Детективы и Триллеры : Триллер : Часть III ЛЕД : Мартин Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу




Часть III

ЛЕД

Глава 21

Первыми признаками приближающегося ледяного поля были разрозненные куски льда, белые и ровные, похожие в черной воде на полированные мраморные плиты, и, хотя «Полярная звезда» в сопровождении четырех небольших рыболовецких траулеров без особого труда продвигалась все дальше на север, общее ощущение надвигавшейся опасности и оторванности от мира все явственнее давало себя знать. В межпалубных пространствах появился новый звук: это льдины царапали борт судна. На палубе команда придирчиво изучала сваленное вокруг мостика и порталов снаряжение: поворотные балки, соединительные кольца, звездообразные, штыревые и линейные антенны, обеспечивавшие работу радара, коротко– и ультракоротковолнового радиопередатчиков, спутниковую связь. Грядущая реальность давала о себе знать появлением огромных по площади ледяных полей, округлых, гладких и ровных. Все больше и больше траулеров вставали в кильватер за «Полярной звездой». «Орел» был построен для теплых вод Мексиканского залива, а уж никак не для Берингова моря.

К вечеру ветер усилился, как бы набрав скорость над гладкой ледяной поверхностью и почти неподвижной водой. Ветер нес с собой капли мелкого дождя, которые тут же замерзали на стекле рулевой рубки. Всю ночь команда смывала с палуб лед горячей водой из шлангов. Остойчивость более мелких кораблей еще в большей мере зависела от степени их обледенения, поэтому вся флотилия, вытянутая как на параде, в единый строй, двигалась в ночной тьме, окутанная клубами пара.

«Мисс Аляска», чьи винты забило льдом, повернула назад на рассвете. Другие остались – рыбы здесь хватало. Наутро обнаружили, что окружавшие суда льды смерзлись в один огромный щит. Под голубым небесным сводом впереди расстилалось бесконечное белое поле; за кормой же «Полярной звезды» тянулась полоса угольно-черной воды в которую-то траулеры, шедшие на дистанции примерно в милю друг от друга, и забрасывали свои сети. Придонные рыбы, в частности палтус, по им одним известной причине предпочитали именно подледное пространство, сбиваясь там в огромные косяки. Сети весом в тридцать – сорок тонн медленно поднимались на поверхность, где рыба, водоросли, сама сеть тут же покрывались ослепительными кристаллами льда. Казалось, что из глубин моря люди черпают чистый и нежный жемчуг. В каком-то смысле так оно и было: богаче становились американцы, русские вдвое перекрывали свои дневные нормы.

И в то же время флаг на мачте «Полярной звезды» был приспущен. Весь нынешний улов посвящался памяти Федора Волового. Семье погибшего были отправлены радиограммы соболезнования, из Управления во Владивостоке и из штаб-квартиры компании в Сиэтле шли призывы не падать духом и держаться. Партийная организация судна возложила на мрачного Славу Буковского исполнение ответственных обязанностей замполита. Воловой следовал к дому в холодильнике номер два для пищевых продуктов, в пластиковом мешке, по соседству с Зиной Патиашвили, которую пришлось перенести туда же: все морозильники будут забиты рыбой под завязку. По судну ходили слухи, что горло первого помощника было не просто обуглено. Как член профсоюзного комитета, ответственный за оформление документов о смерти, Слава пытался отрицать все голословные утверждения, но внезапно свалившиеся на него новые обязанности скорее подавляли его, чем вдохновляли открывающимися возможностями. После нанесенных ему Карпом побоев Аркадий еще покряхтывал, но в общем чувствовал себя не хуже, чем если бы свалился вниз с высокой лестницы.

На ленту конвейера каждые десять минут вываливалось полтонны палтуса, рыбу тут же потрошили, чистили, резали при необходимости на куски. От покрытых льдом тушек в цехе стоял такой холод, что у Обидина, Мальцевой, Коли Мера и других руки едва двигались. Сквозь визг пил и трансляцию бесконечных бодреньких мелодий время от времени до слуха людей доносился глухой удар льдины в корпус. Усиленный нос «Полярной звезды» был рассчитан на льды толщиной до одного метра, и все же сталь жалобно стонала. Весь корпус вздрагивал, а отдельные листы обшивки долго еще дрожали и вибрировали, как натянутая на барабане кожа.

Подставляя замороженные тушки рыбы под диск пилы, Наташа то и дело бросала на Аркадия вопросительные взгляды, однако он вслушивался в натужное гудение двигателей, скрип сопротивляющегося льда и его треск под носом судна, треск такой, что, казалось, раскалывается сама земля. Аркадий не отвечал на ее взгляды.


Марчук выглядел так, будто только что взобрался на вершину высокой горы. Туман, временами переходивший в мелкий дождь, застывал в виде льда на застекленном окне мостика, счищать его не успевали, и Марчуку это надоело. Он спустился вниз. В каждой складке его дождевика, фуражки, перчаток, даже в бороде – словом, всюду на нем блестели кристаллы льда. Войдя в свою каюту, он остановился у стола; у ног его постепенно стала образовываться лужа. Покрасневшие уши свидетельствовали о том, что свою форменную фуражку даже в эту ненастную погоду капитан не променял на более теплый головной убор, как его подчиненные. Антон Гесс не выходил на палубу и тем не менее натянул на себя два свитера и перчатки, такие же, как и у Марчука, оставлявшие пальцы открытыми. Все советские суда имели превосходное отопление – дом на Руси всегда славился своим теплом, – но во льдах никакие ухищрения не помогали: было холодно. Глаза Гесса, прятавшиеся под дикой прической, были совершенно пустыми от усталости. Так и стояли друг против друга два закаленных, сильных мужчины, и оба выглядели неуверенными, если не растерянными. Впервые в жизни они оказались в открытом море одни: не было рядом сторожевого пса партии, хуже того – сторожевой пес лежал в холодильнике.

В каюте были еще двое. Рядом с Аркадием, но чуть поодаль, на ковре стоял Слава Буковский, в воображении отодвигаясь от своего неудобного соседа как можно дальше. Фактически у капитана собрались те же лица, что и раньше, с одним-единственным, но очевидным исключением.

– Приношу свои извинения по поводу того, что мы не встретились сразу после подъема якоря, – сказал Марчук. – Слишком уж неясной была ситуация. Да и поскольку мы приближались ко льдам, все мое внимание уходило на прием радиосводок. Американцы ко льду не привыкли, приходится вести их за ручку. Так, товарищ Буковский, я прочитал ваш рапорт, но, наверное, его будет интересно услышать и другим.

Слава воспользовался возможностью еще чуть отдалиться от Аркадия и сделал шаг вперед.

– Мой рапорт основывался на данных американцев. Бумаги у меня с собой.

Он раскрыл свой портфель, и содержимое его вывалилось на ковер. Аркадию почему-то подумалось, что, если бы у Марчука был хвост, он завилял бы от удовольствия.

Наконец третий помощник нашел то, что требовалось. Кашлянув, он начал читать.

– Компетентные органы Датч-Харбора…

– А что это там за «компетентные органы»? – перебил его Гесс.

– Начальник местной пожарной команды. Он говорит, что, по-видимому, произошло случайное возгорание, – продолжал Буковский. – Местный житель по имени Михаил Крюков неоднократно предупреждался об опасности применения легковоспламенимых материалов для изготовления лодок, а при осмотре там были обнаружены керосиновая лампа, канистры с горючим, алкоголь. Возгорание произошло в бетонном бункере времен войны, не оборудованном вентиляцией; генератор, которым пользовался Крюков, тоже не имел никакой защиты. Совершенно очевидно, что местные жители самовольно захватили определенное количество бывших оборонительных сооружений. В Датч-Харборе и на прилегающих островках Крюков пользовался славой умелого мастера, его байдары считались лучшими. Американцы полагают, что Крюков показывал одну из своих лодок Воловому, потом мужчины выпили и, очевидно, по неосторожности опрокинули керосиновую лампу, отчего произошло возгорание токсичных материалов типа эпоксидной смолы, которая, видимо, взорвалась. Федор Воловой был убит при взрыве осколком стекла, перерезавшим сонную артерию. Местный житель, похоже, погиб от ожогов и вдыхания ядовитого дыма.

– Михаил Крюков? Русский? – Марчук в удивлении поднял брови.

– Его звали Майк, – пояснил Буковский.

– Оба были пьяны? – спросил Гесс. – Это утверждают компетентные органы?

– Как и наши, их местные жители славятся неумеренным употреблением алкоголя, – прозвучал ответ третьего помощника.

Марчук улыбнулся так, как улыбнулся бы шутке человек, которого вот-вот должны были повесить. Улыбка адресовалась главным образом Аркадию.

– Воловой не пил, и ему всегда было наплевать на лодки. Но так указано в рапорте; значит, во Владивостоке я буду говорить то же самое. У меня такое ощущение, будто у тебя есть что добавить.

От удара о крупную льдину судно чуть вздрогнуло. Аркадий переждал, пока дрожь корпуса уймется.

– Ничего, – ответил он.

– Ничего? – переспросил Марчук. – А мне ты всегда казался неисчерпаемым источником сюрпризов.

Аркадий пожал плечами. Как бы поразмыслив, он спросил Буковского:

– Кто обнаружил тела?

– Карп.

– Карп Коробец, тралмастер, – объяснил капитан Гессу. – Он искал Волового вместе с инженером с «Орла».

– Ридли, – уточнил Буковский. – Это он показал Карпу дорогу к бункеру.

– А когда они нашли тела? – задал Аркадий новый вопрос.

– Около десяти. Им пришлось взломать дверь, чтобы войти.

– Слышали? – И опять Марчук обращался в основном к Аркадию. – Им пришлось взломать дверь. Она была заперта изнутри. Это мне нравится.

– Карп и Ридли входили в бункер? Осматривались? – вновь спросил Аркадий.

– Предполагаю, да.

Буковский подпрыгнул от неожиданности, когда Марчук хлопнул своей фуражкой по отвороту сапога, стряхивая с нее капли воды. Затем капитан водрузил головной убор на полагающееся место, закурил.

– Дальше, – ободрил он Буковского.

– Воловой лежал в большой комнате бункера, а американец во второй, поменьше. В бункере когда-то была лестница к люку в потолке, но она полностью разрушилась еще до пожара.

– Изнутри выбраться наверх было невозможно, – пояснил Марчук. – Прямо мистика.

– Я плохо себе представляю Датч-Харбор, – сказал Аркадий.

– Неужели? – спросил капитан.

– И я не увидел там никаких медицинских учреждений, – продолжил свою мысль Аркадий. – Трупы осматривал врач?

– Да. – Голос третьего помощника звучал категорично.

– В лаборатории?

– Нет. – Буковский был вынужден перейти в защиту. – Было совершенно ясно, что произошел пожар и взрыв, и тела слишком обгорели, чтобы их перемещать.

– И американцы с этим согласились?

– Им пришлось бы переправлять тела на материк по воздуху, – ответил Марчук, – а допустить, чтобы они увезли Волового, мы не могли. Экспертиза будет во Владивостоке. Во всяком случае, капитан Морган с представленным рапортом согласен.

– Интереса ради, – произнес Аркадий – кто был там следующим, после Коробца и Ридли?

– Морган, – прочел Буковский по какой-то бумажке.

– Вы тоже согласны с рапортом? – задал Аркадий вопрос капитану.

– Само собой. Погибли двое мужчин: один их и один наш, и почти все указывает на то, что они напились допьяна и устроили пожар, в котором сами и сгорели. Это, конечно, дерьмово, но такое дерьмо и мы, и американцы быстро забудут. В совместном предприятии главное – сотрудничество.

Капитан переключился на Буковского.

– Воловой был настоящим мерзавцем. Надеюсь, вам не будет тесно в его ботинках. – Он вновь повернулся к Аркадию. – А вот что ты думаешь по поводу того, как во Владивостоке буду выглядеть я, привезя двух членов команды в пластиковых мешках? Знаешь, какой цирк начнется? Чем я стану командовать в следующем рейсе? Мусоровозом в Магадане? Вокруг Камчатки еще плавают какие-то развалюхи. Может, хоть одну-то для меня приберегут?

– Вы сошли на берег под мою ответственность, – обратился к Аркадию Гесс. – Предположим, для продолжения сбора информации о гибели Зины Патиашвили.

– Благодарю вас, – ответил ему Аркадий. – Пребывание на суше подействовало на меня весьма благотворно.

– А в результате мы получили трех мертвецов вместо одного, – продолжал Гесс. – И поскольку один из них был преданным защитником дела партии, у партии наверняка возникнут вопросы. По возвращении домой.

– Почему-то, – Марчук не сводил глаз с Аркадия, – почему-то все это я связываю с тобой. Ты появляешься у нас на борту, и пожалуйста – первый труп. Ты сходишь на берег – прибавляется еще два. По сравнению с тобой библейский Иона был вестником радости.

– Понимаете, в этом-то все дело. – Гесс не хотел быть в стороне. – Где были вы? В поисках вас Воловой ушел из гостиницы. После этого никто уже не видел ни его, ни вас. А когда замполита наконец находят на вершине холма, то он не только мертв, но и сожжен вместе с каким-то индейцем…

– Алеутом, – поправил Буковский. – Это есть в рапорте.

– В любом случае с местным жителем, с которым до этого Воловой вряд ли сказал и пару слов. Чем на вершине холма занимался Воловой? Пьянствовал – чего он никогда не делал – вместе с лодочным мастером? Почему он оказался там, если пошел искать вас? – наступал на Аркадия Гесс.

– Хотите, чтобы я попробовал это выяснить?

Гесс улыбнулся, ответ ему понравился как профессионалу, точно так же он оценил бы и удар вратаря, по мячу, который летел в его ворота, а оказался в воротах противника.

