Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 26 : Мартин Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу




Глава 26

Во сне Аркадий видел, как Зина Патиашвили плывет от владивостокского пляжа, выглядевшего именно так, как описал его Слава, за исключением лишь того, что загорали на нем только котики, усердно подставлявшие свои морды и узкие, в пушистых ресницах глаза солнцу, – плывет от пляжа в открытое море. На ней был тот же купальник, в котором она выходила на палубу в погожий денек. Те же темные очки, и волосы были светлыми до самых корней. День стоял ослепительно яркий. Вокруг детского лягушатника торчали высокие буйки, наподобие длинных леденцов. От близлежащей верфи течение несло бревна, мальчишки сидели на них верхом, воображая себя индейцами в каноэ.

Зина уплывала все дальше и дальше, даже яхты, скользящие по гладкой поверхности залива, остались уже далеко позади. Обернувшись, она могла бы увидеть перевернутое в воде отражение домов и деревьев на берегу, римские арки стадиона «Динамо». В каждом городе полагалось иметь «Динамо» или «Спартак», или «Торпедо». Но почему же не «Апатию» или «Инертность»?

Вот она нырнула вглубь, в прохладу, туда, куда свет приходит преломленным, как сквозь жалюзи в окне, в те слои, которые, сохраняя еще свою прозрачность, становятся уже непроницаемо темными. Все ниже устремлялась она, все ближе к мягкому, безмолвному ковру, покрывавшему дно залива. Перед лицом ее мелькнула тень рыбы. Стайки шустрых рыбок сопровождали ее по обеим сторонам: верткие сельди, похожие на ручеек из новеньких монет, голубоватые полосы рыбы-сабли. Откуда-то появились два луча света, сопровождаемые чьей-то тенью и грохотом невесть откуда взявшегося, мчащегося на всех парах поезда. Распахиваются стальные створки трала, пропахавшего спокойное морское дно, вздымаются вверх клубы донного ила. Свет ослеплял, но Зина все же видела, как дно уступало напору трала, в поднявшейся мути рыба металась, пытаясь спастись от прожорливых челюстей трала, а он грозно рычал, принимая в свое нутро очередную жертву. Поток оттолкнул было ее в сторону, но тут же другое течение подхватило ее и понесло в самую гущу страшной мути, где смешалось воедино все, где звучал леденящий душу гул.

Внезапно проснувшись, Аркадий сел в койке мокрый от пота, как будто только что вынырнул на поверхность. Он как-то объяснял Наташе, что сон – это все то, что когда-то уже проходило у тебя перед глазами, для этого вовсе не нужно быть гением. Кто же станет передавать контрабанду по воде в открытую? Что такое может ходить туда и сюда по двадцать раз на день? И где тралмастер может прятать то, что получает? В сознании всплыл очевидный ответ: там, где на «Полярной звезде» на него было совершено нападение.


На этот раз Аркадий прихватил с собой фонарик. Крысы бросались врассыпную от луча, забивались в планки обшивки, следя за ним с ненавистью и страхом, пока он спускался по лестнице в передний морозильник. По трубам для хладагента шуршали лапки грызунов. С фонариком спуск у Аркадия получался быстрее.

Он мягко ступил на самое дно морозильной камеры, вспоминая о том, как в прошлый раз принялся колотить по стенам доской в надежде выманить из тайной комнатки лейтенанта военно-морской разведки, стоя, по-видимому, на крышке сундука, набитого сокровищами. Луч фонаря вырвал из мрака те же банки из-под краски, то же одеяло, тот же скелетик кошки. Но тогда скелетик находился в самом центре пола, сейчас же он был почему-то отброшен в угол. Аркадий посмотрел под ноги: на деревянных дощечках виднелись следы каблуков и как будто подошв. Он коснулся их пальцами: нет, не подошв – что-то влажное.

Где-то отворился люк, из него появился Павел, палубный матрос из бригады Карпа. В каске и куртке, промокшей от дождя, он, прикрывая глаза рукой от слепящего света, проговорил:

– Ты все еще здесь?

И тут же, рассмотрев наконец, кто перед ним стоит, бросился назад, захлопнув за собой люк.

По лестнице Аркадий поднялся на следующий уровень. Здесь люк тоже оказался закрытым. Он продолжил подъем до того места, с которого начал спуск. Сердце его билось, как у заключенного, совершающего по лестнице побег из своей камеры. Отбросив крышку люка, он сломя голову бросился вниз, однако, когда он достиг нижнего уровня по ту сторону стенки морозильника, Павла и след простыл. Но на металлическом полу остались четкие отпечатки его мокрых сапог. Дорожка, вдоль которой они шли, оказалась довольно нахоженной.

Аркадий побежал. Путь вел в кормовую часть, проходил мимо морозильника номер два и выводил наверх в районе средней палубы, позади передней кран-балки. Ни Павла, ни кого другого рядом видно не было. Дождь вымыл палубу, не оставив на ней ничьих следов. Аркадий спрятал фонарик, достав взамен нож. Прожектор главной лебедки был выключен, лампы портала заросли льдом. Впереди чернел пандус кормового рыбозаборника.

Теперь ему уже не нужны были никакие следы. Странно, что только сейчас он впервые оказался у этого пандуса. Свет от ламп портала едва достигал темных стен рыбозаборника и ледяных складок на козырьке поверх него. С каждым шагом вниз по пандусу становилось все темнее, а спуск – все более крутым. Где-то впереди нос «Полярной звезды» столкнулся с мощным слоем льда, и все судно вздрогнуло. На корме, в окруженном металлическими стенами рыбозаборнике, дрожь корпуса отозвалась протяжным стоном. В пандус ударила волна и со вздохом откатилась назад. Впечатление было такое, что к уху поднесли и убрали через мгновение большую морскую раковину. Сердце так и рвалось из груди.

Если бы Аркадий поскользнулся, то от морских волн его отделили бы только предохранительные заслонки в самом низу пандуса. Он старался держаться как можно ближе к боковой стенке, чтобы было за что уцепиться, как вдруг почувствовал, что палуба уходит из-под ног. В высоте над его головой мелькнул лучик света. Аркадий видел, что цепь от заслонок была туго притянута к крюку в стене рыбозаборника, а сами заслонки подняты. Не успев схватиться рукой за крюк, он начал скользить вниз. Сначала крайне медленна какой-то миллиметр, который как бы предупреждает человека о том, что его ждет, потом все быстрее и быстрее. Как распластанный для порки матрос, он сползал вниз, лицом вперед, зарываясь пальцами в лед, глядя на приближающуюся к нему узорную пену волн и на опережающий его собственное скольжение, устремляющийся в пучину нож, выпавший при падении. За невысокой кромкой пандус открывался навстречу черной кильватерной струе, навстречу небу, шуму винтов и бескрайним полям льда слева и справа. Ударила волна, и рука Аркадия вдруг нащупала веревку, свисавшую с вертикальной стенки рыбозаборника. Ему удалось обмотать несколько витков вокруг кисти. Когда скольжение прекратилось, чуть ниже себя он увидел другую фигуру, стоящую в сапогах на самом краю пандуса, в пене бивших в корму судна волн. К поясу его был привязан страховой линь.

На Карпе был темный свитер и вязаная шапочка, надвинутая до самых бровей, в руках он держал что-то похожее на подушку.

– Слишком поздно, – сказал он Аркадию и бросил подушку в воду. Судя по тому, как та шлепнулась в воду, весила «подушка» изрядно.

– Судьба, – продолжил он, – это все, что мы купили. Но ты прав: они тут все разнесут на части, когда мы придем во Владивосток.

Карп откинулся назад на лине, закурил с облегчением, как человек, сбросивший с плеч тяжелую ношу. Кильватерная струя чуть светилась в темноте зеленоватым светом. Кое-как Аркадий встал на ноги.

– А ты перепугался, Ренько.

– Да.

– Держи. – Карп затянулся, передал сигарету Аркадию, себе прикурил новую. Глаза его засверкали, когда он поднял их, осматривая пандус.

– Ты пришел один?

– Один.

– Сейчас выясним.

Все внимание Аркадия сосредоточилось на дожде и на свечении где-то вдали, как будто там, далеко на ветру, раскачивалась лампа. Это был «Орел», метрах в двухстах позади.

– Что ты бросил в воду? А если сверток попадет в сеть?

– «Орел» не ставил сетей, им хватает забот с обледенением. Для их скорлупки льда слишком много, они заняты смыванием его с палуб. Как ты узнал, что я здесь?

Аркадий решил ничего не говорить про Павла.

– Мне захотелось посмотреть на то место, где Зину вытащили из воды.

– Вот здесь.

– Свой жакет и пластиковый сверток она оставила или здесь, или на площадке чуть выше, пока сама танцевала. Как она выглядела в сети?

Карп глубоко затянулся.

– Утопленников когда-нибудь видал?

– Да.

– Тогда и сам знаешь.

Карп отвернулся к мерцающим вдали за пеленой дождя огням «Орла». Казалось, что он никуда не спешит, а стоит здесь в ожидании друга.

– Море – опасная штука, но я должен быть благодарен тебе за то, что вынужден был покинуть Москву. Выбиваясь из сил и пресмыкаясь перед всякой дрянью, что я мог там заработать? Двадцать-тридцать рублей в день? Для всего мира рубль – это не деньги.

– Но ты же не там, ты здесь, а в Союзе рыбаки зарабатывают немало.

– Для чего? Мясо – по карточкам, сахар – по карточкам. Перестройка – сплошное издевательства. Вся разница с прошлым в том, что теперь и водка тоже по карточкам. Кто у нас преступник? Кто контрабандист? Делегация едет за делегацией в Вашингтон, назад везут одежду, туалеты разные, причиндалы. Генеральный секретарь коллекционирует дорогие автомобили, его дочка – бриллианты. В республиках то же самое. Этот партийный начальничек выстроил себе мраморный дворец, у другого чемоданы так набиты золотом, что от пола не оторвешь. Третий возит к себе шлюх на самосвалах с почетным эскортом мотоциклистов. Ренько, ты – единственный, кого я никак не могу понять. Ты как доктор в публичном доме.

– Ну, я романтик. Значит, тебе хотелось чего-то иного. Но почему наркотики?

Плечи Карпа покрылись коркой льда.

– Это единственный способ для рабочего человека зашибить деньгу, если только у него хватит пороху. Вот поэтому-то правительства и ненавидят наркотики – они не могут установить над ними контроль. Они еще как-то держат в руках водку и табак, а наркота им не дается. Посмотри на Америку – даже негры там зарабатывают.

– Ты думаешь, то же будет и в Союзе?

– Это уже так и есть. Аммонал ты можешь купить на армейском складе, перегнать его через южную границу и продавать стреляющим в нас душманам. А у них склады забиты кокаином под самую крышу. Это будет получше золота. Это – новая валюта. Вот и боятся все ветеранов-афганцев – не только потому, что почти все они сидят на игле, но и потому, что они знают, что происходит на самом деле.

– Но ты в эту афганскую цепь не входишь, – заметил Аркадий. – Ты имеешь дело с сибирским товаром, с анашой. Каков обменный курс в тот момент, когда сеть ходит от судна к судну?

Карп улыбнулся, в темноте сверкнул золотой зуб.

– Пара наших брикетов на столовую ложку от них. Может показаться надувательством, но ты знаешь, сколько стоит грамм кокаина на буровых у сибирских нефтяников? Пятьсот рублей. А сети ты все же вычислил. Умный!

– Только никак не пойму, как же вы проносите анашу через пограничников на борт?

Голос Карпа зазвучал льстиво и доверительно, в нем послышалось сожаление: ах, как жаль, что не в наших силах сейчас раскинуться в креслах, распить бутылочку. Аркадий понимал, что тралмастер играет, наслаждается ситуацией, находящейся полностью под его контролем.

– Ты это оценишь. Что попросил бы хороший тралмастер в качестве средств доставки? Сеть, иглы, крепления, тросы. В доке тебе всегда всучат самое худшее, это ясно, и на это можно положиться. Какие тросы самые дешевые?

– Конопляные.

Маньчжурская конопля выращивалась на совершенно законных основаниях для изготовления веревок и тросов, анаша же – это всего-навсего цветущая конопля.

– Ты прячешь анашу в тросы, коноплю в коноплю.

Аркадий не мог не восхититься.

– А заканчивается все тем, что мы вымениваем дерьмо на золото. Два килограмма это миллион рублей.

– Но в таком случае тебе придется наниматься еще на полгода, чтобы привезти вторую половину.

– Это неудача – Карп задумчиво посмотрел вверх. – Конечно, не та, которую потерпишь ты, но все же неудача. Так, говоришь, ты пришел сюда в дождь, в середине ночи только для того, чтобы увидеть своими глазами то место, где Зину подняли на борт? Не верю.

– А в сны ты веришь?

– Нет.

– И я тоже нет.

– Знаешь, почему я убил того сукина сына в Москве? – внезапно спросил Карп.

– В трамвайном парке вместе с проституткой?

– Да, за которого ты и хотел поставить меня к стенке.

– Так это не был несчастный случай, ты сделал то, что хотел сделать?

– Все это старые дела, теперь ты меня уже не притянешь – второй-то раз.

– Ну, и за что же ты его убил?

– А знаешь, кем была та проститутка? Моей матерью.

– Она ничего не сказала. У нее и имя было другое.

– Да, а тот подонок знал все и собирался рассказать об этом каждому встречному. Так что тогда я был в полном рассудке.

– Об этом нужно было сказать на суде.

– Чтобы ей вынесли еще более тяжкий приговор?

Аркадий вспомнил грубо размалеванную женщину с выкрашенными в почти красный цвет волосами. Проституции в то время официально не существовало, но ее осудили за соучастие в ограблении.

– Что с ней сталось?

– Умерла в исправительном лагере. Они шили телогрейки для Сибири, так что твоя или моя могут оказаться пошитыми ее руками. У них тоже был план, как и у каждого из нас. Надеюсь, она умерла счастливой. У них там было много женщин с маленькими детьми, был и свой детский сад, тоже за колючей проволокой, ей разрешили быть в садике уборщицей. Она писала мне, что в окружении детишек чувствует себя намного лучше. Все бы ничего, но вот померла она от воспаления легких, которое подхватила от кого-то из тех сопляков. Никогда не знаешь, от чего загнешься. – Он вытряхнул из своего рукава нож.

На звук шагов Аркадий повернул голову. На фоне слаборазличимого света, падавшего с траловой палубы, он увидел человека в каске, спускавшегося по пандусу и державшегося за веревку, конец которой был закреплен на поясе Карпа.

– Это Павел, – произнес Карп. – Выбрался-таки сюда. Значит, ты и вправду пришел один.

Аркадий стал бешено перехватывать руками веревку, за которую держался. Но Карп оказался быстрее. Несмотря на то, что вокруг пояса он был обвязан линем, тралмастеру он, по-видимому, нисколько не был нужен – с такой легкостью стал он взбираться по обледеневшему пандусу.

Фигура наверху остановилась. Чтобы выбраться, Аркадию нужно было во что-то упираться, и он знал, что, как только он выпустит из рук веревку, он тут же скользнет вниз, в кипящую от ударов винта воду. Сапогам его не за что было уцепиться на гладкой металлической поверхности. И как это Карпу удалось так быстро взобраться наверх? Прямо дьявол какой-то.

– Этого стоило дождаться, – услышал он голос Карпа.

Тралмастер тряхнул веревку так, что Аркадий вновь поскользнулся, и вот тут-то рука Карпа мертвой хваткой вцепилась в его куртку.

– Аркадий! Это ты? – раздался сверху голос Наташи.

– Да.

Оказывается, фигура принадлежала вовсе не Павлу. Теперь, когда они приблизились друг к другу, он рассмотрел, что то, что он принял за каску, было всего лишь шарфиком, лежащим поверх ее волос.

– Кто там рядом с тобой? – требовательно спросила она.

– Коробец, – ответил Аркадий. – Ты знаешь Коробца.

В ту минуту Аркадий читал мысли тралмастера, как раскрытую книгу: получится ли убить его и Наташу до того, как она успеет подняться наверх и позвать на помощь?

– Мы с ним старые друзья – Карп все еще крепко держал Аркадия за полу куртки, – сколько вместе дорог прошли! Подай мне руку.

– Поднимайся на палубу, – приказал ей Аркадий. – Я буду мигом.

– Вы с ним дружите? – В голосе Наташи звучала подозрительность.

– Иди, – требовательно сказал он, стараясь не трогаться с места, с тем чтобы не дать Карпу пройти к ней.

– В чем дело, Аркадий? – Она не хотела уступать.

– Подожди, – обратился к ней Карп.

– Подожди. – Это был Павел, ловко спустившийся по пандусу мимо Наташи. В руке у него поблескивало лезвие топора.

Аркадий изо всей силы пнул Карпа по ноге. Тот упал на живот и стал быстро скользить по спуску. Аркадий надеялся, что он уйдет в воду, но страховочный линь удержал тралмастера на самом краю, уже готового нырнуть в бьющую из-под винта струю. Тут же он вскочил на ноги и стал вновь подниматься по пандусу, но к тому времени Аркадий уже добрался до крюка, где крепилась цепь от предохранительных заслонок. Он сбросил цепь с крюка. Заслонки со свистом упали вниз прямо перед лицом Карпа, заперев его в нижней части пандуса.

Аркадий бросился к Наташе. Позади себя он слышал, как Карп сотрясает заслонки, видимо, в расчете на то, что сталь уступит его сильным рукам. Грохот неожиданно смолк.

– Ренько, – позвал его тралмастер.

Павел стоял, не зная, как ему поступить. В темноте ясно виднелись выкатившиеся от страха белки его глаз. Карпа, похоже, он боялся куда больше, чем Аркадия.

– Ты нам все обо…! Он так и сказал, что «ты нам все обо…».

Они услышали зловещий хохот Карпа.

– Куда же ты отсюда побежишь?

– Отъ…сь, – произнесла магическое слово Наташа, и Павел отошел в сторону.


Содержание:
 0  Полярная звезда : Мартин Смит  1  Глава 1 : Мартин Смит
 2  Глава 2 : Мартин Смит  3  Глава 3 : Мартин Смит
 4  Глава 4 : Мартин Смит  5  Глава 5 : Мартин Смит
 6  Глава 6 : Мартин Смит  7  Глава 7 : Мартин Смит
 8  Глава 8 : Мартин Смит  9  Глава 9 : Мартин Смит
 10  Глава 10 : Мартин Смит  11  Глава 11 : Мартин Смит
 12  Глава 12 : Мартин Смит  13  Глава 13 : Мартин Смит
 14  Глава 14 : Мартин Смит  15  Глава 15 : Мартин Смит
 16  Глава 16 : Мартин Смит  17  Часть II ЗЕМЛЯ : Мартин Смит
 18  Глава 18 : Мартин Смит  19  Глава 19 : Мартин Смит
 20  Глава 20 : Мартин Смит  21  Глава 17 : Мартин Смит
 22  Глава 18 : Мартин Смит  23  Глава 19 : Мартин Смит
 24  Глава 20 : Мартин Смит  25  Часть III ЛЕД : Мартин Смит
 26  Глава 22 : Мартин Смит  27  Глава 23 : Мартин Смит
 28  Глава 24 : Мартин Смит  29  Глава 25 : Мартин Смит
 30  Глава 26 : Мартин Смит  31  Глава 27 : Мартин Смит
 32  Глава 28 : Мартин Смит  33  Глава 29 : Мартин Смит
 34  Глава 30 : Мартин Смит  35  Глава 31 : Мартин Смит
 36  Глава 32 : Мартин Смит  37  Глава 21 : Мартин Смит
 38  Глава 22 : Мартин Смит  39  Глава 23 : Мартин Смит
 40  Глава 24 : Мартин Смит  41  Глава 25 : Мартин Смит
 42  вы читаете: Глава 26 : Мартин Смит  43  Глава 27 : Мартин Смит
 44  Глава 28 : Мартин Смит  45  Глава 29 : Мартин Смит
 46  Глава 30 : Мартин Смит  47  Глава 31 : Мартин Смит
 48  Глава 32 : Мартин Смит    



 




sitemap