Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 20 ИСТОРИЯ С КЛЮЧОМ : Дэвид Тейлор

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  39  40  41  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67

вы читаете книгу




Глава 20

ИСТОРИЯ С КЛЮЧОМ

Неподалеку от Лондонского моста, посередине Тули-стрит, точно на пересечении оживленных улиц, по которым непрестанно днем и ночью громыхали, к большому неудовольствию местных жителей, экипажи и всякие фургоны с товарами, была гостиница «Черный пес». Откуда взялось название, местные не знали. Изображение пса в квадратной раме висело над массивной входной дверью в гостиницу. Вообще-то считалось, что родословная у него почтенная, ибо заведение, названное в его честь, могло похвастать — помимо жутковатого портрета — коробкой с полудюжиной пуль, выпущенных людьми Кромвеля по близлежащей церкви, а также стеклянным ящиком со старинным с изрядно проржавевшим лезвием мечом, которым, по всеобщему убеждению, в стародавние времена была отсечена не одна человеческая голова.

Но в этот конкретный момент — а именно в одиннадцать часов майского утра — ни коробка с пулями, ни ржавый меч, ни рекламное изображение пса не способны были разрядить нависшую над гостиницей атмосферу какого-то уныния и запущенности. Ставни на окнах нижнего этажа закрыты только наполовину, дверь — та самая, над которой устроился пес, злобно поглядывающий вниз и словно раздумывавший, не впиться ли своими мощными челюстями в ее створки, — лишь притворена. А слуга-мальчишка, моющий ступени, над которыми повисли, как пряди тумана, пары спиртного, еще не совсем проснулся. Внутри точно такой же сумрак и запустение: бар в полутьме кажется каким-то призрачным, перевернутые стулья громоздятся на деревянных столах, подоконники и стены в грязи, на полу с ночи валяются окурки, крошки хлеба, чешуя от креветок и все такое прочее. Что подобного рода обстановка производит впечатление угнетающее, ясно из поведения хозяина, стоящего у стойки и смотрящего с тоской на перевернутый пивной бочонок. Хозяйка, спустившись вниз в муслиновом платье и капоре, хранящем некоторые следы позднего завтрака, вздрагивает от испуга и начинает метаться по залу, собирая пепельницы и бегло протирая столы.

В углу, между гравюрой с мрачным изображением Тауэра и выцветшим, бог знает какой давности объявлением сидит, погруженный в чтение газеты, за которой почти не видно его лица, мистер Пертуи. В сюртуке, широких в бедрах и сужающихся книзу брюках, лакированных, точно по ноге ботинках — за все это следует воздать должное миссис Пертуи — он выглядит весьма серьезным господином. Типичный обитатель Тули-стрит, скажем, кебмен с ближайшей стоянки или кто-нибудь из возчиков, с грохотом проезжающих в этот момент мимо гостиницы, приди ему в голову заглянуть в полуоткрытую дверь (для чего пришлось бы переступить через мальчишку, спавшего на ступенях), заметил бы, наверное, что мистера Пертуи и хозяина с хозяйкой связывают какие-то странные отношения. И хотя обе стороны вполне осознают присутствие друг друга, этот несомненный факт всячески пытаются игнорировать.

Тот же самый типичный обитатель Тули-стрит мог бы заметить, что мистер Пертуи, даже будучи погружен в газету, которую он читал с карандашом в руках, делая время от времени заметки на полях и отрываясь от чтения, только чтобы глотнуть чего-нибудь, на самом деле ждет кого-то. И этот кто-то задерживается настолько, что мистер Пертуи уже начинал испытывать раздражение. Конечно, он пришел сюда не почитать газету или выпить — недаром же он все время поглядывал на часы, сравнивая их показания с движением стрелок на других часах, висевших на противоположной стене рядом с факсимильным воспроизведением подписи сэра Уолтера Рэли. Постоянно похлопывал по карману сюртука, словно удостоверяясь, что ничего важное не пропало. Наконец это ему надоело. Мистер Пертуи вскочил на ноги, позвенел в кармане мелочью, обогнул стойку, посмотрел на гравюру с изображением Тауэра, задумчиво погладил ладонью коробку с пулями, даже встряхнул ее, будто собирался бросить кости, и остановился у стеклянного ящика со ржавым мечом.

— Ничего себе, — сказал мистер Пертуи, обращаясь не то к самому себе, не то к хозяину, в нескольких шагах от него все еще разглядывавшему пивной бочонок.

— Это уж точно, сэр, — откликнулся тот, несмотря на то что давно потерял интерес к этой вещи, хотя раньше она была одной из его любимых.

— Не хотелось бы почувствовать его на своей шкуре, то есть на своей шее, — с улыбкой продолжал мистер Пертуи. Он собрался сказать что-то еще, но в этот момент разговор прервался появлением застенчивого молодого блондина, стремительно вошедшего в зал. Он огляделся с выражением явного страха на лице и, казалось, намеревался выйти, как вмешался мистер Пертуи. Хозяин, случись ему описать эту сцену, наверняка отметил бы мастерство, с каким действовал посетитель. Не производя никаких резких движений, более того, продолжая, кажется, разглядывать содержимое стеклянного ящика, он ухитрился встать между молодым человеком и дверью. Не то чтобы преградил ему дорогу в буквальном смысле, но, так сказать, перекрыл пути к отступлению. И вновь беспристрастный наблюдатель мог заметить какие-то странности в отношениях между мистером Пертуи и хозяином. Ибо последний немедленно оторвался от своих дел у стойки и удалился в личные покои, оставив мистера Пертуи и молодого человека одних в тишине, нарушаемой только стуком полуоткрытой ставни и громыханием повозок снаружи.

Мистер Пертуи задумчиво похлопал одной рукой по карману сюртука — оттуда послышался какой-то звон, — другую слегка вытянул вперед. Он не был уверен в этом человеке и к тому же понимал: в публичном месте надо действовать с величайшей осторожностью. При этом мистер Пертуи считал, что, если удастся сделать так, чтобы этот малый перестал нервничать, можно рассчитывать на успех дела. Он протянул руку — теперь она расположилась примерно в футе от живота молодого человека, и тому было трудно не пожать ее.

— Полагаю, я имею честь говорить с мистером Тестером?

— Да, меня зовут Тестер.

Произнося эти слова, юный джентльмен обежал глазами помещение, останавливаясь то на старинном мече, то на окнах, то на удаляющейся фигуре хозяина. Молодой человек, отметил мистер Пертуи, приятного вида, гладко прилизанные волосы расходились посредине, и единственное, что портило его внешность, так это легкий намек на заячью губу.

— Не угодно ли присесть? — предложил мистер Пертуи с той же любезностью в тоне, с какой говорил с хозяином о мече. — И может, выпьете чего-нибудь? Как видите, у нас здесь тихо.

Тестер снова огляделся, довольно нервно, так, словно в тишине он нуждался меньше всего и лишь немецкий оркестр со всеми своими ударными был способен поднять ему дух. Тем не менее он последовал приглашению сесть, пригладив при этом волосы. Мистер Пертуи обратил внимание на то, что ногти у него обкусаны до самой мякоти, и снова прикинул взглядом расстояние до двери.

— Так как насчет выпить? — повторил мистер Пертуи. — Может, бренди?

— Нет, спасибо, ничего не надо.

Так они просидели минуты две-три. Мистер Пертуи по-прежнему ласково улыбался, то и дело заглядывая в газету. За то недолгое время, что прошло с момента знакомства с этим человеком, он изменил свое мнение насчет того, как следует действовать в задуманном им предприятии. Нервозность и явно почтительное отношение со стороны Тестера, решил он, надо использовать, просто надавив на него. Мистер Пертуи сложил газету, бросил взгляд в сторону двери (Тестер посмотрел туда же) и проговорил уже далеко не так любезно, как раньше:

— Экземпляры при вас?

Тестер кивнул.

— Я снял тут номер наверху. Пойдем туда.

— А разве… разве нельзя все здесь сделать?

— Да? А что, если нас какой-нибудь полисмен застукает? — возразил мистер Пертуи, явно намереваясь запугать Тестера. — Вряд ли нам это нужно.

Это убедило Тестера. Поднявшись по деревянным ступеням, угрожающе скрипевшим под ногами, они вошли в комнату, в которой не было ничего, кроме кровати, платяного шкафа и открытого окна, с великолепным видом на реку, башни и шпили раскинувшегося вдалеке города. Мистер Пертуи с явным удовольствием оглядел панораму, Тестер же сел на край кровати с выражением откровенного страха.

— Зря в пришел сюда, — проговорил он после некоторого молчания. — Лучше я пойду.

— Ну да, конечно, — подхватил мистер Пертуи. — Только это будет значить, что вы зря потратили мое время, да и свое тоже. Письмо читали?

— Разумеется.

— В таком случае единственное, что вам надо знать, — у меня все просчитано. Где ключи?

Тестер повернулся в сторону двери, словно в надежде увидеть кого-то, кто помог бы ему противостоять мистеру Пертуи.

— У меня в кармане.

— Давайте сюда.

— Но поверьте, ничего дурного я раньше в жизни не делал.

— А кто говорит, что вы сейчас делаете что-то дурное? С ключами вы расстанетесь на полминуты. Всего на полминуты, даю слово. И затем получите их обратно. Давайте.

С ясно различимым вздохом и обреченным видом — словно давая понять невидимому свидетелю, будто делает все это против своей воли, просто другого выхода нет, — Тестер сунул руку во внутренний карман пальто и извлек ключи. Мистер Пертуи взвесил их на ладони, окинул быстрым жадным взглядом и по одному бросил на покрывало кровати. Один приземлился точно, но другой угодил в край и со звоном упал на пол. Мистер Пертуи выругался вполголоса и нагнулся поднять его. Затем он извлек из кармана пальто маленькую, квадратной формы жестянку, несколько напоминавшую коробку из-под сигар, под крышкой которой обнаружился слой зеленоватого воска. Мистер Пертуи пристально посмотрел на него и раз-другой надавил ногтем большого пальца, убеждаясь, что слой достаточно плотен для осуществления задуманного. Затем он один за другим положил ключи в коробку, вдавил их в воск и, явно довольный достигнутым эффектом, снова бросил на кровать. За всеми этими операциями Тестер наблюдал с видом человека, который смотрит на фокусника, извлекающего из котелка разноцветные ленты, и решительно не понимает, как это у него получается.

Убедившись, что ключи находятся в пределах его досягаемости, Тестер потянулся было за ними. Мистер Пертуи нахмурился. Он извлек из нагрудного кармана сюртука белый носовой платок, снова положил ключи на ладонь и принялся протирать их. Таким образом он снял остатки воска, прилипшие к металлу.

— Ну что ж, — проговорил он наконец, — полагаю, с этим покончено. На работе вас не хватятся?

— Мистер Смайлз с секретарем ушли куда-то по делам.

— А эти ключи у Чабба хранятся? Точно?

— Точно.

— Прекрасно. Условия, обозначенные в письме, естественно, будут выполнены. Да, еще одно, — с любезной улыбкой проговорил мистер Пертуи. — Мы друг друга не знаем. Мы здесь, — он обвел комнату рукой; Тестер испуганно проследил за его широким жестом, — никогда не были. Вот теперь все.

Тестер кубарем, так что ступени даже не скрипели, а визжали у него под ногами, скатился вниз, но мистер Пертуи последовал за ним не сразу. Сторонний наблюдатель решил бы, будто торопиться ему решительно некуда. Он поднял жестянку с покрывала, положил ее обратно в карман, подошел к окну и некоторое время разглядывал панораму городских домов и пристаней, где в небо упирались высокие мачты, словно стараясь убедить себя: ничего не изменилось, все в силе, а если нет, то у него будет что сказать по этому поводу. Затем он с самым непринужденным видом прошествовал вниз, помахал рукой хозяину, который к этому времени вновь занял свое место у стойки, сделал комплимент хозяйке (встретившейся у входа в зал), какой, мол, у нее свежий вид. Выпил рюмку бренди, с удовольствием налитую ему этой дамой, еще раз осмотрел меч в стеклянном ящике — так, будто не прочь извлечь его оттуда и взмахнуть над головой, — и, наконец, вышел на улицу.

Время приближалось к полудню, на Тули-стрит царила прежняя суета — катили повозки и экипажи, в сторону набережной деловито, быстрым шагом двигались люди с суровыми лицами, — но мистер Пертуи не обращал на происходящее вокруг ни малейшего внимания. Прижимая ладонь к карману с жестянкой так, будто в нем хранились документы, содержащие государственную тайну, он пересек Тули-стрит, едва избежав при этом столкновения с мебельным фургоном. Затем двинулся в сторону моста. Сити, вышел в район Кларкенуэлл, где повидался с одним из своих деловых знакомых, державшим здесь лавку резьбы по металлу и изготовлению штампов.


После встречи на Тули-стрит прошло пять дней. Мистер Пертуи сидел у себя за столом. Май был в полном разгаре, погода теплая, и Боб Грейс, расположившийся на споем стуле с высокой спинкой напротив хозяина, снял пиджак и закатал рукава рубахи до локтей. Сам мистер Пертуи себе подобного легкомыслия не позволял. Он изучал бандероль, доставленную из Кларкенуэлла, в которую были вложены до блеска отполированные ключи, соединенные железным кольцом. Пока еще мистер Пертуи к ним даже не прикасался — просто смотрел. По правде говоря, зная, что клерк его — малый смышленый, мистер Пертуи колебался, стоит ли демонстрировать ему содержимое посылки. Увидев ключи, а также то, с каким тщанием изучает их мистер Пертуи, Грейс наверняка отпустит какое-нибудь замечание. А этого мистеру Пертуи совершенно не хотелось.

Однако, основываясь на долгом опыте общения с этим господином, он подозревал, что тот знает о его делах гораздо больше, чем говорит, и любая попытка утаить даже самую малость может оказаться не только бесполезной, но даже вредной. В конце концов, прикинув, не стоит ли отправить Грейса с каким-нибудь поручением, и отказавшись от этой мысли, подумав о собственных трудностях, возникающих в связи с этим делом, мистер Пертуи, отбросив сомнения и запустив руку в бандероль, извлек на свет и бросил на стол ключи.

Если Грейс и заметил все эти колебания, то никак этого не выдал, продолжая изучать очередной номер журнала «Беллс лайф».[33] Мистер Пертуи смотрел на ключи. Сделаны отменно, думал он, взвешивая их поочередно на ладони, и задуманному делу послужат наилучшим образом. Тут, однако, что-то его задело — то ли длина, то ли количество зубцов в бородке, и все еще не сводя глаз с Грейса, он положил один ключ на деревянную поверхность стола, а второй — поверх него. Убедившись в том, что подозрения его были не напрасны, он извлек из ящика лист плотной бумаги и карандаш, обвел контуры ключей и надолго погрузился в изучение рисунка, покусывая при этом губы и то и дело переводя взгляд с чертежа на сами ключи.

— Кретин, — проговорил наконец мистер Пертуи. — Он сделал дубликаты одного и того же ключа.

Какое-то время он пытался убедить себя в том, что это все же не так и какие-то крохотные различия имеются, но напрасно: ключи были, это теперь стало совершенно ясно, абсолютно идентичны. Мистер Пертуи сильно загрустил, ему даже захотелось отказаться от задуманного предприятия. Но выглянув в окно, а затем скосив глаза на какие-то неприятные документы, лежавшие на столе, мистер Пертуи приободрился.

— Что ж, придется обратиться в другое место, — решил он.

С трудом отведя взгляд от ключей и подняв голову, мистер Пертуи столкнулся с пристально наблюдавшим за ним клерком — смятый экземпляр «Беллс лайф» исчез из поля зрения. Что-то в выражении лица Грейса не понравилось мистеру Пертуи — скорее всего намек на общие дела и тайные замыслы. Тем не менее он решил не обращать на это внимание. Грейс не спускал с него глаз.

— В чем дело? Чего уставился?

Грейс побарабанил пальцами по крышке стола, извлек из коробочки новое перо и принялся изучать его так, будто собирался попробовать на вкус.

— Ключи — сладкая отрава, — медленно протянул он.

— Что такое? Тебе-то какое до них дело?

Грейс словно не расслышал. Он по-прежнему проявлял величайший интерес к перу, которое держал теперь между большим и указательным пальцами, собираясь вставить в ручку.

— Про ключи все знает мистер Файл, — задумчиво протянул он. — Если речь об этом, то лучшего не найдешь.

— Что? — вновь переспросил мистер Пертуи. — Мистер Файл? Я не хочу, чтобы это имя произносилось у меня в кабинете, ясно?

— Разумеется, — ответил Грейс. — Чтобы имя не произносилось. И его адрес на Эмвел-стрит был стерт из записной книжки, и письма туда не посылали — вообще ничего.

Мистер Пертуи понимал, о чем думает Грейс. На мгновение у него мелькнула мысль — принесшая ему большое удовлетворение, — что лучше всего просто выгнать этого типа. Прямо сейчас. Но тут мистер Пертуи быстро одернул себя — семь раз отмерь… Грейс, сидящий в кабинете у мистера Пертуи, под его присмотром, при всей своей наглости и неопрятности — воротничок всегда грязный — все же предпочтительнее, чем если бы он болтался по улицам и, уязвленный дурным обращением, выбалтывал кому попало все, что на язык придет. Так, может, пришло мистеру Пертуи в голову, сейчас как раз удобный момент, чтобы посвятить Грейса в задуманное дело? Однако он колебался. Если начать растолковывать Грейсу детали предприятия, о котором он и так вполне осведомлен, окажешься полным дураком. Но если поделиться с Грейсом чем-то таким, о чем он понятия не имеет, можно поставить себя в еще более неловкое положение. Мистер Пертуи выругался вполголоса, мысленно желая Грейсу упокоения на дне Темзы.

— Что ж, — проговорил он, — наверное, есть смысл потолковать. Я сейчас занят одним дельцем, не сомневаюсь, тебе хорошо об этом известно. Не так ли?

— Известно, сэр, — кротко согласился Грейс. — Хотя, разумеется, имени мистера Файла произносить нельзя.

Мистер Пертуи скрипнул зубами, но сдержался.

— Похоже, мне надо съездить на побережье. Точнее, в Фолкстон. Думаю, тебе стоит составить мне компанию.

— Как скажете, сэр.

— Сегодня же днем можно и отправиться.

— В Фолкстон, сэр?

— Да, в Фолкстон.

— Откуда пароходы с почтой ходят в Булонь?

— Да. Откуда пароходы с почтой ходят в Булонь. — Выражение лица у мистера Пертуи было поистине свирепое, он снова мысленно послал Грейса на дно Темзы. — Что-нибудь срочное у нас есть?

— Срок действия векселя Сэмюэльсона кончается. Если не ошибаюсь, это сорок фунтов, выданных на шесть недель.

— Думаешь, оплатит?

— В прошлый раз он говорил что-то о своем кузене-священнике, мол, тот готов дать расписку.

— Не люблю я иметь дело с попами. Ничем хорошим это обычно не кончается. Сходи-ка лучше к нему сам. Нет, пошли Лэтча. Кстати, — поинтересовался мистер Пертуи, — как тебе Лэтч?

— Весьма обязательный молодой человек, сэр, и прилежный.

Мистер Пертуи заметил, что очень рад это слышать, и в третий раз послал Грейса по известному адресу.


Перед тем как сесть на дневной поезд, отправляющийся в Фолкстон, мистеру Пертуи предстояло заняться некоторыми весьма конфиденциальными делами. Решить их можно было, только если никто не помешает. Отправив Грейса по делам, связанным с долговым обязательством мистера Сэмюэльсона, и наказав клерку ждать его на вокзале в два часа дня, он запер дверь, опустил шторы на мутные окна и вновь уселся за стол. В последний раз осмотрев ключи, поочередно приблизив их к глазам, он вернул их в пакет и положил в сейф. Покончив с этим, мистер Пертуи прошел в комнатку, примыкавшую к кабинету сзади, где находились вешалка для одежды, стул со сломанной ножкой, который никогда и никто не пытался починить, и коробка со всякой всячиной вроде щетки, ластиков и так далее. Мистеру Пертуи пришлось несколько раз встряхнуть коробку, прежде чем он нашел то, что ему было нужно.

Вернулся к столу, держа в одной руке блюдце с обгоревшей наполовину свечой, в другой — две тонкие металлические трубки, напоминающие половинки разрезанного вдоль карандаша. Установив свечу на стол и поднеся к ней серную спичку, вынутую из валявшегося тут же, на столе, коробка, мистер Пертуи зажал одну из трубок между большим и указательным пальцами и поднес ее к огню. Дождавшись, пока она почернеет, он аккуратно положил ее на промокательную бумагу и проделал ту же операцию со второй трубкой. Легкое дуновение из-под запертой двери заставило пламя свечи заколебаться, и мистер Пертуи обжег палец, однако же он был настолько поглощен своим делом, что даже не заметил этого. Вскоре обе сделавшиеся угольно-черными трубки лежали перед ним на промокательной бумаге. Придирчиво осмотрев их, мистер Пертуи нахмурился, выдвинул ящик, извлек оттуда старинный кисет, сунул в него руку и, убедившись, что там не осталось ни одной крошки табака, с чрезвычайной осторожностью, удерживая за самые концы, вложил в него трубки. Затем отправил кисет в карман пиджака, задул свечу, раздвинул шторы, отомкнул дверь и, вновь заперев ее, но уже с внешней стороны, быстрым шагом направился в сторону остановки метро «Блэкфрайарз».

У. Баркли, эск.

Директору Юго-Восточной железнодорожной компании


Уважаемый сэр!

Обращаюсь к вам в связи с письмом от 14-го числа сего месяца, в котором члены совета директоров, выражая свое полное удовлетворение тем, как осуществляется организация доставки золотых слитков на континент, одновременно проявляют интерес к деталям, связанным с погрузкой золота в Фолкстоне.

Административные помещения компании расположены на пристани, за них отвечает мистер Чэпман. Последний работает в компании уже пять лет, и мы полностью ему доверяем и ценим его недюжинные способности. В его распоряжении находятся двое — помощник Эллман и клерк. Вообще-то согласно нашим правилам в помещении всегда должен кто-то находиться, однако же в тех исключительных случаях, когда все сотрудники заняты получением груза, в кабинете не остается никого, но дверь надежно запирается. Мистер Чэпман заверяет меня, что речь в таких случаях идет буквально о нескольких минутах.

Ключ от сейфа, разумеется, хранится в специальном месте здесь же на пристани. Распоряжается им исключительно мистер Чэпман.

Хотел бы добавить, что, помимо перечисленных мер безопасности, пристань на протяжении всего светового времени дня патрулируется полицией.

В случае необходимости, сэр, буду счастлив предоставить вам, как и всем другим членам совета, любую дополнительную информацию.

Остаюсь, сэр, вашим покорным слугой.

Дж. Харкер, секретарь совета

Беспристрастный наблюдатель, направляющийся с вокзала в Дувр через Фолкстон, отметил бы скорее всего следующее. Мистер Пертуи и его помощник вошли в вагон вместе — последний при этом пропустил первого вперед, — но на основании этого жеста вежливости нельзя было бы предположить, что этих двоих связывает что-либо, кроме факта совместной поездки. На протяжении всего пути мистер Пертуи читал газету, делал огрызком старого карандаша какие-то заметки в блокноте, сжимая набалдашник трости с такой яростью, что, кажется, ослабь он хватку хоть ненамного, и она покатится по полу. Грейс смотрел в окно, бросая при этом изредка восхищенные взгляды на юную даму в муслиновом платье, которую сопровождал на побережье пожилой господин в котелке, и в конце концов заснул с открытым ртом, что вызвало у его хозяина тайное отвращение.

В Фолкстоне, где задувал ветер с моря, юная дама в муслиновом платье, сойдя на платформу и с наслаждением подставив ему раскрасневшееся лицо, схватилась за поля шляпы, чтобы не дать ей улететь. Здесь связь между мистером Пертуи и его спутником проявилась более явственно, ибо в город они двинулись вместе, точнее, мистер Пертуи шагал впереди, Грейс кротко следовал за ним, при этом первый время от времени бросал через плечо какие-то отрывистые замечания, иногда долетавшие до второго, а иногда и нет, в зависимости от шума ветра. По правде говоря, как только поезд отошел от вокзала Лондон-Бридж, свойственная мистеру Пертуи уверенность в себе оставила его. Он понимал, что затеянное им дело связано с большим риском, и это немного пугало. Но поделиться своими опасениями с Грейсом он не мог. Мистер Пертуи, погруженный в свои мысли, шел, не отрывая взгляда от дороги. Грейс же непринужденно прокладывал себе путь в толпе людей, то ли возвращающихся, то ли направляющихся на эспланаду. Так они добрались наконец до отеля «Павильон», где мистер Пертуи, посмотрев на часы и отметив про себя, что пароход отшвартуется часа через два, предложил своему спутнику перекусить. Что до меня, то ничего нет лучше, чем поужинать в летний день пораньше, особенно если у тебя столик с видом на море, но не думаю, что мистер Пертуи поел с таким уж аппетитом. С официантом он разговаривал довольно неприветливо и, проглотив порцию жареной индюшатины, погрузился в глубокое молчание. Грейс же, судя по виду, потрапезничал как раз с наслаждением, заказал добавку и велел официанту справиться у оркестрантов («Павильон» — заведение солидное), не сыграют ли марш «Гэриоуэн».

Но вот вдали прозвучал гудок парохода. Мистер Пертуи, выйдя из задумчивости, с подозрением осмотрел стол, будто не мог представить, каким образом оказались на нем все эти тарелки, блюда и бокалы, велел принести счет и расплатился. Миновав гостиничный вестибюль, они вышли на оживленную улицу и направились в сторону пристани. Как отметил бы все тот же случайный наблюдатель, поведение Грейса претерпело радикальные изменения — теперь он шел вплотную с мистером Пертуи и слова его, особенно некоторые, ловил с чрезвычайным вниманием. На пристани, когда они добрались до нее, оказалось полно народу: пассажиры, носильщики, обыкновенные прохожие, заглянувшие сюда, чтобы освежиться. Вдали виднелся серый массив парохода, медленно направляющегося к месту своей швартовки. У мистера Пертуи поднялось настроение — он знал, что толпа поспособствует осуществлению его замысла не хуже, чем безлюдность.

В то же время успех дела зависел от целого ряда факторов, наличие которых он никак не мог гарантировать. Решив провести разведку и бросив Грейсу, что будет рядом, в нескольких шагах позади, он быстро, но в то же время делая вид, будто его весьма интересуют лотки с напитками и сувенирные лавки, двинулся по пристани. Таким образом, уже через пять минут мистер Пертуи оказался у служебных помещений железнодорожной компании. Народу здесь было поменьше, и это позволило ему без труда увидеть, что дверь туда приоткрыта, а у стойки сидит служащий в униформе. Отметив этот факт и задумчиво бросив взгляд на распластавшихся в полете чаек и серые волны, мистер Пертуи прошел еще немного вперед по пристани и остановился невдалеке от доков, где готовились приступить к своему делу люди в штормовках и шерстяных фуфайках. Магазины и прилавки в этой части сменились голыми досками, и мистер Пертуи вполне мог сделать вид, что просто стоит, скрестив руки, у перил и смотрит на воду (Грейс занял такую же позицию в десятке ярдов от него). Но на самом деле не спускал глаз с прогулочной части пристани, которую совсем недавно оставил позади. Не прошло и нескольких минут, как двое служащих железнодорожной компании быстрым шагом направились к пароходу. Выждав еще немного и дав им отойти, по-прежнему якобы ничего не замечая, кроме серого горизонта, и подняв голову к небу с видом человека, наслаждающегося соленым воздухом, мистер Пертуи деловито двинулся назад. Как он и предполагал, дверь в служебное помещение оказалась не только закрыта, но даже заперта. Заметив находившуюся неподалеку небольшую группу людей, мистер Пертуи разыграл целый спектакль: принялся что есть силы толкать дверь, а когда выяснилось, что она не поддается, сердито выругался.

— Плохо дело! — крикнул он Грейсу, облокотившемуся о перила. — Похоже, никого нет.

— Что ж, придется подождать, — откликнулся Грейс. — Что еще остается?

Обеспечив себе таким образом, по крайней мере в своих глазах, алиби путешественника, попавшего в трудное положение, который не может достучаться до официальных лиц, мистер Пертуи задержался на небольшом расстоянии от тяжелой дубовой двери. Любому прохожему показалось бы, что он изучает расписание туристских маршрутов и цены на них. Ну а на самом деле мистер Пертуи осматривал замок. Как он и думал, это оказалось тяжелое, но совершенно элементарное устройство с узкой щелью, цевкой и отверстием над ней, куда ключ служащего компании войдет с такой же легкостью, с какой перчатки обтягивают ладонь. Вокруг цевки располагались восемь металлических штырей, скрепленных с отверстием замка пружиной. На каждом из штырей была, как мистер Пертуи установил в результате предварительного изучения, крохотная выпуклость, соответствующая насечке на главной цевке. Таким образом, ключ, поворачиваясь, оттягивает штырь назад, до тех пор пока выпуклости и насечки не соединятся. Ключа у мистера Пертуи не было, но он знал, как эта штука действует. Все еще настороженно оглядываясь вокруг, он сунул руку в карман и извлек кисет. Зажав в ладони металлические трубки, мистер Пертуи сунул в замок сначала одну, затем другую и начал медленно проворачивать, пока не почувствовал, что добрался до насечек.

— Вроде никого не видно, — окликнул его Грейс. — Наверное, уж не дождемся, надо уходить.

Мистер Пертуи согласно кивнул. Вернув кисет на свое место, он сделал шаг назад, бросил последний взгляд на расписание рейсов и неторопливо двинулся к перилам, где стоял Грейс, мимо которого как раз проходили двое возвращавшихся к себе служащих. Между мистером Пертуи и Грейсом произошел короткий обмен репликами, из которого случайный прохожий наверняка ничего бы не понял.

— Докурили? — осведомился Грейс.

— Вроде все сошлось, — ответил мистер Пертуи. — Правда, я не посмотрел, совпали ли насечки. Пошли куда-нибудь, нужно на всякий случай проверить.

— Мистер Файл знает свое дело, — заметил Грейс. — К тому же если что не так, мы всегда можем подточить.

При этом заявлении, свидетельствующем об уверенности клерка в своих возможностях, мистер Пертуи мрачно ухмыльнулся.

— Вот именно, — пробурчал он, — всегда можем, как ты выразился, подточить.

КРАТКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ МИСТЕРА РОБЕРТА ГРЕЙСА НА ТЕМУ О КЛЮЧАХ

…Пожалуй, мы отошли на приличное расстояние, но все же не так далеко, как надо бы. У нас имелся ключ, которым можно открыть офис железнодорожной компании, но это все, а дня, проведенного там для выполнения задуманного, может и не хватить. Но тут мистер П., а он, что бы там о нем ни говорили, человек умный, кое-что придумал, а именно: пользуясь услугами Юго-Восточной компании, послать в Фолкстон на свое имя коробку с сотней золотых соверенов, получить их можно в офисе, расположенном на пристани. Нужно дождаться конца недели: грузы в Париж не идут и сейф, как мы рассчитали, немедленно будет отправлен в город. Так и было сделано. Я взял квитанцию на старую коробку с деньгами. Чтобы истребовать ее, мистер П. отправляется в Фолкстон, на нем сюртук и шелковая шляпа — в таких делах хорошо разыгрывать из себя джентльмена. Тихий, понимаете ли, воскресный день, народ пошел в церковь, вокруг ни души, в конторе, прикинул мистер П., один только клерк. Ну что ему остается? Только извлечь из сейфа коробку. А мистер П. тем временем стоит один в помещении и ждет. Украсть нечего, верно? В любом случае мистер П. — благородный джентльмен, шелковая шляпа и все такое прочее, уж он-то не вытащит полпенни из ящика с пожертвованиями, так? Стало быть, клерк выуживает из кармана ключ, отпирает стенной шкаф, берет другой ключ — от сейфа — и приступает к делу. Когда он возвращается, мистер П. по-прежнему спокойно стоит на своем месте. Он открывает коробку, пересчитывает деньги, убеждается, что все в порядке, расписывается в получении и возвращается к себе в гостиницу. Клерк и не узнает, что в кармане пальто у мистера П. имеется крохотная жестянка с зеленым воском, а на нем — точный отпечаток ключа от стенного шкафа.

Для того чтобы сделать такой ключ, нам, слава Богу, никакой мистер Файл не нужен. Любой слесарь, который хоть сколько-нибудь знает свое дело, изготовит нам точную копию за каких-то полчаса. Стало быть, теперь у нас имеется ключ от двери и ключ от шкафа, где они держат то, что нам так нужно. Через две недели мы с мистером П. снова едем в Фолкстон. Между прочим, удивительно, насколько часто мистеру П. нужен глоток свежего воздуха, чтобы держать себя в форме. Да, еще с нами болтался Пирс — таких мошенников, как вам наверняка известно, свет не видывал, — а у меня через руку была перекинута форменная куртка железнодорожника. Она мне не по размеру, но кому, собственно, известно, что форма не моя? Когда мы приезжаем в Фолкстон, мистер П. велит мне идти в гостиницу и снять номер. По пути к набережной мы слышим гудок парохода. Ну ясно, добравшись в темноте до офиса на пристани, мы видим: клерков нет, а входная дверь заперта. Ладно, мистер П. протягивает мне ключ от нее, и не успели бы вы и глазом моргнуть, как я открываю стенной шкаф, где лежит ключ от сейфа. На блюдечке, словно чайная чашка. Секунда-другая, и я опять снаружи, с очень серьезным видом, словно начальник какой. Представляете, я даже останавливаюсь и сообщаю какой-то даме, когда отходит ближайший прогулочный катер, хотя сердце у меня колотится так, что вот-вот из груди выпрыгнет. У мистера П. в руках жестянка, и столь же молниеносно я запираю стенной шкаф со скрытым в нем сейфом. Затем поворачиваю ключ в замке входной двери, и на тебе — мы идем по пристани словно двое парней, у которых других забот нет, только пивную найти. И все же, сэр, мы прошлись по самому краешку — ведь эти ребята, клерки то есть, вернулись к себе через каких-то несколько минут, — и второй раз я бы на такое дело не пошел ни за какие коврижки…


Содержание:
 0  Тайны Истон-Холла Kept: A Victorian Mystery : Дэвид Тейлор  1  Глава 1 ОХОТНИКИ : Дэвид Тейлор
 2  Глава 2 МИСТЕР ГЕНРИ АЙРЛЕНД И ЕГО НАСЛЕДНИКИ : Дэвид Тейлор  4  Глава 4 ТОВАР ДОСТАВЛЕН : Дэвид Тейлор
 6  Глава 6 НЕПОВТОРИМАЯ ИСТОРИЯ МИСТЕРА ПЕРТУИ : Дэвид Тейлор  8  Глава 8 ЭКИПАЖ ДЖОРРОКА : Дэвид Тейлор
 10  Глава 2 МИСТЕР ГЕНРИ АЙРЛЕНД И ЕГО НАСЛЕДНИКИ : Дэвид Тейлор  12  Глава 4 ТОВАР ДОСТАВЛЕН : Дэвид Тейлор
 14  Глава 6 НЕПОВТОРИМАЯ ИСТОРИЯ МИСТЕРА ПЕРТУИ : Дэвид Тейлор  16  Глава 8 ЭКИПАЖ ДЖОРРОКА : Дэвид Тейлор
 18  Глава 9 РАССКАЗ ЭСТЕР ПРОДОЛЖАЕТСЯ : Дэвид Тейлор  20  Глава 11 ИЗАБЕЛЬ : Дэвид Тейлор
 22  Глава 13 ВЫ ШУТИТЕ! : Дэвид Тейлор  24  Глава 9 РАССКАЗ ЭСТЕР ПРОДОЛЖАЕТСЯ : Дэвид Тейлор
 26  Глава 11 ИЗАБЕЛЬ : Дэвид Тейлор  28  Глава 13 ВЫ ШУТИТЕ! : Дэвид Тейлор
 30  Глава 15 В НИЗОВЬЯХ РЕКИ : Дэвид Тейлор  32  Глава 17 МИСТЕР РИЧАРД ФЭРЬЕ : Дэвид Тейлор
 34  Глава 14 НАСТОЯТЕЛЬ И ЕГО ДОЧЬ : Дэвид Тейлор  36  Глава 16 ЧЕРНАЯ СОБАКА ЗНАЕТ МОЕ ИМЯ : Дэвид Тейлор
 38  Глава 18 РОЗА : Дэвид Тейлор  39  ЧАСТЬ IV : Дэвид Тейлор
 40  вы читаете: Глава 20 ИСТОРИЯ С КЛЮЧОМ : Дэвид Тейлор  41  Глава 21 УТРО КАПИТАНА МАКТУРКА : Дэвид Тейлор
 42  Глава 22 ПОЛДЕНЬ В ЭЛИ : Дэвид Тейлор  44  Глава 19 К СЕВЕРУ ОТ ШЕСТИДЕСЯТОЙ ПАРАЛЛЕЛИ : Дэвид Тейлор
 46  Глава 21 УТРО КАПИТАНА МАКТУРКА : Дэвид Тейлор  48  Глава 23 НОЧНАЯ РАБОТА : Дэвид Тейлор
 50  Глава 25 ЭСТЕР В ЛОНДОНЕ : Дэвид Тейлор  52  Глава 27 МУХИ И ПАУКИ : Дэвид Тейлор
 54  Глава 29 КОНЕЦ ФИРМЫ ПЕРТУИ ЭНД К° : Дэвид Тейлор  56  Глава 24 КАПИТАН МАКТУРК ПРОДВИГАЕТСЯ ВПЕРЕД : Дэвид Тейлор
 58  Глава 26 СКРУПУЛЕЗНОСТЬ МИСТЕРА МАСТЕРСОНА : Дэвид Тейлор  60  Глава 28 ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ : Дэвид Тейлор
 62  Глава 30 СУДЬБЫ : Дэвид Тейлор  64  ПОТЕРЯВШАЯСЯ, ПОХИЩЕННАЯ ИЛИ ЗАБЛУДИВШАЯСЯ: ОБ ОДНОЙ ИСЧЕЗНУВШЕЙ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЕ : Дэвид Тейлор
 66  ДЖО ПИРС: ИСТОРИЯ МОШЕННИКА : Дэвид Тейлор  67  Использовалась литература : Тайны Истон-Холла Kept: A Victorian Mystery



 




sitemap