Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8 : Стивен Соломита

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 8

— К сожалению, нам не удалось поговорить до собрания, — сказала Сильвия. Хотя ей не особенно понравился новый любовник Бетти Халука (как-то уж слишком он непроницаем), но из-за племянницы Сильвия была с ним вежлива. Бетти стала для нее второй дочерью, особенно после того, как однажды мать Бетти проболела целое лето.

— Ничего страшного, — сказал Мудроу. Взгляд его был прикован к тому месту, где коридор пересекается с внешним холлом. — У вас достаточно дел.

— Вы были офицером полиции?

— Да, тридцать пять лет. И закончил, карьеру детективом по расследованию уголовных дел. Сильвия, не могли бы вы сделать мне одолжение — подвиньтесь немного вправо, так чтобы мне видеть вестибюль. Я кое-кого поджидаю.

Сильвия внимательно посмотрела на Мудроу. Было уже около одиннадцати часов, и жильцы, по крайней мере те, которые покинули собрание, уже благополучно добрались до своих квартир. Кого же это он ждет? Поскольку Мудроу не торопился делиться с ней своими планами, Сильвия немного изменила тактику.

— А что вы думаете о сержанте Данлепе? — спросила она. — По-вашему, он может нам помочь?

— Забудьте о нем, — твердо ответил Мудроу. — Он просто бездарь. Именно поэтому его и сделали офицером по профилактике преступлений.

— Боюсь, я не совсем поняла вас.

— Офицер по профилактике преступлений работает с местными жителями, но его служба не имеет ничего общего с деятельностью полицейского. Единственное, что может сделать для нас Данлеп, — это попросить капитана прислать сюда несколько ребят, которые на самом-то деле занимаются предотвращением преступлений. Может быть, они и поработают в вашем доме, но маловероятно, потому что ваши проблемы не идут ни в какое сравнение с происходящим в Южной Ямайке или Бронксе. Может быть, если вам удастся создать сильную организацию жильцов, мы могли бы убедить какого-нибудь настоящего полицейского помочь вам. А вот патруль в подъезде — очень неплохая мысль. Только, пожалуйста, будьте внимательны к его составу, потому что, продежурив несколько смен, они могут, соскучившись, отправиться по домам смотреть футбольный матч. — Мудроу заметил, как опечалилось лицо Сильвии Кауфман, когда он сказал ей о Данлепе, но продолжал как ни в чем не бывало: уж лучше пусть узнает всю истину сразу. Он был правдолюбом. — А также постарайтесь добиться, чтобы пастор церкви, в клубном помещении, где вы собирались сегодня вечером, позвонил в полицейский участок. Он наверняка на короткой ноге с капитаном. Кстати, начальника сто пятнадцатого участка зовут Джордж Серрано. Он католик и, скорее всего, с должным вниманием отнесется к словам священника.

— Ну, а Розенкрантц, — настаивала Сильвия, — он что, тоже бесполезен?

— От всех есть какая-то польза, — пояснил Мудроу. — Но вам нужно ясно представлять, кто окажет помощь, когда она будет вам необходима. В экстремальных случаях офицер по профилактике преступлений вам не помощник. Не надо рассчитывать и на владельца дома, хотя то, что обещал Розенкрантц, поможет на время установить в нем порядок. Возможно, Розенкратнц и заинтересован, чтобы поддерживать здание в надлежащем виде. Я сегодня перебросился парой слов с Пэтом Шиманом перед тем, как спуститься к вам.

— Как вы считаете, Пэт тоже участвует в происходящем?

— Нет, я так не считаю. Но он в курсе того, что происходит. Шиман рассказал мне о проститутках и предупредил, что ребята, живущие напротив него, занимаются продажей наркотиков. Думаю, наркотики — одна из самых важных ваших проблем. Продавцы крэка, как правило, считают, что любой район можно превратить в супермаркет, если для начала всего несколько местных жителей попробуют их товар. Ведь в барах на Рузвельт-авеню всегда продавали наркотики. В основном кокаин, героин — в меньших количествах. Теперь все приблизилось к вам на пару кварталов.

— Вы считаете, мы справимся со всем этим?

Мудроу посмотрел на Сильвию. Женщина выглядела очень уставшей. Ему хотелось ее успокоить, как родители успокаивают детей, которым приснился кошмар.

— Послушайте, Сильвия, я не обладаю даром провидения, а свой магический кристалл оставил дома. Поэтому вы не должны воспринимать мои слова, будто они исходят от самого Папы Римского, но я твердо знаю, с ситуацией можно справиться. Этим-то я сейчас и занимаюсь. Мне надо переброситься парой слов с парнем-китайцем по имени Джоуи Йанг, который живет в квартире 4Б. Думаю, что смогу убедить его переехать.

— Как вы собираетесь это сделать? — улыбнулась Сильвия. — Магический кристалл ваш дома, значит, вы забыли и магическую палочку тоже.

— Бетти сказала, вы были школьной учительницей до того, как вышли на пенсию. Когда я учился в четвертом классе, миссис Бенедикт говорила: «Стенли, ты бы, наверное, и уши свои оставил дома, если бы они не были приделаны к голове».

Сильвия почувствовала облегчение, подобное тому, какое испытывает человек от горячей ванны после того, как целый день только и делал, что бросал снег лопатой.

— Я думаю, при появлении Йанга возможны неожиданности, поэтому вам на всякий случай лучше бы пойти домой. Может быть, я смогу вам помочь?

Мудроу засмеялся.

— Будет еще лучше, если вы пришлете мне на помощь того старичка, который попросил, чтобы меня удалили с собрания.

— Вы имеете в виду Майка Бенбаума?

— Подождите минуточку! — Мудроу напрягся, услышав резкий стук закрывающейся входной двери. — Идите в свою квартиру, — приказал он. — Немедленно.

Он даже мягко подтолкнул Сильвию. Сильвия уже было последовала инструкциям Мудроу, но все же любопытство пересилило страх, и, прежде чем найти ключи от квартиры, она обернулась и увидела маленького восточного типа человечка в голубом пальто. Он направлялся к лифту. На лице китайца появилось выражение, близкое к панике, когда он увидел Мудроу, преградившего ему дорогу, и это было так комично, что Сильвия мгновенно забыла полученный приказ.

— Привет, Джоуи, — сказал Мудроу.

Первое правило выживания в этом городе среди помешанных на огнестрельном оружии — держать противника в фокусе внимания. Пэт Шиман описал Джоуи Йанга, но, возможно, в доме живет не один небольшой, худенький, восточного вида парень. Однако выражение лица Йанга, глазеющего на Мудроу, практически исключаю ошибку. Тем не менее Мудроу назвал его по имени, и тот не протестовал. Стенли посчитал на этом процесс выяснения личности законченным.

— Вынь руки из карманов, Джоуи. Не шевели вообще руками, черт возьми. — Мудроу говорил очень спокойно (его пиджак был расстегнут, чтобы китаец мог убедиться в наличии у говорившего пистолета 38-го калибра). Он быстро подошел к миниатюрному Джоуи Йангу, который стоял как вкопанный. Узенькие глазки китайца расширились от страха, затем он резко повернулся и побежал к выходу. Мудроу предусмотрел такое развитие событий (хотя сам он слишком медленно двигался, чтобы поймать Йанга, который всего-то весил фунтов сто тридцать), и бросил свое пальто ему в ноги. Он думал всего лишь замедлить бег Йанга, но тот запутался в пальто и растянулся на полу. Когда китаец поднялся на колени, Мудроу, улыбаясь, уже стоял над ним.

— Давай я тебе помогу, Джоуи. — Мудроу, схватив за воротник, приподнял с пола стоящего на коленях Йанга и швырнул его об стену. Странно, но Мудроу чувствовал себя все еще полицейским, а Джоуи Йанг ни на секунду не сомневался в том, что его задержали. Он считал, что это арест. — У тебя случайно нет пистолета, Джоуи? Надеюсь, ты не носишь при себе оружия. Как, ты до сих пор не поднял руки? Что с тобой происходит, черт возьми! Ну вот, так уже лучше! Я даже на секунду подумал, что ты собираешься мне сказать, будто тебя раньше никогда не брали с поличным. Мне бы не хотелось, чтобы ты врал.

Правая рука Мудроу быстро скользила по одежде Йанга. Он нашел за поясом брюк китайца пистолет, о котором его предупреждал Пэт, но не это было главным. В пластиковой коробочке для бутербродов, прикрепленной к бедру маленького человечка, он нашел тридцать упаковок героина, стоимостью примерно в три тысячи долларов, если продавать оптом. Это был запас на завтрашний день для медленно расширяющейся торговли Йанга.

— Да, Джоуи, везением это не назовешь! — продолжал Мудроу. — При тебе найдено оружие — уже год, если раньше не было арестов, которые, как я думаю, все же на тебе висят. К тому же недавно были приняты новые законы о наркотиках, и такое количество сырья — уже преступление второй категории, разве что ты не начнешь стучать на своих. Но даже если и настучишь, кое-что тебе все равно придется отмотать.

Мудроу засунул героин в карман пиджака, а пистолет (на самом деле кусок дерьма 22-го калибра, у которого вероятность осечки шестьдесят процентов) — в верхний боковой карман пальто, куда Джоуи Йангу и не дотянуться. Впрочем, в данный момент он всего-навсего пытался собраться с мыслями.

— Но ведь я же имею право? — Джоуи великолепно говорил по-английски без всякого акцента. Он был американцем в третьем поколении. И столь же великолепно знал свои пресловутые права. Знал, что они были абстракцией, которую большинство фараонов придерживали до суда, когда давали свидетельские показания, особенно если, помимо задержания с поличным, хотели кое-что еще, как, очевидно, было и в данном случае. Эта надежда на «кое-что еще» стала причиной, из-за которой Йанг не настаивал на своих правах и безропотно позволил запихнуть себя в лифт.

— У тебя же должен быть ордер на арест, — начал было он, открывая переговоры. — Если нет ордера, ты даже не можешь использовать наркотик как вещественное доказательство. К тому же он подкрашен.

— Какое мне дело до того, какого цвета наркотик? — спросил Мудроу, игриво подмигнув Сильвии Кауфман, когда закрывались двери лифта.

Джоуи Йанг посмотрел на своего захватчика: шутит этот фараон, или он, Йанг, действительно попался, идиот?

— Ты ничего не сможешь использовать в суде, — настаивал китаец. — Доказательства, добытые в результате нелегального обыска, во внимание не принимаются.

— Ты, Джоуи, не прав. — Голос Мудроу стал жестким. — Потому что я собираюсь сказать, что ты расстегнул пальто, как только вошел в дверь подъезда, и я увидел у тебя за поясом пистолет. Это дает мне право делать с тобой что угодно. Только на тот свет не могу отправить. Поломанный нос, треснувшие ребра, затекший глаз… А всего-то надо сказать, что потенциальный преступник был готов применить оружие. Ты, конечно, можешь утверждать, будто оружие тебе подбросили, но я поспорю на собственные яйца: этот пистолет 22-го калибра весь в отпечатках твоих пальцев. Так что давай не будем обманываться. Придется отмотать срок, Джоуи. И если не возражаешь, я напомню, что неказистым парнишкам вроде тебя совсем не сладко за решеткой. Случается, они становятся жертвой других заключенных.

Внезапно Мудроу положил руку на плечо Йанга и придвинул его к себе поближе.

— Джоуи, ты выглядишь достаточно сообразительным и, думаю, знаешь, о чем я говорю. Сообразительность не всегда нужна торговцу наркотиками, но в данном случае это, может, тебе и на руку. Потому что мое изначальное намерение — не в задержании с поличным. Поверь-ка сразу, чтобы мне не повторять десять раз. Но это не значит, будто ты не окажешься в тюрьме. Это значит лишь то, что ты, если сделаешь, как я захочу, может быть, сегодня и улизнешь. У тебя действительно есть шанс из всего этого выпутаться.

Они молчали, пока дверь лифта не открылась. Перед ними был пустой коридор четвертого этажа. Кинув приманку, Мудроу ждал, пока Йанг на нее клюнет. Предложение было слишком заманчивым, чтобы от него отказаться, особенно если сравнить свободу с пребыванием в тюремных заведениях Нью-Йорка. Мудроу был убежден, Йанг на это клюнет.

Джоуи тем временем, как и предполагал Мудроу, уже представлял себе жизнь на Райкерс-Айленд, где он будет подвергаться одному сексуальному издевательству за другим. Он был небольшим, худощавым, с кожей цвета слоновой кости и черными, как вороново крыло, волосами. Эти волки, конечно, не устоят перед такой привлекательностью. Его захлестнуло волной, как после укола героина или трубки кокаина, только это была волна безнадежности. Поэтому он решил, что сделает все от него зависящее, чтобы выпутаться из паршивой истории.

— Скажи мне, что ты от меня хочешь, — наконец сказал Ианг.

— Я хочу зайти к квартиру и немного побеседовать с твоим партнером, но меня слегка тревожит то, что у него наверняка тоже есть револьвер и он использует его для того, чтобы выстрелить в меня, а я терпеть этого не могу. Вот мне и думается, что, наверное, тебе следует начать зарабатывать свою свободу с того, что ты поможешь мне проникнуть в квартиру. Прежде всего скажешь, как твой партнер узнает, кто это пришел.

Мудроу не ошибся по поводу умственных способностей Джоуи Йанга. Тот вырос с амбициями среднего американца. Его даже приняли в Колумбийский университет, но потом он открыл для себя кокаин.

— Постучи дважды перед тем, как повернуть ключ.

— Нет, не я, — прошептал Мудроу, сжимая в огромной руке воротник пальто Йанга. — Ты сам, Джоуи. И войдешь ты первым.

Мудроу вытащил пистолет и держал его так, чтобы Йанг мог это видеть.

— И пожалуйста, никаких шуточек, совсем никаких. Может, ты забыл мне сказать о том, что в квартире есть еще кое-кто, кроме твоего партнера?

— Да, там есть еще один человек — проститутка снизу. Конни Аппастелло. Мы держим ее под кайфом, и она трахается с нами, когда свободна.

Дверь открылась, и Мудроу увидел на софе Джорджа Валлоне около Конни Аппастелло. На Валлоне были голубенькие шортики (которые буквально разрывало). Он изумился даже больше, чем Конни, которая была обнажена до пояса, но и не подумала прикрыть грудь. Вместо этого она потянулась к трубке с крэком, но голос Мудроу заставил ее остановиться.

— Не двигаться, черт возьми, — предупредил Мудроу, обводя взглядом комнату. Квартира 4Б невелика, и очевидно, на кухне никого, но дверь в ванную была закрыта. — Ты, Валлоне, слезай с дивана и ляг на пол, а ты, шлюха, ложись на него. — Мудроу поднял пистолет. — А ну-ка, быстро!

Как только они легли, Стенли положил Джоуи поверх них обоих, а сам двинулся к ванной, стараясь не заступить на возможную линию огня, и толкнул дверь. Ванная была пуста, Мудроу вернулся в комнату. Ему всегда доставляло удовольствие смотреть на свою работу.

— Ну вот что, ребята, — начал он. — У меня только двое наручников, а вас здесь трое. Я вас сейчас прикую к трубе отопления в углу (куда, кстати, вы уже можете начать двигаться). Одна рука у каждого останется свободной, но это не значит, что надо делать глупости.

Мудроу кивнул Конни, которая уже встала с пола.

— Может, ты хочешь одеться? — Ее глаза по-прежнему были прикованы к трубке с крэком. — Похоже, что нет. Ну, а ты, Джордж? Тебе не холодно?

— Иди ты!

— Извини! Что это ты себе позволяешь в присутствии женщины?

Итальянец был мускулист, но его взгляд затуманен, видимо, он находился под кайфом долгое время. Поток слов, которым разразился Валлоне, был настолько идиотским, что в этом не оставалось сомнений. Впрочем, кое-что Стенли разобрал.

— Ты не можешь меня застрелить, у меня нет оружия, поэтому ты не можешь меня застрелить. Ты должен взять меня голыми руками.

— Нет проблем, кретин.

Мудроу, который всегда старался все делать так, чтобы его поняли как можно быстрее, нанес Валлоне короткий, экономичный удар справа, который пришелся как раз в висок. Удар был ужасающей силы. Это дезориентировало итальянца: перед глазами закружилось сразу несколько голов полицейского, потом несколько рук подняли его, но это уже не имело особого значения. Если бы Валлоне не был так сильно оглушен, он бы заметил, что левая сторона его лица очень быстро опухает.

— Конни, — сказал Мудроу, — вот пара наручников. Ну-ка, начинай надевать один браслет.

Он делал все очень методично, как и должно образцовому полицейскому, помогая Конни закрепить наручники на трубе. Потом начал дюйм за дюймом обыскивать квартиру, перетряхивая личные вещи Валлоне и Йанга. Обнаружилось более четырехсот пузырьков с крэком и дорогой «смит-и-вессон».

— Хотите послушать мой рассказ? — спросил Мудроу, подходя к раковине.

— Пожалуйста, разреши мне уйти, — начата хныкать Конни, у которой сквозь кокаиновый дурман наконец-то проступила паника. — Я живу внизу. И не имею к ним никакого отношения. Я же не продавец.

— Мы разговариваем с Джорджем. Очень невежливо с твоей стороны, Конни, прерывать нашу беседу.

— Послушай, — продолжала проститутка, глубоко вздохнув и поводя грудью в сторону Мудроу, — если тебе нравится то, что ты видишь, то мы с тобой договоримся. Мужчины хвалят мою работу. Ко мне постоянно возвращаются, я сделаю все, что ты хочешь.

— Ну-ка, заткнись. — Мудроу опасался, что она начнет визжать. Если соседи вызовут полицейских, то может выясниться, кто он такой. Мудроу никогда не работал на авось. — Нужна мне твоя задница. Я даже не заинтересован в том, чтобы взять вас с поличным. У меня свой интерес в этом чертовом доме. Понятно? Я лично заинтересован в том, чтобы помочь людям, которые здесь живут. А вы им не нравитесь. Им не нравятся наркоманы и проститутки. Им не нравится, когда насилуют старушек. Им не нравятся потерявшие над собой контроль маньяки со своими шлюхами в коридоре.

Теперь его уже внимательно слушали. Надежда, что «нам, может быть, не придется сесть в тюрьму» всегда привлекает внимание потенциальных арестантов.

— Вы, два мешка с дерьмом, должны съехать немедленно, сегодня же вечером. — Со всем равнодушием, какое только мог изобразить, Мудроу включил воду и начал пузырек за пузырьком вытряхивать порошок в поток горячей воды, стекавшей вниз. Вокруг руки, которая расправлялась с товаром стоимостью в десять тысяч долларов, поднялся пар. Этот спектакль дал ожидаемый эффект.

— Вы, наверное, здесь недостаточно долго живете, чтобы у вас в квартале появились настоящие друзья. Поэтому ваш отъезд никого не опечалит.

За полчаса Мудроу справился с делом, вскрыв все пузырьки с крэком и пакетики с героином. Затем засунул их одежду в мешки для отходов и, выставляя напоказ свою физическую силу, разломал на куски всю мебель. Разрядив два пистолета, он бросил пустые обоймы в груду барахла, сваленного в центре комнаты.

— А теперь мы сделаем следующее, — объявил он, прикасаясь к распухшей физиономии Джорджа Валлоне. — Я оставляю у себя ключи от этой квартиры и запру дверь, как только вы уйдете отсюда. Конечно, можно вернуться и выломать дверь, но вы, наверное, заметили, что я бросил все пустые пузырьки и пакетики на пол. Так что если вам захочется явиться обратно, то кто-нибудь из соседей, которые вас терпеть не могут, вызовет полицию, а детективы, скорее всего, войдут сюда без ордера. В этом случае следы наркотиков послужат вещественным доказательством в суде. Вы даже порошок ничем не подкрасили!


Содержание:
 0  Укрепленный вход Forced Entry : Стивен Соломита  1  Пролог : Стивен Соломита
 2  Глава 1 : Стивен Соломита  3  Глава 2 : Стивен Соломита
 4  Глава 3 : Стивен Соломита  5  Глава 4 : Стивен Соломита
 6  Глава 5 : Стивен Соломита  7  Глава 6 : Стивен Соломита
 8  Глава 7 : Стивен Соломита  9  вы читаете: Глава 8 : Стивен Соломита
 10  Глава 9 : Стивен Соломита  11  Глава 10 : Стивен Соломита
 12  Глава 11 : Стивен Соломита  13  Глава 12 : Стивен Соломита
 14  Глава 13 : Стивен Соломита  15  Глава 14 : Стивен Соломита
 16  Глава 15 : Стивен Соломита  17  Глава 16 : Стивен Соломита
 18  Глава 17 : Стивен Соломита  19  Глава 18 : Стивен Соломита
 20  Глава 19 : Стивен Соломита  21  Глава 20 : Стивен Соломита
 22  Глава 21 : Стивен Соломита  23  Глава 22 : Стивен Соломита
 24  Глава 23 : Стивен Соломита  25  Глава 24 : Стивен Соломита
 26  Глава 25 : Стивен Соломита  27  Глава 26 : Стивен Соломита
 28  Глава 27 : Стивен Соломита  29  Глава 28 : Стивен Соломита
 30  Глава 29 : Стивен Соломита  31  Глава 30 : Стивен Соломита
 32  Глава 31 : Стивен Соломита  33  Глава 32 : Стивен Соломита
 34  Глава 33 : Стивен Соломита  35  Глава 34 : Стивен Соломита
 36  Глава 35 : Стивен Соломита  37  Глава 36 : Стивен Соломита
 38  Использовалась литература : Укрепленный вход Forced Entry    



 




sitemap