Детективы и Триллеры : Триллер : Двести двадцать километров к востоку от Москвы : Том Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Двести двадцать километров к востоку от Москвы

13 июля

Лев распластался на полу, просунув руку в маленькую дыру, которую заключенные использовали вместо туалета. Обломком стального прута он пытался подцепить гвозди, которыми крепились доски к нижней части вагона. Снаружи подобраться к гвоздям было невозможно: они все были забиты снизу. И единственной точкой доступа стало отверстие размерами чуть шире его запястья. Лев снял с убитого главаря рубашку и, как мог, расчистил пространство вокруг дыры. Впрочем, толку от этого было мало. Чтобы дотянуться рукой до гвоздей, ему пришлось лечь лицом на пропитанные мочой и испражнениями доски пола. От омерзительного запаха его тошнило, пока он на ощупь пытался поддеть гвозди. Острые щепки впивались ему в пальцы. Раиса предложила свою помощь, сказав, что сделает эту работу сама, поскольку ее кисти и запястья были тоньше. Зато руки у Льва были длиннее и, вытянув их, он как раз мог достать шляпки трех гвоздей.

Замотав нижнюю часть лица и нос тряпкой, чтобы хоть как-то спастись от вони, он старался вытащить третий и последний гвоздь, царапая и ковыряя дерево, выдалбливая вокруг шляпки ямку, чтобы подцепить ее кончиком стального прута. На то, чтобы вытащить два первых гвоздя, у него ушло много времени, потому что работу приходилось прерывать всякий раз, когда кому-либо из заключенных хотелось в туалет.

Выдрать последний гвоздь оказалось труднее всего. Отчасти это объяснялось усталостью — было уже поздно, час или два ночи, — но не только. Лев дотянулся кончиками пальцев до шляпки, но та упорно не хотела вылезать из лунки. Наверное, гвоздь вошел криво, потому что его забили под углом, и от ударов молотка он изогнулся. Льву придется углубить лунку, не исключено, что насквозь, до самого кончика. С такими темпами ему понадобится еще час. При мысли об этом он ощутил, как на него навалилась усталость. Пальцы у него кровоточили, рука ныла, а ноздри забивал отвратительный запах. Внезапно вагон качнулся, его швырнуло набок, и Лев выпустил из рук стальной стержень, который с лязгом упал на шпалы внизу.

Лев вытащил руку из отверстия. Рядом сидела Раиса.

— Готово?

— Я уронил его. Я уронил прут.

Из-за собственной глупости он лишился своего последнего инструмента.

Увидев окровавленные пальцы мужа, Раиса ухватилась за конец доски и попыталась приподнять ее. Тот немного отошел, но недостаточно даже для того, чтобы подсунуть под него руку и попробовать оторвать от пола. Лев вытер руки о штаны и принялся оглядываться по сторонам в поисках того, что можно было бы использовать в качестве гвоздодера.

— Мне придется процарапать доску на всю глубину, чтобы добраться до кончика последнего гвоздя.

Раиса видела, как тщательно обыскивали всех заключенных, прежде чем те поднимались в вагон. Она сомневалась, что у кого-нибудь отыщутся металлические приспособления. Пока она обдумывала новую и неожиданную проблему, взгляд ее упал на валявшееся неподалеку мертвое тело. Мужчина лежал на спине, открыв рот. Она повернулась к мужу.

— Какой длины и насколько острым должен быть инструмент?

— Я почти закончил. Сгодится что угодно, лишь бы оно было тверже кончиков моих пальцев.

Раиса встала и подошла к трупу человека, который пытался изнасиловать ее и убить. Не испытывая ни негодования, ни удовлетворения, морщась от отвращения, она повернула челюсть главаря так, что та задралась кверху. Она занесла ногу, держа ее прямо над его челюстью, а потом заколебалась и огляделась. Все смотрели на нее. Она зажмурилась и ударила каблуком по передним зубам.

Лев подполз к ней, сунул руку в рот трупа и вытащил оттуда зуб, резец, по-прежнему торчащий из обломка окровавленной десны. Это был, конечно, не идеальный, но вполне подходящий инструмент для того, чтобы углубить начатую лунку. Он вернулся к дыре и вновь лег на живот. Зажав в пальцах зуб, он просунул вниз руку, нащупал оставшийся гвоздь и принялся выгрызать дерево вокруг него, отламывая щепки.

Вскоре гвоздь обнажился на всю длину. Зажав зуб в ладони на тот случай, если понадобится углубить лунку еще немного, Лев подцепил шляпку кончиками пальцев. Но они кровоточили и соскальзывали, так что он не мог крепко ухватиться за нее. Он вытащил руку, тщательно вытер ее о штаны, обернул куском материи, оторванным от рубашки, и предпринял новую попытку. Стараясь сохранить хладнокровие, он ухватился за шляпку и стал раскачивать гвоздь, понемногу вытаскивая его из доски. Готово — последний гвоздь оказался у него в руке. Он ощупал доску, чтобы убедиться, что ничего не пропустил. Гвоздей больше не осталось. Потом он сел и вытащил руку из отверстия.

