Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 19 : Стивен Соломита

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 19

Мудроу и Данлеп кратко объяснили двум приехавшим полицейским ситуацию и получили наконец возможность отправиться в квартиру Сильвии Кауфман, куда, собственно, и шли с самого начала, но были остановлены происшедшими ранее событиями. Мудроу не вел официального расследования и не был другом умершей женщины, но злился на себя за то, что оказался одураченным, и на тех, кто был повинен в гибели невинного человека. Это чувство было слишком сильным, чтобы Мудроу мог позволить себе отсидеться в стороне.

У входа в квартиру кто-то поставил небольшой столик и на нем — кофейник с кофе. Невысокий человек средних лет сидел рядом.

— Здравствуйте, — сказал он приветливо, — меня зовут Херб Белчер. Сильвия Кауфман была моей тещей. А вы, наверное, Стенли Мудроу — друг Бетти.

Он протянул руку. Мудроу крепко ее пожал, а затем представил зятю Сильвии Данлепа.

— Бетти там. Вы хотите зайти?

— Да, — ответил Мудроу, — ненадолго.

Первое, что он увидел, войдя внутрь, была толстая свеча внутри стеклянного цилиндра. Это ему напомнило русскую православную церковь, которую он посещал еще мальчиком. И запах походил на тот, который шел от кадила, раскачиваемого священником. Он вспомнил, что последний раз был в церкви на похоронах Риты, и подумал: «Ведь я же не должен чувствовать то же самое, так как мало знал Сильвию Кауфман». Но тут же ему в голову пришла другая мысль: «Этого не должно было случиться. Никогда».

Мерилин Белчер оказалась представительной женщиной. Она сидела на низком стульчике, Бетти стояла рядом с ней на коленях, и обе плакали. На Мерилин были темные колготки, темно-серое платье, ниже левого плеча приколота черная ленточка, на лице никакой косметики. Ее волосы, в которых пробивалась седина, тщательно подстриженные и уложенные в салоне Санта-Барбары, теперь были просто небрежно приглажены.

Бетти рассказала Мудроу, что Мерилин так сильно горюет из-за внезапности кончины матери, а также потому, что много лет жила от нее вдалеке и не использовала возможности, которые имела, чтобы облегчить жизнь Сильвии. Отчаяние женщины было столь горьким, что Мудроу замер у порога, словно остановленный неким силовым полем, как в голливудских научно-фантастических фильмах.

Сержант Данлеп по роду своей деятельности посетил в своей жизни не менее сотни похорон. Вот и теперь он пришел прямо к женщинам и хорошо поставленным голосом выразил им свои соболезнования.

Если бы Бетти не взяла Мудроу за руку, он бы, наверное, ушел. Но теперь Стенли только отвернулся и начал рассматривать печенье и фрукты, разложенные на кофейном столике, белые простыни, закрывающие зеркала. Вскоре все его внимание сконцентрировалось на резком, всепоглощающем запахе дыма. Этот запах был в квартире везде. Он выедал глаза, жег ноздри. И напомнил Мудроу о том, что ему предстояло.

— Ты здесь долго не задерживайся, — сказала Бетти, не подозревая, что ничего более милосердного она не могла придумать. — Мне с Мерилин надо поговорить.


Запах дыма, который преобладал в квартире, в подвальном этаже чувствовался еще сильнее. Мудроу и Данлеп ощутили его, как только открылась дверь лифта. Они одновременно отпрянули от нее, будто увидев в узком коридоре крысу.

— Боже мой! Ты чувствуешь?

Мудроу не ответил. Он принюхивался к гари, так же как и инспектор пожарной охраны. Инспектор был в форме. Он стоял в большом помещении, которое обнаружилось за несколькими перегороженными комнатушками, служившими для хранения различной хозяйственной утвари.

— Сэм Спиннер? — спросил Порки. — Меня зовут Пол Данлеп, сто пятнадцатый полицейский участок, а это — Стенли Мудроу.

Сэм Спиннер подозревал, что двое полицейских (он знал, Данлеп был сержантом, и, разумеется, предположил, будто Мудроу его напарник) пришли, чтобы выдвинуть объективную версию расследования. Его расследования. Он был невысоким и толстым человеком с тяжелым лицом, на котором особенно выделялись голубые глаза, воспаленные от аллергии. Аллергия была проклятием всей его карьеры. Особенно сильно он реагировал на дым.

— В чем дело? — коротко спросил Спиннер. Информация от полицейских являлась непременным условием его работы, но Спиннеру это не нравилось. В его обязанности не входило делать работу этих двух полицейских приятной.

— Я разговаривал вчера с вами по телефону, — как всегда, отчетливо произнес Данлеп, — поэтому вы знаете, о чем речь.

— А, вы тот самый Шерлок Холмс, который говорит о поджоге до осмотра места преступления. Вы, наверное, телепат?

Данлеп быстро взглянул на Мудроу, как бы желая сказать, что, скорее всего, с Сэмом Спиннером им придется не так-то просто. Мудроу, ни минуты не сомневавшийся в доказательствах преднамеренного поджога, которые их здесь ожидают, казалось, не разделял подобного мнения.

— Насколько я понимаю, вы закончили ваше расследование? — спросил Данлеп.

— Да, но нужны лабораторные исследования, — заявил Спиннер.

— Ну, так что вы обо всем этом думаете? — Мудроу расплылся в улыбке, внезапно вступив в разговор. — Ведь наверняка вы уже пришли к каким-нибудь выводам.

— Естественно. Здесь не было поджога. — Спиннер повернулся к Мудроу, который показался ему более симпатичным собеседником. — Я считаю, вы, полицейские, пилите не то дерево.

— Я же тебе говорил, — сказал Мудроу, повернувшись к Данлепу, — я же говорил, это не поджог. Здесь просто не может быть никакого поджога. Так что придется заплатить тебе за мой ленч. Не забудь о нашем пари. — Продолжая ухмыляться, он обратился к Спиннеру: — Такой уж мне достался напарник. На каждом шагу ему чудятся преступления.

Спиннер рассмеялся. Ему не нравились полицейские оба. Он был уверен, что, как правило, детективы просто терпеть не могут инспекторов пожарной охраны, смотрят на них с презрением.

— Он должен тебе купить целых два ленча! Я здесь в подвале осмотрел каждый дюйм, ничего, кроме случайного пожара, и предположить нельзя.

— Но откуда вы знаете? Почему вы так уверены? — воскликнул Данлеп. — Почему, черт возьми?

Спиннер расправил плечи. Если они хотят прослушать лекцию о том, как расследуют пожары, то он доставит им это удовольствие.

— Во-первых, нигде нет признаков зажигательных веществ, ни бензина, ни керосина, ни каких-либо других, вообще ничего такого. Естественно, я соскреб кое-что со стен и пропущу эти пробы через хромотограф, но гарантирую — ничего нового это не даст. Во-вторых, матрас. Именно отсюда начался пожар. Он провалялся здесь много лет, если вы его поднимете и посмотрите на цемент под ним, сами в этом убедитесь. В-третьих, здесь жили бездомные. Кругом мусор, отбросы, а там, за титаном, просто устроили сортир.

— Ну, и как же так получилось, что ничего не сгорело? — Данлеп продолжал задавать свои вопросы ровным голосом, однако с явной злостью уставившись на оппонента. Тот видел — тупой фараон огорчен проигранным спором.

— Пожары от матрасов не дают высокой температуры. Да, дыма бывает много. Просто целые клубы черного дыма, особенно когда подливают моторного масла, как, например, здесь, в углу этого матраса.

— Так вы же сказали, не было никакой поджигающей смеси! — возразил Данлеп.

— Моторное масло, если только оно не подвергается воздействию очень-очень высокой температуры, наоборот, заглушает пожар. Разве вы не видели по телевизору рекламный ролик про то, как мотор сильно разогревается, а масло тем не менее не поддается воспламенению? Чтобы поджечь моторное масло, надо использовать по меньшей мере напалм. Давайте-ка я вам кое-что объясню про пожары. — Похрюкивая от удовольствия, Спиннер повел их в дальнюю часть помещения, где лежали остатки матраса. Его черный прямоугольник сливался с фоном черной стены. Было очевидно, огонь занялся в середине начиненного газетами матраса, а затем распространился к краям. Один угол практически уцелел. Именно на него указывал Спиннер. — Вот, видите, это здесь. Совсем не сгорел, потому что был пропитан моторным маслом. По-моему, маслом была залита и середина матраса, но, когда огонь добрался до того места, где его слой действительно плотный, он прекратился. Следы масла, безусловно, проявятся при анализе проб со стен и потолка. То есть сильного жара не было, но зато был очень плотный дым.

— А откуда вы знаете, что кто-то специально не вылил это масло на матрас, прежде чем поджечь его? — продолжат спрашивать Данлеп.

Спиннер взглянул на Мудроу и кивнул в сторону Данлепа.

— Некоторые парни просто не любят проигрывать, — констатировал он.

— Это уж точно, — согласился Мудроу.

Повернувшись к Полу Данлепу, Спиннер заявил:

— Я знаю, это масло пролито здесь давным-давно, потому что приподнимал угол этого чертового матраса. Масляные следы были и под ним, следовательно, уж никоим образом его не могли облить неделю назад. — Он посмотрел на Данлепа с презрением и выдержат паузу. — Третья причина, доказывающая, почему пожар следует признать случайным, состоит в том, что здесь очень много предметов, которыми пользуются наркоманы: пузырьки из-под крэка, пакеты от наркотиков, шприцы, свечи, гнутые ложки, бутылочные пробки и так далее, и тому подобное. Очевидно, наркоманы всего района собирались здесь внизу и ловили кайф, ну и кто-то просто забыл задуть свечу. Кретин мог задремать, как это обычно случается с наркоманами. Он задремал, потом проснулся, а пожар уже был слишком силен, чтобы он мог его потушить. А может, и мог, но ему наплевать. Как бы то ни было, он смотался в неизвестном направлении и даже не соизволил набрать 911.

— Думаю, так оно и было, — согласился Мудроу. Он хотел узнать, какие вещественные доказательства были на месте поджога, и узнал. Теперь надо было сообразить, можно ли из этого извлечь какую-нибудь пользу. — Да, жалко эту даму сверху!

Спиннер опустил глаза.

— Мне ее тоже чертовски жалко, — сказал он. — Ей не повезло по-крупному. Во-первых, когда владелец решил провести новые водопроводные трубы, он просто нанял плотника с пилой, а не настоящего водопроводчика. После такого ремонта вот эта дыра оказалась в два раза шире трубы. Во-вторых, мужик, который жил над пожилой дамой, забил такую же дыру вокруг своих труб, и дым не мог подняться вверх. В-третьих, окна ее квартиры были очень плотно заклеены, дверь в спальню закрыта, а датчик пожарной сигнализации прикреплен в коридоре. Вот еще одно доказательство того, что пожар был случайным. Какую выгоду поимел поджигатель? Да и потом, откуда он мог все это знать, например, про окна и пожарную сигнализацию? Я просто представить себе не могу, как это можно подстроить специально!

— Послушайте, — прервал его Мудроу, решительно меняя тему разговора, — вы вроде бы сказали, что проверили все те пузыречки, которые нашли здесь, или я что-то путаю?

— Вы имеете в виду отпечатки пальцев? — спросил Спиннер. В голосе его звучало недоверие.

— Да, — сказат Данлеп на всякий случай, хотя он не понимал, к чему клонит Мудроу, — эти чертовы отпечатки пальцев.

— Но ведь я нашел всего лишь посуду наркоманов, — возразил Спиннер. — Такую можно найти на любой городской свалке. Вы так говорите, будто найдено оружие. Мы, конечно, снимаем отпечатки пальцев с баллонов из-под бензина или с оконных стекол, замков, но с каких пор ищут отпечатки пальцев на пузырьках? Конечно, я собрал всю эту посуду. Везде аккуратно проставлены метки, все это лежит в пакетиках, так нас учили еще в колледже.

— Сэм, — сказал Мудроу, опять меняя тему разговора, — ты бы не мог мне сделать одолжение? Ты не дал бы мне все эти пузырьки, а я бы договорился с нашим участковым дактилоскопистом, чтобы он взглянул на них. Обещаю завтра тебе все вернуть.

— Не знаю. — Сэму Спиннеру не хотелось отказывать этому парню. Инспектор ведь точно знал: пожар случайный, и поэтому решил согласиться. Ведь в конце концов как только он напишет заключение, все образцы станут просто мусором. Однако душа не лежала делать одолжение полицейским.

— Это совсем не то, о чем ты думаешь, — быстро сказал Мудроу. — Нужно помочь отделу по борьбе с наркомафией. Последнее время в этом доме было много всяких дилеров и, если бы мы, например, по конверту, узнали, кто оптовый поставщик, или нашли отпечатки пальцев какого-нибудь известного продавца наркотиков, тогда смогли бы точно узнать, откуда ветер дует. Завтра, обещаю тебе, я лично принесу весь пакет туда, куда ты скажешь.

Через десять минут Мудроу и Данлеп уже стояли на тротуаре возле «Джексон Армз» и с жадностью вдыхали свежий воздух. Мудроу держал в руках большой желтый пакет.

— Зачем тебе нужно все это дерьмо? — спросил Данлеп. — Я, конечно, подыгрываю, но, может быть, ты все же объяснишь?

К удивлению Данлепа, Мудроу серьезно отнесся к его вопросу.

— Этот пожар должен был послужить предупреждением. Они не хотели ее убивать. Да, конечно, матрасу уже сто лет, и тот уборщик, которого выгнали при появлении нового владельца, был алкоголиком. Он спал там внизу или отсиживался, когда не хотел никому попадаться на глаза. Возможно, он так ненавидел всех тех жильцов, что устроил под ними туалет. Но он никогда не употреблял наркотики. Спроси любого в этом доме, и тебе скажут, проблема наркотиков появилась всего лишь шесть недель назад. Ты думаешь, как попали туда все эти пузырьки, шприцы, свечи и чертовы ложечки? Здесь что-то нечисто! Да, черт возьми, нечисто, и ты сам это чувствуешь.

Что же ты думаешь найти? Одинаковые «пальцы»?

— Я хочу узнать, — твердо ответил Мудроу, — есть ли на них вообще какие-нибудь отпечатки пальцев.


Управление занимало весь второй этаж небольшого торгового центра на Хиллсайд-авеню в восточной части Куинса. Его помещение совсем не напоминало роскошный офис, который рисовал в своем воображении Пол Данлеп. Сразу бросались в глаза пять тысяч футов ненатертого, немытого, затоптанного пола. Столы стояли один за другим, напоминая расположение кроватей в приюте для бездомных. Сквозь грязные стекла выгородок виднелись силуэты двух юристов. В отделении страховки беспрестанно звонили телефоны. Гораздо более спокойным казалось отделение недвижимости, где сидели три уставшие женщины — менеджеры по продаже. Они разговаривали о своих делах.

Пересекая эту огромную комнату, оба одновременно вспомнили помещения для следователей в своих участках. Вся мебель в управлении была металлической: серые столы, шкафы для документов, пыльные полки. Ножки столов черны от грязи. В воздухе стоял запах равнодушия и запущенности.

— Это же сточная канава, а не организация, — прошептал Мудроу.

Внезапно одна из менеджеров по продаже недвижимости изобразила улыбку и, прервав разговор с коллегами, спросила:

— Чем могу помочь?

— Мы вот ищем, кто здесь занимается управлением, — сказал Данлеп.

— Вся организация занимается управлением, — ответила женщина.

— Эл Розенкрантц, — уточнил Мудроу, — именно его мы ищем.

— Сладенький Эл? — Женщина рассмеялась.

— Да, сладенький Эл. Где нам его найти?

— Его кабинет в самом дальнем углу около стены, в секторе управления недвижимостью. — Женщина задержала на них какое-то время свой взгляд, а потом выкрикнула: — Смотрите, как бы он руки не распустил!

Когда Мудроу открыл дверь кабинета Розенкрантца, тот просто подпрыгнул на стуле.

— Этот человек не в состоянии контролировать свои поступки, — прокричал он Полу Данлепу. — Прикажите ему уйти отсюда! В этом здании два юриста. Если повторится что-нибудь, вроде прошлого инцидента, я уж позабочусь о том, чтобы они и вас отправили на пенсию.

— Может быть, вы сядете вон там, Мудроу? — сказал Данлеп, показывая на грязный серый металлический стул около двери. — И пожалуйста, помолчите для разнообразия. — Он как бы просверлил Мудроу взглядом, а затем повернулся к Розенкрантцу. — Послушайте, Мудроу действительно извиняется за то, что тогда произошло. Он был несколько выбит из колеи. Конечно, и вам бы не следовало говорить тех слов, но теперь это все в прошлом. Не могли бы вы нам уделить несколько минут?

Розенкрантц, которого воодушевил извиняющийся тон Данлепа, выпрямился на стуле перед тем, как ответить.

— Ну ладно, так и быть, я вам уделю несколько минут, а затем мы распрощаемся. Кажется, в последнее время я только и делаю, что занимаюсь «Джексон Армз», а выгоды от этого здания никакой.

— Я должен вам сообщить, — заявил Данлеп, — что мы в сто пятнадцатом участке начали расследование по поводу пожара. Официальное расследование.

— Весьма интересно. Я разговаривал с инспектором пожарной охраны не далее как десять минут назад, и он считает пожар случайным. Здание застраховано в нашем отделе, и страховой инспектор готов выписать чек, как только эксперт пожарной инспекции напишет свое заключение.

Данлеп, несколько растерявшись, посмотрел на Мудроу, но лицо Стенли ничего не выражало.

— Как бы то ни было, мой долг сказать вам, что нью-йоркская полиция считает возникновение пожара подозрительным.

— Ну ладно, вы это мне сообщили. — Розенкрантцу явно нравился разговор. Полицейские, судя по всему, уже не в своей тарелке, а он только начал их раскручивать. — Чем еще могу помочь?

— Конечно, мы не собираемся задавать вам вопросы по поводу пожара, — признал Данлеп. — Мы здесь по поручению жильцов.

— Если в связи с уведомлениями о выселении, то я уже разговаривал с этим парнем из отдела по работе с неимущими. — Розенкрантц быстро просмотрел свой еженедельник и назвал по буквам фамилию: — К-А-В-Е-Ч-Ч-И. Я даже и пытаться не буду произнести это целиком. Он заявил мне, что жильцы собираются пригласить юриста из отдела по работе с неимущими, который будет представлять их интересы. Он уведомил меня, будто они намерены подготовить для слушания сразу все дела, чтобы на одном заседании разрешить проблемы скопом. Юрист также собирается подать петицию в Верховный суд и добиться какого-то запрета. Этот парень, Кавеччи, очень пробивной, думает прямо сразу получить все ответы, но я всего лишь выполняю приказы.

— Чьи приказы? — спросил Данлеп с невинным видом.

— Приказы владельца, которому принадлежит здание.

— А кто же владелец?

Розенкрантц улыбнулся и грустно покачал головой. Все-таки эти фараоны такие тупые!

— «Джексон Армз» и два прилегающих дома находятся во владении корпорации «Болт Реалти».

— От кого вы получаете инструкции?

— «Болт Реалти» представлена юристом, которого зовут Уильям Хольтц.

— У вас есть его адрес и телефон? — спросил Данлеп.

— Мой секретарь даст вам эту информацию.

— Почему бы вам самому не взять ее у секретаря? — Мудроу привстал со своего стула. — Это полицейское расследование, ты, кретин трахнутый! Ты что, самим мэром себя воображаешь, черт подери! Ну-ка, немедленно найди треклятый адрес!

Данлеп улыбнулся с извиняющимся видом и попытался жестом дать Мудроу понять, что ему лучше сесть.

— Пожалуйста, Эл, если бы вы смогли помочь нам, мы были бы очень признательны.

Розенкрантц, который, видимо, так же как и Данлеп, не имел ни малейшего желания общаться с секретарем, опять посмотрел в свою записную книжку, достал из нее визитную карточку Уильяма Хольтца и передал Данлепу, который с важным видом переписал сведения себе.

— И еще, — заметил Данлеп, — вы обещали жильцам сделать ремонт. Я имею в виду почтовые ящики, замки в подъезде и лифт. Сказать по правде, я сам боялся ехать в этом лифте. Он просто бился о стенки шахты и, казалось, в любую минуту может развалиться.

— Пока мы с вами разговариваем… — перебил Данлепа Розенкрантц.

— Виноват?

— …все это делается, пока мы тут с вами разговариваем. Строители уже в доме. — Розенкрантц перегнулся через стол и похлопал Данлепа по руке. Он уже начал сильно потеть, но улыбался одной из своих самых чарующих и сладких улыбок. — Послушайте, я должен признать, что там действительно кое-что пошло наперекосяк, но администрация твердо намерена придерживаться своих обещаний, и, ради Бога, сержант, вы же тоже должны отдавать себе отчет в том, часть вины лежит и на вас. Вы говорите, в доме живут торговцы наркотиков и шлюхи, так арестуйте их! Посадите в тюрьму! Когда я учился в школе, мне объясняли — один и тот же человек не может находиться в двух местах одновременно. Если эти подонки окажутся в тюрьме, то их не будет в доме.


Компания «Хольтц, Митчем, Митчем и Браунт» располагалась в Манхэттене, Парк-авеню, 101. Там было все, чего недоставало управлению. Бежевый ковер, мягкий и пружинящий, как раз для подошв новеньких шестидесятидолларовых кроссовок «Найк». С коричневой обивкой стен гармонировала экспозиция из восьми картин маслом, изображавших охоту на лис: от завтрака охотников и до окровавленной лисьей тушки, на которую они указывали жестами триумфаторов. В приемной сидела довольно молодая и красивая женщина; ожерелье и витой браслет на ней своей стоимостью превышали весь гардероб Мудроу. Она была недостаточно проницательна, чтобы узнать в Данлепе и Мудроу полицейских, поэтому начала улыбаться сразу же, как только открылась дверь.

— Чем могу помочь? — Казалось, низкий музыкальный голос дамы должен был трогать посетителей до глубины души, и, очевидно, над ним работали с не меньшим усердием, чем над тугими кудряшками, которые производили впечатление слегка взлохмаченных. При виде этой женщины Мудроу подумал, что юридическая фирма, позволяющая себе подобное украшение, видимо, достаточно богата. Спрашивая Уильяма Хольтца, он продолжал про себя рассуждать: если бы эта женщина вложила столько же усилий в образование, сколько вкладывала в свою внешность, то, без сомнения, могла бы стать, например, нейрохирургом… Музыкальный голос между тем пропел: «Мистер Хольтц, два полицейских хотят с вами встретиться». И Мудроу понял, что все же недооценил профессиональные способности дамы. Уильям Хольтц — высокий, загорелый и для своего возраста достаточно накачанный — вышел в приемную и предстал перед ними.

— Джентльмены? — На Хольтце был темный костюм в полоску, сшитый собственноручно китайцем из Гонконга в собственном ателье на Восточном Бродвее, и он, несомненно, стоил больше, чем все украшения секретарши. Хольтц взял удостоверения личности Мудроу и Данлепа и стал тщательно их изучать.

Несколько минут Мудроу терпеливо ждал, затем шагнул вперед и встал рядом с юристом. Вряд ли он думал, что мистера Хольтца можно этим напугать. Юристы были исключением из общего правила, которое гласило, что полицейский может запугать любого. Но внутренний радар начал подавать сигналы Мудроу, едва Хольтц появился на пороге кабинета. Мудроу почувствовал, что приближается к тайне, и хотел, чтобы Хольтц и те, кого тот представляет, поняли — Стенли Мудроу уже близко. Вот так, просто и окончательно.

Хольтц отодвинулся от Мудроу.

— Сержант Данлеп, в данный момент мне трудно выкроить для вас время. У меня в кабинете клиент, и к тому же я опаздываю на совещание партнеров. Только что у меня была довольно долгая беседа с мистером Розенкрантцем.

— Это займет всего лишь несколько минут, — сказал Мудроу.

— Мистер Мудроу. — Хольтц отступил еще на шаг. — Мы гораздо быстрее выясним все вопросы, если вы не будете вмешиваться. Я позволяю вам остаться здесь и присутствовать при нашем разговоре с сержантом Данлепом исключительно из вежливости по отношению к нему, но уверен, вы понимаете, что являетесь всего лишь частным лицом и не обладаете никакими исключительными правами. — Он помолчал, предоставляя Мудроу возможность ответить на его тираду, но Мудроу невозмутимо безмолвствовал. — Так вот, повторяю, сержант, я только что разговаривал с мистером Розенкрантцем и, кроме того, хорошо знаком с состоянием недвижимости, принадлежащей компании «Болт Реалти».

— Мы хотели бы все же узнать, насколько вы осведомлены, — тихо сказал Данлеп. Он был словно в полусне. Вся эта обстановка подействовала на его голову, костюм Уильяма Хольтца — на сердце, а секретарша — на то, что ниже пояса. Ничего не поделаешь, компания «Хольтц, Митчем, Митчем и Браунт» совсем не походила на клуб «Элкс».

Можете быть спокойны, сержант. Я целиком доверяю управлению, не говоря о том, что «Болт Реалти» всегда старается препятствовать противозаконной деятельности, которая происходит на территории рынка недвижимости. Поэтому мы, конечно, сделаем в разумных пределах все шаги для того, чтобы нанесенный ущерб был возмещен. Мистер Розенкрантц получил все необходимые для этого инструкции, и произошло это, кстати, не сегодня днем, а значительно раньше. — Хольтц слегка улыбнулся. — Теперь все?

— Не совсем, — сказал Мудроу.

Хольтц, который стоял между Мудроу и Данлепом, даже не потрудился обернуться.

— Мистер Мудроу, вы могли бы нам не мешать? Иначе мы сейчас же прекратим разговор. — Он опять помолчал, ожидая ответа Мудроу, разъяренного и беспомощного.

— Да, действительно, я не сказал еще об одном, — произнес Данлеп. — О владельце. Вот мы и подумали, не лучше ли нам напрямую обратиться к владельцу здания. Вы бы не могли дать нам его координаты?

Уильям Хольтц был неимоверно удивлен. Казалось, его коротко стриженные волосы встали дыбом, так широко он улыбнулся.

— Сержант Данлеп, вы хоть что-нибудь знаете про закон о корпорациях в штате Нью-Йорк или о жилищном кодексе штата Нью-Йорк? Не говоря уже о том, что у моих клиентов нет ни малейшего желания подвергаться нападкам таких самозванцев, как Стенли Мудроу. Я располагаю всеми правами юриста, представляющего владельца собственности, о которой идет речь, и готов воспользоваться этими правами, чтобы цели, поставленные моими клиентами, были достигнуты. На этом все, джентльмены! Интервью окончено. И пожалуйста, не забудьте следующее. Ни при каких обстоятельствах я больше не смогу вас принять, если это не обяжет сделать меня суд. Всего хорошего!


Содержание:
 0  Укрепленный вход Forced Entry : Стивен Соломита  1  Пролог : Стивен Соломита
 2  Глава 1 : Стивен Соломита  3  Глава 2 : Стивен Соломита
 4  Глава 3 : Стивен Соломита  5  Глава 4 : Стивен Соломита
 6  Глава 5 : Стивен Соломита  7  Глава 6 : Стивен Соломита
 8  Глава 7 : Стивен Соломита  9  Глава 8 : Стивен Соломита
 10  Глава 9 : Стивен Соломита  11  Глава 10 : Стивен Соломита
 12  Глава 11 : Стивен Соломита  13  Глава 12 : Стивен Соломита
 14  Глава 13 : Стивен Соломита  15  Глава 14 : Стивен Соломита
 16  Глава 15 : Стивен Соломита  17  Глава 16 : Стивен Соломита
 18  Глава 17 : Стивен Соломита  19  Глава 18 : Стивен Соломита
 20  вы читаете: Глава 19 : Стивен Соломита  21  Глава 20 : Стивен Соломита
 22  Глава 21 : Стивен Соломита  23  Глава 22 : Стивен Соломита
 24  Глава 23 : Стивен Соломита  25  Глава 24 : Стивен Соломита
 26  Глава 25 : Стивен Соломита  27  Глава 26 : Стивен Соломита
 28  Глава 27 : Стивен Соломита  29  Глава 28 : Стивен Соломита
 30  Глава 29 : Стивен Соломита  31  Глава 30 : Стивен Соломита
 32  Глава 31 : Стивен Соломита  33  Глава 32 : Стивен Соломита
 34  Глава 33 : Стивен Соломита  35  Глава 34 : Стивен Соломита
 36  Глава 35 : Стивен Соломита  37  Глава 36 : Стивен Соломита
 38  Использовалась литература : Укрепленный вход Forced Entry    



 




sitemap