Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 22 : Мартин Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу




Глава 22

Стоя на корме у леера, Сьюзен смотрела в бинокль на кильватерную струю «Полярной звезды». Высокий застегнутый воротник ее куртки упирался в щеки, в перчатках и вязаной шапочке она походила на девочку-лыжницу.

– Что-нибудь видишь? – спросил ее Аркадий.

– Смотрю на «Орел». Эти холодные места не для него.

– Я искал тебя.

– Как интересно, а я тебя избегала.

По привычке Аркадий посмотрел по сторонам, нет ли рядом Карпа.

– На судне это трудно.

– Естественно.

– Дай-ка взгляну, – попросил он ее.

Она передала ему бинокль. Аркадий направил его вниз, на прозрачную, почти тропической голубизны воду, плещущуюся вокруг большого люка, через который на судно грузили рыбу. На таком холоде вода казалась густой. Морская вода начинает замерзать при минус 1,7°С, из-за высокой солености она не схватывалась на морозе сразу, а, образуя плотный, покачивающийся на волнах слой, постепенно мутнела, застывая, напоминая свиное сало.

Небольшие траулеры американцев старались быть поближе к «Полярной звезде». В бинокль Аркадий видел, как «Веселая Джейн» обошла стороной «Орел», на палубе ее тускло отсвечивала полная рыбы сеть. «Орел» же только начал ставить свои сети, Аркадию были хорошо видны два палубных матроса на его борту в желтых плащах. Американцы не пользовались предохранительными заслонками, и вода свободно перехлестывала через сходни, заставляя людей тщательно рассчитывать каждое движение, вскакивать на ступеньки портала всякий раз, когда более высокая волна перекатывала через планшир. Благодаря мощной, 10X50, оптике Аркадий ясно видел Колетти, бывшего полицейского, стоявшего у портала за рычагами гидравлической лебедки. Второй отбрасывал в сторону валявшихся здесь и там крабов, и, как только он повернулся, Аркадий по изломанным бровям и усмешке признал в нем Ридли.

– Бригада из двух человек? – спросил Аркадий. – Майка они никем не заменили?

– Они же капиталисты. Не нужно будет ни с кем делиться его долей.

Постановка сети была весьма деликатной операцией даже в благоприятных условиях, то есть когда море спокойно и хватает места, чтобы развернуться. «Аврора» уже успела намотать тросы своего трала вокруг гребного винта и теперь была вынуждена на самом малом ходу ползти назад, в Датч-Харбор. В рулевой рубке Морган, одетый в неизменную парку и бейсбольную шапочку, осторожно вел «Орел» вперед, напряженно наблюдая за ходом лебедки.

– Почему ты не захотел остаться у меня в гостинице? – спросила Сьюзен.

– Я же сказал тебе, что меня разыскивал Воловой, хотел забрать меня на борт.

– Наверное, так и нужно было сделать. Было бы меньше смертей.

Оказавшись в неловкой ситуации, Аркадий, как обычно, не торопился с ответом. Наконец он опустил бинокль и увидел, что щеки у Сьюзен были красными, и вряд ли только от холода. Интересно, на кого он был похож тогда, у нее в номере? На труса? Соблазнителя? Скорее всего, на фигляра.

– Прости меня, – сказал он.

– Слишком поздно. Ты не просто спасался бегством от Волового. Я смотрела из окна, как ты переходил через дорогу. Ты шел за Майком. – Парок от ее дыхания и тот, казалось, был наполнен презрением к нему. – Ты шел за Майком, Воловой шел за тобой. Теперь они оба мертвы, а ты совершаешь увлекательный морской круиз по Заполярью.

Аркадий был готов объясниться, но между ними всегда существовал какой-то барьер, преодолеть который он был не в силах. Да и что бы он мог сказать в свое оправдание? Что Майк уже был мертв, когда Аркадий увидел его? Что образцовый тралмастер перерезал горло первого помощника? Причем у него наверняка нашлись бы свидетели, готовые подтвердить присутствие Карпа в другом месте. У Аркадия же таковых и быть не могло. Или просто спросить ее, что это она высматривала в воде?

– Можешь ты мне сказать, что произошло?

– Нет, – вынужден был признать он.

– Тогда я тебе скажу, что думаю я. По-моему, ты и на самом деле был когда-то неким следователем. Ты делаешь вид, что расследуешь происшедшее с Зиной, но, по-видимому, тебе предложили возможность убраться с судна, если ты сможешь обвинить американца. Скорее всего, им должен был стать Майк, но, поскольку он теперь мертв, тебе необходима другая жертва. Я вот только еще не разобралась в себе самой. Ведь там, в Датч-Харборе, я уже поверила тебе. А потом увидела, как ты вслед за Майком бежишь через дорогу.

От волнения Аркадию стало теплее.

– Ты кому-нибудь говорила, что я отправился за ним?

Пылая от негодования, она все же почему-то обернулась, посмотрела на «Орла». То же сделал и Аркадий. В бинокль он увидел, как нос судна зарылся в волну, вода хлынула по палубе, а когда «Орел» выровнялся, то Колетти и Ридли оказались стоящими на самом верху портала почти по колено в воде. Морган в рулевой рубке тоже приложил к глазам бинокль, наведя его прямо на Аркадия.

– Он так и будет держаться «Полярной звезды», а?

– В противном случае его окружат льды, – ответила Сьюзен.

– Можно его назвать преданным человеком?

Мощная волна своей пеной накрыв фигуры двух мужчин, набрала скорость и плавно ударила в пандус рыбозаборного люка «Полярной звезды». Морган смотрел на них не отрываясь.

– Он профессионал, – ответила Сьюзен.

– Ты хотела заставить его ревновать? И для этого позвала меня к себе в номер?

Рука Сьюзен поднялась, чтобы дать ему пощечину, но на полпути остановилась. Почему? Аркадий не понимал. Может, она подумала, что пощечина – это слишком банально, слишком буржуазно? Чушь. Субботними вечерами в московском метро эхо стоит от пощечин.

Громкоговорители «Полярной звезды» вдруг ожили. Было ровно пятнадцать ноль-ноль, время, когда радио флотилии начинало свои музыкальные передачи. В воздухе поплыла румба, дышащая зноем кубинских пляжей. Социалистические кастаньеты выбивали задорный латиноамериканский ритм.

– Музыка напомнила мне, Сусан, – обратился к ней Аркадий, – что до захода в Датч-Харбор ты собиралась оставить нас. Почему же ты вернулась на это советское судно, которое ты так ненавидишь? Из-за рыбы? Тебя волнует выполнение плана?

– Нет. Но думаю, что это будет стоящее зрелище: увидеть тебя снова у вонючей ленты конвейера.


Радиорубка располагалась по левому борту сразу за мостиком. Когда Аркадий вошел в нее, Николай, тот самый молодой человек, который правил спасательной шлюпкой, доставившей к берегу Аркадия вместе с Гессом, сидел, от скуки склонившись над кроссвордом в «Советском спорте». На рабочем столе царил беспорядок: в кучу были свалены радиоприемники, детали, усилители, стоял ряд папок, среди них одна с красной поперечной полосой – для секретных кодов. Тем не менее на уголке стола нашлось место для электроплитки и чайника. Уютно, подумал Аркадий. Мелодия румбы звучала и здесь. Непыльная работенка. Молоденьких лейтенантов, разбирающихся в электронике, довольно часто направляют в рыболовный флот – пускай-ка они, вроде бы обыкновенные цивильные граждане, пошляются по иностранным портам. Даже в своем лыжном костюме и шлепанцах Николай выглядел новоиспеченным лейтенантиком, чье будущее уже увенчано лаврами. Он поднял на Аркадия ленивый взгляд.

– Что бы тебя ни привело ко мне, старик, я занят.

Аркадий убедился, что в коридоре никого нет, закрыл за собой дверь, выбил из-под радиста стул, поставил свою обутую в сапог ногу на грудь оказавшегося на полу молодого человека.

– Ты трахался с Зиной Патиашвили. Водил ее в помещение разведстанции. Если об этом узнает твой начальник, тебе не миновать лагерей, а когда ты из них выберешься, то будешь рад, если сохранишь свои зубы и пышную шевелюру.

Упав, Николай так и не выпустил из пальцев карандаш, глаза сохраняли невинную небесную голубизну.

– Это неправда.

– Тогда пойдем поговорим с Гессом.

Опустив голову, Аркадий в упор смотрел на юношу, испытывавшего, очевидно, весь ужас свободного падения. Обжитой, уютный мир в одно мгновение превратился для него в бездонную пропасть.

– Как вы узнали? – выдавил из себя Николай.

– Так-то будет лучше. – Аркадий убрал ногу и помог ему подняться. – Возьми стул. Садись.

Николай быстро выполнил приказ, это уже было хорошим знаком. Румбу сменила болгарская народная песня, Аркадий убавил громкость.

Аркадий обдумывал различные варианты начала беседы, оставив радиста сидеть в напряженном ожидании. Можно было выдать себя за бывшего Зининого любовника, за шантажиста, за следователя, по-прежнему проводящего расследование. Все не то. Аркадию требовалось бросить уверенного в себе офицера военно-морской разведки в бездну отчаяния, дать ему понять, что он попал в руки злейшего врага любого военного человека. Бессознательно он выбрал как раз те слова, которыми люди из КГБ обычно начинают свои самые задушевные беседы.

– Успокойся. Если ты честный человек, то тебе не о чем волноваться.

Николай сжался в комок.

– Это было всего один раз, только раз, и все. Она узнала меня по Владивостоку. Я думал, она официантка, откуда мне было знать, что она окажется на борту? Может, нужно было кому-то сказать, но она упросила меня не делать этого, потому что ее отправили бы домой на первом же встречном судне. Я пожалел ее, а потом за одним потянулось другое.

– И закончилось на твоей койке.

– Я к этому и не очень-то стремился. У нас тут нет никакой личной жизни. Это было один-единственный раз.

– Нет.

– Правда!

– Владивосток, – напомнил ему Аркадий, – «Золотой Рог».

– Вы уже тогда за ней следили?

– Расскажи мне об этом.

С Николаем все случилось примерно так же, как и с Марчуком. Он отправился в ресторан с друзьями; все они обратили внимание на Зину, однако ей самой больше других понравился именно он. Когда она закончила смену, они вдвоем отправились к ней, слушали там музыку, танцевали, занимались любовью. Потом он ушел и больше ни разу не видел ее до того самого момента, пока они не столкнулись на борту «Полярной звезды».

– А я думал, что расследование уже закончено, что вы опять работаете на конвейере.

– Она была хорошей официанткой?

– Хуже всех.

– О чем вы говорили?

Аркадий почти физически ощущал, как лихорадочно работает мозг Николая в поисках ответа. Как заяц от настигающего его охотничьего пса. Тут пахло не только нарушением служебного долга; уходя в прошлое разговор принимал еще одно, и весьма опасное направление и вряд ли это было чистой случайностью. Хуже всего было то, что Зина уже второй раз устраивалась на тихоокеанскую флотилию, и оба раза с его помощью. Конечно, вовсе не обязательно, чтобы она оказалась иностранным агентом: КГБ с завидным упорством постоянно пытался подкопаться под военно-морскую разведку, а та, в свою очередь, в параноидальном страхе требовала от своих офицеров высочайшей бдительности, с тем чтобы не дать врагу пробить брешь в собственных рядах.

Как и многие другие, оказавшиеся в подобных обстоятельствах, Николай, желая уверить собеседника в своей честности, решил признаться в меньшем грехе, надеясь, что до большего дело не дойдет.

– У меня лучшие приемники во всем Владивостоке. Я ловлю армейское радио США, Манилу, Ном. Иногда в любом случае мне приходится их слушать, вот я и записываю – только музыку и только для себя, никогда на продажу. Я предложил одну запись Зине, ну, как другу, и она сказала, что нам нужно сходить куда-нибудь послушать ее. Это было в самом начале, но мы никогда ни о чем, кроме музыки, не говорили. Она хотела, чтобы я размножал кассеты, а она бы занялась их реализацией. В этом она была самой настоящей грузинкой. Я отказался. Мы пошли к ней, послушали музыку, вот и все.

– Не совсем. Ты добился, чего хотел: ты же спал с ней.

Аркадий начал спрашивать его, как выглядела квартира Зины, и опять описание Николая почти ничем не отличалось от того, что он уже слышал от Марчука. Отдельная квартира в довольно новом доме, может быть, кооперативная. Телевизор, видео, стереокомплекс. Японские гравюры и самурайские мечи по стенам. Все двери и бар отделаны красным пластиком. Коллекция дорогих ружей. Хотя фотографий никаких, было очевидно, что в квартире жил и мужчина. Николай решил, что Зинин друг был человеком состоятельным и со связями: или подпольный миллионер, или какой-нибудь партийный бонза.

– Ты член партии? – спросил Аркадий.

– Молодой коммунист.

– Расскажи-ка мне о своей аппаратуре.

Николай был рад сменить тему и перейти к предмету, где он чувствовал себя более уверенно. В радиорубке «Полярной звезды» были УКВ-радиостанция с радиусом около пятидесяти километров для связи с рыболовецкими катерами и еще две станции, помощнее. Одна была почти постоянно настроена на общую для всей их флотилии частоту. Другая предназначалась для связи с другими советскими судами, находящимися в районе Берингова моря, а также для переговоров с Управлением флотилии во Владивостоке и со штаб-квартирой компании в Сиэтле. В промежутках между сеансами связи станция была настроена только на прием сигналов SOS, эту частоту держали свободной все суда.

Был в рубке и коротковолновый приемник, принимавший передачи Московского радио и Би-би-си.

– Я вам еще кое-что покажу. – Из-под стола Николай вытащил приемничек размером с тонкую книгу. – Высокочастотная связь. Очень небольшого радиуса, ей пользуются катера, когда не хотят, чтобы мы слышали их переговоры. Но ведь в таком случае у нас появляются все причины знать, о чем они там болтают.

Он покрутил ручки настройки, и Аркадий услышал голос норвежца Торвальда, капитана «Веселой Джейн»: «…долбаные русские обшарили всю долбаную Банку Джорджа и теперь шарят вдоль всего долбаного африканского побережья, так что скоро нигде никакой долбаной рыбы не останется. Хоть здесь мы урвем чуток этих долбаных деньжат…»

Аркадий выключил приемник.

– Расскажи мне еще про Зину.

– И вовсе она не блондинка. Какая-то исступленная.

– Не про секс. Меня интересует, о чем вы говорили.

– Про кассеты, я же уже сказал.

У Николая был вид сбитого с толку студента, который всеми силами хочет ответить на вопрос экзаменатора, но никак не может понять, что от него требуют.

– О погоде?

– Для нее везде, кроме Грузии, было холодно.

– А что о Грузии?

– Она говорила, что грузинские мужчины готовы трахнуть все, что шевелится.

– Работа?

– В отношении труда она придерживалась самых антисоветских взглядов.

– Развлечения?

– Главным образом танцы.

– Мужчины?

– Она видела в них только источник денег. – Николай рассмеялся. – Не знаю, почему я так говорю, у меня она их никогда не просила. Но иногда она так смотрела на тебя, как будто ты для нее самый красивый и самый желанный, это очень возбуждает, а через мгновение в глазах ее пустота, как если бы ты не смог оправдать ее ожиданий. Это странно, но у меня такое чувство, что, когда Зина ложилась с мужчиной в постель, она вовсе не думала о деньгах. Я спрашивал, например, ее: «Почему ты так холодно смотришь на меня?», и она отвечала: «Я представляю тебя не славным морячком, а „афганцем“, солдатом, посланным воевать против Аллаха и бешеных душманов, и что вот тебя привезли домой в цинковом гробу, и мне становится тебя жаль». Такие жуткие вещи в то самое время, как мы лежим и трахаемся.

– Она что-нибудь рассказывала о ружьях в квартире?

– Нет. Мне казалось, что я буду выглядеть молокососом в ее глазах, если спрошу о них. Но она говорила, что ее друг, кто бы он ни был, всегда спал с пистолетом под подушкой. Я еще тогда подумал: «Это настоящий сибиряк».

– А тебя она о чем-нибудь спрашивала?

– О семье, о доме, о том, как часто я пишу им и шлю посылки с кофе и чаем.

– А у моряков нет своей системы почтовой связи, при которой посылки не приходили бы адресату через долгие месяцы наполовину растерзанными?

– Да, наши люди следят за этим.

– И она попросила тебя отправить посылку для нее?

Глаза Николая от удивления расширились, он стал похож на новорожденного теленка.

– Да.

– С чаем?

– Да.

– Посылка была уже упакована?

– Да. Но в последнюю минуту она передумала, и я ушел с пустыми руками. Вот тогда-то она и посмотрела во второй раз на меня так, будто я ее чем-то разочаровал.

– Когда вы встретились на «Полярной звезде», – Зина рассказала тебе, каким образом она очутилась на борту?

– Она просто сказала, что ей надоел ресторан, надоел Владивосток. А когда я спросил, где она достала билет профсоюза рыбаков, она рассмеялась мне в лицо и ответила, что купила, где ж еще она могла его достать. Правила на этот счет известны, но, похоже, они не для Зины.

– Она изменилась?

Николай долго подбирал слова, но все же был вынужден признать свое поражение.

– Вы сами должны были ее знать.

Аркадий решил поговорить о другом.

– Каков радиус действия этих двух станций?

– Зависит от метеоусловий. Это может подтвердить и капитан; сегодня мы можем связаться с Мехико, а завтра – вообще ни с кем не связаться. Но члены команды постоянно звонят домой, в Москву по линии радиотелефонной связи. Для поднятия духа.

– С других судов могут подслушать эти разговоры?

– Если они настроятся на нужный канал, то можно услышать, что говорит абонент на том конце, нас слышать они не могут.

– Отлично. В таком случае свяжись от моего имени с одесским горотделом внутренних дел.

– Запросто. – Николай был рад оказаться чем-то полезным. – Но только все такие звонки должны получать одобрение капитана.

– Обойдемся без этого, и регистрировать его в своем журнале тоже не стоит. Давай-ка еще раз посмотрим. – Поскольку радист был совсем молоденьким, Аркадий решил, что детальный инструктаж ему не повредит. – Поскольку ты являешься морским офицером, то за одно только то, что ты впустил Патиашвили на свою станцию, тебя обвинят в том, что ты злоупотребил оказанным тебе высочайшим доверием, а факт, что вы поддерживали постоянные тайные отношения, можно расценить уже как заговор с целью попытки к измене родине. Даже если ты виновен лишь в том, что соблазнил девушку, это будет подано как покушение на честь и достоинство советской женщины. Плюс еще недонесение о незаконном хранении оружия, кража государственной собственности – я имею в виду магнитофонные записи и распространение антисоветской пропаганды, то есть музыки. В любом случае твоя карьера военного, карьера морского офицера закончена.

Николай слушал с видом человека, пытающегося целиком заглотить живую рыбу.

– Запросто! Чтобы связаться с Одессой, может потребоваться около часа, но я сделаю это.

– Да, кстати, если ты такой любитель музыки, то скажи, где ты был во время танцев?

– Я выполнял свои другие обязанности. – Николай опустил глаза вниз, как бы указывая ими на расположенную под палубами разведстанцию, которую Аркадию еще предстояло найти. – Странно, – продолжил он, – почему вы упомянули музыку. Вы имеете в виду записи в Зининой квартире во Владивостоке? Там было кое-что из рока, но в основном «магнитиздат». Ну, вы понимаете, блатные песни.

– «Порви мне горло, но не тронь гитару»?

– Вот именно! Значит, вы знали ее!

– Теперь я знаю ее.

Уже на выходе из рубки Аркадий понял, что он обошелся с радистом жестче, чем в том была реальная необходимость. Николай допустил ошибку своей подначкой: зря он назвал Аркадия «стариком». Рукой Аркадий непроизвольно провел по лицу. Неужели он выглядит так плохо? Он совсем не чувствовал себя старым.


Содержание:
 0  Полярная звезда : Мартин Смит  1  Глава 1 : Мартин Смит
 2  Глава 2 : Мартин Смит  3  Глава 3 : Мартин Смит
 4  Глава 4 : Мартин Смит  5  Глава 5 : Мартин Смит
 6  Глава 6 : Мартин Смит  7  Глава 7 : Мартин Смит
 8  Глава 8 : Мартин Смит  9  Глава 9 : Мартин Смит
 10  Глава 10 : Мартин Смит  11  Глава 11 : Мартин Смит
 12  Глава 12 : Мартин Смит  13  Глава 13 : Мартин Смит
 14  Глава 14 : Мартин Смит  15  Глава 15 : Мартин Смит
 16  Глава 16 : Мартин Смит  17  Часть II ЗЕМЛЯ : Мартин Смит
 18  Глава 18 : Мартин Смит  19  Глава 19 : Мартин Смит
 20  Глава 20 : Мартин Смит  21  Глава 17 : Мартин Смит
 22  Глава 18 : Мартин Смит  23  Глава 19 : Мартин Смит
 24  Глава 20 : Мартин Смит  25  Часть III ЛЕД : Мартин Смит
 26  Глава 22 : Мартин Смит  27  Глава 23 : Мартин Смит
 28  Глава 24 : Мартин Смит  29  Глава 25 : Мартин Смит
 30  Глава 26 : Мартин Смит  31  Глава 27 : Мартин Смит
 32  Глава 28 : Мартин Смит  33  Глава 29 : Мартин Смит
 34  Глава 30 : Мартин Смит  35  Глава 31 : Мартин Смит
 36  Глава 32 : Мартин Смит  37  Глава 21 : Мартин Смит
 38  вы читаете: Глава 22 : Мартин Смит  39  Глава 23 : Мартин Смит
 40  Глава 24 : Мартин Смит  41  Глава 25 : Мартин Смит
 42  Глава 26 : Мартин Смит  43  Глава 27 : Мартин Смит
 44  Глава 28 : Мартин Смит  45  Глава 29 : Мартин Смит
 46  Глава 30 : Мартин Смит  47  Глава 31 : Мартин Смит
 48  Глава 32 : Мартин Смит    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.