Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 29 : Мартин Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу




Глава 29

«Полярная звезда» лежала на дне белого колодца. Туман окружал плавзавод со всех сторон, а лучи солнца, пробивающиеся сквозь туман и отражаемые поверхностью льда, создавали иллюминацию, которая была одновременно призрачной и ошеломляющей.

Все судно сверкало, лед покрывал каждую его поверхность. Палуба превратилась в молочно-белый каток, сеть вокруг волейбольной площадки сверкала, как дом, сложенный из кристаллов, антенны казались стеклянными. Лед покрыл иллюминаторы, через них ничего не было видно, и они были похожи на фантастические линзы, деревянные палубные надстройки блестели, покрытые льдом. Сейчас судно было похоже на арктическую рыбу.

– Конечно, кабель не мог не зацепиться за что-нибудь на дне, – сказал Марчук. Он отвел Аркадия в угол рубки подальше от рулевого. Капитан не спал всю ночь: когда он снял темные очки, глаза выглядели усталыми. – Мы вынуждены стоять на месте, пока Гесс там внизу разматывает и наматывает кабель в надежде отцепить его.

– А что с «Орлом»? – Аркадий задал тот же вопрос, что и Сьюзен.

Дворники упорно трудились, счищая лед с ветрового стекла, но ведь судно стояло на месте, и смотреть, кроме тумана, было не на что. Аркадий бросил взгляд на ветровое стекло и прикинул, что видимость примерно сто метров.

– Скажите спасибо, что вы на этом судне, Ренько.

– От них не было вызова по радио?

– Их радио молчит, – сказал Марчук.

– Три различных радиостанции, дублирующие устройства, и все молчат?

– Может, у них сломалась мачта. Судно обледенело, и при бортовой качке это вполне возможно.

– Пошлите кого-нибудь к ним.

Марчук полез в карман за папиросами, но наклонился над столиком и закашлялся, как будто от затяжки папиросой.

– Знаете, что я собираюсь сделать, когда мы вернемся назад? Поехать отдохнуть и подлечиться. Не буду ни пить, ни курить. Поеду куда-нибудь под Сочи, где буду принимать серные ванны и лечебные грязи, и буду валяться в этих грязях по крайней мере шесть месяцев, пока не протухну, как китайское яйцо, иначе не почувствуешь, что прошел курс лечения. И выйду я оттуда розовый, как младенец, а там пусть расстреливают.

Он бросил взгляд на рулевого, потом в штурманскую, где еще один человек спокойно работал с таблицами. «Полярная звезда» была зажата льдами, но она не стояла на месте, а медленно дрейфовала вместе со льдинами.

– Когда забираешься далеко к северу, с оборудованием творятся странные вещи, я уж не говорю о миражах, которые видят люди. Посылаешь радиосигналы, а они возвращаются назад, магнетизм настолько сильный, что поглощает направленные радиосигналы. Не надо искать черную дыру в космосе – вот она, прямо здесь.

– Пошлите кого-нибудь к ним, – снова повторил Аркадий.

– Мне запрещено, до тех пор пока не будет смотан кабель. Если он зацепился за что-нибудь плавучее, он может находиться прямо подо льдом, а может, его даже и видно.

– Но кто капитан, вы или Гесс?

– Ренько. – Капитан покраснел, вынул руки из карманов и сложил их за спиной. – А кто такой матрос второго класса, который должен быть благодарен, что его не привязали к койке?

Аркадий подошел к радару. Хотя «Орел» продолжал находиться в двух километрах позади «Полярной звезды», зеленая точка на экране была не резкой.

– Они не тонут, – сказал Марчук. – Просто судно обледенело, а сигнал отражается ото льда не так четко, как от металла. Гесс говорит, что у них все в порядке, и радио работает, но они заняты его кабелем. Вы же слышали, как он говорил, что неприятности только у нас, но не у них.

– А если они полностью исчезнут с экрана радара, Гесс скажет вам, что «Орел» превратился в подводную лодку. Скоро на мостик придет Сьюзен. Как вы удержите ее и остальных американцев на борту?

– Я соберу их в кают-компании и обрисую всю обстановку, – сухо ответил Марчук. – Главное, держать их подальше от кормы, пока не смотают кабель.

И плавзавод, и траулер застряли во льдах носом на юго-восток, в сторону кораблей, идущих из Сиэтла, но на какой бы диапазон Аркадий ни переключал радар, на экране не было ни одной отметки. Он переключил радар в пятикилометровый диапазон и взял пеленг на «Орла», 300°…

– Если через час товарищ Гесс не смотает свой кабель, я лично обрублю его и выброшу, – прошептал Марчук. – Некоторое время уйдет на то, чтобы он затонул, потому что у холодной воды высокая плотность, но потом я вернусь и выручу «Орла». Я вам обещаю, я не могу допустить, чтобы погиб другой рыбак. Я, как и вы, хочу, чтобы они вышли в чистые воды.

– Нет, – возразил Аркадий. – Мне нравится, что они находятся там, где находятся.

– Я не могу позволить никому покидать судно, – сказал Марчук. – Во-первых, мне запрещено, а во-вторых, от этого не будет никакого толка. Вам приходилось ходить по замерзшим озерам?

– Да.

– Но это не одно и то же, это вам не Байкал. В соленой воде лед наполовину слабее, чем в пресной, он похож на зыбучий песок, а не на цемент. Посмотрите! В таком тумане вы не найдете дорогу, через сто шагов вы заблудитесь. Если какой-то сумасшедший рискнет спуститься на лед, то ему прежде всего нужно будет попрощаться со всеми. Нет, запрещаю.

– А вы когда-нибудь ходили здесь по льду? – спросил Аркадий.

Марчук задумался.

– Да.

– Ну и как он?

– Он был прекрасен, – развел руками Марчук.


Из аварийного шкафа Аркадий взял пару спасательных жилетов и ракетницу. Жилеты были сделаны из кусков пенопласта, обтянутых оранжевой хлопчатобумажной тканью, в карманах находились свистки для подачи звуковых сигналов. Жилет крепился к талии с помощью ремней. Ракетница представляла собой старый наган, барабан и ствол которого были заменены короткой толстой трубкой для ракет.

На траловой палубе, похоже, никого не было. Проходя через нее, Аркадий слишком поздно заметил, что кто-то наблюдает за ним из кабины крана. Фигура Павла была скрыта в тени кабины, и только лицо выглядывало в треугольную щель. Павел никак не среагировал на появление Аркадия, и только спустившись в кормовой отсек, Аркадий понял, что Павел с такого расстояния просто не узнал его, тем более что на голове у него был накинут капюшон, а под курткой надеты спасательные жилеты.

– Аркадий, это ты? – По коридору со стороны кухни шел Гурий, перекидывая из руки в руку горячий пельмень. Плечи и воротник его кожаной куртки были, словно перхотью, обсыпаны мукой.

Аркадий насторожился, но потом понял, что это просто чудачество Гурия, от которого ко всему еще несло капустой. Если команда не была занята ловлей рыбы, люди оставались внизу, играли в домино или шахматы, смотрели фильмы или спали. «Полярная звезда» могла остановиться только по какой-то необъяснимой причине, но причины вообще редко объяснялись команде. Все чувствовали, что двигатели работают, и жизнь шла своим чередом.

– Ты только посмотри на это. Обычный мясной пельмень, но… – Гурий откусил половину, проглотил, а вторую половину показал Аркадию.

– Ну и что? – спросил тот.

Гурий усмехнулся и поднес пельмень к глазам Аркадия, как будто демонстрировал ему кольцо с бриллиантом.

– Здесь нет мяса, я не имею в виду обычного мяса с хрящами и костями. Здесь вообще не пахнет никакими млекопитающими. Это рыбная мука и сок от мяса, Аркадий.

– Мне нужны твои часы.

– Ты хочешь знать, сколько времени?

– Нет. – Аркадий расстегнул на запястье Гурия браслет новеньких часов, специально предназначенных для сафари. – Я просто хочу одолжить у тебя часы.

– Одолжить? Ты знаешь, из всех слов русского языка, включая «трахнуть» и «убить», слово «одолжить», пожалуй, самое вульгарное. «Арендовать», «взять напрокат» – вот к каким словам нам пора привыкать.

– Тогда я краду твои часы. – На встроенном компасе имелись даже деления, обозначавшие градусы.

– Ты честный человек.

– Ты будешь сообщать, что Олимпиада ворует продукты? – спросил Аркадий.

– Нет, нет. Я думаю, что по возвращении во Владивосток мы, возможно, откроем ресторан. Олимпиада гений. С таким партнером можно преуспеть.

– Желаю удачи, – сказал Аркадий, надевая часы.

– Спасибо. – Внезапно лицо Гурия вытянулось. – Что ты имеешь в виду? – Его беспокойство усилилось еще больше, когда Аркадий направился в сторону траловой палубы. – Куда ты собрался в таком виде? Я получу назад свои часы?

Аркадий уверенной поступью направился на корму. На шлюпочной палубе он не оглядывался, так как там мог находиться кто-нибудь из соглядатаев Карпа. Красный вымпел на кормовом леере был покрыт снегом. Несколько раз Аркадий поскользнулся. Возле кормового трапа стояли два члена команды, на рукавах у них были красные повязки, которые обычно носят народные дружинники. Это были Скиба и Слезко – в солнцезащитных очках и кроличьих шапках. Когда Аркадий подошел ближе, они узнали его и попытались преградить ему дорогу, но он отодвинул их рукой в сторону.

– Приказ капитана, – сказал Слезко.

– Запрещено всем, – добавил Скиба.

Аркадий снял со Скибы солнцезащитные очки.

– Минутку, – сказал Слезко и протянул Аркадию пачку «Мальборо».

– Товарищи, – отсалютовал им Аркадий, – считайте меня плохим коммунистом.

Он спустился на площадку, с которой тралмастеры обычно наблюдали за выемкой сетей. Веревка примерзла к лееру, и ему пришлось отбивать ее. Обмотав веревку вокруг руки, он перелез через леер и начал спуск. Спускаться по такой веревке было примерно то же самое, что спускаться по сосульке. Ноги Аркадия коснулись льда, разъехались, и он опрокинулся на спину.

Высоко вверху на корме стояли Скиба и Слезко и смотрели вниз, словно горностаи с высокого утеса. Поднявшись на ноги, Аркадий определил направление по компасу, встроенному в часы Гурия. Лед был прочный, как камень. Аркадий отправился в путь.

Конечно, ему надо было одеться теплее, надеть шерстяные носки и валенки, но у него, по крайней мере, были хорошие рукавицы, шерстяная шапочка под капюшоном и два спасательных жилета, которые тоже в какой-то мере защищали от холода. Чем больше он шел, тем теплее ему было.

И тем беспечнее он становился. Очки не слишком затемняли сверкание тумана, и Аркадий мог различать клубы белых паров, окружавших его. Он уже однажды видел подобное через иллюминатор самолета, пролетавшего в облаках. Лед был прочным, белым, именно таким, каким он и бывает, когда замерзает море. Он блестел словно зеркало, хотя Аркадий и не мог видеть в нем свое отражение. Когда он оглянулся назад, рыбзавод уже скрылся в тумане Аркадий подумал, что «Полярная звезда» уже больше не похожа на корабль, она скорее напоминает рухнувший с неба серый метеорит.

Два километра при нормальной ходьбе – это двадцать минут, ну, может, полчаса. Многим ли людям приходилось идти по морю?

Он продолжал придерживаться курса 300°, хотя стрелка компаса прыгала из стороны в сторону. В такой близости к магнитному полюсу вертикальное притяжение было настолько сильным, что кончик стрелки метался справа налево, как будто его дергали за ниточки. Сориентироваться больше было не по чему, горизонта не было вообще, не было никакой грани между льдом и туманом. Во всех направлениях простиралась сплошная молочная пелена.

Первым делом Аркадий хотел проверить шкафы для одежды в каютах и ящики в машинном отделении. Ведь Зину где-то прятали.

Марчук был прав насчет миражей. Аркадий видел старомодную черную пластинку на 78 оборотов, беззвучно крутящуюся посредине льдов. Как будто его разум решил заполнить этот белый вакуум первым попавшимся, что пришло на память. Он сверился с компасом. Возможно, что он ходит по кругу, такое случается в тумане. Некоторые ученые считают, что это происходит потому, что у людей одна нога сильнее другой. Другие даже объясняют это вращением Земли и эффектом Кориолиса, утверждая, что человек не может контролировать направление.

По мере того как он подходил ближе, пластинка вращалась все быстрее, затем вообще стала крутиться как-то беспорядочно, и когда он делал последние шаги, она задрожала и растворилась в круге черной воды, а по краям этого круга был битый лед, покрасневший от крови.

Белые медведи иногда прыгают в проруби, когда в них появляются тюлени, чтобы подышать воздухом, в ходе своей охоты они проходят по льду по двести – триста километров. Шум ледоколов обычно отпугивает их, но «Полярная звезда» неподвижно стояла на месте. Аркадий не слышал шума борьбы, значит, это не белый медведь, но, с другой стороны, кровавые следы не уходили в сторону от проруби. Значит, медведь убил свою жертву прямо в воде, и еще не вылез оттуда, или проплыл подо льдиной к другой проруби. Казалось, что лед был взорван, а по обилию крови вокруг проруби создавалось впечатление, что тюленя тоже взорвали. В воде плавали несколько кусков льда, указывая на то, что вода движется подо льдом.

Как неожиданно может закончиться мое расследование, подумал Аркадий. Меня может загрызть медведь. В России такое не редкость. Тюлень, наверное, здорово удивился, Аркадий понимал его чувства. Он еще раз сверился с компасом и двинулся дальше.

Впереди послышался громкий треск. Сначала Аркадий подумал, что это, наверное, медведь проламывается сквозь лед, но потом он понял, что это может раскалываться льдина. В открытой воде льдины переносятся течениями, дрейфуют, сталкиваются и ломаются, но Аркадий решил, что конкретной опасности нет. В воде звук распространяется быстрее и дальше, чем в сухом воздухе, туман не приглушает звук, а, наоборот, усиливает его. Так что если это был звук раскалывающейся льдины, то это произошло где-то далеко впереди.

Ему хотелось бы, чтобы стрелка компаса перестала прыгать. Сколько времени он уже идет? Судя по часам, двадцать минут. Хорошо ли японцы проверяли качество этих часов? Никаких признаков «Орла» не было, но когда Аркадий обернулся, то на самой границе видимости заметил фигуру, следующую за ним, похожую на видение.

Серая полоска льда начала прогибаться под его ногами, Аркадий отошел в сторону, где лед был белым, и снова посмотрел на компас. Похоже, что лед раскалывался в направлении юго-запад – северо-восток, а это преграждало ему дальнейший путь. Аркадий насторожился. Фигура позади него сделала большой прыжок, словно медведь, но она была высокого роста и черной.

Теперь Аркадий понял, что заблудился, или сбился с курса, или неправильно определил расстояние до «Орла». Туман медленно поплыл слева направо, и впервые Аркадий заметил, что льдина, которую он считал неподвижной, смещается в сторону. Поэтому он все время двигался не в том направлении. Позади, примерно в ста метрах, обозначились ноги, руки, голова и борода его преследователя. Марчук. Наверное, Скиба и Слезко прямо с кормы сразу побежали к капитану, и Марчук в духе сибиряка сразу последовал за Аркадием. Аркадий сделал несколько шагов в туман, и Марчук исчез из виду.

Капитан не окликал его, и теперь Аркадий хотел достичь «Орла» до того, как Марчук догонит его и прикажет вернуться на «Полярную звезду». Они могли бы вместе подняться на борт траулера, с Марчуком там было бы безопаснее, ведь Ридли и Колетти были заодно с Карпом. Возможно, Морган и не связан с ними, хотя капитан не может быть в полном неведении относительно того, что происходит у него на борту.

Хотя Аркадий продвигался в тумане вслепую, он мысленно представил себе свои следы, прямые, словно стрела, ведущие через льды прямо к «Орлу». Это было бы здорово, справедливо, если только, конечно, он не прошел мимо траулера и теперь направляется к Полярному кругу.

Снова послышался треск, но на этот раз более отчетливо. Нет, лед не трескался, его кололи молотками, и звук такой, словно разбивали стекло. Аркадий завертел головой по сторонам в надежде разглядеть источник звука, но в тумане могло показаться, что звук совсем близко, и поэтому Аркадий подавил в себе желание побежать в ту сторону, да и в направлении можно было легко ошибиться. Туман теперь налетал на него, словно прибой, пытаясь утащить за собой. Он представил себе, сколько мужества надо, чтобы проплыть хотя бы несколько метров в такой холодной воде. Он словно наяву увидел, как несколько человек упали с траулера и почти моментально умерли от разрыва сердца, прежде чем к ним поспешили на помощь.

Внезапно звук молотков усилился, и не более чем в десяти метрах впереди из тумана выплыл «Орел», зажатый льдами. Туман, проплывавший над ним, создавал впечатление, что судно движется в замерзшем море.

Пробивая путь, «Полярная звезда» покрылась чистым белым льдом, а следовавший позади «Орел» покрылся льдом от брызг соленой воды, и этот лед напоминал причудливые сталактиты, становившиеся матовыми по мере понижения температуры. Лед каскадами спадал с трапа рулевой рубки и торчал из желобов для стока воды, с планширов свисали сосульки. Колетти находился возле рулевой рубки, он растапливал паяльной лампой лед на окнах. Пламя паяльной лампы освещало его желтовато-бледное лицо. Свет в рубке был тусклым, как от свечи, но Аркадий различил фигуру, сидящую в капитанском кресле. Ридли молотком скалывал лед со ступенек радиомачты. Антенны-диполь на верхушке мачты не было, а штыревые антенны были согнуты под углом 90°. Лед свисал с них, как обрывки ветоши. Самое лучшее, что Морган мог услышать при таких антеннах, это атмосферные помехи. Надвинувшийся туман снова скрыл «Орла». Они не заметили Аркадия, и он направился в сторону кормы.

Насколько он опередил Марчука? На десять шагов? На двадцать? Наверняка эти звуки привлекли внимание капитана. Аркадий уже почти ступил на кормовой трап, когда увидел это. Рыболовная сеть была намотана на портал крана, черные и оранжевые капроновые шнуры превратились в ледяной саван. Туман так низко навис над траулером, что Аркадию был виден только темный тоннель, в конце которого показалась фигура Марчука. Теперь это уже не имело значения, капитан не отошлет его обратно. Все получилось, как он задумал.

Когда фигура стала более различимой в тумане, Аркадий увидел, что борода и рот человека закрыты свитером. Когда Карп подошел ближе, он опустил свитер. Подготовлен он был лучше Аркадия: на глазах темные солнцезащитные очки, на ногах – валенки. В одной руке он держал топор.

На секунду Аркадий задумался: какой у него был выбор? Рвануть прямо к Северному полюсу? Или сбежать на Гавайи?

Трап «Орла» был опущен низко, но он был скользкий. Аркадий лег на него животом и стал подтягивать себя верх. Палуба была полна замерзших во льду рыб и крабов, навесную палубу окаймляли сосульки. Сидя в тумане на радиомачте, Ридли с ювелирной осторожностью пытался освободить ото льда балку радара. Длинные волосы и борода рыбака были покрыты инеем. Аркадий прикинул, что расстояние от трапа до рубки составляет примерно пятнадцать метров, но самым открытым пространством были первые пять метров до навесной палубы, идущей вдоль борта.

Карп приближался. Держа в руках топор, как запасное крыло, он, казалось, летел по льду, словно глайдер.


Содержание:
 0  Полярная звезда : Мартин Смит  1  Глава 1 : Мартин Смит
 2  Глава 2 : Мартин Смит  3  Глава 3 : Мартин Смит
 4  Глава 4 : Мартин Смит  5  Глава 5 : Мартин Смит
 6  Глава 6 : Мартин Смит  7  Глава 7 : Мартин Смит
 8  Глава 8 : Мартин Смит  9  Глава 9 : Мартин Смит
 10  Глава 10 : Мартин Смит  11  Глава 11 : Мартин Смит
 12  Глава 12 : Мартин Смит  13  Глава 13 : Мартин Смит
 14  Глава 14 : Мартин Смит  15  Глава 15 : Мартин Смит
 16  Глава 16 : Мартин Смит  17  Часть II ЗЕМЛЯ : Мартин Смит
 18  Глава 18 : Мартин Смит  19  Глава 19 : Мартин Смит
 20  Глава 20 : Мартин Смит  21  Глава 17 : Мартин Смит
 22  Глава 18 : Мартин Смит  23  Глава 19 : Мартин Смит
 24  Глава 20 : Мартин Смит  25  Часть III ЛЕД : Мартин Смит
 26  Глава 22 : Мартин Смит  27  Глава 23 : Мартин Смит
 28  Глава 24 : Мартин Смит  29  Глава 25 : Мартин Смит
 30  Глава 26 : Мартин Смит  31  Глава 27 : Мартин Смит
 32  Глава 28 : Мартин Смит  33  Глава 29 : Мартин Смит
 34  Глава 30 : Мартин Смит  35  Глава 31 : Мартин Смит
 36  Глава 32 : Мартин Смит  37  Глава 21 : Мартин Смит
 38  Глава 22 : Мартин Смит  39  Глава 23 : Мартин Смит
 40  Глава 24 : Мартин Смит  41  Глава 25 : Мартин Смит
 42  Глава 26 : Мартин Смит  43  Глава 27 : Мартин Смит
 44  Глава 28 : Мартин Смит  45  вы читаете: Глава 29 : Мартин Смит
 46  Глава 30 : Мартин Смит  47  Глава 31 : Мартин Смит
 48  Глава 32 : Мартин Смит    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение