Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА ПЯТАЯ : Уэн Спенсер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




ГЛАВА ПЯТАЯ

Среда, 17 июня 2004 года

Район Шэйдисайд

Питтсбург, Пенсильвания


«Детективное агентство Беннетта» являлось молчаливым свидетельством того, насколько успешен был Макс «в прошлой жизни». Контора агентства располагалась на первом этаже большого викторианского дома в районе Шэйдисайд, всего в квартале от дорогой Уолнат-стрит. Полы были из вишневого дерева, стены облицованы ореховым, а в прихожей стояли массивные напольные часы, наполнявшие весь дом мерным торжественным тиканьем. Когда Укия только начинал работать с Максом, нижние комнаты, да и большая часть верхних, пустовали. Однажды, будучи в подпитии, Макс рассказал, что они с женой много лет жили в крохотных квартирках с обшарпанной мебелью, и когда у них наконец появились деньги, они купили дом, выбросили старую мебель и собирались заполнить его красивым антиквариатом. До ее смерти они успели купить только старинные часы.

С тех пор нижний этаж начали заполнять столы, стулья, большой стол для совещаний, деревянные шкафы-картотеки и прочая офисная мебель. Кабинет Макса был заставлен книгами от пола до потолка. Там стоял также стол, когда-то принадлежавший Фрэнку Ллойду Райту (Укии это ничего не говорило, пока Макс не свозил его в Фоллингуотер), и «кресло руководителя» стоимостью две тысячи долларов. Стол Укии был куда скромнее, но он и использовал его только тогда, когда Макс работал с важными документами и нельзя было ему мешать.

Когда они подъехали к зданию, агент Женг уже стояла у входа. На ее машине, серебристом четырехдверном «сатурне», красовались правительственные номера. Укия припарковал «хаммер» прямо на улице вместо того, чтобы завести в гараж позади дома: сразу после разговора они с Максом собирались ехать за мотоциклом. Кроме того, у него редко получалось аккуратно поместить широкую армейскую машину в стандартный гараж. Да и вел он машину в основном для того, чтобы дать напарнику возможность искать информацию на агента Женг.

Макс поморщился, когда Укия рывком преодолел бордюр.

— Да, немного удалось найти в сети о нашем агенте. Она всегда добивается своего, так что нам, можно сказать, не повезло.

— Мысли позитивно. — Укия вытащил ключи зажигания «хаммера» и бросил их в карман. — Мы ничего плохого не сделали.

— Парень, ты еще жизни не знаешь.

— С чего бы это? Ты кого угодно плохому научишь.

Макс покачал головой, но улыбнулся.

— Ладно, хватит уже.

Детективы подошли к крыльцу, и агент Женг кивнула каждому по очереди:

— Мистер Беннетт, мистер Орегон. Спасибо, что согласились встретиться.

— Да вы и выбора нам не дали, — проворчал Макс, отпирая дверь и заходя в дом.

Укия задержался в дверях, пропуская агента; она тоже остановилась и внимательно, снизу вверх оглядела его. Ничего не говоря, отметила удобные армейские ботинки, защитного цвета брюки, белую рубашку с короткими рукавами и темные волосы, еще влажные после утреннего душа, но аккуратно причесанные. Да, со вчерашнего дня он разительно изменился. Приехав накануне домой, Укия обнаружил, что выглядит так, словно его долго валяли по земле: вся открытая кожа была в грязи, а в волосах запутались листья. Запасной комплект одежды, хранившийся в «чероки», был весь в дырах и заляпан илом, да еще и слегка сел при попытке его отстирать, а ночная прогулка по парку только ухудшила ситуацию. Впрочем, вспомнив джинсы и футболку агента Женг, Укия решил, что оба они были не в лучшей своей форме. Сегодня на молодой женщине был дорогой черный брючный костюм и белая шелковая блузка, черные волосы гладко уложены, макияж выше всяческих похвал, к тому же ее окружал исчезающе легкий аромат мускусных духов.

Закончив рассматривать Укию, агент Женг прошла мимо него в дом, едва не касаясь, даже кожу слегка защипало. Молодая женщина просто оглядывала комнаты, проходя по ним, и на лице у нее не отражалось ни удивления, ни удовольствия. Укия не знал, плохо или хорошо то, что ее чувства нельзя понять по лицу, однако это явно говорило об умении агента сосредоточиваться.

Макс привел их в кабинет и занял «руководящее» место за большим столом. Агент села на стул для посетителей, который выглядел очень стильно, Укия оперся о стену справа от Макса, лицом к обоим.

— Агент Женг, вы сказали, что хотите обсудить с нами дело. Что именно вас интересует?

Она сразу взяла быка за рога.

— Мы провели покадровое изучение вашего диска, и один кадр нас особенно заинтересовал.

Укия быстро глянул на Макса, и между ними в воздухе словно повисло имя: Ренни Шоу. Конечно, агент выложила на стол его увеличенную фотографию.

— Имя этого человека — Ренни Шоу. Должна вам сказать, что он очень опасен. Он принадлежит к свободному объединению нескольких групп байкеров, что колесят по стране: Дворняги-Демоны, Гончие Ада, Собаки Дьявола, Дикие Волки и Волки-Воины.

— Да они зациклились на собаках.

Макс, как всегда, говорил за двоих.

— Похоже. Они мнят себя одним целым, или Стаей. Ренни Шоу считается предводителем Волков-Воинов, а возможно, и всей Стаи. Это плотно сбитая и чрезвычайно изобретательная группа, в нее очень трудно попасть. Арестовывают ее членов редко, и под стражей они проводят совсем немного времени. Член Стаи может бесследно исчезнуть даже из камеры максимальной защиты. Власти пытались заключать сделки с пойманными, обещали снизить им сроки за выдачу внутренней информации, но ни одно такое предложение не было принято.

— Они же знали, что смогут выбраться и так, — сухо заметил Макс.

— Да. Однако в группе таких размеров обязательно должны появляться недовольные члены, а их нет. Несмотря на отсутствие активного общения между группировками, ни один из замаскированных агентов не смог внедриться к ним. Все, что мы о них знаем, почерпнуто из развернутых опросов свидетелей. И еще: многих членов Стаи нельзя отследить по документам. У них нет ни свидетельств о рождении, ни социальной страховки — вообще ничего.

Укия внутренне съежился: это описание очень напоминало ситуацию, в которой он находился несколько лет назад.

— И как же Стая связана с Дженет Хейз?

— Мы не знаем. — Агент указала на фото. — Это единственное, что указывает на них. Если доктору Хейз действительно дали опасный наркотик, прийти он мог от кого-то из Стаи.

— То есть Стая дала ей наркотик, — Макс начал загибать пальцы, — посмотрела, как она машет мечом, в парке проверила, умерла ли она, а потом украла ее тело. На такое способны только изобретательные убийцы.

— Вот именно. — Агент секунду помолчала. — Вчера утром, получив это фото, мы начали исследовать возможные связи между Стаей и работой доктора Хейз, и через час бесследно пропал один из наших агентов. — Она бросила на стол вторую фотографию, на ней был изображен серьезный человек лет тридцати с небольшим; лоб его словно украшала невидимая надпись «Я из ФБР». — Уил Трэйс, один из лучших наших агентов. Он десять лет занимался организованной преступностью и бандами, умел действовать быстро, но голову имел холодную.

«Имел. Был. Она уже говорит о нем в прошедшем времени».

Макс откинулся в кресле, словно пытаясь отодвинуться подальше от пропавшего агента ФБР.

— Я вижу, к чему вы клоните, и мне это не нравится.

— Раньше, — продолжала агент Женг, — Стая держала полицейских и агентов по нескольку дней, их либо «ломали», либо уничтожали без следа. Если Уил Трэйс у них и все еще жив, надо найти его до того, как они возьмутся за дело.

— Нет. — Макс даже руками замахал. — Такое нам не по зубам, пусть этим занимаются ФБР и полиция.

— У него жена и трое детей.

Макс постучал пальцем по эмблеме ФБР на папке, в которой агент принесла фотографии.

— Он агент ФБР. Он знал, на что идет.

— Макс, — внезапно произнес Укия, — может, выслушаем ее?

Напарник наградил его сердитым взглядом.

— Не ловись на такие штучки, парень. За ней стоит все ФБР, у них агенты просто так не пропадают. Они уже подняли на ноги все правоохранительные органы.

— Да, — признала агент Женг, — так и есть. Но положение отчаянное, время идет, а мы даже не уверены, что особого агента Трэйса похитила Стая.

— В смысле?

Укия нахмурился. Он-то был уверен, что участие в этом деле Стаи уже несомненно!

— Между доктором Хейз и Стаей нет никакой видимой связи. Да и Уил Трэйс занимался не ими: он обыскивал дом доктора Хейз в поисках чего-то, что сможет пролить свет на ее смерть. Его машина все еще стоит у дверей, соседи видели, как он входил в дом и не вышел. Мы перерыли все и ничего не нашли — ни в доме, ни в окрестностях, ни в парке. Мистер Орегон может найти след, который не видит больше никто. Он — наш единственный шанс выяснить, что там случилось.

Укия взглянул на Макса. Тот фыркнул.

— Не смотри на меня так! Ну ладно, ладно. Но задаром мы работать не будем.

— Вам заплатят. Каковы ваши расценки?

— Если я правильно вас понял, придется искать его след. За обычную работу такого рода мы берем тысячу долларов в день, а поскольку дело оказалось опасным, мы запросим две тысячи в день.

Агент Женг слегка склонила голову.

— Многовато.

Макс снова фыркнул.

— Если бы вы наняли нас проверить парня, с которым собрались встречаться, — согласно их данным, Женг была не замужем, — мы запросили бы сто долларов в час плюс возмещение расходов. Через пару дней мы представили бы вам подробный отчет о том, с кем же вы собрались связаться, и счет на сумму больше тысячи долларов.

Агент взглянула на Укию, чуть передвинулась на стуле и снова выпрямилась.

— Я вижу, вы хорошо подготовились.

— Мы любим знать, с кем имеем дело, агент Женг. — Макс хитровато улыбнулся. — Выслеживать, искать следы — совсем другая работа: опасная, часто грязная и всегда — на скорость. Нам нравится помогать людям, но это работа, и мы делаем ее лучше всех. После вчерашнего мы были вынуждены повысить страховку, и при всем этом наш юрист должен проследить, чтобы мистера Орегона для простоты не обвинили в смерти Дженет Хейз.

Женг медленно кивнула.

— Я могу подписать контракт.

Макс достал из ящика стола стандартный бланк договора, в поле клиента указал ФБР, поставил «$2000» в графе «оценка опасности», затем подписал документ и передал через стол молодой женщине. Она поставила свою аккуратную подпись рядом с его.

— Вы начнете работу немедленно, и я поеду с вами.

Макс безразлично пожал плечами и направился к ксероксу — снять для нее копию.

— И все же странно, агент Женг. Вчера мне показалось, что вы нам не доверяете.

— Верно. — В ее взгляде не было и намека на извинения. — Я увидела вас первый раз в жизни, и вели вы себя весьма подозрительно. Однако с тех пор у меня было время кое-что проверить.

— И что же?

Макс смотрел на нее с неподдельным интересом.

— Вот лучший отзыв о вас: «Если мой ребенок пропадет, я найму именно их».

— А худший? — спросил Укия, и Макс наградил его очередным хмурым взглядом.

Агент некоторое время смотрела на него молча, потом ответила:

— С этим парнем страшновато работать, но он всегда прав.


Она захотела поехать с ними в «хаммере». Макс жестом велел Укии сесть сзади, чтобы агенту не пришлось смотреть на то, что он там хранит. Уже не в первый раз молодой детектив задался вопросом: а вполне ли законно напарник держит у себя вооружение?

Наклонясь вперед, Укия заметил, что волосы Женг пахнут жимолостью, а длинная прядь спускается до самой шеи. Она почувствовала, что на нее смотрят, и повернулась к юноше. Он ждал, что она что-нибудь скажет, но девушка просто смотрела. У нее оказались очень спокойные серые глаза. Макс заметил, что она повернулась, и взглянул на Укию в зеркало заднего вида.

— Знаете, Укия может так посмотреть…

— Я заметила.

Макс снова посмотрел в зеркало заднего вида и повернул на улицу, где стоял дом Дженет Хейз.


— Что с тобой было, парень?

— Ты о чем?

Укия проверил пистолет и спрятал его в набедренную кобуру. В такой жаркий день ходить в бронежилете не слишком приятно, но Макс ни за что не разрешил бы его снять.

— Ты так на нее посмотрел…

Старший детектив закрыл патронник и вернул пистолет в кобуру под мышкой. Укия пожал плечами и надел камеру.

— Не знаю. Просто посмотрел на нее, а она посмотрела в ответ.

— Ты просто… Я понял. — Макс тряхнул головой, включил ручную следящую систему и проверил сигнал. — Вижу тебя. — Следящая система отправилась в карман. — Основную я оставляю в «хаммере». Ты иногда так смотришь… Это я запомнил с нашей первой встречи — твой взгляд.

— А что такого?

— Ты именно смотришь . В тот день я взобрался в древесный дом по лестнице, посмотрел тебе в глаза, и ты посмотрел мне прямо в душу. Я был готов слезть оттуда и отказаться от дела.

Укия в свою очередь тряхнул головой и рассмеялся.

— Макс, я понятия не имею, о чем ты.

— Конечно. На тебя-то так никто не смотрел! Но имей в виду: многие от этого нервничают, особенно если они в чем-то виновны.

— Она не нервничала, она просто смотрела.

— И от этого мне неуютно.

Макс забросил в компьютер «хаммера» новый диск.

— Это Макс, проверка связи. Проверка. — Он ткнул пальцем в индикатор сигнала на мониторе: — Прием отличный. Теперь ты.

— Это Укия, проверка связи. Раз, два, три, четыре.

— Черт, тебя едва слышно. — Макс подкрутил что-то в передающем модуле на голове Укии. — Теперь повтори.

— Укия, проверка связи. — Он хитро сощурился. — Ту-ру-ру, перепрыгнул Макс Луну.

Тот только рассмеялся:

— Вот теперь прием что надо. Пошли. Агент Женг уже сняла со взломанной двери дома полицейскую пломбу, и детективы поднялись к ней на крыльцо. Она осторожно перешагнула порог. Макс схватил Укию за плечо.

— Агент Женг идет с нами, но это не значит, что она из «хороших парней». Не полагайся на нее, парень, она может тебя не прикрыть.

— Понял, Макс. — И вдруг улыбнулся. — «Хороший парень»? Ты что, не заметил? Она девушка.

Макс хлопнул его по плечу и вошел в дом.

Тела убрали, а вот пятна крови остались. Укия присел на пороге, как и два дня назад, и медленно осмотрел вход. Память металась между обычной четкой картиной и слегка затуманенными на этот раз воспоминаниями.

— С позавчерашнего дня здесь было много людей. Все вещи немного передвинуты.

— Что, например?

Женг достала карманный компьютер и приготовилась записывать.

— Вот этот коврик. — У входной двери лежал половик размером два на три фута, на нем виднелись пятна крови. — Когда я пришел, он лежал под одной из девушек, а сейчас — у лестницы.

Укия наклонил голову и принюхался: сквозняк принес знакомый запах.

— Что такое? — поднялся на ноги Макс. Молодой детектив захлопнул входную дверь и обнаружил за ней дверь в подвал. Стоило ее приоткрыть, как в холле сильно запахло животным мускусом.

— В подвале вы не были.

Агент Женг сообщала, а не спрашивала.

— В подвале держали норок?

— Хорьков. — Женг нашла в компьютере нужные заметки и зачитала их: — В подвале в клетках обнаружены три хорька, самец и две самки. Друзья Дженет Хейз показали, что это были ее хорьки, и держала она их у себя в комнате наверху. За день до трагедии она попросила у соседок разрешения перенести их в подвал, жалуясь, что от животных слишком много шума. Вечером того дня, когда произошли убийства, департамент надзора за животными забрал хорьков и перевез в приют для животных в Норт-Сайде.

— И они все еще там?

Макс старался говорить буднично, а сам подмигивал Укии.

— Вчера днем я их навестила.

Укия закрыл дверь в подвал и вздохнул.

— Слишком много шума? Кажется, шум ее очень беспокоил.

Агент Женг кивнула.

— Замечено, что психически ненормальные люди не способны отгораживаться от фоновых шумов. Предположительно нарушение химического баланса буквально сводит людей с ума, перегружая их органы чувств. В записи Дженет Хейз все время спрашивала, как перестать слышать.

Макс едва заметно покачал головой, давая младшему товарищу знак молчать.

«Хейз спрашивала не того человека», — подумал Укия. Когда они только начали работать вместе, Макс часто спрашивал его, слушает ли он, и юноша очень удивлялся — он же не ходит, заткнув уши пальцами! Постепенно он понял, что люди не запоминают того, на что не обращают внимания, а Макс, в свою очередь, понял, что Укия слушает всегда.

Молодой детектив оглядел холл. Кроме подвала, была еще гостиная и лестница, ведущая наверх.

— Куда?

— Тела лежали на первом этаже, здесь было больше всего суматохи. Лучше начать с ее комнаты.

Укия двинулся по лестнице и уже почти дошел до верха, как вдруг его словно обожгло. «Почему агент Женг вчера проверяла хорьков?» Он остановился на верхней ступеньке и смотрел на агента сверху вниз. Спросить ее прямо? А что ответить, если она спросит, почему он интересуется хорьками? Раз зверьки Дженет Хейз в приюте, значит, в морге их не было — если, конечно, не допустить, что они как-то освободились, хорошенько перекусили ночью и вернулись в клетки, изображая полную невинность. Да, бред, но вся история с моргом казалась бредовой.

Окно в комнате Дженет закрыли, а в остальном комната как будто не изменилась. Укия стал в центр комнаты и медленно, тщательно осмотрел ее. Агент Женг, надо отдать ей должное, осталась на верхней ступеньке и не проявляла признаков нетерпения. Макс жевал сигару; он сразу увидел, как изменилось лицо Укии. когда тот обнаружил первую пропажу.

— Что-то нашел?

У кия слетал шаг вперед и коснулся набитой книгами полки.

— Между этими книгами стояла бутылка, почти у самой стены. Маленькая бутылка с лекарством, на ней этикетка с надписью «Имуран».

Макс и агент Женг как по команде вытащили карманные компьютеры и подключились к сети. Первым нашел нужную информацию детектив; он даже присвистнул.

— «Имуран», химическое название — «азатиоприн». Производитель… так… Показания: отторжение органов после пересадки печени, острый, тяжелый и не поддающийся другому лечению ревматоидный артрит. В общем, иммунодепрессант. — Агент Женг согласно закивала, и он продолжил поиски. — Дженет Хейз никогда не пересаживали органы, и сомневаюсь, чтобы человек с ревматоидным артритом жил на чердаке.

Укия замотал головой.

— Артрита у нее не было.

Агент Женг уже знакомым жестом склонила голову.

— Она принимала лекарство сама или давала кому-то еще? Сколько его оставалось?

— Примерно половина, и возле нее лежали шприцы: один использованный, еще три нераспакованных. — Он снова вспомнил парк. — На руках у нее были следы уколов.

Агент делала записи на карманном компьютере, между ее бровями пролегла едва заметная морщинка. Она подняла голову, увидела, что Укия смотрит на нее, и морщинка разгладилась.

— Что-нибудь еще пропало? — Это Макс.

— Все книги и бумаги передвинуты, Как будто кто-то снимал с полок книги одну за другой и снова ставил их на место. Они стоят в том же порядке, однако все равно по-другому. — Укия вытянул руку в сторону листка бумаги, не касаясь его. — Вот это лежало так же, но вот здесь.

Агент извлекла откуда-то перчатки из латекса и надела их.

— Я проверю книги, Может, они не нашли, что искали.

— Книги мог двигать ваш агент Уил Грэйс, — предположил Макс.

— Маловероятно. Я не стала бы так поступать, если в деле замешана Стая. Они общаются либо лично, либо — изредка — по телефону, а здесь искали бумагу: письмо, рецепт, фотографию… И не думаю, что у Уила Трэйса хватило бы терпения.

Тут перчатки надел Макс.

— Давайте обыщем книжный шкаф, пока мистер Орегон занят.

Так они и сделали: доставали книги по одной и просматривали их. Полчаса прошло в молчании. Макс первым закончил свою половину шкафа, потянулся и прошелся по комнате.

— Ну что, как успехи?

— Я видел только верхний слой бумаг и не могу определить, пропало ли что-нибудь из нижнего. Исчезла только инструкция к какому-то лекарству, там сверху была надпись «Заменители». Я могу вспомнить текст, но для меня это китайская грамота.

— Запишите, а я найду кого-нибудь, кто поймет, — попросила агент. — В книгах есть одна странность. В свободное время Дженет читала фантастику, среди научных книг попадаются потрепанные, в мягкой обложке. Но вот эти книги она брала в библиотеке всего дня за два до того, как получила больничный: «Новый подход к старению», «Старение: факты и мифы», «Дети Мафусаила: лечение старения в новом веке».

— И еще «Бессмертие: мифы и легенды».

Макс достал из-под подушки книгу и присел на край постели. От долгого стояния над столом у Укии все затекло.

— Зачем девушке двадцати с небольшим лет книги о стаРенни?

— Ирония судьбы: она умерла всего через неделю. — И тут Макс удивленно присвистнул. — А это что такое?

Агент Женг и Укия подошли поближе и уставились на черно-белую фотографию, самую старую, какую приходилось видеть Укии. На ней был изображен темноволосый мужчина, стоящий под большой аркой с надписью «Всемирная ярмарка в Нью-Йорк-Сити». На заднем плане под аркой проходило еще множество людей. Укия взглянул повнимательнее и почувствовал, как волосы на затылке поднимаются дыбом.

Агент пожала плечами.

— Сзади что-нибудь написано?

Макс перевернул фотографию:

— Ничего.

— Вряд ли искали именно ее. — Женг вновь вернулась к книжному шкафу. — Похоже на семейное фото, может, это дедушка Дженет, Так или иначе, я отдам ее на анализ в лабораторию, по смотрим, что там найдут.

Пользуясь тем, что она повернулась к ним спиной, Укия схватил Макса за руку, перевернул фотографию и ткнул в лицо, выделяющееся из толпы. Все люди на заднем плане двигались, а этот стоял и потому вышел очень четко. Стоял он футах в тридцати от арки, лицо его на фотографии было не больше мизинца Укии, и смотрел на человека под аркой с выражением чистой ненависти. Это был Ренни Шоу.

Макс взглянул на фотографию, затем — на Укию. «Этот тот, кто я думаю?» — было написано у него на лице. Молодой детектив кивнул, Макс качнул головой в сторону агента, Укия пожал плечами. Он понятия не имел, что скажет особый агент о таком невозможном событии.

— Интересно, что об этом скажут в лаборатории. — Старший детектив протянул Женг фотографию. — Вы будете держать нас в курсе?

— По-вашему, здесь может быть что-то важное? — Она просто спрашивала, в голосе не были ни капли подозрительности.

— Это единственная странная вещь, которую мы нашли.

— И с ней будет очень трудно работать. — Агент вытащила из сумки сканер, присоединила его к карманному компьютеру, отсканировала фотографию и куда-то передала изображение. — Они начнут сейчас же.

Укия начал подниматься, схватился за столбик кровати и замер на месте: пальцы нащупали следы крови. Он закрыл глаза и сосредоточился на информации, поступающей с кончиков пальцев, почти рефлекторно сравнивая новые данные с теми, что получал методом проб и ошибок. Вот маркер мужского пола, вот — представителя европейской расы, ослабленные нити указывали на средний возраст. Макс часто говорил Укии, что тот творит невозможное, и просил никому не объяснять, как именно он это делает. Люди примут «детектива-индейца» с «паранормальными способностями», но с тем, что он есть на самом деле, могут и не справиться. Интересно, что скажет агент Женг, если все узнает? Об этом он должен будет поговорить с Максом, а пока может только сказать:

— Здесь кровь.

Макс подошел и осмотрел столбик.

— Черт, это плохо.

Укия медленно повел руку вниз.

— Пятно идет до самого низа, кто-то, видимо, пытался его вытереть. — Он повел рукой над темной краской пола. — На полу тоже была кровь, но немного, и волосы. Видимо, рана головы, тупым орудием. — Присев на пол, он оглядел комнату. — Если на него напали в комнате и нападавший не унес орудие, то чем он бил?

— Почему же не унес?

— Ничего не пропало, — ответил за Укию Макс. — Может, пресс-папье?

Укия осмотрел прозрачное плексигласовое пресс-папье и крови на нем не обнаружил.

— Нет.

Агент Женг смотрела в пол.

— Если тело упало тут, нападавший стоял вот здесь, и, — она вытащила из-под стола роликовые коньки, — они пришлись весьма кстати.

Укия осмотрел полозья. Правое оказалось чистым, а на левом обнаружились кровь и волосы.

— Точно. Кто-то ударил Уила Трэйса коньком по голове.

— И вытащил тело через задний ход. — Это уже Макс. — У парадного его никто не видел.

— Возможно, тело еще в доме.

Агент покачала головой.

— Мы обыскали весь дом.

Под чердачным окном зеленым ковром расстилался Шенли-парк. Макс взглянул на верхушки деревьев и покачал головой.

— Я начинаю ненавидеть этот парк.


Укия присел на ту самую тропу, по которой два дня назад бежала Дженет Хейз. Он ясно видел: именно тут тащили тело Уила Трэйса.

— Говорите, ваши люди прочесали парк?

— Не было свидетелей того, как он входил в парк.

Укия поднял взгляд на Макса.

— А ты видишь?

Макс покачал головой.

По мне, просто куча следов. А что такое?

Укия почти простил ФБР. Он думал, что они непогрешимы и всесильны, но вот след, а они его не увидели!

— Здесь прошел мужчина, он нес что-то очень тяжелое. Смотрите, его следы глубоко отпечатались на мягкой земле. А вот кровь — здесь, здесь и здесь. По следу будет легко идти, но ему уже около суток.

— Стоит проверить.

Макс вытащил пистолет и проверил обойму. Агент Женг тоже кивнула, и они двинулись вперед. Кровавый след шел вдоль тропинки, потом по более широкой просеке до низины и границы парка. Там похититель Уила Трэйса прошел напрямую через лес к железнодорожному полотну.

Оказывается, железная дорога проходила практически по центру Окленда, но складки ландшафта, мосты и туннели скрывали ее от глаз. Укия иногда слышал гудок тепловоза и пение рельсов, но никогда до этого не видел саму дорогу. Пройдя по узкому ущелью между Музеем Карнеги и университетом Карнеги-Меллон, они обнаружили туннель, за которым ущелье продолжалось. Его пересекали мосты, по ним с обычным шумом двигался транспорт. Укия узнал здания, что возвышались над ними, и понял: по мосту проходит Центральная авеню, они всего в паре кварталов от конторы. Впереди железная дорога ныряла под землю и соединялась с шинопроводом, кровавый след поднимался по крутому откосу вверх до уровня улиц. Карабкаться было трудно, и Укия поразился силе того, кто смог проделать это с висящим на плече телом.

Они оказались на открытом пространстве. Несмотря на дневное время, улица была пуста, дома стояли пустые, окна заколочены, указатели сорваны. След привел к двери, косо висящей на одной петле. Макс схватил Укию за плечо и придержал на самом пороге, указывая глазами на пистолет. Сам он держал пистолет направленным в потолок, то же сделала и агент Женг. Молодой детектив вытащил «кольт» из набедренной кобуры, проверил предохранитель и кивнул: готов.

Дверь выходила в большую комнату, сквозь грязные окна в дальней стене едва пробивался солнечный свет. Пыль покрывала пол толстым серым ковром, и на ней четко виднелось множество следов: в пустом здании явно бывало много людей. Макс осторожно зашел в помещение, за ним последовала Женг. Укия едва тащился позади; у него словно онемели ноги, а волосы на затылке встали дыбом. Что-то не так. Он медленно двинулся вперед, пытаясь идентифицировать опасность, придать своим опасениям форму.

Из мебели в комнате имелись только сломанные стулья и обшарпанный стол под окнами. Отметки на полу говорили о том, что когда-то здесь существовала сложная система кабинетов.

— Напавший принес Уила Трэйса к центральному столбу, — Укия немедленно озвучивал то, о чем ему говорили следы в пыли, — и кладет его на землю. Трэйс лежит здесь, приходит в себя и пытается ползти. Тогда нападавший оттаскивает его назад и привязывает к столбу.

— Трэйс жив?

В голосе агента ясно слышалось удивление.

— Был жив. Крови не видно. Рана перестала кровоточить, и его больше не били. Потом пришли еще люди, двумя группами. Первая группа, нападавший и еще трое, ходила вокруг агента Трэйса. Люди из второй группы, пять мужчин и женщина, все в байкерских ботинках, просто бродят по комнате.

— Очень похоже на Стаю, — заметила Женг. — Кто же тогда первая группа?

Укия беспомощно пожал плечами.

— Они клали что-то на стол.

Макс показал на потревоженный слой пыли Укия кивнул и двинулся по следу к столу.

— Тот, кто принес сюда Трэйса, положил что-то на стол, потом забрал. Ручку или карандаш. В пыли остался след от его пальцев. — Молодой детектив нахмурился: судя по следам, ручка катилась по неровной поверхности. Он наклонился и обнаружил под столом шприц. — Плохо.

— Что там? — встревоженно спросил Макс.

— Использованный шприц. — На кончике иголки обнаружилась человеческая кровь. — Им кололи Уила Трэйса.

Макс отошел в ближайший пустой кабинет, вытащил карманный компьютер и начал что-то искать в Интернете.

— Они собрались здесь не случайно. Знали, что здание пустует, что здесь будет безопасно.

— Вы можете сказать, что ему кололи?

В голосе Женг было явное сомнение. Укия вытащил поршень и коснулся его, потом погрузил в пустой цилиндр мизинец. Шприц использовали два раза: вначале заполнили сложным лекарством, скорее всего пропавшим иммунодепрессантом, затем — кровяным белком, который заставил детектива вспомнить о странной, переломанной ДНК Дженет Хейз. Он снова нахмурился. Агенту Трэйсу вкололи кровь?

И тут он замер: вновь пришло ощущение, что происходит что-то плохое. Кажется, он что-то упустил из виду, не внял предупреждению. Укия воссоздал в памяти последние несколько часов. Сегодня утром у конторы стояла черная машина, она же стояла потом за домом Дженет Хейз. Второй след, который мог принадлежать Стае, вел в здание, но не выходил наружу. Стая следила за ними до дома Хейз, потом приехала сюда и стала ждать. Это засада.

Внезапно агент Женг резко вздохнула от удивления, в тишине это прозвучало как крик. Укия обернулся и увидел в десяти футах Ренни Шоу, тот был одет в комбинезон, в руке — дробовик.

«Как он смог так близко подойти, а я его не почувствовал?»

Предводитель Стаи тоже обернулся и навел ружье на Женг.

— Нет!

Укия бросился между ними. Выстрел прозвучал в замкнутом помещении громко, как из пушки. Резкий удар бросил Укию в воздух, он перевернулся и упал. Было не так больно, как он ожидай, Потом он вспомнил, что на нем бронежилет, и засмеялся бы, если бы мог дышать. В свое время лось пнул его с меньшей силой. Молодой детектив начал подниматься на ноги, но Ренни уже перезарядил ружье и приближался. В его лице и глазах было что-то такое, что Укия сразу понял: остальные его не интересуют. Ренни пришел сюда убить его.

Укия пополз назад, все еще пытаясь вдохнуть и понимая, что где-то потерял свой «кольт». Ренни сделал длинный шаг и прицелился ему в голову. Внезапно за спиной вожака Стаи возник Макс и ткнул пистолет ему в затылок.

— Бросай ружье! Бросай, а то мозги вышибу, Ренни застыл на месте. Только сейчас Укия почувствовал, что в здании есть другие люди, они прячутся в темных углах. Он все еще искал пистолет, а они уже выходили из бывших кабинетов. Всего их было шестеро, у всех дробовики, и все внимательно смотрели на Укию.

— Бросьте оружие! — Макс вдавил дуло пистолета в голову Ренни. — Иначе я его убью.

Укия услышал щелканье затворов.

— Мы и тебя убьем, если не бросишь пистолет, — сообщил Максу вожак.

Значит, они пришли только за Укией.

— Отступи, Макс, — едва выдавил он и снова судорожно вздохнул. — Им нужен только я. Послушай их, отступи.

— Только через мой труп.

«Не думай так. Ты должен остаться в живых». И Укия солгал ему:

— Они ничего мне не сделают, Макс. Я часто говорил тебе странные вещи и всегда оказывался прав. — Он снова втянул воздух. — Отступи, и они нас не тронут.

Он взглянул прямо в глаза Ренни и безмолвно взмолился: «Не говори правду. Пусть он мне поверит. Не дай ему заставить себя убить».

Макс вздохнул и опустил пистолет.

— Надеюсь, ты прав и сейчас.

Члены Стаи разоружили Макса, поставили на колени, с руками за головой. И вдруг о чем-то забеспокоились. Рядом с Ренни встал высокий индеец.

— Это тот самый, да?

Вожак пожал плечами, жестом велел Укии встать на колени, схватил за воротник бронежилета и одним движением разорвал его. Часть выстрела дробовика пришлась над кевларовой пластиной, в ключице застряла дробинка, а под ней наливался чернотой большой синяк. Ренни коснулся ранки пальцами, слизнул с них кровь.

— Да, это он. Индеец потряс головой.

— Наверно, Койот ошибся.

— Может, да, а может, нет. Мы ошибаться не должны. — Он посмотрел на Укию. — Что скажешь, парень?

— Делайте со мной что хотите, — отчаянно прошептал тот, — только не здесь, не перед ним. Оставьте их здесь, меня везите куда угодно. Не трогайте их, прошу вас.

Ренни посмотрел на него странным долгим взглядом, полез в карман комбинезона и достал баллончик. Одним движением большого пальца он сбил с него крышку, потом пнул Укию в грудь, и когда тот со свистом втянул в себя воздух, нажал на кнопку распылителя. Зеленая взвесь коснулась губ детектива, запах оказался сладким и каким-то далеким. Укия пытался не вдыхать, но газ уже проник в его легкие, он закашлялся и снова вдохнул.

«Ну, хотя бы больно не будет», — мелькнула мысль. Потом мир опрокинулся, и Укию поглотила темнота. Как ни странно, слышать он не перестал. И слышал, как Макс тихо, отчаянно застонал.

— А с ними что делать?

— Не выставлять же парня обманщиком! Прикуйте наручниками к столбу и двигайте за мной.


Укия судил об их перемещениях по звуку, и двигались похитители очень быстро, несмотря на то что приходилось его нести. Они бежали, потом раздался сигнал — машину открыли с пульта дистанционного управления и открыли багажник. Через секунду щека Укии коснулась ковра, и его грубо обыскали.

— А это что за черт?

— Это камера, — ответил голос Ренни. — Возможно, с дистанционной записью, может, даже в «хаммере».

— Вернуться и забрать запись?

— Не надо. Мы планировали быстрый захват, на остальное времени нет. Обыщи его получше, и поедем.

С него сняли камеру, вытащили бумажник и телефон и выбросили их в ближайшие кусты. Потом нашли на джинсах маячок слежения, сорвали и разбили. Теперь он беззащитен, и никто его не найдет.

— Вот и все. — Снова голос Ренни. — Собирай Волков. Встретимся в логове в полночь.

Багажник захлопнулся.

«Мы планировали быстрый захват». Значит, он оказался прав. Его собирались убить, но что-то у них не заладилось. Случилось что-то, чего они не ожидали. Укия хотел понять, почему все еще жив и что ему делать, чтобы не умереть, однако вспомнил только странные взгляды и темные намеки. Он даже не знал, зачем его хотят убить.

«Со мной покончено, — признал он наконец. — После такого захвата в живых не оставляют. Но хотя бы Макса я спас».


Содержание:
 0  Глазами Чужака : Уэн Спенсер  1  ГЛАВА ВТОРАЯ : Уэн Спенсер
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Уэн Спенсер  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Уэн Спенсер
 4  вы читаете: ГЛАВА ПЯТАЯ : Уэн Спенсер  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Уэн Спенсер
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Уэн Спенсер  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Уэн Спенсер
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Уэн Спенсер  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Уэн Спенсер
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Уэн Спенсер    



 




sitemap