Детективы и Триллеры : Триллер : ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ЯНВАРЯ

Сегодня по лунному календарю малый новогодний сочельник.

В этот день китайцы совершают жертвоприношения усопшим. Большинство людей у себя дома сжигают специальные бумажные жертвенные деньги, чтобы ублажить своих предков. Сегодня не обязательно посещать могилы, как в день зимнего солнцестояния или в день Цинмин, причем можно даже не поклоняться предкам, к ним всего лишь возносят молитву с просьбой защитить нас, ныне живущих, от всех напастей, чтобы в новом году в нашей жизни все было благополучно.

Наша большая семья в полном составе обязательно собирается каждый малый сочельник, и я, как старший сын и старший внук, должен первым из младшего поколения отдавать почтительный поклон. На самом деле в душе я не признаю эти церемонии и, повзрослев, стал еще более скептически относиться к ним, хотя я по-прежнему уважаю религиозные чувства родителей и их традиции почитания предков. А в этом году они сами отказались от традиционных поклонов, быстренько что-то сожгли, и на этом все закончилось.

На обратном пути я повсюду встречал людей, жгущих бумажные деньги; поджигали их почтительно, в полном молчании, но, как только жертвенные бумажки сгорали, все сразу начинали громко разговаривать и смеяться, а некоторые не только жгли поминальные деньги, но и взрывали хлопушки в честь уходящего года.

Еще издали я увидел, что у входа в мой дом кто-то стоит. Подойдя ближе, я узнал в этой фигуре Хуан Юнь.

– Откуда ты здесь? – изумился я. С чего бы это она пришла ко мне?

– Я нашла твой адрес в записной книжке Лу Бая, – улыбнулась мне Хуан Юнь. Кажется, в отличие от меня, она совсем не испытывала смущения.

– Давно ждешь? – поинтересовался я, пока открывал дверь и пропускал Хуан Юнь вперед.

– Да нет. Зашла просто на минутку. А квартирка у тебя ничего. – Она осматривалась, непринужденно устроившись на моей софе.

«Ничего»! Скажет тоже! Я даже покраснел: живу один, по-холостяцки, родители меня избаловали, поэтому убирать за собой я не привык, так что можно себе представить, как выглядит моя квартира. Здесь был первозданный хаос.

– Не издевайся надо мной.

– Да нет, я серьезно. У тебя тут хорошо.

Она наверняка замерзла, пока ждала меня на улице. Хорошо бы ее чем-нибудь угостить. Традиционный чай? Но в моем доме никогда не водилось ни одного чайного листика. Я долго шарил в поисках кофе. Его тоже не оказалось – кончился. Варить какао неохота, да и не сумею я, а подавать холодный напиток – не сезон, ведь сейчас не лето. В конце концов я решился налить Хуан Юнь стакан кипятка и от этого засмущался еще больше.

Она очень вежливо поблагодарила меня и даже сделала глоточек. Лицо у нее сразу порозовело, губки ее были очень аккуратно подкрашены, и вообще сегодня она выглядела лучше, чем когда-либо. Я давно заглядывался на Хуан Юнь, но не решался сказать ей об этом.

В Сети я могу непринужденно болтать с кем угодно и о чем угодно, на улице или в кафе тоже сумел бы, хоть и с запинками, но что-нибудь сказать. А вот у себя дома, в моем личном, закрытом для посторонних пространстве я не мог выдавить из себя ни слова. Здесь я привык делать все что захочу, и вдруг сюда приходит красивая женщина, садится рядом со мной так близко, что стоит только руку протянуть – и вот она… Я окаменел. Сидел как парализованный. Ведь я привык думать, а не действовать. Все перемешалось у меня в голове.

– Сколько тебе лет? – неожиданно спросила Хуан Юнь.

– Фактически или по обычаю?

– Конечно, фактически.

– Уже исполнилось двадцать два года, – честно ответил я.

– О, как раз подходит. – Она сказала это будто бы про себя.

– Куда подходит? – все же переспросил я.

– Да так, ничего. Значит, ты уже достиг официального брачного возраста?

– Почему ты об этом спрашиваешь?

Ни о чем таком я еще даже не задумывался. Женитьба, брак – все это было для меня совершенно чуждым, бесконечно далеким.

Хуан Юнь молча смотрела на меня в упор, словно изучала мое лицо. Я чувствовал себя очень неловко. Оробев, я отвернулся к окну, лишь бы избежать этого взгляда – глаза в глаза.

Наконец она прервала молчание.

– Извини, у меня к тебе не совсем обычная просьба.

– Говори, – хрипло сказал я. От волнения у меня перехватило горло.

– Дело такое… Тебе будет трудно понять… Но я должна сказать, у меня просто нет выбора. – Ее тон был необычайно серьезным, а у меня вдруг отчаянно заколотилось сердце.

– Говори, я слушаю.

– Женись на мне.

Я вскочил и попятился. Хуан Юнь тоже встала, грустно покачала головой и прошептала:

– Извини, для тебя это, конечно, совершенно неожиданно. Но если ты не согласишься – я пропала.

Меня буквально пот прошиб. Я попросил:

– Сначала объясни мне, пожалуйста, в чем дело.

Она опять уселась на софу.

– Извини, я очень перед тобой виновата. В прошлый раз, в кафе, я тебя обманула.

– Обманула?

– Да, обманула. Все, что я рассказала про Лу Бая, – вранье. Никто не восходил на гору Путо; у моей мамы, слава Богу, нет никакого рака. Я нарочно все сочинила, чтобы объяснить, почему собралась замуж за Лу Бая. Настоящая причина в другом: я беременна. Три месяца назад мы с Лу Баем очень сильно поссорились и вместе напились в дым. И тут, то ли от жалости, то ли просто спьяну, я совершила не-простительную ошибку, то есть мы оба ее совершили…

– Такого от Лу Бая я не ожидал. Он вроде никогда сильно не напивался.

– Нет, Лу Бай не виноват, это наша общая ошибка. Я никогда не собиралась выходить за него замуж и давно решила с ним расстаться. Только потом, узнав, что беременна, я запаниковала и стала думать, что же мне делать. Сначала хотела сделать аборт, но не решилась: как можно отнять у кого-то жизнь? Наконец я решила родить ребенка и потому согласилась выйти замуж за Лу Бая, хотя я его вовсе не любила.

Возможно, мне показалось, но на глазах у Хуан Юнь были слезы. А она продолжала:

– Мы объявили о свадьбе, и тут Лу Бай покончил с собой. Ты же знаешь, без всякого повода, без причины. Я впала в отчаяние: не могу же я позволить моему ребенку родиться безотцовщиной. Я сама незаконнорожденная. У меня нет и никогда не было отца: вскоре после знакомства с моей матерью его как ветром сдуло. Он бросил мою мать и пропал без следа, а она тогда была восемнадцатилетней девочкой. Мама родила меня и вырастила на копеечную зарплату. Она все для меня делала. У меня самая великая мать в мире! Но я внебрачная дочь, меня сызмальства все третировали, нас с мамой все презирали и унижали. Я знаю, что не смогу пройти путь позора и унижения, какой прошла моя мать. И зачем рожать ребенка-безотцовщину? Чтобы он повторил мое несчастное детство? Как я смогу что-то объяснить ему? Его отец умер, это понятно, но непонятно, почему мать сначала не вышла за него замуж. Я извелась от этих мыслей. По-моему, у меня только такой выбор: либо аборт, либо найти человека, который на мне женится, чтобы стать отцом моему будущему ребенку. Поэтому… – она надолго замолчала.

– Поэтому ты выбрала меня, – договорил я за нее.

– Извини, но мне больше не из кого выбирать.

Слезы все же потекли из ее глаз. Я ясно видел каждую слезинку, блестевшую у нее на щеках.

– Но почему все-таки я?

– Кто же, кроме тебя? Ты друг Лу Бая. Ты хороший, будешь добрым к его ребенку. За последние дни я специально несколько раз встречалась с тобой. По-моему, ты человек порядочный, достойный доверия, мне этого достаточно. Есть у тебя деньги и положение или нет – мне все равно, важно одно: позволишь ли ты чужому ребенку называть тебя отцом.

– Понятно, – кивнул я. – А ты уверена, что я такой уж добрый и достойный доверия?

– Тебе не придется беспокоиться о своем будущем. После рождения ребенка мы сразу сможем развестись.

– То есть ты предлагаешь мне фиктивный брак?

– В общем, да, фиктивный, но законный. А потом, когда у нас родится ребенок Лу Бая, – развод. Зато у моего ребенка будет номинальный отец. Никто и никогда не посмеет назвать моего ребенка безотцовщиной, он избавится от этого позора. Пока мы будем считаться мужем и женой, можем жить врозь; все останется в тайне, никто ничего не узнает.

– Однако…

– Я понимаю твои опасения. В твоем личном деле навсегда появится запись об этом браке, и ты по закону станешь разведенным. К тому же у тебя номинально будет ребенок, он или она будет носить твою фамилию. Конечно, я абсолютно не вправе требовать от тебя, чтобы ты взял на себя какие-либо отцовские обязательства и ответственность. Поверь, ты будешь отцом только номинально. Я знаю, что это все нечестно по отношению к тебе, и ты имеешь право на какую-то компенсацию, поэтому я не настаиваю. Если ты откажешься, я на тебя не обижусь. Мы по-прежнему останемся друзьями. Просто ребенок, который у меня под сердцем, через десять дней умрет в больнице.

Лишившись дара речи, я глядел на эту женщину. Ее предприимчивость и ум поразили меня так, что все мысли в голове спутались в безнадежный клубок. Я ни на что не мог решиться. От ее последних слов у меня дрогнуло сердце:

– Хуан Юнь, я сейчас не знаю, что ответить тебе.

– Тридцать первого января в правительственных учреждениях окончатся новогодние каникулы. В этот день в десять часов утра я буду ждать тебя у входа в районный загс. Если согласишься, приходи к этому часу со служебным удостоверением и паспортом. Я буду ждать тебя до двенадцати часов, а если не дождусь, то пойду в больницу и сделаю аборт. Я уже договорилась с врачом.

– Круто.

– У тебя есть десять дней на размышление. Решай. Только очень прошу, никому не говори об этом.

Она подошла ко мне вплотную, так что я ощутил ее дыхание. Я вел себя как жалкий трус. Я даже не смел посмотреть ей в глаза, опасаясь ее твердого взгляда.

– Извини, что побеспокоила тебя. Счастливого Праздника весны. – Она собралась уходить.

– Счастливого Праздника весны, – с трудом выдавил я в ответ.

Когда я встал, чтобы проводить ее до двери, она легонько толкнула меня в плечо и ласково сказала:

– Не провожай меня. Лучше выспись сегодня как следует. А еще – не посещай больше Интернет, особенно сайт «Блуждающие души древних могил». И мне ради будущего ребенка тоже не следует садиться за компьютер: беременным это вредно.

– До свидания.

Она обернулась и повторила:

– Запомни, тридцать первого января в десять утра я буду ждать тебя у входа в загс.

Темнело. Ее фигурка медленно растворилась в сумерках.

А я еще долго стоял столбом, оцепенев от растерянности.


Содержание:
 0  Вирус : Цай Цзюнь  1  ЗИМНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ : Цай Цзюнь
 2  СОЧЕЛЬНИК : Цай Цзюнь  3  РОЖДЕСТВО : Цай Цзюнь
 4  ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ ДЕКАБРЯ : Цай Цзюнь  5  НОВЫЙ ГОД : Цай Цзюнь
 6  ПЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  7  ШЕСТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 8  СЕДЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  9  ВОСЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 10  ДЕСЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  11  ПЯТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 12  ШЕСТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  13  СЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 14  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  15  ДВАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 16  вы читаете: ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  17  КАНУН ПРАЗДНИКА ВЕСНЫ : Цай Цзюнь
 18  ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  19  ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 20  ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  21  ШЕСТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 22  СЕДЬМОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  23  ДЕВЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 24  ДЕСЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  25  ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 26  ПЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРААЯ : Цай Цзюнь  27  ШЕСТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 28  СЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  29  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 30  ДЕВЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  31  ДВАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 32  ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  33  ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 34  ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  35  ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 36  ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  37  ЦИНМИН : Цай Цзюнь
 38  ОТГОЛОСКИ : Цай Цзюнь  39  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Цай Цзюнь
 40  Использовалась литература : Вирус    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap