдоль реки к Мидсаммер-Коммон.

Костяшки его пальцев задели дерево, и он свернул налево, под арку геометрического моста Джона Ди. По тому, как изменился хруст снега под ногами и потеплело у него на сердце, Седрик Оуэн понял, что пришел домой.

Он сжал руку старого наставника. Тайт не был бесстрашным человеком по своим инстинктам; его мужество было другого происхождения, он продолжал действовать, несмотря на охвативший все его существо ужас.

– Мы будем ждать здесь, – сказал Оуэн. – Пока ты в безопасности. Держись подальше от схватки, и с тобой ничего не случится.

– А если уловка с факелами не сработает? – спросил Тайт дрогнувшим голосом.

– В Слюисе у нас получилось, – ответил Оуэн. – Сработает и здесь. Люди сражаются намного хуже, когда не знают, сколько у них противников. Темнота наш союзник и их враг.

– У него трое охранников, да и сам он фехтует не хуже любого из них. Возможно, даже лучше.

– А в Реймсе их было шестеро. Все они мертвы. Если и можно верить чему-нибудь в нашем мире, так это быстроте клинка Фернандеса.

– Ты не будешь сражаться?

– Мне не потребуется.

Оуэн постарался, чтобы его голос прозвучал уверенно. Он наблюдал, как Тайт набрался мужества и шагнул в темноту ночи. Пламя факела, который нес старик, медленно продвигалось к воротам колледжа и вскоре исчезло внутри.

В холодной рождественской ночи остались двое мужчин. Вытянув руку, Оуэн ощутил на ладони знакомый бархат темно-желтого камзола де Агилара. Он услышал скрип железа по смазанной жиром коже и в свете звезд разглядел слабое свечение полированного клинка.

– Тридцать лет приготовлений, чтобы добиться успеха сейчас, – тихо сказал де Агилар. – Теперь кажется, что времени прошло не так уж и много.

Его дыхание стало глубоким, напряжение, которое он ощущал в доме Барнабаса Тайта, исчезло.

– Оно было долгим, – заметил Оуэн. – Живой камень подарил нам три десятилетия. Остается лишь выяснить, способны ли мы выполнить поставленные перед нами задачи, ведь если мы потерпим неудачу, все окажется напрасным.

– Ничего еще не определено, друг мой. – Оуэн почувствовал, что испанец на него смотрит. – В Слюисе было всего пять человек, и двое из них настолько пьяны, что едва держались на ногах. Мейплторп запрещает пить своим людям. Наше положение здесь намного сложнее.

– Я знаю. Но Тайта следовало подбодрить. У тебя и у меня есть все, чтобы добиться успеха.


Они ждали, как люди, умеющие терпеть и способные переносить холод.

Голубой камень негромко пел. И перед тем как появился свет, его напев изменился.

Из домика привратника колледжа не доносилось ни звука, но маленькая боковая дверь распахнулась, и появилось сразу три факела.

– Только три. Мейплторп не пришел, – прошипел де Агилар.

– Он придет. Я знал его, когда был студентом. Уже в те времена он травил медведей для развлечения. И сейчас не упустит шанс поучаствовать в убийстве. Подожди, и ты увидишь, он обязательно появится.

Они ждали. Факелы, выстроившись в линию, приближались. В определенный момент, когда песня голубого живого камня вновь изменилась, свет вспыхнул, дверь в домик привратника распахнулась, и двое мужчин вышли в темноту. Дверь тут же закрылась.

– Пора, – сказал Оуэн.

Де Агилар высек искру, чтобы зажечь сначала один факел, а от него и два остальных. Они с Оуэном вышли из-под деревьев, которые росли у реки, и двигались вдоль берега боком, чтобы создавалось впечатление, будто трое людей один за другим перешли маленький мостик и оказались на территории колледжа.

Подойдя к двери привратницкого домика, Оуэн выругался с шотландским акцентом и погасил свой факел. Затем уже другим голосом, без малейшего акцента, спросил:

– Проклятье! Неужели ты не мог выбрать факел получше в такую ночь?

– Давай потише. О работе мастера лучше помалкивать. – За тридцать лет де Агилар овладел английским, как родным языком. На борту шхуны голландского контрабандиста он довел до совершенства шотландское протяжное произношение и гнусавость при выговаривании гласных. Перейдя именно на такую речь, он добавил: – Думаю, стоит погасить факел, нам потребуется не больше одного, ведь мы охотимся на однорукого человека и щеголя.

– Вам не потребуется и одного, поскольку у нас есть три. – Из домика донесся властный голос, который не мог принадлежать привратнику.

Роберт Мейплторп вышел на затоптанный снег у ворот колледжа. В тусклом свете сверкнула сталь его клинка, привлекая к себе взгляд Оуэна. Лишь через мгновение Оуэн посмотрел на небритое лицо ректора Бидза.

За ним появились трое мужчин, каждый держал высоко поднятый факел. Все факелы были превосходного качества, так что смола не могла попасть на их хозяина. В другой руке каждый из них небрежно сжимал обернутую шерстью дубинку из железного дерева, чтобы избивать людей и ломать им руки и ноги.

Барнабас Тайт остался стоять в дверном проеме, слегка наклонившись влево, чтобы облегчить нагрузку на больное колено. Через головы Мейплторпа и трех его головорезов он громко сказал:

– Это ты, Джозеф?

– Угу, – ответил Седрик Оуэн и смачно сплюнул в снег. – К вашим услугам, мастер Тайт Мы пришли по вашей просьбе и привели всех, кого сумели найти. Ваши враги остались у вас в комнатах, пользуются вашим гостеприимством.

Он сунул свой факел в снег, и темнота тут же его поглотила; благодаря случаю, удаче или умению он и де Агилар стояли в стороне от полукруга света, падающего от факелов людей Мейплторпа.

Де Агилар выругался, сделал вид, что споткнулся, и шагнул в сторону.

– Да ты пьян! – прошипел Мейплторп с такой злобой, что рядом с ним его люди показались кроткими, как молочницы.

– Не-ет, магистр.

Де Агилар продолжал стоять, слегка пошатываясь, на границе света и тени. Подняв руку, он отступил еще на пару шагов, явно охваченный ужасом. Создавалось впечатление, что он не вооружен.

На лицах троих мужчин, стоящих за спиной Мейплторпа, появились понимающие улыбки, когда их господин поднял свой меч. Он был в хорошей форме. В два шага он оказался вне круга света факелов, а еще через мгновение превратился в серо-серебристую тень, как и человек, которого он преследовал.

– Стой! Я не потерплю, чтобы мои люди пили, даже в канун Рождества Господа нашего.

Мейплторп говорил без малейшей иронии. Трое его слуг закатили глаза. Из темноты послышался хриплый голос Седрика Оуэна:

– Сэр, разве мы не хотим схватить испанца? Вы же не желаете смерти вашим верным слугам?

– Я не стану его убивать, а только… преподам… небольшой урок.

Его слова дважды прерывались свистом клинка, рассекающего воздух.

После второго удара послышался глухой стон, а потом пронзительный предсмертный крик. И глухой удар падающего тела. Ни один из присутствующих не был столь наивен, чтобы поверить, что несчастный получил урок – если не считать урока, который извлекает каждый, когда предстает перед Создателем.

– Жаль, но урок он получил, – послышался голос Мейплторпа. Из темноты появилась его массивная фигура, за спиной развевался плащ. – И зачем нам весь этот фейерверк? Неужели мы не доберемся до дома Тайта в свете звезд?

Трое головорезов быстро затушили факелы. Человек, которого они принимали за Мейплторпа, подошел к ближайшему из них – тот успел заметить, что его противник сражается левой рукой, но клинок уже пробил его кожаный жилет и грудину и вошел в сердце.

Он упал на спину, захлебываясь кровью. Из двух его товарищей только один успел с проклятием прыгнуть вперед.

Барнабас Тайт, проявив неожиданное мужество, ударил другого ножом в спину и сделал ему подсечку, так что тот упал лицом в снег.

В результате на ногах остался только третий из мастифов Мейплторпа.

Его совершенно не тревожило, что он оказался в окружении врагов. Сообразив, что главная опасность исходит от де Агилара, он двинулся в его сторону. Тяжело дыша, он сделал обманное движение невооруженной рукой и тут же нанес сильнейший удар дубинкой.

Дубинка ударила по мечу – и клинок сломался. После мгновенного замешательства де Агилар нырнул в сторону, перекатился по земле и вскочил на ноги, одновременно одной своей рукой срывая с плеч плащ и сворачивая его для защиты. Он легко двигался по снегу, ловко уворачиваясь от тяжелых ударов дубинки. После полудюжины неудачных попыток достать де Агилара его противник выругался и вытащил кинжал, сверкнувший серебром в звездном свете.

Теперь его атак стало труднее избегать. Несмотря на большой вес, он двигался проворно. Да и освещение ему помогало. Звездный свет был совсем тусклым, но привычным для того, кто дружит с ночью. К тому же он гораздо чаще дрался на снегу. И у него были кинжал и дубинка, а однорукий де Агилар лишился своего оружия, у него остался лишь свернутый плащ.

События развивались стремительно. Головорез сделал три быстрых шага и вонзил кинжал в бедро де Агилара, одновременно ударив его по голове дубинкой. Оуэн видел, как испанец распростерся на снегу.

Человек с дубинкой шагнул вперед, чтобы его прикончить.

– Нет!

Много лет назад Седрик Оуэн обещал Фернандесу де Агилару, что никогда не будет обнажать свой меч в гневе. Когда иезуиты устроили резню в Заме, которая привела к гибели Наджакмал, в Реймсе, в Слюисе, в порту Харвича, где их едва не захватили агенты Уолсингема, он пользовался ножом, или дубинкой, или – в Заме – голландским мушкетом, предоставляя испанцу использовать свою поразительную быстроту владения клинком. Он столько раз видел, как его друг наносит удары из темноты, нападая на превосходящие силы врага и оставаясь невредимым, что начал верить в неуязвимость друга.

И все же однажды ночью в Севилье он использовал свой клинок для защиты де Агилара. Сейчас у него не было меча, а от ножа было мало толку, но у его ног валялась дубинка убитого головореза. Он поднял ее и побежал по снегу, предоставив тяжелому дереву сделать всю работу.

Нет, он не опоздал. Так думал Оуэн, оценивая расстояние до врага; он не опоздал, и однажды ему уже удалось использовать оружие для спасения де Агилара.

Он думал об этом, когда человек с дубинкой нанес удар. Первый раз противник попал ему по ребрам, и Оуэн почувствовал, как несколько из них сломались. Пока он пытался оценить серьезность повреждений, второй удар пришелся ему по голове, такой сильный, что Оуэн упал.

Падение длилось очень долго, и Седрик Оуэн еще успел услышать, как Барнабас Тайт выкрикнул его имя, и вообразил, что видит, как его старый наставник, припадая на одну ногу, устремляется к нему и вонзает кинжал в спину его врага – точнее, убийцы, поскольку Оуэн уже не сомневался, что умирает.

И прежде чем снег принял его в свои объятия, он успел подумать, что скоро встретит Наджакмал и она узнает, что он потерпел поражение.


Содержание:
 0  Код Майя: 2012 The Crystal Skull : Аманда Скотт  1  ПРОЛОГ : Аманда Скотт
 2  ГЛАВА 1 : Аманда Скотт  3  ГЛАВА 2 : Аманда Скотт
 4  ГЛАВА 3 : Аманда Скотт  5  ГЛАВА 4 : Аманда Скотт
 6  ГЛАВА 5 : Аманда Скотт  7  ГЛАВА 6 : Аманда Скотт
 8  ГЛАВА 7 : Аманда Скотт  9  ГЛАВА 8 : Аманда Скотт
 10  ГЛАВА 9 : Аманда Скотт  11  ГЛАВА 10 : Аманда Скотт
 12  ГЛАВА 11 : Аманда Скотт  13  ГЛАВА 12 : Аманда Скотт
 14  ГЛАВА 13 : Аманда Скотт  15  ГЛАВА 14 : Аманда Скотт
 16  ГЛАВА 15 : Аманда Скотт  17  ГЛАВА 16 : Аманда Скотт
 18  ГЛАВА 17 : Аманда Скотт  19  ГЛАВА 18 : Аманда Скотт
 20  ГЛАВА 19 : Аманда Скотт  21  ГЛАВА 20 : Аманда Скотт
 22  ГЛАВА 21 : Аманда Скотт  23  ГЛАВА 22 : Аманда Скотт
 24  ГЛАВА 23 : Аманда Скотт  25  ГЛАВА 24 : Аманда Скотт
 26  вы читаете: ГЛАВА 25 : Аманда Скотт  27  ГЛАВА 26 : Аманда Скотт
 28  ГЛАВА 21 : Аманда Скотт  29  ГЛАВА 28 : Аманда Скотт
 30  ГЛАВА 29 : Аманда Скотт  31  ГЛАВА 30 : Аманда Скотт
 32  ГЛАВА 31 : Аманда Скотт  33  ГЛАВА 32 : Аманда Скотт
 34  ГЛАВА 33 : Аманда Скотт  35  ГЛАВА 34 : Аманда Скотт
 36  ЭПИЛОГ : Аманда Скотт  37  ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА : Аманда Скотт
 38  Использовалась литература : Код Майя: 2012 The Crystal Skull    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap