Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 22 : Стивен Соломита

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 22

Четырнадцатое апреля

Субботним утром Стенли Мудроу и Бетти Халука лежали в постели, прижавшись друг к другу в полусне и набираясь сил, чтобы опять заняться любовью, когда раздался телефонный звонок… Это был Пол Данлеп, который сообщил новость — вот-вот арестуют Майка Бенбаума. Суббота не была выходном днем для обоих, но утреннее наслаждение от долгого завтрака, не меньшее, чем от секса, играло роль всего лишь небольшого перерыва перед тем, как снова вернуться к работе. Бетти хотела посвятить большую часть дня подготовке к судебному делу о преследовании жильцов. Она была уверена, их иск будет проигран, но это предусматривалось стратегией, которую она разработала. Бетти очень хотела тщательно обосновать жалобу, так как качество ее работы не останется незамеченным судьей Верховного суда Иммануилом Моррисом, и на повторном слушании, если она найдет предлог, чтобы возобновилось разбирательство, это будет иметь значение.

Мудроу собирался поехать на машине Бетти в Куинс, чтобы заставить офицеров в отделе, занимающихся химическими анализами, шевелиться быстрее. Инспектор пожарной охраны Сэм Спиннер уже просто вопил, чтобы ему поскорее вернули вещественные улики, которые Мудроу взял с места происшествия. Спиннеру были необходимы все эти пузырьки и шприцы, чтобы он мог официально закрыть расследование.

— Ты только вдумайся, Мудроу, — доказывал ему накануне Спиннер, — ведь владельцу необходим чек от страховой компании, чтобы получить деньги и привести в порядок квартиру, в которой нанесен ущерб. Ее надо побелить, покрасить и только тогда можно будет снова сдавать. Спальня до сих пор опечатана как предполагаемое место преступления. Это же смешно!

Звонок Пола Данлепа нарушил все планы. Мудроу выслушал рассказ Порки о том, как все произошло, начиная с попытки Токера вломиться к Майку Бенбауму и кончая результатами опроса некоторых свидетелей, появившихся в коридоре сразу после выстрелов.

— Попытайся задержать их, пока я не приеду, — ответил Мудроу. — Если жильцы увидят Майка в наручниках, боюсь, они окончательно перепугаются.

Данлеп засмеялся.

— Хочешь верь, хочешь не верь, Мудроу, но там сейчас около двадцати человек, и они охраняют дверь Бенбаума. Лейтенант уже ничего не может сделать и ждет, пока появится капитан.

— Нам надо немедленно ехать в Куинс, — объявил Мудроу Бетти. — Майк Бенбаум кого-то пристрелил.

Как обычно, утром в субботу на автостраде Бруклин — Куинс транспорта было немного, и они добрались довольно быстро, к началу одиннадцатого. Данлеп ждал их на тротуаре.

— Ну что там сейчас происходит? — спросила Бетти. Она вышла из машины первой, пока Мудроу пытался вытащить ноги из-под руля.

— То же самое, только жильцов стало больше, около тридцати человек, включая детей. Детей Андрэ Алмейды. Там сейчас вся его семья распевает гимны. А Анна Боннастелло и Пол Рилли читают молитвы.

— Другими словами, — сказал Мудроу, наконец-то выбравшись из машины, — все наконец-то решили подать голос.

— В данный момент — да, — угрюмо заметил Данлеп-. — Капитан появился около десяти минут назад и полон решимости все же вытащить Майка из квартиры. Он ничего не имеет против старика, но ему не нравится, как жильцы унижают нью-йоркскую полицию.

Данлеп чего-то не договаривал, и Мудроу подошел к нему поближе.

— Ты хочешь сказать что-то еще? — спросил он улыбаясь. — Я же чувствую, Пол. Я вижу, ты хочешь о чем-то попросить.

— У меня незавидная роль, — сказал Данлеп. — Вы не должны забывать, что я полицейский и у меня есть другие обязанности, кроме тех, которые я добровольно возложил на себя по отношению к Майку Бенбауму.

— Конечно, ты прав, — поддержала его Бетти, хотя и она ничего не поняла. — Он действительно что-то хочет, — объяснила она Мудроу.

— Я сказал капитану, что, может быть, мне удастся вывести старика из квартиры без применения силы, — признался Данлеп.

— Ну так в чем проблема? — спросила Бетти. — Почему бы тебе об этом не поговорить с Майком?

— Я не могу пройти в квартиру сквозь заслон соседей. К тому же старик хочет сначала увидеть вас и Мудроу. Он говорит, что вы — его юрист, а Мудроу — его охрана.

— Господи, — изумился Мудроу, — ну и старикан!

— Честно говоря, я боюсь. Боюсь, что он вообще не захочет сдаваться. Или, если его начнут выводить силой, то у него случится сердечный приступ. Но больше всего я боюсь, что ты и Бетти станете упрашивать его ни за что не сдаваться.

— Ну, а у капитана-то какой план действий в отношении Майка? — спросила Бетти, увидев одобрение на лице Мудроу. — Что он может предложить, Пол?

— Полиция должна задержать его, — начал Порки.

— Можешь не продолжать, — сказала Бетти.

— Но мы должны произвести официальное задержание и предъявить ему обвинение. Ты знаешь это, Бетти. Ты же юрист.

— Неужели полиция думает, я позволю возить восьмидесятилетнего клиента в Центральное управление по задержанию? Вы глубоко ошибаетесь! Если это ваш план, то можете сами выводить Майка Бенбаума в коридор, без моей помощи!

— Господи, — воскликнул Данлеп, — но что вы-то со Стенли предлагаете?

— Надо что-то придумать, — сказал Мудроу.

Оба резко повернулись к нему.

— Вы что, забыли, как происходит задержание нетранспортабельных людей и предъявление им обвинения? Надо почаще читать инструкции!

— Но это же касается только больных или раненых, — промямлил Данлеп.

— После такой ночи и утра он что, здоров? Да еще в свои восемьдесят лет — конечно, Майка можно считать больным! Никто и слова не скажет, если вы отвезете его под охраной в больницу, а не в участок. Как только он окажется на больничной койке, судья должен будет явиться к нему и предъявить обвинение.

— Подожди минутку, — сказала Бетти. — Я надеюсь, ты не имеешь в виду закрытую тюремную больницу? Я этого не могу позволить!

— Иногда мы посылаем задержанных, если они ранены, в ближайшую больницу, — сказал Данлеп. — Нужно только, чтобы рядом все время находился представитель закона. Может быть, капитан это устроит? — Данлеп уже улыбался.

— Так иди и устрой это. А мы пойдем поговорить с Майком.

Данлеп колебался.

— Тем не менее все, что я сказал раньше, остается в силе. Мы никак не можем обойти формальности. Полиция должна хотя бы для вида арестовать его. Отпечатки пальцев, фотографии и все прочее по протоколу.

— Не угрожайте мне, сержант, — сказала Бетти.

— Подожди секундочку. — Мудроу встал между ними. — Пол всего лишь делает то, что обязан делать. И сказать по правде, мы должны быть рады, что он оказался здесь сегодня. К тому же если он перед капитаном зарекомендует себя с хорошей стороны, то нам в конце концов это будет только на руку. Так что, Пол, иди и действуй. Поговори с капитаном, а потом возвращайся. Мы будем в квартире.

Добродушно улыбаясь, Мудроу посмотрел вслед Данлепу, затем повернулся к Бетти.

— Ты отлично сыграла, — сказал он. — Если когда-нибудь захочешь работать в частной юридической фирме, то у меня, безусловно, найдется для тебя местечко.

— Не слишком-то радуйся, Стенли, — ответила Бетти. — Если старику предъявят обвинение в особо жестоком убийстве, то нам придется как следует попотеть.

Мудроу начал ей что-то отвечать, но его голос заглушили приветственные возгласы жильцов, столпившихся в коридоре. Там же стояло много полицейских, и было очевидно — вряд ли они поспешат пропустить эту пару.

— Мудроу, — представился Стенли.

К ним подошел капитан Джордж Серрано. Он проигнорировал юриста по работе с неимущими и обратился к бывшему полицейскому.

— Мне надо поговорить с вами перед тем, как вы войдете, — сказал он, как только они приблизились друг к другу, чтобы говорить конфиденциально. — Я слышал, вы служили в полиции тридцать пять лет.

— Давайте ближе к делу, — быстро ответил Мудроу. Ему никогда особо не нравились солдафоны. — Сейчас я частный детектив, и Майк — мой клиент.

— Да ради Бога! Послушайте, — продолжал капитан, — давайте договоримся: вы вытащите его из квартиры. Я не хочу пускать в ход дубинки, здесь же собрались частные лица, а никакие не преступники. К тому же, полагаю, жертва была мертва до того, как Майк всадил вторую пулю со спины.

— Тогда зачем этот фарс, черт возьми?

— Но вы же знаете, как и я, что надо делать! — настаивал Серрано. — Мы должны сегодня его арестовать. Фу, черт возьми, нам еще повезло — грабитель не был черным. Иначе мне бы пришлось немедленно взламывать дверь.

— Спасибо за предупреждение, — сказал на ходу Мудроу. — Рад узнать, что вы не делаете нам одолжения.

Из жильцов, собравшихся перед квартирой Бенбаума, Мудроу пригласил с собой Джорджа Риверу и Андрэ Алмейду. Остальным он посоветовал сохранять спокойствие и не говорить ничего такого, что могло бы разозлить полицейских.

— Ничего! Помните, они вам не враги!

В квартире вошедшие увидели Майка и Пола Рилли, которые спокойно играли в карты. Между ними лежал пистолет.

— Ну что, теперь мы квиты? — спросил Майк у Бетти. Его лицо все еще было опухшим и со следами синяков.

— Вы что, совсем потеряли разум? — спросила Бетти.

— Потому что убил врага? Убийство вора — это не преступление, как вам известно.

— Вы что, собираетесь и дальше все это говорить при свидетелях? — спросила Бетти. — Знаете, я работаю с неимущими, так что мне обычно не приходится выбирать клиентов, но, если появляется хоть какая-то возможность, пытаюсь не работать с совсем тупыми. С этой минуты вы ни с кем, кроме меня, не должны говорить о том, что произошло, и клянусь, Майк, если вы собираетесь болтать всем подряд о том, какой вы большой и замечательный герой, то я не буду вами заниматься и вам придется кому-нибудь заплатить, чтобы вас представляли в суде.

Майк сделал вид, что пропускает мимо ушей сказанное Бетти, однако, когда он заговорил, его голос звучал гораздо мягче.

— Сколько времени у меня осталось до ареста? — спросил он.

— Не знаю, вероятно, несколько часов.

— Вы можете сделать так, чтобы меня забрали до того, как сюда приедет моя дочурка? Она только что выехала из Нью-Джерси.

Бетти и Мудроу рассмеялись. Трое свидетелей выглядели растерянными.

— Вам смешно, — сказал Майк. — Если бы вы знали мою дочь, то не думали бы, что все так комично.

Бетти увела Майка в кухню. Там она наедине выслушала рассказ о событиях, которые привели к убийству Токера Пуди. Мудроу остался в гостиной с соседями Бенбаума. Он объяснил, как собирается поступить с арестом старика. План показался всем приемлемым, и надо лишь получить согласие главного действующего лица. Вот только контакты с полицейскими их смущали. Особенно Андрэ Алмейду, которого однажды арестовала полиция Кастро и продержала почти неделю. Как только Мудроу объяснил, что их не заберут вместе с Майком, у каждого вырвался вздох облегчения.

— Что на самом деле важно, так это встреча с прессой. Вы должны будете решить, кому представлять жильцов дома. Это подходящая возможность громко заявить о своем деле, чтобы о нем узнала широкая публика. Бюрократы и полицейские ненавидят огласку, потому что им звонят разозленные политиканы и требуют немедленных действий. Вы должны подготовиться к беседе с репортерами. Постарайтесь избежать напраслины на владельца здания и полицию. Тот, кого вы выберете, потом продолжит беседы с журналистами. Поэтому с самого начала надо найти подходящего человека.

— Как это сделать? — спросил Андрэ Алмейда.

— Сначала решите, кто будет вас представлять, а затем поговорим — что и как.

— Минуточку, — сказал Джордж Ривера. — Я думаю, мы должны пригласить остальных членов ассоциации: Джимми Йо, Мухаммеда Азиза и миссис Боннастелло. — Он повернулся в Алмейде. — Может быть, твою жену тоже, Андрэ?

У Риверы было большое круглое лицо и иссиня-черные волосы. Он всегда полон собственного достоинства и собран, редко улыбался. Его сильный акцент не затруднял, однако, общения и в то же время напоминал о том, что Ривера — эмигрант, трудолюбивый человек, который, как и все остальные, стал жертвой сил, вышедших из-под контроля.

Джордж представлял собой идеальную кандидатуру на роль беззащитной жертвы. На этом и порешили — вместо того, чтобы возлагать вину на каких-то конкретных лиц, жильцы просто будут говорить о своей беззащитности и требовать действий со стороны полиции.

Дела Майка Бенбаума также пошли неплохо. Джордж Серрано, начальник участка, посидел на телефоне и сумел выбить разрешение поместить Бенбаума в сопровождении двух сержантов, но без наручников, в больницу, которая находилась в нескольких кварталах от дома. Один из сержантов проведет там процедуру задержания, сделает фотографии и возьмет отпечатки пальцев, а судья прибудет к вечеру, чтобы предъявить обвинение. После чего Майку разрешат вернуться домой. Если, как считал Серрано, Токер Пуди перешел в мир иной до того, как Майк выстрелил во второй раз и попал ему в череп, то все обвинения, исключая незаконное хранение оружия, будут сняты. Ни один судья в здравом рассудке не станет подвергать риску свою карьеру, посадив в тюрьму восьмидесятилетнего еврея, на которого было совершено разбойное нападение. Скорее всего, Майку предъявят обвинение в незаконном хранении оружия и дадут для проформы испытательный срок.

Само задержание прошло без помех. Жильцы покинули коридор, как только им все объяснили, и сержанты вывели присмиревшего Майка Бенбаума. На улице их ожидала стена из вспышек фотоаппаратов и кричащих репортеров, но Бенбаум помнил инструкции Мудроу, который предупредил: «Если вы скажете хоть одно слово журналистам, то клянусь, я заявлю о вашей дееспособности и прослежу за тем, чтобы вас выслали в Нью-Джерси под опеку дочери». Бенбаум с достоинством молчал и смотрел только вперед, направляясь к машине «Скорой помощи», которая стояла около подъезда. Два сержанта помогли ему забраться в нее.

Через несколько минут Джордж Ривера в сопровождении Мудроу отправился давать интервью репортеру Си-би-эс и рассказал о проблемах жильцов этого дома — пожаре, наркотиках, воровстве, проституции. Вывод из этого репортажа напрашивался сам собой: сейчас все это случилось с ними, но может случиться в любую минуту и со всеми вами.

Мудроу уже давно не бывал на месте преступления, которое привлекало бы репортеров, и чувствовал себя не очень уверенно. К нему подошел Пол Данлеп.

— Мне надо с тобой поговорить, — сказал он. — Давай отойдем, где поспокойнее. — Они перешли на противоположную сторону улицы. — Во-первых, — начал Данлеп, — хотелось бы надеяться, что ты не обиделся на все, что здесь произошло.

— Нет, все в порядке, — ответил Мудроу. — Просто я слегка потерял хватку в делах такого рода.

— Ну ладно, рад слышать. А во-вторых, наконец-то у нас появился отчет по экспертизе иголок и пузырьков. — Данлеп увидел, как Мудроу напрягся, и это доставило ему колоссальное удовольствие. Ему было приятно показать Мудроу свое превосходство хотя раз в жизни. — По крайней мере, мы теперь знаем, что имел место поджог, — сказал он, вытаскивая из кармана отчет химической лаборатории. Время от времени он заглядывал в эти бумаги, чтобы не ошибиться в цифрах. Как и большинство полицейских, Порки удобнее чувствовал себя, когда говорил о количестве. — Ну так вот. На месте происшествия обнаружено двенадцать шприцев. Два сгорели. А на четырех — многочисленные отпечатки пальцев. Шесть вытерты начисто. Также найден двадцать один пузырек от крэка. На восьми разнообразные отпечатки, а тринадцать вытерты. То же самое касается и пакетов из-под героина и оставшихся емкостей. На некоторых из них многочисленные разнообразные отпечатки, но большинство совершенно чистых.

— Хорошо, — сказал Мудроу. — Поджигавший сделал ошибку. Ему надо было надеть перчатки, когда он собирал все эти выброшенные кем-то вещи, и, конечно, не следовало их вытирать.

— Но ты тоже был кое в чем не прав, — сказал Данлеп, светясь изнутри. — Я имею в виду матрас, который, как ты сказал, принадлежал уборщику. Скорее всего, там все-таки побывали наркоманы до того, как появился поджигатель.

— А что это меняет? — спокойно возразил Мудроу. — Поджигатель был достаточно умен, чтобы воспользоваться сложившимися обстоятельствами. Он сделал дымовую завесу. Если бы он был немного более внимателен, Серрано уже закрыл бы это дело, хотя меня бы это не остановило. Но он промахнулся, сделав одну ошибку.

— А что, если он сделал больше, чем одну ошибку? — спросил Данлеп, причмокивая.

— Ну же, Пол, ну же, не тяни кота за хвост. — Мудроу, который потерял право пользоваться информацией, известной нью-йоркской полиции, совсем не нравились подтрунивания Данлепа. Но, поскольку он и Бетти все утро вертели Данлепом, как хотели (кстати говоря, ничем при этом не отличаясь от нью-йоркской полиции), то надо было признать определенную справедливость его поведения.

— Ну ладно, — ухмыльнулся Данлеп. — Он сказал, было тринадцать абсолютно чистых пузырьков. Это не совсем так. Там было двенадцать абсолютно чистых пузырьков, а один все же имел единственный отпечаток. Такой четкий маленький отпечаточек под горлышком — резкий и очень заметный.


Содержание:
 0  Укрепленный вход Forced Entry : Стивен Соломита  1  Пролог : Стивен Соломита
 2  Глава 1 : Стивен Соломита  3  Глава 2 : Стивен Соломита
 4  Глава 3 : Стивен Соломита  5  Глава 4 : Стивен Соломита
 6  Глава 5 : Стивен Соломита  7  Глава 6 : Стивен Соломита
 8  Глава 7 : Стивен Соломита  9  Глава 8 : Стивен Соломита
 10  Глава 9 : Стивен Соломита  11  Глава 10 : Стивен Соломита
 12  Глава 11 : Стивен Соломита  13  Глава 12 : Стивен Соломита
 14  Глава 13 : Стивен Соломита  15  Глава 14 : Стивен Соломита
 16  Глава 15 : Стивен Соломита  17  Глава 16 : Стивен Соломита
 18  Глава 17 : Стивен Соломита  19  Глава 18 : Стивен Соломита
 20  Глава 19 : Стивен Соломита  21  Глава 20 : Стивен Соломита
 22  Глава 21 : Стивен Соломита  23  вы читаете: Глава 22 : Стивен Соломита
 24  Глава 23 : Стивен Соломита  25  Глава 24 : Стивен Соломита
 26  Глава 25 : Стивен Соломита  27  Глава 26 : Стивен Соломита
 28  Глава 27 : Стивен Соломита  29  Глава 28 : Стивен Соломита
 30  Глава 29 : Стивен Соломита  31  Глава 30 : Стивен Соломита
 32  Глава 31 : Стивен Соломита  33  Глава 32 : Стивен Соломита
 34  Глава 33 : Стивен Соломита  35  Глава 34 : Стивен Соломита
 36  Глава 35 : Стивен Соломита  37  Глава 36 : Стивен Соломита
 38  Использовалась литература : Укрепленный вход Forced Entry    



 




sitemap