Детективы и Триллеры : Триллер : Сумка с миллионами A Simple Plan : Скотт Смит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

вы читаете книгу




Американская мечта в обычной сумке… Братья Хэнк и Джекоб и их приятель Лу находят 4 миллиона долларов в разбившемся самолете в заснеженных лесах Миннесоты. Они догадываются, что у этих денег есть хозяин. Однако все же решают воспользоваться необычным подарком судьбы и оставляют деньги себе, мечтая начать новую жизнь. Самый трудный шаг сделан. Но друзья еще не осознают, чем рискуют…

Посвящаю эту книгу моим родителям. Особую благодарность хочу выразить Эллис Квинн, Гейлу Хохману, Виктории Вилсон и Элизабет Хилл.

1

Мои родители погибли в автокатастрофе ровно через год после моей свадьбы. В тот воскресный вечер они попытались въехать через съезд с автомагистрали и на полном ходу врезались в фургон, перевозивший скотину. Лобовое столкновение. Отец умер на месте, но мать оказалась жива. Ее немедленно доставили в частную клинику в Дельфии. Мама протянула всего лишь сутки. У нее был сломан позвоночник и шея, кроме того, она получила травмы внутренних органов…

Водитель фургона отделался парой синяков. Сам фургон загорелся, в результате чего погибли все животные. Этот человек предъявил нашей семье иск и потребовал выплаты компенсации за моральный и материальный ущерб. Суд он выиграл, но денег все равно не получил. После отца осталось много долгов, и, чтобы покрыть хоть часть из них, мы продали родительскую ферму еще до объявления решения суда по этому делу.

Моя жена Сара заявила, что этот несчастный случай – попытка самоубийства. Она считала, что у моего отца не осталось сил бороться за восстановление фермы, да и долгов накопилось уже столько, что выплатить их полностью было практически невозможно. Конечно, я поначалу спорил с ней, доказывая, что отец не мог опустить руки и сдаться, но, признаться, ее версия выглядела наиболее правдоподобной. Кроме того, сейчас, вспоминая эти печальные события и все, что предшествовало им, мне кажется, что отец даже готовился к тому, что произошло. За неделю до случившегося он приехал ко мне на своем пикапе, машина была набита мебелью. Нам с Сарой она была не нужна, но попытки убедить в этом отца оказались тщетными, так что мне ничего не оставалось, как помочь ему разгрузить машину и занести вещи в дом. После этого отец поехал к моему брату Джекобу и отдал ему пикап.

Кроме того, он объявил нам о своей воле, или, как правильнее будет сказать, последнем желании. Отец хотел, чтобы мы с Джекобом поклялись, что после его смерти будем навещать его могилу по крайней мере раз в год, в день его рождения. После того как мы произнесли эту клятву, отец показал нам свое завещание. Это был какой-то нелепый документ, в котором было перечислено все имущество отца. В завещании было указано все – ферма, дом с перечислением всех комнат и тем, что в них находилось… Кажется, отец записал в завещание абсолютно все, не обращая внимания на ценность предмета. Здесь был даже бритвенный станок и веник, завещанные Джекобу, а сломанный миксер, пара рабочих ботинок и пресс-папье были предназначены мне. Чтобы покрыть долги, нам пришлось продать все эти вещи. Конечно, денег, вырученных с этих продаж, не хватило. Единственным выходом оставалось продать ферму и дом… дом, где мы с братом провели детство. Покупатель нашелся довольно быстро. Дом и землю купил наш сосед. Присоединив наш участок к своему, ферма соседа разрослась как амеба. Родительский дом он сразу же снес, а на его месте распахал поле и засеял его соей.

Мы с братом никогда не были особенно близки, даже в детстве. А с возрастом пропасть непонимания и отчуждения только разрасталась между нами. К тому времени, когда произошли все эти печальные события, единственным, что связывало нас с Джекобом, были наши родители. А их внезапная смерть вообще, казалось, оборвала последнюю тонкую нить, соединявшую нас с братом.

Джекоб старше меня на три года. После окончания школы он начал жить отдельно в небольшой квартире на верхнем этаже дома в Ашенвилле, городке, где мы выросли. Летом Джекоб работал в строительной бригаде, а зимой жил на пособие для безработных.

А вот я решил учиться дальше, хотя никто из моей семьи не имел специального образования. Я окончил университет в Толедо и получил степень бакалавра по специальности «менеджмент». Потом я женился на Саре, моей одногруппнице, и мы переехали в Дельфию, что в тридцати милях на восток от Ашенвилла, недалеко от Толедо. Здесь мы купили небольшой загородный дом, выкрашенный в зеленый цвет. В доме три спальни, ставни, гараж на две машины, кабельное телевидение… По вечерам нам приносят газету и оставляют ее у двери. Я работал в Ашенвилле заместителем управляющего и главным бухгалтером одного продуктового магазина.

Несмотря на то, что мы с Джекобом мало общались, между нами никогда не было ни злобы, ни вражды. Нам просто было не комфортно в обществе друг друга, было трудно находить общие темы для разговоров, мы плохо понимали друг друга. Поэтому мы решили, что единственный правильный способ избежать лишних конфликтов и взаимного раздражения – сократить время общения. Однажды, когда я после работы решил зайти к родителям, я еще издалека увидел у двери дома Джекоба, и тот, заметив меня, поспешно скрылся, избежав встречи со мной. В такие моменты я, как правило, чувствовал вовсе не боль или обиду, а настоящее облегчение… Признаться, мне действительно не хотелось встречаться с братом.

Так что, пожалуй, после того, что случилось с нашими родителями, нас с Джекобом связывало обещание, которое мы дали отцу незадолго до его смерти. Мы сдержали свое слово. Год за годом мы оба приезжали на кладбище и молча стояли у могилы родителей, до тех пор, пока один из нас не решался сказать, что мы выполнили свой долг и можно возвращаться к своей привычной рутине. День рождения отца, пожалуй, был для нас самым тяжелым днем в году. И мы с Джекобом оба с удовольствием прервали бы эту мрачную традицию, если бы не странное, необъяснимое предчувствие, что, если мы нарушим данное покойному отцу слово, мы будем сурово наказаны.

Наш отец родился 31 декабря… в последний день года. Постепенно посещение кладбища в этот день стало для нас традицией, такой же, как и любая другая, только, конечно, несколько тяжелее и печальнее. Со временем даже Новый год стал для меня унылым праздником.

С годами мы с братом стали терпимее относиться друг другу, однако встречались лишь 31 декабря. Иногда мы говорили о родителях, вспоминали детство, давали пустые обещания чаще видеться и, как всегда, с чувством выполненного долга расставались до следующего года.

Так прошло семь лет.


На восьмой год, 31 декабря 1987 года, Джекоб заехал за мной домой в половине четвертого, хотя мы договаривались в три. Джекоб был не один – с ним были его друг Луи и собака. Перед тем, как заехать за мной, они ездили на рыбалку. Зимняя рыбалка – главное увлечение Луи и Джекоба. Так что в тот день мы должны были сначала отвезти Луи домой, на другой конец Ашенвилла, и только потом уже ехать на кладбище.

Мне никогда не нравился Луи, я ему, скорее всего, тоже. Он часто называл меня мистер Бухгалтер. Луи произносил эту фразу таким тоном, будто быть бухгалтером по меньшей мере стыдно. Признаться, иногда он пугал меня, только я так и не могу понять почему. Было в Луи что-то отталкивающее. Конечно, вряд ли это было связано с его внешностью, хотя и внешность его не вызывала у меня каких-либо положительных эмоций. Луи был невысоким мужчиной сорока пяти лет, уже начинающим лысеть и набирать лишний вес. Его светлые волосы становились все реже и тоньше, а пробор на голове – все толще и заметнее. Еще одна отличительная черта его лица – кривые зубы, которые делали Луи похожим на одного из героев приключенческих книг и триллеров, которые так любят подростки, например, на старого боксера, убийцу или разбойника.

Когда я вышел из дома, Луи, сидевший на заднем сиденье, вылез из машины, чтобы поздороваться со мной.

– Привет, Хэнк! – сказал он, улыбнувшись. Джекоб был за рулем, в знак приветствия брат обернулся и тоже улыбнулся мне. Его большая собака непонятной породы – что-то между немецкой овчаркой и лабрадором – находилась сзади, в специальном отсеке багажника. Несмотря на то, что это был кобель, Джекоб почему-то назвал пса Мери Бет, в честь девушки, с которой он встречался еще в школе и которая была его первой и единственной любовью. Так что собаку Луи называл «она», совершенно не обращая внимания, на то, что на самом деле это был «он».

Я сел в машину на переднее сиденье, рядом с братом, и мы поехали.

Мой дом находился на небольшой ферме Форт Оттова. Прежние хозяева погибли еще в начале революции. Вокруг простиралось довольно ровное поле, но вот дорога была слишком извилистой для столь благоприятных условий.

Жители нашего района сооружали у своих домов небольшие холмики, которые напоминали могилы, и засаживали их кустарником. Практически все дома на нашей улице были совсем крохотными постройками. По словам риелторов, дома эти, как правило, снимают или покупают молодые семьи, не имеющие стабильного достатка, либо старики, у которых уже нет денег на более достойное жилье. Что до молодежи, то, как только у них появлялась возможность прилично заработать, они сразу же перебирались на соседнюю улицу, где располагались дома получше. А вот что касается второй категории людей, проживающих в домах, подобных нашему, для них перспективы были далеко не самыми оптимистичными. Денег у них со временем становилось все меньше и меньше, здоровье неизбежно ухудшалось, и практически всех стариков их дети отправляли в дома для престарелых.

Мы с Сарой принадлежали к первой категории жителей нашего района. Пока мы располагали средствами только на такое жилье, но мы уже открыли счет в Ашенвиллском банке и начали откладывать деньги на лучший дом. Когда-нибудь мы обязательно переедем из этой дыры, сделаем шаг в большой мир, в мир новых возможностей и перспектив. Что ж, по крайней мере, мы надеялись на это, это была наша цель, и таков был наш план.

Через пару минут мы уже выехали за пределы Дельфии и повернули на запад. Здесь дорога была такой же извилистой, как и в черте города. По обеим сторонам дороги стояли аккуратные двухэтажные домики с обустроенными участками, узкими подъездными дорожками и специальными столиками для пикников.

Сухой от мороза снег змейками расстилался над самой землей, кое-где по обочинам дороги собираясь в небольшие сугробы. Чем дальше мы ехали, тем большие расстояния разделяли дома, теперь уже между соседями была не просто лужайка, а целое поле.

По дороге совсем не было деревьев, домов с каждым километром становилось все меньше, да и машины на встречной полосе встречались все реже. Кругом царила унылая серо-белая пустота.

Признаться, дорога была не самой приятной. Машине Джекоба было уже одиннадцать лет, и пожалуй, в ней не имелось ни одной детали, которая не выдавала бы ее возраста. Когда-то фургон был ярко-красного цвета, любимый цвет моего брата, а сейчас краска потускнела и кое-где стерлась, кроме того, по бокам машина покрылась ржавчиной, да и царапин на ней было не мало. Амортизатор работал уже на последнем издыхании, печка и вовсе не включалась, а если и включалась, то на полную мощность, и уже через пару минут салон напоминал сауну. Радио окончательно сломалось. Одно из окон заменяла пластмассовая пластина, а на полу красовалась довольно большая дыра, через которую ужасно дуло. Эта струя ледяного воздуха на этот раз дула прямо на меня, а точнее, на мою правую ногу. Словом, это путешествие не было комфортным.

Джекоб и Луи разговаривали о погоде, они выражали недовольство понижением температуры и предположили, что скоро пойдет сильный снег. Я слушал их пустую болтовню молча.

Наедине с Джекобом я всегда чувствовал себя как-то неловко, а когда с нами был еще и Луи, то это ощущение усугублялись еще и тем, что я явно лишний в этой компании. У них имелся свой, особенный способ общения, порой они выражались так, что я даже не понимал сути разговора. У этой парочки был свой зашифрованный язык, свой юмор. Например, Луи мог сказать «ананас», делая особое ударение на последнем слоге, или Джекоб вдруг посреди беседы мог замычать, как корова, и оба моментально начинали безудержно смеяться. Честно говоря, мне все время казалось, что они подсмеиваются надо мной и именно я являюсь предметом их постоянных насмешек.

Вскоре мы проехали мимо замерзшего пруда. Здесь веселилась шумная детвора, одетая в яркие разноцветные куртки, некоторые катались на коньках.

Вдалеке, на самом горизонте, показались темные силуэты амбаров. Меня всегда удивляло то, что все эти фермы, мимо которых мы сейчас проезжали, находились всего в нескольких километрах от моего дома.

Мы двигались на юг по окружной автостраде, которая вела вокруг Ашенвилла, до перекрестка с Берн-роуд, проехали пару километров и свернули налево, на Андерс Парк-роуд. Через несколько минут оказались на низком цементном мосту, переброшенном через залив Андерс. Медленно падающий снег налипал на перила, реи и ограждения моста и превращал его из обычного серого невзрачного сооружения в нечто сказочное, волшебное и рождественское.

Прямо за заливом начинался природный заповедник Андерс – довольно густой лес, а точнее парк, протянувшийся вдоль дороги примерно мили на три. В центре парка находился пруд, в котором даже водилась рыба. Пруд был окружен небольшим ухоженным лугом. Этот парк – излюбленное место отдыха жителей окрестностей, и не только. Летом сюда съезжаются любители природы даже из Толедо, устраивают пикники, играют в веселые активные игры, бросают летающие тарелки и пускают воздушных змеев.

Изначально территория заповедника была частной собственностью некоего Бернарда С. Андерса, автомобильного магната из Детройта. Эту землю он приобрел в 1920-х годах и построил на ней огромный летний особняк, остатки фундамента которого еще сохранились. После смерти Андерса, что случилось во время кризиса в стране, имение перешло по наследству его жене. Она переехала в него через год после кончины супруга и прожила в поместье сорок лет; после ее смерти дом постепенно пришел в упадок, и теперь от него остались одни развалины. У нее и Бернарда не было детей, поэтому женщина решила завещать имение местным властям при условии, что оно будет охраняться и на его месте будет создан природный заповедник, названный в честь ее покойного супруга. Несмотря на то, что это место не подходило для парка, ведь в ближайшей округе было всего несколько ферм и всю территорию в основном окружали поля, местные власти решили принять предложение вдовы, посчитав, что это будет выгодно для бюджета округа. Итак, дом разрушили, вокруг пруда смонтировали специальные столики для пикников, в парке проложили пешеходные дорожки, таким образом появился новый природный заповедник, который назвали в честь покойного хозяина поместья – Андерс.

После моста мы проехали еще около мили. Совершенно неожиданно прямо перед машиной дорогу перебежала лиса.

Все произошло очень быстро. Я только успел заметить яркое рыжее пятно слева от нас на поле, быстро приближавшееся к дороге. Это была крупная ярко-рыжая лиса, которая в зубах держала мертвого цыпленка. Джекоб резко нажал на тормоз, фургон начало заносить. Потом раздался громкий хлопок, что могло свидетельствовать о том, что разбились передние фары, и фургон остановился, заехав в огромный сугроб. Мы почувствовали довольно сильный толчок и едва удержались на местах, а вот собаку Джекоба по инерции выбросило через окно, в котором вместо стекла была пластмассовая пластина. Бедняга беспомощно перебирала лапами, пытаясь остановиться, и не понимая, что происходит. Пролетая через салон, пес когтями задел меня за шею. Оказавшись на свободе и почувствовав запах дикого зверя, Мери Бет бросился за лисой в лес.

– Черт, – произнес Джекоб, немного придя в себя. – Черт возьми!

Луи усмехнулся и открыл дверь. Мы выбрались из машины и вышли на дорогу. Некоторое время мы молча смотрели на фургон, оценивая последствия происшедшего. Разбитые фары были, пожалуй, единственным ущербом от аварии.

После пары минут молчания Джекоб позвал пса:

– Мери Бет! – крикнул он и громко свистнул.

Увидев нас вместе, никто не догадался бы, что мы братья. Джекоб больше пошел в отца, а я – в мать, словом, мы были очень разными, и найти сходство между нами было крайне сложно. У меня темно-каштановые волосы, карие глаза, я среднего роста и телосложения. Джекоб – светловолосый, выше меня на пару дюймов, у него голубые глаза. Кроме того, он еще и довольно полный мужчина, я бы даже сказал, не столько полный, сколько большой от природы. Иногда брат напоминает мне некоторую карикатуру на ожирение. У него крупные руки и ноги, большие зубы, он носит очки с толстыми линзами, и еще у него очень бледная кожа.

Через пару секунд мы услышали лай, который, казалось, постепенно удалялся.

– Мери Бет! – крикнул Джекоб.

Лес здесь был особенно густой. Клены, дубы, каштаны стояли очень плотно друг к другу, кроме того, был виден еще и небольшой подлесок. Я увидел следы лисицы, они петляли, огибая деревья и кусты, и вели куда-то вглубь чащи. Следы собаки, которые шли параллельно следам лисы, были немного крупнее, отпечатывались на снегу четче и напоминали по форме следы от хоккейной шайбы. На фоне абсолютно гладкого и ровного снега, следы животных были очень хорошо видны.

Мы прислушались к лаю – он становился все тише и тише, пес убегал все дальше.

По другую сторону дороги было поле, покрытое ровным слоем блестящего снега. Следы рыжей воровки вели именно оттуда. Тропа была абсолютно прямой, как будто лиса бежала по определенной дороге, которая была скрыта от наших глаз глубоким слоем снега.

Вдалеке, немного восточнее от нас, на самом горизонте, я разглядел ферму Дуайта Педерсона – ровная полоса деревьев, темно-красный амбар, пара силосных ям, двухэтажный дом, казавшийся темно-серым на фоне белоснежного, ослепительного снега, хотя я знал, что дом – светло-голубого цвета.

– Лиса стащила цыпленка у Педерсона, – сказал я.

– Ага, стащила, – кивнул Луи, – и прямо средь бела дня.

Джекоб еще раз посвистел Мери Бет. Через некоторое время нам показалось, что лай перестал удаляться. Мы прислушались.

Холодало. С поля дул холодный, морозный ветер. Единственное, чего я сейчас хотел, – это забраться обратно в фургон.

– Позови его еще раз, – предложил я.

Джекоб не обратил на мои слова никакого внимания.

– Может, он загнал ее, – обратился он к Луи.

Луи стоял, положив руки в карманы куртки. Она была белой, в стиле милитари, цвет был предназначен для маскировки в снежную погоду.

– Похоже на то, – ответил он.

– Надо сходить за ним, – заметил Джекоб.

Луи кивнул, вынул из кармана шерстяную шапку и натянул ее на свою порозовевшую от мороза лысину.

– Позови еще раз, – сказал я.

Джекоб снова проигнорировал мое предложение, поэтому я решил крикнуть сам:

– Мери Бет!

От мороза мой голос стал тонким и тихим.

– Нет, сам он не вернется, – объявил Луи.

Джекоб вернулся к фургону и открыл дверь у места водителя.

– Ты можешь не ходить, Хэнк, – заметил он. – Если хочешь, подожди нас здесь.

У меня с собой не было шапки, да и обут я был явно не для того, чтобы лазить по сугробам. Только вот я знал, что и Джекоб и Луи ждут от меня одного ответа – они уверены, что я останусь ждать их в машине, как какой-то немощный старичок. Я был уверен, что, как только они отойдут на достаточное расстояние, они тут же начнут смеяться надо мной, а такого удовольствия я просто не мог им доставить, поэтому я ответил:

– Нет, я пойду с вами.

Джекоб залез в машину и начал что-то искать на заднем сиденье. Он достал охотничье ружье и маленькую коробочку с патронами. Взяв из нее один патрон, брат зарядил ружье и положил коробку обратно на заднее сиденье.

– Не стоит, – сказал Джекоб, – ты замерзнешь.

– Зачем тебе ружье? – спросил я.

Луи стоял сбоку от меня, но я заметил, что он как-то странно усмехается.

Джекоб только пожал плечами, поднял воротник куртки и молча повесил ружье на плечо.

Он был одет в ярко-красную парку. Цвет как всегда полностью соответствовал его вкусу и характеру.

– Это территория заповедника, – заметил я, – здесь нельзя охотиться.

Джекоб улыбнулся и ответил:

– Это будет маленькой компенсацией – лисий хвост за разбитые фары.

Сказав это, он взглянул на Луи и добавил:

– Я возьму только один патрон, вот и посмотрим, кому повезет больше. Разве, по-твоему, это не справедливо?

– Это превосходная затея, – добавил Луи, протянув первый слог, так что вместо «превосходная», у него получилось «пр-р-р-евосходная».

Они с Джекобом тут же рассмеялись. Успокоившись, Джекоб подошел к обочине и неуклюже шагнул в сугроб. Постояв несколько секунд на месте и восстановив равновесие, он медленно пошел вперед и вскоре скрылся за деревьями. Луи, все еще усмехаясь, последовал за ним. Я остался на дороге один.

Я сомневался и не знал, что выбрать – поддаться чувству гордости или желанию остаться в относительном тепле и комфорте. В конце концов я подумал о смехе Луи, и моя гордость победила. С некоторым отвращением я шагнул в снег и пошел как можно быстрее, чтобы догнать Луи и Джекоба, которые ушли уже довольно далеко.

В лесу снега было по голень. Под гладкой блестящей поверхностью скрывались сломанные ветки, стволы упавших деревьев, камни, ямы, пни, – все это делало и без того не самую приятную прогулку намного тяжелее, чем даже я предполагал. Первым шел Луи. Он двигался довольно ловко, быстро виляя между деревьями, будто пытался скрыться от какой-то невидимой погони. Я шел за ним след в след. Джекоб довольно сильно отстал. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он очень устал – лицо у него покраснело так, что было чуть светлее цвета куртки, и шел он очень медленно, с трудом переставляя ноги.

Несмотря на то, что мы прошли уже довольно много, собачий лай не приближался.

Мы двигались вперед еще минут пятнадцать. Потом неожиданно лес расступился, и мы вышли на небольшую поляну. По форме поляна оказалась овальной, а посередине нее была большая яма, как будто миллионы лет назад на это место упал огромный метеорит. Повсюду валялись сломанные деревья, в основном это были яблони – остатки от фруктового сада Бернарда Андерса.

Я и Луи остановились у края поляны, чтобы подождать Джекоба. Мы стояли молча, пытаясь перевести дух. Джекоб что-то крикнул нам, потом рассмеялся, но, признаться, ни я, ни Луи не поняли, что он хотел сказать нам. Я внимательно осматривал следы пса, Которые вели куда-то вглубь фруктового сада.

– Его здесь нет, – произнес я.

Луи прислушался к лаю. Он по-прежнему, казалось, был где-то очень далеко.

– Да, ты прав, – согласился он, – собака не здесь.

Я посмотрел вокруг – единственным движущимся объектом, который оказался в поле моего зрения, был Джекоб, он старательно, но по-прежнему очень медленно, пробирался по сугробам. Идти до нас ему еще оставалось ярдов пятьдесят. Куртка у Джекоба была расстегнута, должно быть, ему стало жарко. Даже с такого расстояния я слышал его тяжелое дыхание. Винтовку он использовал как посох, и прежде чем сделать очередной шаг, брат опускал ее в снег, опирался, а затем с трудом переставлял ноги. За собой Джекоб оставлял глубокие следы, которые частенько даже сливались в одну траншею, как будто он не шел, а прокапывал себе путь.

Пока Джекоб добрался до нас, он весь взмок. Бедняга сильно покраснел и запыхался. Некоторое время мы с Луи молча стояли рядом и смотрели на Джекоба, который пытался прийти в себя и отдышаться.

– Господи, – с трудом выговорил Джекоб, – надо было взять что-нибудь попить.

Джекоб снял запотевшие очки и начал вытирать их о куртку, а сам тем временем смотрел на снег с таким видом, как будто надеялся увидеть там бутылку с водой.

Луи, как волшебник, взмахнул рукой, поднес ее к правому карману своей куртки, достал банку пива, открыл ее, немного отхлебнул и протянул пиво другу.

– Всегда будь готов, – сказал он, улыбаясь.

Джекоб сделал один большой глоток, перевел дыхание, глотнул еще раз и отдал банку Луи. Луи запрокинул голову и тоже сделал один большой глоток, после передал пиво мне. Это был «Будвайзер», я почувствовал его сладковатый запах.

Я покачал головой, что не хочу пива. Я так замерз, что от одной мысли о холодном пиве по спине пробежали мурашки, и, признаться, я никак не мог унять дрожь в ногах.

– Выпей, – сказал Луи, – давай. Не повредит.

– Нет, Луи, я не хочу пить.

– Уверен? – настаивал он. – По-моему, ты весь вспотел.

Я хотел снова отказаться, но нас вдруг перебил Джекоб:

– Это самолет? – спросил он.

Мы с Луи одновременно посмотрели на небо. Мы не слышали гула мотора, да и в облаках ничего не было видно. Только спустя пару секунд мы увидели, что Джекоб показывает не на небо, а на поляну. И действительно, среди деревьев лежал небольшой одномоторный аэроплан, практически полностью засыпанный снегом.

Я и Луи дошли до самолета первыми.

Самолет лежал на пузе, как маленькая игрушка, которую какая-то гигантская рука сняла с неба и аккуратно положила сюда, под ветви деревьев.

Бросалось в глаза несколько явных повреждений. Самой заметной из них был сломанный пропеллер, который одной лопастью даже повредил крыло. Но странно, вокруг не было ни поломанных деревьев, ни глубоких ям или других следов падения.

Ни я, ни Луи не решались подойти к самолету ближе. Он был на удивление маленьким, не больше, чем фургон Джекоба. С трудом верилось в то, что эта машина может поднять в воздух хотя бы одного человека.

Джекоб медленно приближался к нам. На поляне снег был еще глубже, чем в лесу, и издалека могло показаться, что Джекоб не идет, а ползет на коленях.

Где-то далеко продолжал лаять Мери Бет.

– Господи, – сказал Луи, – посмотрите на всех этих птиц.

Сначала я не увидел их – черные как смоль птицы неподвижно сидели на деревьях – но как только я заметил одну, сразу же разглядел и всех остальных. Сотни ворон сидело на темных ветвях деревьев. Птицы были повсюду.

Луи слепил снежок и бросил его в одну из птиц. Три вороны взлетели, облетели вокруг самолета и медленно приземлились на соседнее дерево. Одна из них каркнула, и этот звук эхом разнесся по поляне.

– Черт возьми, мне здесь не нравится, как-то жутковато, – произнес Луи, дрожа от холода.

Джекоб подошел к нам. Он тяжело дышал и был явно раздражен. Куртка у него все еще была расстегнута, и из нее торчала рубашка. Пару секунд он стоял молча, переводя дыхание.

– Внутри этой штуки есть кто-нибудь? – наконец спросил он.

Никто на этот вопрос не ответил. Я даже не подумал об этом, но, конечно, кто-то же должен находиться в самолете… пилот… хотя он, скорее всего, погиб. При этой мысли я с тревогой посмотрел на самолет. Луи бросил еще один снежок в ворон.

– Вы еще не посмотрели? – прозвучал голос Джекоба.

Джекоб передал ружье Луи и подошел к аэроплану совсем близко. Его дверь находилась сбоку, как раз за поврежденным крылом. Джекоб взялся за ручку и дернул ее. Послышался громкий скрип металла, и дверь приоткрылась дюймов на пять. Джекоб снова со всей силой потянул за ручку, дверь поддалась, мы выиграли еще дюйм. Еще одно усилие – и еще дюйма полтора. Потом Джекоб взялся за край двери обеими руками и потянул так сильно, что качнулся весь самолет. От этого движения с аэроплана соскользнул снег, который покрывал его блестящую серебристую поверхность. А вот дверь больше не открылась.

При виде такой уверенности и агрессивности Джекоба я подошел к самолету ближе. Через лобовое стекло я попытался посмотреть, что там внутри. Однако эта попытка успехом не увенчалась. Дело в том, что все стекло было покрыто паутиной трещин и плотным слоем льда, так что рассмотреть что-либо сквозь него было просто невозможно.

Джекоб продолжал дергать дверь. Через некоторое время он, наконец, остановился, чтобы перевести участившееся от напряжения дыхание.

Луи все еще стоял поодаль. С ружьем Джекоба он напоминал часового.

– Его, наверное, зажало, – предположил он.

Джекоб на пару секунд просунул голову в щель, на которую ему удалось открыть дверь.

– Ну что там? – поинтересовался Луи.

Джекоб покачал головой:

– Слишком темно. Надо туда залезть.

Сказав это, он снял очки и рукой протер лицо.

– Хэнк самый маленький. Ему будет проще всего залезть внутрь, – быстро пробормотал Луи, потом подмигнул Джекобу и усмехнулся, взглянув на меня.

– Хочешь сказать, что я меньше тебя?

Он похлопал себя по животу:

– Просто ты худее.

В поисках поддержки я посмотрел на брата, но на лице Джекоба красовалась широкая улыбка, судя по которой я мог сделать вывод, что он вполне согласен с предложением Луи и вряд ли встанет на мою сторону.

– Ну, так что ты думаешь, Джекоб? – спросил Луи.

Джекоб было засмеялся, но быстро взял себя в руки и серьезно сказал:

– Я думаю, что ты, Луи, точно не подходишь для этого дела. Твой живот тебе явно помешает.

И они оба повернулись и уставились на меня.

– Да что такое? Почему я?

Луи, как всегда, начал хихикать.

Пара ворон взлетела с веток. Было такое впечатление, что птицы внимательно наблюдали за нами и ждали, чем же закончится разговор.

– Почему бы нам просто не найти собаку, – сказал я, – потом вернуться в город и рассказать там, например, в полиции, про нашу находку. Зачем надо обязательно лезть в этот самолет?

– Ты что, испугался, Хэнк? – заметил Луи и переложил ружье из одной руки в другую.

Я понимал, что вот-вот сдамся и соглашусь только для того, чтобы доказать, что я вовсе не испугался. Внутренний голос говорил мне, что сейчас я веду себя как подросток, решившийся на глупый, абсурдный поступок только ради того, чтобы доказать свою силу и смелость. Стоя у приоткрытой двери самолета, я слушал голос, который продолжал логично и рационально разбирать сложившуюся ситуацию. С одной стороны, я, конечно же, понимал, что это глупо и небезопасно, а с другой – ничего не мог поделать со своей гордостью и нежеланием показаться перед братом и Луи трусом и дать им повод для очередных насмешек.

Джекоб отошел от двери, чтобы пропустить меня. Сначала я просунул в щель голову и подождал пару секунд, пока глаза привыкали к темноте. Изнутри самолет показался еще меньше, чем снаружи. Воздух здесь был теплый и влажный, как в теплице. Признаться, мне стало немного жутко в этом полумраке. Тоненький луч света пробивался сквозь дырку в фюзеляже и растворялся в темноте, оставляя лишь тусклый отблеск на противоположной стене салона. Вся хвостовая часть аэроплана была погружена в абсолютную темноту. Несмотря на это, мне показалось, что в машине никого нет. Голый металлический пол сужался к хвосту. Напротив двери лежал большой мешок. Жаль, что я не мог дотянуться до него. Если бы он лежал чуть ближе, я бы взял его и тут же вылез наружу.

В носовой части аэроплана я разглядел два кресла, которые казались серыми из-за тусклого света, пробивающегося сквозь засыпанное снегом лобовое стекло. Одно из них было явно пустым, а вот в другом я увидел тело человека, голова которого лежала на панели управления.

Я резко выдернул голову из двери и сказал:

– Я его видел.

Джекоб и Луи уставились на меня.

– Он мертв? – спросил Джекоб.

Я пожал плечами:

– Снега не было со вторника, так что, скорее всего, он лежит здесь по крайней мере два дня, – добавил я.

– А ты разве не собираешься проверить? – поинтересовался Луи.

– Давайте найдем собаку, – ответил я, начиная уже заметно нервничать. Вот чего я точно теперь не хотел делать, так это лезть в этот самолет. Мне казалось, что со стороны Луи и Джекоба было крайне глупо заставлять меня делать это.

– Я думаю, что мы должны проверить, – заметил Луи, усмехаясь.

– Да хватит тебе, Луи. Не говори ерунды. Не может быть, чтобы пилот был жив.

– Два дня – это не так уж и долго, – ответил Джекоб. – Я слышал, что бывают случаи, когда люди выживают и при худших обстоятельствах и при больших сроках нахождения без сознания.

– Тем более сейчас холодно, – добавил Луи. – Это все равно, что еда в холодильнике. На морозе все сохраняется дольше.

Я подождал, пока Луи заговорщицки подмигнет Джекобу, но он почему-то не стал этого делать.

– Просто пойди и проверь, – сказал Джекоб, – что, это так сложно?

Понимая, что я в ловушке и мне ничего не остается, как подчиниться, я нахмурился и снова просунул голову в дверь самолета, но тут же вылез.

– Ты можешь хотя бы соскрести лед с лобового стекла? – попросил я Джекоба.

Брат глубоко, по-театральному, вздохнул, показывая, что это скорее работа Луи, и медленно пошел к передней части самолета.

Я начал протискиваться в дверь. Повернувшись боком, я сначала просунул в щель голову, потом плечи, но когда дело дошло до груди, щель вдруг сузилась и сжала меня будто в тиски. Я попытался вылезти обратно, но попытка не удалась, я только зацепился курткой и рубашкой и своим неловким движением задрал их до самых подмышек. Так что моя спина мгновенно оказалась открытой на морозе.

Я слышал, как Джекоб счищал снег с лобового стекла, и решил подождать, пока в салоне самолета станет светлее, однако этого, как ни странно, не произошло. Счистив верхний слой снега, Джекоб начал бить по льду. Эти глухие удары разносились по кабине, напоминая тяжелые удары сердца.

С силой выдохнув, я попытался протиснуться вперед. Теперь хватка двери сместилась с груди на область живота. Я хотел было повторить попытку, думая, что еще одно усилие – и я наконец пролезу в эту щель, осмотрю пилота и как можно скорее выберусь обратно, как вдруг я увидел нечто странное. Мне показалось, что пилот начал двигаться. Его голова, которая раньше неподвижно лежала на панели управления, вдруг начала медленно качаться вперед-назад.

– Эй, дружище, ты в порядке? – шепотом спросил я. Несмотря на то, что я говорил очень тихо, по салону пробежало эхо.

Джекоб продолжал бить по стеклу. Бум, бум, бум.

– Эй, – еще раз, немного громче, позвал я и слегка постучал по железной стенке.

Я услышал, что Луи подошел ко мне.

– Что там? – спросил он.

Джекоб все стучал… бум, бум, бум.

Теперь пилот лежал неподвижно. Хотя я уже ни в чем не был уверен.

Я попытался пролезть дальше. Джекоб перестал расчищать окно.

– Скажи ему, что лед не соскребается, – крикнул он Луи.

– Он застрял, – ответил Луи. – Иди посмотри.

В следующий момент я почувствовал, как он обхватил меня чуть выше талии и пощекотал. Тогда я попытался оттолкнуть его ногой. От этого резкого движения у меня даже соскользнул ботинок. А дверь по-прежнему так же крепко держала меня в своих железных объятиях. Снаружи незамедлительно послышался смех.

– Давай теперь ты, – сказал Луи Джекобу.

Теперь я дергался из стороны в сторону, я даже не думал о том, что хочу сделать – протиснуться в самолет или вылезти наружу, – я просто желал высвободиться из этих силков. Я отчаянно пытался оттолкнуться ногами, но у меня получалось только беспомощное барахтанье.

Весом своего тела я даже раскачал самолет. Вдруг совершенно неожиданно я заметил какое-то движение прямо перед собой.

Сначала я даже не понял, что это. Мне показалось, что голова пилота качнулась в сторону, потом прямо над ним послышался звук, похожий на удар. Рядом с пилотом явно происходило какое-то движение. Только спустя пару секунд, присмотревшись, я понял, что это была птица, крупная ворона, такая же, как и те, что сидели на яблонях.

Она села на сиденье пилота и начала осматриваться. Я осторожно, стараясь не шуметь и не пугать птицу, попытался вылезти наружу. Однако, несмотря на мои старания, ворона снова взлетела, ударилась о лобовое стекло и, отскочив от него, полетела прямо на меня. При виде летящей на меня птицы я так испугался, что даже не мог пошевелиться. Только когда она подлетела совсем близко и до удара оставались доли секунд, я, насколько мог, вжал голову в плечи.

Ворона ударила меня клювом прямо в лоб. Удар был таким сильным, что я даже вскрикнул и начал отчаянно дергаться. На этот раз мои попытки высвободиться увенчались успехом, и я оказался на полу в салоне самолета. От резкого движения я упал. Приземлился я как раз на тот самый большой мешок, который лежал недалеко от двери. Признаться, некоторое время я даже не пытался подняться.

Птица тем временем вернулась в переднюю часть самолета, снова ударилась о лобовое стекло, потом подлетела к уже открытой двери, но вместо того, чтобы вылететь наружу, она почему-то повернула направо и метнулась к небольшой дырке в фюзеляже. Буквально секунду она задержалась у этой дырки, потом каким-то непонятным способом протиснулась, будто просочилась в нее, и скрылась из вида.

В следующий момент я услышал смех Луи.

– Черт! Чертова птица! Джек, ты видел?

Сначала я даже не понял, что произошло. Я осторожно потрогал лоб. Было больно. По следам крови на перчатке я понял, что рана немного кровоточит. Чуть успокоившись и придя в себя, я поднялся с мешка, который, как мне показалось, был до отказа набит чем-то плотным.

Сквозь открытую дверь теперь пробивалась полоска света, она падала мне на ноги.

Джекоб осторожно заглянул в самолет, своим телом полностью загородив свет.

– Ты птицу видел? – спросил он. Я чувствовал, что Джекоб улыбался, несмотря на то, что вокруг было темно, и я не мог видеть выражения его лица.

– Она ударила меня.

– Ударила тебя? – Джекоб сказал это с таким выражением, будто не поверил. Затем он еще пару секунд постоял, осматривая салон, и скрылся снаружи.

– Его птица ударила, – сказал он Луи. В ответ на это Луи рассмеялся.

Джекоб снова заглянул в дверь и опять загородил свет.

– Ты в порядке?

Я не ответил. Я злился на них обоих, думая, что ничего не произошло бы, если бы они не заставили меня лезть в этот самолет.

Самолет был таким маленьким, что по нему даже нельзя было передвигаться в полный рост. Поэтому я, немного нагнувшись, пошел к кабине пилота.

Я слышал, как Луи тихо произнес:

– Как ты думаешь, птицы переносят бешенство?

Джекоб ничего не ответил.

Пилот оказался худым мужчиной, был одет в джинсы и фланелевую рубашку. На вид он был совсем молодой, наверное, ему было около двадцати. Я подошел к парню сзади, положил руку ему на плечо и шепотом спросил:

– Ты жив?

Руки бедняги безвольно свисали вниз, кончиками пальцев, которые были немного загнуты внутрь, как будто он пытался сжать их в кулак, он почти касался пола. Его руки опухли и казались неестественно большими, как будто на них были надеты огромные резиновые перчатки. Рукава на рубашке пилота были подвернуты, так что я даже разглядел волосы на его руках, которые на фоне неестественно бледной кожи казались очень темными.

Я потянул его за плечи, приподнял с панели управления и откинул на кресло. Увидев его лицо, я вздрогнул, по инерции распрямился и сильно ударился головой о железный потолок.

Зрелище действительно оказалось не из приятных – глаза пилота были выклеваны. Голова его склонилась в мою сторону, так что пустые черные глазницы смотрели прямо на меня. Плоти вокруг его глаз почти не осталось, даже была видна скуловая кость, белая, как будто даже немного прозрачная, совсем как пластмассовая. Несколько кровавых сосулек свисало из его носа до самого подбородка.

Я сделал шаг назад, еле сдерживая приступ тошноты. Только вот в следующий момент я почувствовал, что какая-то необъяснимая сила толкает меня вперед. Это было что-то вроде любопытства, наверное, только в несколько раз сильнее – я почувствовал непреодолимое желание снять перчатки и дотронуться до лица пилота. Я не мог понять, что происходит, не мог объективно объяснить этот порыв, однако я пытался сопротивляться этому желанию изо всех сил. Сделав над собой усилие, я шагнул назад. Потом еще один шаг, и еще. К тому времени, как я сделал четвертый шаг, наваждение отпустило и мое дикое желание исчезло. Теперь на его место пришло чувство отвращения. Все время, пока я двигался по направлению к двери, пилот провожал меня своим ужасным, пустым взглядом. С некоторого расстояния выражение этого жуткого лица было невыразимо печальным и жалким. На секунду он показался мне похожим на енота.

– Какого черта ты делаешь? – спросил Джекоб. Он вновь заглянул в дверь.

Я ему не ответил. В висках бешено стучало. Я ничего не понимал, не мог поверить, что все это происходит со мной. Вдруг неожиданно я споткнулся о довольно большой мешок. Я осторожно взял его и потащил к двери. Мешок был ужасно тяжелым, как будто был набит землей. От этой тяжести ко мне вернулся приступ тошноты.

– Что случилось? – поинтересовался Джекоб. Вместо ответа я шикнул на него, подтаскивая мешок к двери. Джекоб убрал голову и отошел, уступая мне дорогу.

Подойдя к двери, я навалился на нее плечом и приоткрыл еще дюйма на три. Джекоб и Луи с интересом наблюдали за мной. Судя по выражению их лиц, они были заинтересованы, но явно чего-то опасались. После полутьмы самолета мне показалось, что на улице стало светлее и как-то ярче, чем было раньше. Я протиснул мешок в дверь и скинул его на снег.

– Хэнк, ты весь в крови, – сказал Джекоб. Он поднял руку, коснулся своего лба, показывая мне, где кровь, и повернулся к Луи, – Это птица его так клюнула. – добавил он.

Луи внимательно посмотрел на мой лоб. Я действительно чувствовал, как по лбу сочится подмерзшая струйка крови, которая уже доползла до брови.

– Она выклевала ему глаза, – сообщил я.

Джекоб и Луи молча уставились на меня.

– Птица. Она сидела на коленях у пилота… и выклевала его глаза.

Лицо Джекоба исказилось брезгливой гримасой. Луи смотрел на меня довольно скептически.

– Даже череп видно, – заметил я. – Я видел кость.

Я наклонился, взял в руку немного снега и приложил его ко лбу.

Поднялся ветер. Яблони раскачивались на ветру, скрипя ветвями, словно крыльями. Теперь, чтобы удерживать равновесие, птицам приходилось держаться когтями крепче.

Тем временем стало темнеть. Вместе с заходом солнца похолодало.

Я убрал снег от ушибленного места, он стал светло-коричневым от крови. Сняв перчатку, я осторожно прикоснулся ко лбу. От снега он был совсем холодный и почему-то мягкий. Кажется, у меня начинала вскакивать шишка, под кожей появился как будто небольшой овальный шарик. Джекоб это заметил.

– У тебя небольшая шишка, – сказал он.

Луи склонился над мешком. Он был туго перевязан веревкой, и, чтобы развязать ее, Луи пришлось снять перчатки. Мы с Джекобом наблюдали за ним. Через некоторое время Луи удалось ослабить узел и развязать мешок.

Как только он заглянул внутрь, выражение его лица изменилось. Он был явно шокирован тем, что увидел. Глаза Луи резко расширились, и он внимательно смотрел на мешок, будто хотел получше рассмотреть, что там лежит и не верил своим глазам. Но вскоре это выражение сменилось восхищением, изумлением и радостью. Луи даже покраснел и улыбнулся, показав свои кривые зубы. Увидев его реакцию, я подумал, что не хочу смотреть на то, что лежит в мешке.

– Черт возьми, – медленно произнес Луи, запустил руку в мешок и осторожно пощупал содержимое, как будто оно было живым и могло укусить его.

– Что? – спросил Джекоб и медленно, с трудом преодолевая сугробы, подошел к Луи.

С довольно смешанным чувством я вспомнил о весе мешка и подумал, что в нем могло бы быть тело человека или его отдельные части.

– Это деньги, – сказал Луи, улыбаясь. – Смотри.

И Луи раскрыл мешок шире. Джекоб, заглянув в него, от удивления непроизвольно открыл рот. Я тоже заглянул внутрь мешка. Действительно, он был набит деньгами. Каждая пачка была аккуратно обвернута тонкими бумажными полосками.

– Купюры по сто долларов, – добавил Луи. Он достал одну пачку и поднес ее к лицу, словно хотел проверить ее на нюх.

– Не трогай, – сказал я. – Останутся твои отпечатки пальцев.

Луи недовольно взглянул на меня, положил пачку на место и надел перчатку.

– Как думаешь, сколько здесь? – спросил Джекоб.

Они оба смотрели на меня, надеясь на мои знания в области бухгалтерии.

– В каждой пачке по десять тысяч, – ответил я и посмотрел на мешок, пытаясь прикинуть, сколько пачек в нем может поместиться. – Думаю, здесь около трех миллионов долларов, – сказал я, практически наобум. Потом, немного подумав, я пришел к мысли, что этого просто не может быть. По крайней мере, я не мог поверить в это.

Луи достал другую пачку, на этот раз он был в перчатках.

– Не трогай, Луи, – повторил я, начиная злиться на этого болвана.

– Я же в перчатках.

– Полицейские будут снимать отпечатки с купюр, а ты можешь смазать те, что уже есть на них.

Луи нахмурился, но послушался меня и положил деньги обратно в мешок.

– Они настоящие? – поинтересовался Джекоб.

– Конечно, настоящие, – ответил Луи. – Что за глупый вопрос.

Джекоб не отреагировал на последнюю фразу друга.

– Как ты думаешь, это грязные деньги? Может, за наркотики? – спросил он меня.

Я пожал плечами.

– Они из банка, – сказал я и показал на мешок. – В банках деньги обычно упаковывают именно так. По сто купюр в каждой пачке.

В этот момент на другом конце поляны появился Мери Бет. Пес, перепрыгивая через сугробы, бежал к самолету. Он был явно не в самом лучшем настроении, как будто мы помешали его погоне за лисой.

Мы молча наблюдали за приближающимся псом, и никто не проронил ни слова по поводу довольно неожиданного возвращения собаки. Одна из ворон каркнула, как будто предупредила о чем-то. Этот резкий и звенящий на морозе звук на пару секунд как будто повис в воздухе.

– Этот парень, должно быть, ограбил банк, – произнес я.

Джекоб покачал головой и сказал:

– Три миллиона долларов!

Тем временем Мери Бет подбежал к самолету и остановился, виляя хвостом. Вид у пса был усталым и грустным. Джекоб присел на корточки и рассеянно похлопал питомца по голове.

– Ты, наверное, собираешься вернуть эти деньги, – спросил Луи.

Я удивленно посмотрел на него. До этого момента мне даже в голову не приходило, что у Луи могут быть совершенно другие мысли.

– А ты что, хочешь оставить их себе? – поинтересовался я.

Луи в поисках поддержки посмотрел на Джекоба, а потом снова перевел взгляд на меня.

– Почему бы нам не сделать так – каждый возьмет себе по пачке, то есть по десять тысяч долларов, а остальное вернем.

– Вообще-то это воровство.

Луи недовольно фыркнул:

– Воровство? У кого? Мы у него украдем? – сказав это, Луи махнул рукой в сторону самолета. – Да ему уже все равно.

– Здесь очень много денег, – возразил я. – Кто-то должен знать об этой пропаже, такого нельзя не заметить, и я уверен, что эти люди ищут свои деньги. Это я вам гарантирую.

– Хочешь сказать, ты меня сдашь, если я возьму немного денег? – спросил Луи, достал одну пачку из мешка и протянул ее мне.

– А мне и не придется этого делать. Тот, кто ищет эти деньги, прекрасно знает, сколько их в этом мешке. Если ты возьмешь часть денег, а потом начнешь расплачиваться в городе купюрами по сто долларов, уж поверь мне, этим людям не понадобится много времени, чтобы понять, что произошло.

Луи махнул рукой и улыбнулся Джекобу.

– Я лучше рискну.

Джекоб улыбнулся ему в ответ.

– Луи, не делайте глупостей, – сказал я уставшим и раздраженным голосом.

Луи, улыбаясь, положил пачку денег себе в куртку, потом достал вторую и протянул ее Джекобу. Джекоб взял деньги, но, казалось, был в некотором замешательстве и не понимал, что теперь с ними делать. Он все еще сидел на корточках, держа в одной руке ружье, а в другой – деньги, и молча смотрел на меня. Мери Бет катался в снегу у его ног.

– Я не думаю, что ты сдашь меня, – сказал Луи. – И я уверен, что ты не сдашь своего брата.

– Как только у меня в руках окажется телефон, твоя уверенность сразу исчезнет.

– И ты сдашь меня? – спросил он.

– Да запросто, вот так, – ответил я и попытался щелкнуть пальцами, но из-за перчаток щелчка не получилось.

– Но почему? Это же никому не повредит.

Джекоб по-прежнему стоял в недоумении, молча держа в руках пачку с деньгами.

– Положи их на место, Джекоб, – произнес я, но брат даже не пошевелился.

– Да что ты понимаешь? – тихо заметил Луи. – У тебя есть работа в продуктовом магазине, а у нас с Джекобом нет. Конечно, тебе эти деньги не так нужны, как нам. А нам они крайне необходимы.

Голос Луи странным образом изменился – он стал таким жалобным, что, признаться, слушая его, я почувствовал, что я обладаю какой-то силой. А вернее то, что от моего слова сейчас что-то зависело. Да, пожалуй, впервые за все время наших отношений у меня было право решающего голоса, я решал, что будет с деньгами.

Подумав об этом, я улыбнулся Луи:

– Если вы возьмете деньги, у меня тоже возникнут проблемы. И если вас поймают, то я буду соучастником.

Джекоб встал на пару секунд и, встряхнув ногами, снова присел на корточки.

– А почему бы нам не забрать все? – поинтересовался он, переводя взгляд то на меня, то на Луи.

– Все? – переспросил я. Эта идея показалась мне настолько нелепой, что я даже рассмеялся. Только вот от смеха рана на лбу сразу же напомнила о себе резкой болью. Я осторожно потрогал пальцем шишку. До сих пор рана немного кровоточила.

– Просто возьмем весь мешок, и все, – сказал Джекоб. – Оставим труп в самолете, ему ведь уже все равно ничем не помочь, и сделаем вид, что нас здесь не было.

Луи явно понравилась эта идея, и он кивнул, соглашаясь с предложением Джекоба.

– И разделим на троих, – добавил он.

– Нас поймают, как только мы начнем тратить эти деньги, – возразил я. – Да вы только представьте, что мы втроем в одно и то же время вдруг начинаем везде расплачиваться купюрами по сто долларов.

Джекоб покачал головой:

– Мы можем выждать время, потом уехать из этого города и начать новую жизнь.

– Только представь, – сказал Луи, – каждому по миллиону.

– Да вы не сможете покинуть город с такими деньгами, – возражал я. – Это глупо. Вас поймают.

– Хэнк, неужели ты не понимаешь? – уже повышая голос, спросил Джекоб. – Про эти деньги никто, кроме нас, не знает. Для всех их просто не существует – их нет.

– Джекоб, это три миллиона долларов. Такая сумма не может пропасть незаметно. Не может быть, чтобы их не искали.

– Если бы кто-нибудь искал их, мы бы уже узнали об этом из новостей, об этом бы везде говорили и писали в газетах.

– Это деньги, вырученные за наркотики или еще что-нибудь в этом роде, – сказал Луи. – Вряд ли эта тема открыта для обсуждения. Да и вряд ли правительство знает об этих деньгах.

– Ты не… – начал я, но Луи не дал мне договорить.

– Господи, Хэнк. Перед тобой лежат деньги. Они у тебя в руках. Это же мечта любого человека, и ты хочешь просто пройти мимо, упустить такую удачу.

– Луи, на мечту нужно честно заработать. Мечту нельзя украсть.

– Значит, это лучше, чем просто мечта.

– Зачем возвращать деньги? Ведь никто не пострадает, если мы возьмем их. Никто даже не узнает об этом.

– Это воровство, Джекоб. Разве тебе этого аргумента недостаточно?

– Это не воровство, – уверенно ответил Джекоб. – Эти деньги все равно что потерянные сокровища, как сундук с золотом, поднятый со дна моря.

Конечно, я понимал, что в том, что говорит Джекоб, есть доля правды, тем не менее у меня было ощущение, что мы что-то упустили, что-то не учли. Мери Бет капризно гавкнул, привлекая к себе внимание. Джекоб, не отводя от меня взгляда, начал гладить пса. Вороны, сгорбившись от мороза и прижав головы к тельцам, как маленькие грифы, тихо сидели на окружавших нас деревьях. Постепенно становилось все темнее и темнее.

– Ну, давай же, Хэнк, – продолжал Луи. – Решайся скорее, только смотри не упусти свой шанс.

Я молчал. Я сомневался и склонялся то к одному варианту, то к другому. Насколько сильно я был рад своей неожиданной власти над Луи и Джекобом в этот момент, настолько же сильно я не хотел делать то, что потом заставит меня пожалеть, что я не послушал их. Наконец, надо признаться, не до конца осознав свой выбор, даже не отдавая себе отчет в собственных действиях и мыслях, я начал придумывать, как можно незаметно унести деньги. Теперь все происходящее казалось мне каким-то чудом, как будто эти деньги были подарком небес. После недолгих размышлений мне пришла в голову идея, а вернее совершенно простой план, как забрать деньги так, чтобы никто не поймал нас.

Я бы мог спрятать их до тех пор, пока не найдут самолет. И если при обнаружении самолета здесь не будет денег, то никто и не догадается, что они вообще существовали. И только после этого я мог бы отдать равные части Луи и Джекобу, и на этом наши пути наконец разошлись бы. Но с другой стороны, если кто-нибудь знает о том, что эти деньги существуют, и если кто-то ищет их… тогда… тогда я сожгу их. И тогда только мешок и обертки от пачек будут единственными уликами, указывающими на меня. А пока я не отдам Джекобу и Луи их доли, деньги будут находиться у меня. И вообще все будет только под моим контролем. При возникновении малейшей опасности я смогу уничтожить все следы преступления.

Теперь, по прошествии времени, я оглядываюсь назад, и все это кажется мне абсолютным сумасшествием. Я даже представить не могу зачем – а главное почему – я выбрал этот путь. Пожалуй, решение пришло ко мне всего за несколько мгновений, и план был готов уже секунд через двадцать. Да, с одной стороны, в тот момент я абсолютно контролировал себя, я понимал, что беру на себя ответственность за деньги, за Луи, Джекоба, за себя самого, и одновременно с этим я даже не чувствовал важности и значимости моего решения. Я даже не мог представить, как я, всего за несколько быстротечных секунд, изменю наши жизни. Тогда мой план казался мне абсолютно совершенным. Я думал, что если бы я сразу сдал деньги в полицию, мы бы навсегда их лишились и даже не узнали, правильно это было бы или нет. А вот благодаря моему плану у нас было время, за которое мы бы получили дополнительную информацию. Кроме того, если решение взять деньги было бы ошибочным, я всегда мог это исправить. Так что получалось, что решение принято, но при возникновении непредвиденных обстоятельств все можно будет исправить.

– Хорошо, – наконец сказал я, – положите деньги обратно.

Ни Луи, ни Джекоб не пошевелились.

– Мы возьмем их? – тихо спросил Луи.

– Я их заберу.

– Ты? – переспросил Джекоб. – В смысле? Как это ты?

– Мы поступим так: деньги будут храниться у меня шесть месяцев. Если за это время не объявится их владелец или тот, кто знает о пропаже, мы их разделим.

Некоторое время Джекоб и Луи молча смотрели на меня, пытаясь понять мое предложение.

– А почему деньги будут у тебя? – спросил Луи.

– Так будет безопаснее. У меня семья, работа… так что вряд ли кто-то может заподозрить такого человека, как я.

– А почему бы нам не разделить деньги прямо сейчас? И каждый по отдельности будет хранить свою долю.

Я покачал головой.

– Мы либо сделаем так, как я говорю, либо оставляем деньги. Выбирайте.

– Ты нам не доверяешь? – спросил Джекоб.

– Нет, – спокойно ответил я. – Скорее нет, чем да.

Джекоб кивнул, но ничего говорить не стал.

– За полгода самолет обнаружат, – сказал Луи. – Наступит весна, и кто-нибудь точно его найдет.

– Тогда мы и узнаем, в курсе ли кто-нибудь, что в самолете были деньги.

– А если да? Если кто-то знает о деньгах? – поинтересовался Джекоб.

– Тогда я сожгу их. Мы оставим и разделим деньги только при условии абсолютной уверенности в том, что нас никто не заподозрит. А при возникновении какой-либо опасности я избавлюсь от денег, и никто не сможет нас ни в чем обвинить.

– Сожжешь? – возмущенно переспросил Луи.

– Да, сожгу. От первой до последней купюры.

Теперь все молча смотрели на мешок с деньгами.

– Мы никому ничего не скажем, – сказал я после некоторой паузы. И, посмотрев на Луи, добавил. – Даже Нэнси.

Нэнси – это женщина, с которой жил Луи. Она работала в салоне красоты в Сильвании.

– Но рано или поздно она должна узнать. Она же спросит, откуда у меня деньги.

– Ты сможешь ей рассказать только после того, как мы убедимся, что никто эти деньги не ищет и мы в полной безопасности. Не раньше.

– Тогда и Сара тоже ничего не должна знать, – заметил Луи.

Я кивнул в знак того, что это и так понятно и этого можно было не говорить.

– А пока мы будем жить, как раньше. Я всего-навсего прошу вас потерпеть шесть месяцев. За это время деньги никуда не денутся. Вы можете быть уверены, что они будут в полной безопасности.

Луи и Джекоб молчали, обдумывая мой план.

– Ну так что, согласны? – спросил я и сначала посмотрел на Луи, потом на Джекоба.

Луи хмурился, он явно злился и был недоволен. На мой вопрос он ничего не ответил. Джекоб пожал плечами, потом, посомневавшись еще пару секунд, кивнул и положил пачку денег, которая была у него в руках, обратно в мешок.

– Луи? – обратился я.

Луи не шевелился. Мы с Джекобом смотрели на него в ожидании ответа. Наконец он, с таким выражением лица, как будто решение стоило ему огромной боли, достал деньги из куртки, посмотрел на них несколько секунд и медленно положил в мешок.

– Прежде чем ты заберешь деньги, мы их пересчитаем, – сказал он, чуть не рыча от злости.

Я улыбнулся, а точнее, усмехнулся ему в ответ. Его недоверие показалось мне смешным и нелепым.

– Хорошо, – произнес я. – Может, это и хорошая идея.


Содержание:
 0  вы читаете: Сумка с миллионами A Simple Plan : Скотт Смит  1  2 : Скотт Смит
 2  3 : Скотт Смит  3  4 : Скотт Смит
 4  5 : Скотт Смит  5  6 : Скотт Смит
 6  7 : Скотт Смит  7  8 : Скотт Смит
 8  9 : Скотт Смит  9  10 : Скотт Смит
 10  11 : Скотт Смит  11  12 : Скотт Смит
 12  Использовалась литература : Сумка с миллионами A Simple Plan    



 




sitemap