Детективы и Триллеры : Триллер : Бегство мертвого шпиона Dead Spy Running : Джон Сток

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56

вы читаете книгу




По просьбе своей подруги и коллеги Лейлы, агента британской разведки, Дэниель Марчант принял участие в Лондонском марафоне. Лейла намекнула ему, что участникам забега, а среди них находится американский посол, угрожает опасность! Спустя час после старта Дэниель обратил внимание на странное поведение одного из бегунов и очень скоро выяснил, что парня шантажом заставили надеть пояс смертника. При содействии спецслужб Марчанту удалось предотвратить террористический акт. Смертник убит, но Дэниель на подозрении у разведки, его обвиняют в пособничестве преступникам. Улик становится все больше: кто-то снова и снова подставляет его. Марчант понимает, что на него началась охота. Скрываясь от ЦРУ, он бежит в Индию, где ему открывается другая сторона борьбы с терроризмом…

Посвящается Хилари

Глава 1

Раннее утро в Блэкхите[2] выдалось жарким, слишком жарким для марафона длиной в двадцать шесть миль. Обводя взглядом толпу, Дэниель Марчант задавался вопросом, зачем вообще он согласился участвовать в этом марафоне. В первых лучах солнца тысячи людей разминались перед забегом, массировали себе руки и ноги, пили воду. Все это напоминало временное затишье перед грядущей битвой. Женщина в бейсболке закрепляла на руке свой айпод; стоявший неподалеку мужчина расшнуровывал и снова зашнуровывал себе кроссовки. Другой бегун поливал волосы водой и тряс головой, как собака, брызги летели во все стороны, ловя солнечный свет. «Победа любой ценой», — подумал Марчант. В его случае все осложнялось недостаточно тщательными тренировками, а также изрядной порцией виски, выпитого прошлым вечером.

— Последняя попытка, — сказал он, поворачиваясь к Лейле.

Она полулежала на траве, упершись локтями в землю, и смотрела вперед. «Почему она так серьезно к этому относится?» — подумал Марчант и направился в сторону длинной очереди к туалетным кабинкам. Если будет тяжело бежать, можно пойти шагом, наслаждаясь пешей прогулкой в выходной день. Разве не так говорила она ему, когда убеждала принять участие в марафоне? Но он знал, что они скорее поползут, чем позволят себе пойти шагом. Упрямство было их общей чертой, хотя Марчант понимал, что его желание делать все наперекор часто только вредило ему.

Очередь продвинулась вперед на несколько шагов. Весенний воздух был пропитан сладковатым запахом массажного крема, напоминавшим Марчанту о школьной раздевалке, где он ощущал похожую тревогу, предчувствие скорой боли. Он всегда испытывал нечто подобное, когда они отправлялись на пробежку в Баттерси-парк, но его недовольство стихало, как только уровень эндорфина в крови начинал подниматься, а ритмичное дыхание Лейлы и стук ее легких ног о землю успокаивали его. И все же Марчант по-прежнему не мог понять, почему он собирался бежать эти двадцать шесть миль, не успев толком подготовиться к марафону. В прошлые выходные, когда состоялась их самая длинная тренировка, они пробежали восемнадцать миль вдоль Гринвича и обратно. Да и как он мог отказаться, если до конца не понимал, о чем она его просила? Но, в конце концов, это была ее работа: убеждать людей делать то, чего они не хотели делать, говорить то, что должно было оставаться тайной.

Простояв в очереди пять минут, Марчант передумал и вернулся к Лейле, которая разбирала свою спортивную сумку. С момента их первой встречи он дал себе слово не влюбляться в нее, но рядом с Лейлой очень трудно было сдержать это обещание. Как, например, сегодня. У нее были длинные ноги и легкая походка, короткие шорты облегали ее мускулистые загорелые бедра. Он обратил внимание на воздушные шарики позади нее, которые колыхались на легком ветерке, отчаянно пытаясь сорваться в ясное голубое небо. Рядом с ними, подобно военному конвою, стояли грузовики, наполненные вещами бегущих, они должны были сопровождать марафонцев через весь Лондон до финишной линии.

Марчант убрал их сумки в полиэтиленовые пакеты и сдал инспектору. Он пытался представить себе, как будет чувствовать себя через три или даже четыре часа, когда они получат их обратно. Несмотря на внутренний протест, Марчант понимал, что поступает правильно. В последние несколько недель тренировки, пусть и не вполне полноценные, помогали ему отвлечься и сосредоточиться на том, что он должен был сделать.

— Слишком много народу, — сказала Лейла, убирая челку с глаз, когда Марчант вернулся к ней.

В руке у нее он заметил мобильный телефон. Марчант проследил за ее взглядом, устремленным на старт, где толпилась армия из тридцати пяти тысяч бегунов. Он представил себе, как к концу забега они будут плестись с лицами и телами блестящими от пота.

— Все будет замечательно, обычная прогулка в парке, — сказал Марчант. — Как ты и обещала. — Он положил руку ей на плечо и стал растягивать мышцу икры, одновременно пытаясь заглянуть в ее большие глаза. В ее внешности было нечто экзотическое, что и привлекло его к Лейле при их первой встрече: темные, блестящие волосы, оливковая кожа. — Ты ведь не волнуешься? — спросил он, стараясь вести себя непринужденно.

Ее поведение немного смущало его, она снова пыталась держать его на расстоянии. Это было так не похоже на обычно прямолинейную и откровенную Лейлу.

— Волнуюсь, но не из-за марафона, — сказала она.

— Тогда из-за чего?

— Прошлой ночью в Челтнеме перехватили один разговор, — тихо сказала она, оглядываясь.

— Насчет марафона? — Марчант по-прежнему держал руку у нее на плече, теперь он наклонился к ней и стал растягивать икроножную мышцу на другой ноге.

Лейла кивнула.

— Тогда расскажи мне.

— Ты знаешь, что я не имею права этого делать, — ответила она, отталкивая его. — Только что звонил Пол, он услышал, что я принимаю участие в марафоне.

— Пол? И где он теперь зависает? В чате «Мир бегунов»?

— Перестань, Дэниель. Ты знаешь, что я не могу тебе сказать.

В последние два месяца Марчант был отстранен от работы в МИ-6, и ему временно не платили полное офицерское жалованье. Лейла знала, как он переживал по поводу смерти отца и слухов, которые все никак не могли улечься. Она хорошо видела, что ночные посиделки в пабе заметно отразились на его здоровье. Его молодое лицо портили синие тени под глазами, а в темно-русых волосах проглядывала седина. Ему было всего двадцать девять, но иногда, глядя на него при определенном освещении, Лейла вспоминала своего отца.

— Запомни, вначале не нужно бежать слишком быстро, — сказала она, меняя тему разговора, когда они пошли к собравшейся на старте толпе. Лейла все еще работала в МИ-6, хотя сама часто удивлялась, зачем она там осталась. Служба медленно, но верно убивала их обоих.

— С этим проблем не будет. — Марчант снова осмотрел окружавшее его людское море, но теперь уже более тщательно. — Напомни мне, почему мы это делаем?

— Потому что ты любишь бегать и потому что ты без ума от меня, — сказала Лейла и коснулась губами его щеки.

В этот момент в лондонском небе, на юге, появился и описал дугу вертолет.

Никогда прежде Лейла не целовала его так. На рассвете она разбудила его совсем другими поцелуями и удерживала рядом долгими, томными часами со страстью, которая почти пугала его.

— Разве мы не должны были поберечь силы для марафона? — шепотом спросил он ее после, когда лучи восходящего солнца стали пробиваться сквозь жалюзи в ее квартире на Кэнери-Уорф.

— Моя мама всегда говорила, что каждый день нужно проживать так, словно он последний.

— Мой отец говорил нечто подобное, только на латыни.

Она лежала, склонив голову ему на грудь, ее глаза были открыты, а пальцы гладили его живот. Где-то рядом с Темзой завыла полицейская сирена.

— Мне жаль твоего отца.

— Мне тоже.

Позже он увидел ее на кухне, она мешала в кастрюле овсяную кашу, которую готовила для них двоих, и смотрела в окно на стадион Миллениум. На столике с гранитной столешницей стояла пустая бутылка из-под виски, а рядом — две сложенные горкой тарелки, оставшиеся с прошлой ночи, и большая чаша с остатками пасты. Марчант открыл металлическую мусорную корзину и осторожно положил в нее бутылку, не сводя взгляда с Лейлы. На ней были велосипедки и футболка с предыдущего Лондонского марафона с девизом на спине: «Больше никогда… до следующего раза». Теперь он понял, что виски было ошибкой. Лучше бы он понял это раньше. Боль в глазах стала усиливаться.

— Что это? — спросил он, взяв со стола листок бумаги.

Она повернулась к нему, но затем снова уставилась в окно.

— Ты ведь никогда не был верующим человеком, не так ли? — спросила она.

— После колледжа я почти год жил в Индии и увлекся там суфизмом.

— Тогда это было модно.

— Это ведь какая-то бахаистская штучка?

— Не штучка, а молитва. Мама заставляла меня читать ее каждое утро перед тем, как я отправлялась в школу.

Лейла не была особенно верующим человеком, но в последние месяцы она заинтересовалась бахай — религией своей матери. Знания Марчанта в этой области были весьма отрывочными и ограничивались информацией, полученной на коротком брифинге в МИ-5, где обсуждалось дело доктора Дэвида Келли — инспектора по оружию и члена секты бахай, которого нашли мертвым в лесу Оксфордшира.

Марчант снова посмотрел на листок и прочитал вслух отрывок из молитвы: «Имя Твое дает мне силу противостоять любому злу, а любовь в моем сердце спасает от всех бедствий этого мира».

— Тебя это ободряет?

— Мама говорила, что эта молитва защитит нас.

Глядя на винт вертолета, рассекающий воздух в небе над Блэкхитом, Марчант подумал, что небольшая защита ему бы сейчас не повредила. Неожиданно у него началась клаустрофобия, словно что-то вдруг стало давить на него со всех сторон. Он вдруг лишился своего личного пространства, и привычные правила поведения были теперь неприменимы. Бегун рядом с ним возил пустой пластиковой бутылкой по своим шортам. Другой марафонец, опустив голову, по очереди прочищал ноздри. Кто-то закричал — то ли от радости, то ли от страха. Толпа ответила ему ревом, словно возбужденное животное. Теперь все они были членами одного большого стада, которое двинулось к линии старта.

Марчант инстинктивно согнул руки в локтях, когда люди вокруг стали толкать его и наступать на его старые кроссовки. На несколько мгновений он потерял Лейлу из виду, а когда снова заметил ее в пяти ярдах впереди, она обернулась и посмотрела на него. В этот короткий миг, пока Марчант любовался ее красотой в обрамлении тысяч незнакомых людей, он вдруг почувствовал, как сильно ее любит. Он подошел к ней и взял за руку. Лейла улыбнулась ему, но, судя по ее взгляду, мысли ее были где-то далеко. Звонок от Пола Майерса встревожил ее.

Теперь над ними кружилось два вертолета, в стрекотании их винтов слышалось нечто угрожающее. Но был и еще один звук — высокий и пронзительный, прорывавшийся сквозь весь этот шум. Сначала Марчант не мог разобрать, что это, но затем понял. Все бегуны проводили последние настройки своих секундомеров и измерителей пульса. Он внимательно посмотрел на стрелки своих молчаливых часов. В эту секунду неохотно и неуверенно загудел клаксон стартера, объявляя о начале соревнования. Марчанту больше ничего не оставалось, кроме как начать забег.


Прошло минут пятьдесят от начала марафона, когда Марчант впервые заметил его, он следовал за небольшой группой бегунов в двадцати ярдах от Марчанта. Мужчина — азиат, лет тридцати пяти, хрупкого телосложения, в толстых очках — двигался в том же темпе, что и остальные, но держался как-то неуверенно. Когда они пробегали мимо парусника «Катти Старк», он споткнулся о булыжники. Профессиональным взглядом Марчант отметил, что даже для такой жары мужчина слишком сильно вспотел, и тут же обратил внимание на его пояс.

Упоминание Лейлы о Челтнеме встревожило Марчанта и пробудило в нем прежние навыки. Внезапно мир вокруг снова наполнился угрозой, ему повсюду стали мерещиться секретные заговоры врагов, и пояс бегуна вызвал у него сильное беспокойство. На нем было множество карманов, в каждом из которых хранились бутылки с энергетическим напитком. Это были бутылки из мягкого серебристого картона, с оранжевыми крышками. Марчант видел, как другие бегуны запасались напитками перед началом марафона, но ни у одного из них не было столько карманов на поясе.

Марчант сказал себе, что это всего лишь мера предосторожности из-за слишком жаркого дня, но все равно прибавил шаг. Высокий рост всегда давал ему преимущество в беге. Он нагнал группу впереди, когда они направились из Гринвича в Дептфорд, в сторону Крик-Роуд. Толпа поредела, но была все такой же шумной, бегуны окликали друг друга по именам, которые были написаны у них на жилетах. «Где Громит?» — крикнул кто-то, когда мимо него пробежал бегун с надписью «Уоллес»[3] на спине. «Вперед, Дэн!» — крикнули две молодые женщины. На мгновение Марчант подумал, что они обращаются к кому-то еще, но затем вспомнил, что Лейла настояла на том, чтобы на груди у него было написано имя Дэн. Он обернулся, но женщины уже пропали в толпе и теперь поддерживали возгласами других незнакомцев.

— Что ты делаешь? — окликнула его сзади Лейла. — Мы и так взяли хороший темп.

— Подожди минутку, — сказал он.

Группа людей, бегущих впереди, также вызывала у него тревогу. В двух задыхающихся от жары тучных мужчинах с одинаковыми армейскими стрижками, одетых в толстые жилеты, он без труда опознал сотрудников секретной службы США. Третий мужчина был худым и мускулистым — прирожденный марафонец. Его лицо показалось Марчанту знакомым.

Когда Марчант приблизился к ним, он сразу же заподозрил неладное. Он ясно почувствовал это, как обломок пробки в вине. Отец всегда учил его доверять интуиции, и не важно, было ли это дурное предчувствие при первой встрече с потенциальным агентом или желание отменить встречу по причине того, что она вызывает смутные подозрения. Эту способность невозможно было развить с помощью тренировок. В ней было нечто животное.

Марчант постарался держаться как можно ближе к мужчине, чтобы лучше рассмотреть его пояс, но вокруг по-прежнему было слишком много народу. Он насчитал шесть карманов для напитков. Они пробежали уже восемь миль по изнуряющей жаре, но ни один из карманов до сих пор не был открыт.

Затем Марчант обратил внимание на предмет, напоминавший огромные часы, на запястье у мужчины. У Лейлы был подобный прибор, когда они бегали на длинные дистанции. Там был встроен GPS-приемник, который определял ее местоположение, скорость, с которой она двигалась, и указывал, нужно ли ей бежать быстрее или, наоборот, следует замедлить бег. (Марчант вспомнил, как однажды Лейла сказала ему, что этот прибор принимался яростно пищать, когда она начинала бежать медленнее запрограммированной скорости.) Этот прибор был не таким навороченным, как армейские GPS-приемники, которые он вместе с другими офицерами носил в Африке, но все же вещь была серьезная, далеко не игрушка.

— В чем дело?! — крикнула ему сзади Лейла. — Мы так хорошо бежали.

Марчант кивнул на бегущего впереди человека и немного замедлил бег, начиная отставать от группы.

— Видишь парня с поясом? — сказал он, когда они оба сбавили скорость и побежали обычным темпом. — Я не думаю, что в тех картонках напитки.

— А почему бы нет? — спросила Лейла.

— И тот мужчина, высокий, весь в белом… разве это не посол США?

— Тернер Мунро? Дэн, что происходит?

Марчант знал, о чем подумала Лейла. Он был рассеян и все еще не смог протрезветь после прошлой ночи, поэтому все вызывало у него подозрение. Прежде он и сам не раз становился свидетелем того, как офицеры, которых отзывали из зоны боевых действий или с работы под прикрытием и заставляли сидеть в офисе Леголенда (так они называли штаб-квартиру МИ-6 в Воксхолле), спивались до смерти, пытаясь избавиться от скуки. Только у него не было даже офиса. Мысль о том, что, возможно, он никогда не вернется на службу, была для него особенно тяжелой. И вот он бежал, дыша в спину бегуну лондонского марафона, который, по его мнению, должен был убить себя и всех остальных людей вокруг, включая посла США в Великобритании. Впрочем, он встречал агентов с куда более параноидальными мыслями.

— Что именно выяснили в Челтнеме прошлой ночью? — задыхаясь, спросил Марчант.

— Только не то, о чем ты думаешь. — Он понял, что Лейла уже оценила ситуацию. — Почему ты так уверен насчет пояса?

— Я сам спросил его об этом, — ответил Марчант.

— Дэн, не дури.

— Угостил его выпивкой…

— Дэн…

Марчант проигнорировал замечание Лейлы и снова приблизился к бегуну, стараясь держаться рядом с ним. Мужчине явно было плохо. Пот лил с него градом, и он, как осел, бежал, покачивая головой.

— Жарко, — сказал Марчант.

Мужчина с тревогой посмотрел на него, а потом снова уставился вперед, вытирая пот с густых бровей тыльной стороной ладони.

— Вы не помните, когда была последняя палатка с напитками? — продолжал Марчант. — Просто безумие какое-то. Нельзя, чтобы за водой выстраивались очереди, только не в такой день! — Марчант улыбнулся мужчине и кивнул в сторону его пояса. Внутри у него все перевернулось. Он был прав. — Можно позаимствовать у вас бутылочку?

— Кто вы? — резко спросил мужчина. У него был сильный индийский акцент: еще один выходец с Индостана.

Марчант сразу понял, что его поведение может повлечь за собой серьезные последствия: для него, для его отца, но все это будет потом.

— Не волнуйтесь. Вы знаете, кто это? — Марчант указал на посла США. — Он притащил с собой собственный фан-клуб.

— Я прошу вас, оставьте меня в покое, — попросил мужчина.

Они побежали молча. Марчант лихорадочно соображал. После терактов в Лондонском метро 7 июля люди в мешковатой одежде невольно вызывали подозрение. Теперь перед ним бежал человек, который нес на себе взрывчатку и даже не пытался скрыть это, — шаг настолько смелый, что никто не обратил на него внимания. Марчант подумал, что, скорее всего, карманы изнутри были соединены проводами. Но если этот человек был бегущей бомбой, почему он до сих пор не подорвал себя? Почему он хотел, чтобы его оставили в покое? Если мишенью был посол, он давно уже мог подобраться к нему, к его сопровождающим и взорвать их всех.

Он вспомнил последнего террориста-смертника, с которым ему пришлось иметь дело, это было в Могадишо. Они коротко пообщались на рынке, что еще больше усилило напряжение. Потом зазвонил телефон. Два раза. Марчант никогда в своей жизни не бегал так быстро. Голову мужчины нашли на гофрированной железной крыше соседнего кафе. Марчант был уверен, что террорист не хотел умирать. Позже, сидя в баре при британском посольстве и сжимая в руке стакан виски «Джонни Уокер», он повторял про себя снова и снова, что террорист не хотел умирать. Так ему было проще понять случившееся. Организатор теракта знал об этом, поэтому сам привел в действие взрывное устройство.

Теперь он должен был разговорить этого человека и понять, какое взрывное устройство он использует и как оно работает. Марчант надеялся, что сотовая связь будет перегружена, чтобы принять звонок. Как и смертник в Могадишо, этот человек явно не был добровольцем. Его заставили надеть этот пояс. В наши дни такое происходит все чаще и чаще — настоящих смертников найти очень трудно. «Доверяй своим чувствам» — так говорил ему отец.

— Что у вас за часы? — спросил Марчант. — С GPS-приемником?

— Да, специальные, для бегунов, — ответил мужчина.

«Так лучше, — подумал Марчант, — намного лучше, по крайней мере, этот человек разбирается в технике».

— Полезная штучка.

Мужчина кивнул. Затем GPS-приемник запищал. Оба посмотрели на устройство.

— Я прошу вас, отойдите, — взмолился мужчина. Это было совсем не похоже на слова террориста-смертника, который надеется забрать с собой как можно больше людей.

— Почему он пищит? — спросил Марчант, пытаясь оценить риск для себя и для остальных. Он тяжело дышал и с трудом выговаривал слова. — Это из-за того, что вы сбавили темп и побежали медленнее? — спросил он, пытаясь вспомнить, как Лейла объясняла принцип работы устройства, проклиная себя за то, что в свое время не проявил к нему должного интереса.

Мужчина кивнул. Марчант повторял про себя, что этого человека заставили надеть пояс смертника против воли, а значит, он мог рассказать обо всем.

— И что тогда? — Марчант снова опустил взгляд на пояс.

— Вы поможете мне?

Они с ужасом посмотрели друг другу в глаза.

— Я попытаюсь. Как вас зовут?

— Прадип.

— Продолжайте бежать, Прадип. У вас все отлично получается. Просто замечательно. Никуда не сворачивайте. Я следую за вами.

Прадип взглянул через плечо и снова споткнулся, когда Марчант начал отставать и оглядываться в поисках Лейлы, которая затерялась где-то в толпе. Неужели он бежал намного быстрее ее? Марчант еще немного замедлил бег, рассматривая пробегавших мимо людей. Он понимал, что не должен был оставлять ее одну. Здесь было слишком много народу и слишком шумно.

Вертолет снова стал описывать круги в небе над ними, заглушая своим стрекотанием джазовый оркестр, игравший на крыше паба. Дети у обочины дороги приветствовали их радостными криками, размахивая упаковками со сладостями. Полная медсестра из больницы Святого Иоанна стояла вытянув руки и предлагала бегущим вазелин. Затем Марчант заметил Лейлу на противоположной стороне дороги, ее едва было видно за небольшой группой бегунов из какого-то клуба. Он стал пробираться к ней через толпу и чуть не упал, споткнувшись о пятку одного из марафонцев. Его ноги устали сильнее, чем следовало на данном этапе марафона. Ему страшно хотелось пить.

— Лейла, у нас неприятности, — сказал он, тяжело дыша. — Серьезные неприятности.

— Где ты был? Я потеряла тебя из виду.

Он стал жадно пить воду из бутылки, в перерывах между глотками рассказывая о GPS-приемнике и о том, как, по его мнению, он был соединен с карманами на поясе Прадипа, в которых содержалось достаточно взрывчатки, чтобы уничтожить десятки людей, если он подорвет себя в толпе бегущих. Марчант понимал, как звучали его слова: он изо всех сил пытался доказать, что еще годен к работе.

— Я думаю, что если он побежит медленнее запрограммированной скорости, бутылки взорвутся, — добавил он.

— Дэниель…

Судя по выражению лица Лейлы, Марчант понял, что она пыталась разобраться в ситуации и понять, можно ли ему доверять или он заблуждается. Неожиданно ее глаза наполнились слезами.

— Пускай этим займутся другие люди, — взмолилась она. — Не вмешивайся, ты больше не… мне нужно позвонить, — сказала она, доставая мобильный телефон из заднего кармана шорт.

— Ты не сможешь поймать сигнал, — сказал Марчант, глядя на ее телефон. Короткая антенна длиной не больше дюйма показалась ему знакомой.

Она держала телефон перед собой, но вдруг споткнулась и схватила Марчанта за руку для поддержки.

— Кому ты собираешься звонить? В МИ-5? Сеть перегружена, — сказал он. — Здесь слишком много людей.

Она снова посмотрела на него, но теперь это был взгляд профессионала, лишенный каких-либо эмоций, затем она набрала номер.

— Это телефонный аппарат ТЕТРА,[4] — холодно сказала она. Секретная цифровая радиосвязь, которой пользовались в чрезвычайных ситуациях. Как же он соскучился по работе в разведке и всем преимуществам, которые она давала. — Они не отвечают. Дэниель, пожалуйста. Это не твоя работа. И не моя. Но если то, что ты сказал, правда, то этим должен заняться отдел по борьбе с терроризмом из МИ-5. Пускай они разбираются в этом деле.

Марчант посмотрел на дорогу впереди него и решил, что пока еще может вычислить, где находится бегун.

— Я должен разговорить его. Он не хочет этого совершать.

Лейла колебалась, взвешивая все за и против. Была ли она готова позволить ему сыграть свою роль до конца? Она посмотрела на него и сглотнула.

— Хорошо. Если ты возьмешь мой телефон, я выйду из марафона, отыщу телефонную будку, дозвонюсь в МИ-5 и расскажу им обо всем. Поскольку связь не работает, я позвоню тебе на ТЕТРА.

Теперь Марчант стал соображать намного быстрее, как в прежние времена. Глава резидентуры в Найроби однажды сказал, что ему светит блестящая карьера, что он может подняться на самый верх, как и его отец, если не будет так увлекаться женщинами и виски. Когда они встретились в следующий раз, Марчанта уже отстранили от работы и он похоронил отца.

— Предупреди МИ-5. Я останусь с ним, — сказал Марчант, пытаясь не думать о том, как они обошлись с его отцом, и о холодном дне похорон в Котсуолде. — Боюсь, мы не сможем увести его с трассы, даже если он продолжит бежать в нужном темпе. Это также может активировать взрывчатку.

— Дэниель, ты не должен этого делать.

— Знаю. — Но Марчант прекрасно понимал, что альтернативы у него практически не было. Если сейчас они оба остановятся, то после уже не смогут найти смертника. — Я попробую поговорить с американцами. Посол бежит не один, и мне кажется, что его сопровождающие поддерживают связь со своими людьми.

Лейла внимательно посмотрела на него. Они оба не хотели вмешивать в это дело американскую секретную службу, которая не всегда играла по общим правилам.

— Как думаешь, цель смертника — посол? — спросил он.

— Наверняка.

Несмотря на прилив адреналина, Марчант чувствовал, что начинает терять силы. Уровень молочной кислоты в мышцах увеличился, его ноги стали тяжелыми, словно налились свинцом.

— Вот, — сказала Лейла, протягивая ему телефон.

Их взгляды встретились.

— Я буду очень осторожен и постараюсь не вызывать у него лишней тревоги, — сказал Марчант и взял телефон. Он начал задыхаться. — В любой момент кто-то может нажать на кнопку. Однажды со мной уже было такое.

— Знаю, — сказала она. — Держись от него на расстоянии.

— Кто дал тебе это? — спросил Марчант, снова глядя на телефон. Это была «Моторола МТН800». — У меня был точно такой же.

— Это служебный. Мой разбился. Если через пятнадцать минут от меня не будет вестей, попытайся дозвониться в офис. Воспользуйся клавишей быстрого набора — 1. Они быстро отыщут меня.

Марчант взглянул на Лейлу, она отошла на обочину дороги, симулируя растяжение связки. Она посмотрела на него, и на мгновение он подумал, что она никуда не станет звонить, а просто оставит его в этом воображаемом мире террористов, несущих на себе пояса смертников.

Марчант знал, что она пыталась избавиться от того, что их связывало, у них у обоих возникало такое желание, но всякий раз один из них не выдерживал. Как же это было не похоже на него. Впервые в жизни женщина имела над ним такую власть. Сейчас, когда они, возможно, оказались замешанными в деле, требующем участия спецслужб, его присутствие здесь могло повредить ее дальнейшей карьере. Подозрения по-прежнему висели над семьей Марчанта подобно ядовитому туману.

Она махнула ему рукой и скрылась за толпой бегущих.


Содержание:
 0  вы читаете: Бегство мертвого шпиона Dead Spy Running : Джон Сток  1  Глава 2 : Джон Сток
 2  Глава 3 : Джон Сток  3  Глава 4 : Джон Сток
 4  Глава 5 : Джон Сток  5  Глава 6 : Джон Сток
 6  Глава 7 : Джон Сток  7  Глава 8 : Джон Сток
 8  Глава 9 : Джон Сток  9  Глава 10 : Джон Сток
 10  Глава 11 : Джон Сток  11  Глава 12 : Джон Сток
 12  Глава 13 : Джон Сток  13  Глава 14 : Джон Сток
 14  Глава 15 : Джон Сток  15  Глава 16 : Джон Сток
 16  Глава 17 : Джон Сток  17  Глава 18 : Джон Сток
 18  Глава 19 : Джон Сток  19  Глава 20 : Джон Сток
 20  Глава 21 : Джон Сток  21  Глава 22 : Джон Сток
 22  Глава 23 : Джон Сток  23  Глава 24 : Джон Сток
 24  Глава 25 : Джон Сток  25  Глава 26 : Джон Сток
 26  Глава 27 : Джон Сток  27  Глава 28 : Джон Сток
 28  Глава 29 : Джон Сток  29  Глава 30 : Джон Сток
 30  Глава 31 : Джон Сток  31  Глава 32 : Джон Сток
 32  Глава 33 : Джон Сток  33  Глава 34 : Джон Сток
 34  Глава 35 : Джон Сток  35  Глава 36 : Джон Сток
 36  Глава 37 : Джон Сток  37  Глава 38 : Джон Сток
 38  Глава 39 : Джон Сток  39  Глава 40 : Джон Сток
 40  Глава 41 : Джон Сток  41  Глава 42 : Джон Сток
 42  Глава 43 : Джон Сток  43  Глава 44 : Джон Сток
 44  Глава 45 : Джон Сток  45  Глава 46 : Джон Сток
 46  Глава 47 : Джон Сток  47  Глава 48 : Джон Сток
 48  Глава 49 : Джон Сток  49  Глава 50 : Джон Сток
 50  Глава 51 : Джон Сток  51  Глава 52 : Джон Сток
 52  Глава 53 : Джон Сток  53  Глава 54 : Джон Сток
 54  Глава 55 : Джон Сток  55  Благодарности : Джон Сток
 56  Использовалась литература : Бегство мертвого шпиона Dead Spy Running    



 




sitemap