Раиса просунула обе руки в дыру и ухватилась за доску. Лев пришел ей на помощь. Предстояло на практике убедиться, что путь открыт. Верхний конец доски приподнялся, но нижний остался на месте. Лев вцепился в край доски и приподнял его так высоко, как только мог. Под полом вагона он увидел убегающие назад шпалы. Их план сработал. Там, где раньше была доска, теперь зияла щель примерно тридцати сантиметров в ширину и немногим больше метра в длину. Ее размеры едва позволяли человеку протиснуться в нее, но тем не менее этого было достаточно.

Если ему помогут другие заключенные, доску можно будет сломать. Но, боясь, что шум привлечет внимание охраны, они отказались от этой идеи. Лев повернулся к остальным.

— Мне нужно, чтобы кто-нибудь подержал доску, пока мы пролезем в щель и прыгнем на шпалы.

Добровольцы нашлись незамедлительно. Несколько человек подошли к нему и взялись за край доски, держа ее на весу. Лев внимательно оглядел представшую его взгляду щель. После того как они протиснутся в нее, им останется только упасть вниз, прямо под поезд. Расстояние от низа вагона до земли составляло чуть больше метра, может, около полутора. Поезд шел медленно, но скорость его все-таки оставалась достаточной, чтобы падение превратилось в опасный трюк. Однако тянуть и ждать дольше они не могли. Придется бежать прямо сейчас, пока поезд движется и пока не закончилась ночь, потому что, когда поезд остановится на рассвете, их непременно увидят охранники.

Раиса взяла руки Льва в свои.

— Я полезу первой.

Лев отрицательно покачал головой. Он видел чертежи этих арестантских вагонов. Им предстояло преодолеть еще одно препятствие — последнюю ловушку для заключенных, предпринявших именно такую попытку побега.

— В хвосте поезда, под полом последнего вагона, прикреплены крючья, свисающие почти до самой земли. Если прямо сейчас мы спрыгнем на землю, затаимся и станем ждать, то, когда над нами пройдет последний вагон, крючья зацепят нас и потащат за собой.

— А нельзя их избежать? Откатиться в сторону?

— Их там сотни, они висят на проволоке. Нет, ускользнуть от них не получится. Мы непременно запутаемся в них.

— Тогда что же нам делать? Мы же не можем ждать, пока поезд остановится.

Лев осмотрел два мертвых тела. Раиса встала рядом с ним, явно недоумевая насчет того, что он собирается делать. Он пояснил:

— Когда ты спрыгнешь на землю, я сброшу вслед за тобой один из этих трупов. Будем надеяться, что он упадет где-нибудь неподалеку от тебя. Но, где бы он ни свалился, ползи к нему. Потом, когда доберешься до него, залезай под тело. Затащи его на себя и положи сверху. Когда над тобой будет проходить последний вагон, крючья зацепят труп и поволокут его за собой. Но тебя они не заденут.

Он подтащил трупы поближе к щели в полу и добавил:

— Хочешь, я полезу первым? Если у меня ничего не получится, ты просто останешься здесь. Все лучше, чем погибнуть на крючьях последнего вагона.

Раиса отрицательно покачала головой.

— Это хороший план. Он сработает. Я лезу первой.

Когда она уже готова была спуститься в отверстие, Лев еще раз проинструктировал ее:

— Поезд идет медленно. Падение выйдет болезненным, но не слишком опасным. Не забудь перекатиться, когда приземлишься. Затем я сброшу первый труп. У тебя будет немного времени…

— Я все поняла.

— Ты должна подобрать тело. А потом подлезай под него. Смотри, чтобы наружу не торчали твои руки или ноги. Если тебя зацепит хотя бы один крюк, он может утащить тебя за собой.

— Лев, я все поняла.

Раиса поцеловала его. Ее трясло мелкой дрожью.

Она протиснулась в щель между досками. Ноги ее повисли над мелькающими внизу шпалами. Она выпустила из рук доску и упала, сразу же исчезнув из поля зрения. Лев подхватил первый труп и принялся пропихивать его следом за ней. Тело свалилось на шпалы и исчезло.

* * *

Раиса упала не очень удачно и сильно ушибла бок, перевернувшись через голову. Потеряв ориентировку, она несколько мгновений лежала неподвижно, приходя в себя. Надо двигаться, она и так потеряла слишком много времени. Вагон Льва был уже далеко. Она заметила труп, который лежал там, где его сбросил Лев, и поползла к нему, двигаясь в ту же сторону, что и поезд. Потом она оглянулась. До конца состава оставалось всего три вагона. Но никаких крючьев Раиса пока не видела. Может быть, Лев ошибся. Осталось два вагона. Раиса еще не успела доползти до трупа. Она замешкалась. Теперь от хвоста поезда ее отделял всего один вагон. И только когда до него осталось всего несколько метров, она увидела крючья — их были сотни, и они висели на металлической проволоке, на разной высоте. Они занимали всю ширину колеи, и увернуться от них было невозможно.