– Нет-нет, – тут же начал протестовать Марчук. – От тебя больше никакой помощи. Представляю себе их лица во Владивостоке, когда мы попытаемся объяснить им, что заставило нас именно тебе поручить расследование гибели Волового. Нет, за это будет отвечать товарищ Буковский.

– Опять? Поздравляю. – Аркадий повернулся к Славе.

– Я уже допросил матроса Ренько, – сказал Буковский. – Он утверждает, что, выйдя от Сьюзен, он был пьяным и, почувствовав себя плохо, зашел за здание гостиницы. А потом он ничего не помнит до того момента, как очнулся в воде, свалившись с дока.

– Директор завода, Израиль Израилевич, говорил мне, что на днях ты напился в стельку и чуть было не заморозил себя заживо в морозильнике. Теперь я не удивляюсь тому, что ты потерял партбилет.

– Нет худших алкоголиков, чем те, которые пьют втихую, – признал правоту капитана Аркадий. – Но, товарищ капитан, вы только что согласились с рапортом американцев, в котором говорится, что причиной смерти было случайное возгорание. Тогда что же товарищ Буковский будет расследовать?

– Я просто собираю факты, – ответил третий помощник, – мне вовсе не обязательно ходить и задавать вопросы.

– Это лучший способ вести расследование, – кивнул Аркадий. – Ровная прямая линия без всяких там опасных завитушек. Кстати, – он повернулся к Гессу, – не могли бы вы вернуть мне нож? Вы забрали его у меня перед тем, как сойти на берег.

– Придется мне его поискать.

– Будьте так любезны. Это народная собственность.

Марчук загасил в пепельнице окурок, бросил взгляд на обледеневшее стекло иллюминатора.

– Ладно, твои обязанности как следователя на этом закончились. До прихода домой дело Зины Патиашвили закрыто. Подъем! Нас ждет рыба!

Он встал, натянул фуражку на самые глаза, взял из пепельницы еще дымящийся окурок и прикурил от него новую сигарету. После Датч-Харбора все на судне курили «Мальборо».

– Ты мне нравишься, Ренько. Ты мне нравишься, но я должен сказать: если бы наш товарищ Воловой не погиб в огне, если бы, к примеру, ему перерезали горло – то первым в этом я бы заподозрил тебя. Пока не ясно, как ты мог убить двух здоровых мужчин или спастись из огня. Но мне понравилось, как ты упал в воду. На сапогах после этого не осталось следов травы, а в одежде – запаха дыма. – Марчук поднял воротник плаща. – Мои американцы ждут. Это все равно что вести маленькую девочку за руку через замерзший пруд.


Содержание:
 0  Полярная звезда : Мартин Смит  1  Глава 1 : Мартин Смит
 2  Глава 2 : Мартин Смит  3  Глава 3 : Мартин Смит
 4  Глава 4 : Мартин Смит  5  Глава 5 : Мартин Смит
 6  Глава 6 : Мартин Смит  7  Глава 7 : Мартин Смит
 8  Глава 8 : Мартин Смит  9  Глава 9 : Мартин Смит
 10  Глава 10 : Мартин Смит  11  Глава 11 : Мартин Смит
 12  Глава 12 : Мартин Смит  13  Глава 13 : Мартин Смит
 14  Глава 14 : Мартин Смит  15  Глава 15 : Мартин Смит
 16  Глава 16 : Мартин Смит  17  Часть II ЗЕМЛЯ : Мартин Смит
 18  Глава 18 : Мартин Смит  19  Глава 19 : Мартин Смит
 20  Глава 20 : Мартин Смит  21  Глава 17 : Мартин Смит
 22  Глава 18 : Мартин Смит  23  Глава 19 : Мартин Смит
 24  Глава 20 : Мартин Смит  25  вы читаете: Часть III ЛЕД : Мартин Смит
 26  Глава 22 : Мартин Смит  27  Глава 23 : Мартин Смит
 28  Глава 24 : Мартин Смит  29  Глава 25 : Мартин Смит
 30  Глава 26 : Мартин Смит  31  Глава 27 : Мартин Смит
 32  Глава 28 : Мартин Смит  33  Глава 29 : Мартин Смит
 34  Глава 30 : Мартин Смит  35  Глава 31 : Мартин Смит
 36  Глава 32 : Мартин Смит  37  Глава 21 : Мартин Смит
 38  Глава 22 : Мартин Смит  39  Глава 23 : Мартин Смит
 40  Глава 24 : Мартин Смит  41  Глава 25 : Мартин Смит
 42  Глава 26 : Мартин Смит  43  Глава 27 : Мартин Смит
 44  Глава 28 : Мартин Смит  45  Глава 29 : Мартин Смит
 46  Глава 30 : Мартин Смит  47  Глава 31 : Мартин Смит
 48  Глава 32 : Мартин Смит    



 




sitemap