Раиса привстала на четвереньки и устремилась вперед так быстро, как только могла, наконец-то добравшись до трупа. Он лежал лицом вниз, головой в ее сторону. У нее уже не было времени переворачивать его, поэтому она развернулась сама и, ногами вперед, подлезла под мертвое тело, так что его голова легла сверху на ее лицо. Простершись под своим несостоявшимся насильником, глядя в его мертвые глаза, она съежилась и постаралась стать как можно меньше.

Внезапно какая-то сила сорвала с нее труп. Она увидела проволоку, она была повсюду, вокруг нее, похожая на рыболовную леску, унизанная зазубренными крючками. Тело приподнялось, словно живое, и задергалось на проволоке, как марионетка, уже не касаясь земли. Раиса неподвижно лежала между рельсов. А потом она увидела над собой звезды и медленно встала. Ее не зацепил ни один крючок. Она смотрела, как вдали медленно исчезает поезд. Ей удалось задуманное. Но вот Льва нигде не было видно.

* * *

Поскольку он был крупнее Раисы, Лев решил, что ему понадобится самый здоровый из убитых мужчин. Ему требовалась бóльшая масса тела, чтобы прикрыть его от крючьев. Однако труп оказался настолько велик, что просто не пролезал в щель. Они раздели его догола, но он по-прежнему оставался слишком большим для узкой щели. Пропихнуть его вниз не удавалось. К этому времени Раиса провела на рельсах уже несколько минут.

Отчаявшись, Лев свесился вниз и выглянул в щель. В хвосте поезда он заметил висящее на крючьях тело. Кто это — Раиса или мертвый уголовник? С такого расстояния было не разобрать. Ему оставалось надеяться, что на крючьях раскачивается убитый им насильник. Внеся коррективы в свой план, он решил, что если ляжет правильно, то сможет проскользнуть под запутавшимся в проволоке телом. Оно должно было собрать на себе все крючья на этом отрезке. Лев простился с остальными заключенными, поблагодарил их и вывалился на шпалы.

Перекатившись поближе к огромным стальным колесам, он поднял голову, глядя в хвост поезда. Тело на проволоке быстро приближалось. Оно висело чуточку левее центра. Лев на столько же сдвинулся в сторону. Ему не оставалось ничего другого, кроме как ждать, постаравшись распластаться на земле и стать как можно меньше. Последний вагон громыхал уже почти над ним. Он приподнял голову ровно настолько, чтобы убедиться — на крючьях висела не Раиса. Она выжила. Значит, теперь ему предстоит сделать то же самое. Он вновь уткнулся лицом в землю и зажмурился.

Труп скользнул над ним, слегка задев его.

А затем последовала резкая боль — один крючок все-таки впился ему в левую руку. Лев открыл глаза. Крюк пропорол рукав рубашки и вошел в мякоть. В ту долю секунды, что оставалась ему до того, как проволока натянется и потащит его за собой, Лев схватил крючок и вырвал его из тела, оставив на зубьях кусок своей плоти. Он тут же зажал рану, чувствуя, как сочится из нее кровь. У него закружилась голова. Пошатываясь, он встал на ноги и увидел, что к нему бежит Раиса. Не обращая внимания на боль, он крепко обнял ее и прижал к себе.

Они были на свободе.


Содержание:
 0  Малыш 44 Child 44 : Том Смит  1  Советский Союз. Украина. Деревня Черная : Том Смит
 2  Двадцать лет спустя. Москва : Том Смит  3  Деревня Кимово. Сто шестьдесят километров к северу от Москвы : Том Смит
 4  Москва : Том Смит  5  Тридцать километров к северу от Москвы : Том Смит
 6  Москва : Том Смит  7  Три недели спустя. К западу от Уральских гор. Город Вольск : Том Смит
 8  Москва : Том Смит  9  Вольск : Том Смит
 10  Восемьсот километров к востоку от Москвы : Том Смит  11  Вольск : Том Смит
 12  Юго-восток Ростовской области. К западу от города Гуково : Том Смит  13  Три месяца спустя. Юго-восток Ростовской области. Азовское море : Том Смит
 14  Москва : Том Смит  15  Ростов-на-Дону : Том Смит
 16  Юго-восток Ростовской области. Шестнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону : Том Смит  17  Вольск : Том Смит
 18  Ростов-на-Дону : Том Смит  19  Москва : Том Смит
 20  Сто восемьдесят километров к востоку от Москвы : Том Смит  21  вы читаете: Двести двадцать километров к востоку от Москвы : Том Смит
 22  Москва : Том Смит  23  Двести километров к югу-востоку от Москвы : Том Смит
 24  Москва : Том Смит  25  Юго-восток Ростовской области : Том Смит
 26  Ростов-на-Дону : Том Смит  27  Ростовская область. Восемьдесят километров к северу от Ростова-на-Дону : Том Смит
 28  Москва : Том Смит  29  Неделю спустя. Москва : Том Смит
 30  От автора : Том Смит  31  Том Роб Смит — вопросы и ответы : Том Смит
 32  44 факта сталинской эпохи : Том Смит  33  Использовалась литература : Малыш 44 Child 44



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение